Меню сайта
Поиск по сайту
Номера журнала
Рубрики журнала
Фотоальбомы
Разное
Друзья сайта
Продажа журналов
Пользователи
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Яндекс.Метрика

Индекс цитирования.
Главная » Статьи » Номера журнала » №11 (06.1999)

Гран При Сан-Марино

Гран При Сан-Марино

 

30 апреля - 2 мая 1999 г.

Теория относительности

Время - понятие относительное, утверждал Альберт Эйнштейн. Время, показанное в гонке, - тоже. Чтобы убедиться в этом, достаточно было в воскресенье 2 мая взглянуть на лица трех человек на пьедестале почета Гран При Сан-Марино. Оставим в стороне Михаэля Шумахера, чья первая для Ferrari после 16 лет победа в Имоле, в вотчине Scuderia, на глазах 100 тысяч восторженных поклонников - достижение абсолютное и, как принято говорить, времени не подвластно. Михаэль сиял, словно красно солнышко. Уверенности, с которой немец дирижировал при исполнении гимна Италии, позавидовал бы сам Мстислав Растропович. Но взгляните на двух человек рядом с победителем. Пришедший третьим Рубенс Баррикелло всячески выказывал свой восторг: он размахивал неизвестно откуда появившимся бразильским флагом, прыгал, скакал, один раз даже пытался встать на голову (не получилось). А занимавший вторую ступень пьедестала Дэвид Култхард был мрачнее тучи. А ведь Дэвид обошел Рубенса ни много, ни мало на целый круг! Секрет плохого настроения гонщика McLaren прост: победить в этой гонке должен был именно он. В теории.

Пятница. 30 апреля. Свободные заезды

11.00-12.00   13.00-14.00

Первый постулат чемпионата мира Формулы-1 1999 года гласит: команда McLaren имеет в этом сезоне все, чтобы выигрывать гонки. В пятницу пилоты «серебряных стрел» в очередной раз доказывали это теоретическое предположение практикой свободных заездов. И, скажем откровенно, аргументы их основных оппонентов поначалу выглядели не слишком убедительно. Видимой частью усилий, предпринимаемых Ferrari для того, чтобы сократить отставание от конкурентов, стало новое переднее антикрыло, установленное на машине Шумахера. Это был первый образец, изготовленный лишь накануне в единственном экземпляре, поэтому Эдди Ирвайну пришлось довольствоваться старым вариантом. Новое крыло для ирландца подвезут лишь к субботе. Михаэль провел сравнительное исследование двух конструкций и нашел, что новинка приводит к небольшому улучшению в прохождении поворотов в условиях Имолы. О каких-либо новшествах в McLaren не сообщалось, однако «серебряные стрелы» уверенно доминировали во время заездов в пятницу. «Все идет по плану», - теоретизировал директор Mercedes Motorsport Норберт Хауг.

Эдди Ирвайн из-за недомогания, приковавшего его на пару дней к постели во время недавних тестов в Хересе, подошел к Гран При Сан-Марино не в лучшей форме, однако сумел в первый день удержаться на 3-м месте. Что касается лидера Ferrari, то его подвел прокол на последних минутах сессии: камень, вылетевший из-под колеса ехавшей впереди машины, застрял между суппортом тормоза и ободом правого заднего колеса, Шумахер остался 5-м.

Суббота. 1 мая. Свободные заезды

11.00-12.00

В субботу утром новые крылья «расправили» уже обе Ferrari. И хотя их отставание от McLaren уже не выглядело столь обескураживающим, как на первых двух этапах чемпионата, тренировка в этот день превратилась, по существу, в первомайскую демонстрацию превосходства «серебряных стрел». Главным вопросом, который решали гонщики во время генеральной репетиции предстоящей квалификации, был вопрос выбора резины. Несмотря на то, что единственным поставщиком шин в этом сезоне стал Bridgestone, резина продолжает оставаться в центре внимания специалистов и общественности Ф-1. Хотя, следует признать, интерес этот поддерживается несколько искусственно. Японцы привезли в Имолу 2640 шин четырех видов: 2 спецификации сухой резины (мягкую и промежуточную) и 2 разновидности дождевой «обуви», отличающиеся по жесткости, но с одинаковым рисунком протектора. Причем, по свидетельству технического директора Ferrari Росса Брауна, мягкая резина (которая на самом деле тверже прошлогодней промежуточной) изначально по износостойкости не уступала более жесткой спецификации, но позволяла достичь при этом гораздо большей скорости. Но тогда выбор команд был бы однозначен, и никакой тактической игры, никакого разнообразия стратегий в гонке мы бы не увидели. Поэтому японцы искусственно снизили износостойкость своих мягких шин. Теперь у команд есть выбор.

Причем выбор этот осложняется тем, что по существующим правилам гонщики обязаны использовать в гонке и в квалификации одинаковые шины. Тот, кто предпочитает в гонке пореже наведываться в боксы, рискует потерять несколько мест в квалификации. И наоборот. Так оба гонщика McLaren и Михаэль Шумахер предпочли надежность жестких шин, справедливо полагая, что смогут добиться скорости за счет других компонентов. Менее уверенные в себе или в своих машинах пилоты, а таких оказалось большинство, предпочли мягкую резину. Так что, сравнивая результаты разных гонщиков, анализируя неожиданные взлеты одних и провалы других, всегда следует держать в голове «резиновый фактор». Время в Ф-1, как мы уже убедились, понятие относительное.

Суббота. 1 мая. Квалификация

13.00-14.00

Борьба в квалификации была плотной. На то, что соперники испортили ему быстрый круг, жаловался даже Лука Бадоер, оказавшийся в итоге последним. Что уж говорить о схватке за поул-позишн, где Мика Хаккинен опередил Дэвида Култхарда на 2 сотых секунды! Ненамного отстали от «серебряных стрел» и гонщики Ferrari: Михаэль оказался всего в 0,2 секунды. Пару раз лидеру Scuderia удавалось даже вклиниться между двумя McLaren.

События в квалификации, которую Норберт Хауг назвал «субботним триллером», развивались следующим обратом. Первым через 10 минут после начала сессии на трассу выехал, как это чаще всего и бывает, гонщик, ставший в итоге последним, - Лука Бадоер. Остальные пилоты в условиях идеальной погоды предпочитали до времени прятаться от солнца в боксах, а М. Шумахер вообще игнорировал первую половину квалификации. На промежуточном поуле тем временем красовался Хаккинен. Но вот часы (вернее, секундомеры) отсчитали 42 минуты с начала сессии, и Дэвид Култхард, подгоняемый Шумахером, который минутой раньше сумел вклиниться между двумя McLaren, сбросил Мику с верхней строчки протокола. За 11 минут до конца заездов Михаэль снова показывает 2-е время. И тут же Хаккинен возвращается на вершину. На последнюю попытку соперники вышли дружно (Култхард пересек линию за 8 секунд до падения клетчатого флага): Ferrari Шумахера впереди двух McLaren. Однако изменить что-либо никто из этого трио оказался не в силах. Мика видел, что Дэвид идет на поул, однако ничего не смог сделать, так как с самого начала перегрел шины и понял, что рано или поздно машина потеряет сцепление с трассой. Однако и Култхарда подстерегала неудача: его последний круг был великолепен, но в итоге от поул-позишн Хаккинена его отделили 2 тысячные. Телеметрия показала, что Дэвид потерял около 0.3 секунды, объезжая возвращавшийся в боксы BAR Мики Сало.

Михаэль также был разочарован результатами своего «субботника». Немец заявил, что мог бы оказаться на поуле, но не сумел ни разу проехать круг «на 100 процентов».

«Малая поул-позишн» в виде 1-го места за спинами большой четверки досталась Жаку Вильневу. Свою роль в этом, возможно, сыграла новая A-модификация нещадно критикуемого в этом сезоне двигателя Supertec. Несколько дополнительных «лошадей» позволили канадскому гонщику обойти Stewart-Ford Рубенса Баррикелло. «Прошло уже достаточно много времени с тех пор, как я последний раз делал хороший круг в квалификации», -заявил чемпион мира 1997 года.

Воскресенье. 2 мая. Warm-up

9.30-10.00

Этот день начался для McLaren с головной боли. Причем в буквальном смысле этого слова. Один из инженеров команды, Стив Хэллам, был доставлен в больницу в Болонью: его голова раскалывалась от боли. Мучения инженера были столь велики, что босс компании TAG и совладелец McLaren Мансур Ойех вынужден был отправить Стива в Англию на своем личном самолете.

В то время как лидеры Ferrari и McLaren были заняты проверкой запасных автомобилей, тон в заездах задавали вторые номера команд - Дэвид Култхард и Эдди Ирвайн. Ярно Трулли едва не попал под колеса собственного автомобиля. Из-за механических проблем он вынужден был съехать на обочину. Оставив свою машину на идущем под уклон газоне, гонщик Prost спокойно направился в боксы. В это время автомобиль неожиданно покатился прямо на ничего не подозревающего Ярно. Хорошо, что несколько подоспевших маршалов сумели остановить болид.

Под конец сессии поразил всех Такаги. Уйдя на последний круг всего за несколько секунд до конца тренировки, японец уже под клетчатым флагом разбил свою машину об отбойник. Механики в боксах Arrows обплевались.

Воскресенье. 2 мая. Гонка

14.00

Жак Вильнев, столь блестяще проявивший себя в квалификации, в гонке не смог даже сдвинуться с места. «Я не знаю, что произошло, - жаловался Жак. - Не было ни малейших признаков возникновения каких-либо проблем. Двигатель продолжал работать, но что-то случилось с электронной системой управления коробки передач. Я не мог двинуться с места и вынужден был выключить мотор». Немногим дольше пробыл в гонке и Ярно Трулли. На первом же круге он ошибся на выходе из шиканы и не смог увернуться от столкновения с Arrows де ла Росы.

«Гонку дрэгстеров» до первого поворота выиграл Мика Хаккинен. За ним устремились Култхард, М. Шумахер и Ирвайн. Скоро стало ясно, что гонщики McLaren, несмотря на одинаковые шины, выбрали разную стратегию. Если Култхард шел в одном темпе с преследующим его Ferrari, то McLaren Хаккинена летел как стрела, из чего следовало, что Мика нацелился на два пит-стопа. Финн стремительно отрывался от преследователей, стараясь обеспечить достаточный запас. Ему позарез нужны были 20 секунд преимущества. И он почти добился своего. 8 раз за первые 15 кругов Мика устанавливал быстрейшее время прохождения круга в гонке. От Дэвида Култхарда в этот момент его отделяло 12 секунд, от М. Шумахера - 16, и отрыв продолжал увеличиваться. Увы, но столь напряженный ритм оказался не под силу даже не раз доказывавшему свое хладнокровие и мастерство финну. На 16-м круге, выезжая на стартовую прямую, Хаккинен переусердствовал, заехал колесом на бордюрный камень и сильно дал газу. Одно из задних колес его машины потеряло сцепление, и Мика, пытаясь выровнять машину, влетел в стену прямо напротив боксов. «Я ошибся. Вот и все», - честно признался финн.

Теперь судьба Гран При была в руках Дэвида Култхарда. Он вел гонку. Михаэль, не отставая, следовал за ним по пятам. Казалось, все, что надо было сделать Дэвиду, это повторить ходы Мики Хаккинена из блестяще разыгранной финном бразильской партии: возможно дольше тянуть с заездом в боксы, чтобы сделать на легкой машине необходимый запас времени и после дозаправки вернуться на трассу впереди соперника. Однако немец - не тот человек, который дважды наступает на одни и те же грабли. На 31-м круге он производит очень короткую дозаправку и возвращается в 18 секундах позади Дэвида. За несколько следующих кругов дистанция между ними не увеличивается ни на секунду. Баки McLaren практически пусты, но и Ferrari Михаэля, чувствуется, не слишком обременена запасом топлива. Култхард заезжает в боксы на 35-м круге. Его дозаправка длится дольше, чем пит-стоп Михаэля. И McLaren возвращается па трассу позади Ferrari.

Позади, но всего в 5 секундах. А ведь Шумахера явно ждал еще один пит-стоп. Настала очередь Михаэля выжимать все из своей машины. Следующие 15 кругов он проходит в ритме квалификации, несколько раз показывает быстрейшее время на круге. И происходит невероятное. За 10 кругов немец отрывается на 23 секунды, заезжает в боксы, получает «плевок» в баки и возвращается на трассу в 4 секундах впереди Култхарда. Дело сделано, и в боксах Ferrari механики начинают пожимать друг другу руки и обниматься. А что же Култхард? Култхард застрял за круговыми.

Сначала Дэвида придержал Педро Диниц. «Педро - прекрасный парень, но я удивлен», - пожимал плечами Култхард после гонки. А затем шотландец уперся в пару Физикелла - Панис. Эти гонщики были настолько увлечены собственной борьбой, что на какой-то там McLaren позади и внимания не обращали. Култхард тащился за ними 4 круга, теряя на каждом из них секунды по 2. Наконец ему удалось вклиниться между Prost и Benetton. После этого шотландец долго и натужно догонял Физикеллу, а сблизившись с ним, в одном из поворотов перетормозил, выехал на гравий и вновь оказался позади Паниса. Все началось сначала. Култхард обгоняет не слишком охотно на этот раз уступившего ему дорогу француза и со второй попытки проходит Benetton. Все это отняло массу времени. Наблюдать за беспомощными действиями своего пилота для Рона Денниса было настолько тяжело, что руководитель McLaren не выдержал и отправился на командный мостик Prost, чтобы лично выразить свое негодование Алену Просту. После этого Рон бросился к руководству гонки, где потребовал призвать к ответу гонщиков, которые, по мнению руководителя McLaren, украли победу у его команды. «Я разочарован неспортивным поведениемменеджеров команд», - негодовал Рон. «Это просто смешно, - в свою очередь возмущался Култхард. - Я должен был соревноваться с гонщиками, отстававшими от меня на круг. Перед Михаэлем они расступались гораздо быстрее». Внешне все так и выглядело: в то время как Култхард буквально сражался с каждым круговым, увидев Ferrari Шумахера, гонщики чуть ли не останавливались у обочины, а тот же Педро Диниц был так взволнован видом красной машины в своих зеркалах, что вообще вылетел с трассы. Негодование в стане McLaren было услышано, и после финиша технический делегат FIA Чарли Уайтинг попросил гонщика Prost объяснить свое поведение. «Михаэль приближался ко мне гораздо быстрее, чем Дэвид, - ничуть не смутившись, заявил Оливье, - и я сразу пропустил его. Дэвид был не так быстр, как я ожидал. Он потратил много времени, чтобы обойти меня. Я пропустил его после второго приказа из боксов, и он вылетел через два поворота. Я могу понять его досаду, но это не моя проблема. Я не могу все время пропускать кого-то вперед». Объяснения были приняты, и Панис не понес никакого наказания в отличие от Торы Такаги, которого за аналогичную провинность (повторное игнорирование синих флагов) наказали в гонке 10-секундным штрафом.

Впрочем, «отбыть срок» на пит-лейн неуступчивый японец так и не успел, так как выбыл из гонки, а француз отчасти наказал себя сам, когда попытался воспользоваться ситуацией с обгоном Култхарда и прошмыгнуть вслед за McLaren вперед Benetton. Не удалось. Физикелла был начеку, и в результате столкновения Панис вынужден был ковылять в боксы. Ему удалось-таки вернуться на трассу, но за 14 кругов до финиша на его машине вышла из строя трансмиссия.

Торжество Ferrari было несколько омрачено совершенно неожиданным сходом Эдди Ирвайна, в кои-то веки пригласившего на гонку родителей. Ирландца подвел двигатель на 50-м круге. «Я почувствовал напряженность в работе мотора метров за 100 до аварии», - рассказал Эдди. Разбрызгивая масло, ирландец сумел дотянуть до обочины, а на оставленной им луже поскользнулся Jordan Френтцена. «Маршалам следовало реагировать быстрее и предупредить меня соответствующими флагами», - жаловался Хайнц-Харальд. За 4 круга до финиша гонки история повторилась. Шедший 5-м Stewart Херберта задымил у края трассы, Benetton Физикеллы проскочил опасное место, а летевший за ним следом Занарди попал в масло и выбыл из гонки.

Сход Ирвайна и Френтцена вывел на 5-е место Хилла, который после пит-стопа на 49-м круге уступил свою позицию Баррикелло. Jordan англичанина на свежих шинах был гораздо быстрее машины бразильца (на Ford Баррикелло снова, как и в Австралии, был установлен ограничитель в 16 750 об/мин, в то время как в Бразилии, где Рубенс одно время даже лидировал, его мотор «накручивал» 17 250 оборотов). Догнать и перегнать Рубенса Дэмону, по его словам, не позволил... Михаэль Шумахер, пропуская которого, Хилл потерял необходимый темп. Тем не менее англичанин был очень доволен своим первым финишем в чемпионате после двух сходов подряд, хотя и донельзя измучен итальянской жарой.

5-м финишировал Физикелла. «Учитывая, что я стартовал с 16-го места, этот результат удовлетворяет меня на 100%», - ликовал итальянец. Если два очка доставили столько радости гонщику некогда чемпионской «конюшни», то что говорить о Жане Алези, чей Sauber пришел к финишу 6-м. «Завоевать очки в этом году труднее, чем отыскать землянику на Северном полюсе», - заявил Петер Заубер, чья команда в Имоле отметила свой 100-й Гран При. А уж для Minardi это был вообще великий день: оба гонщика этой команды увидели клетчатый флаг! Обошедший их в итоговом протоколе Мика Сало, хотя и финишировал из-за механических проблем в боксах, был квалифицирован 7-м и тем самым принес BAR лучший в пока еще короткой истории этой амбициозной команды результат. А ведь еще накануне финн, подменявший в BAR травмированного Рикардо Зонту, признавался, что несколько нервничает, поскольку проехал до Гран При только 50 кругов на новой да него машине и еще даже не успел привыкнуть к расположению кнопок и переключателей в кокпите. Попали в итоговый протокол и не закончившие гонку Херберт и Занарди. Уже прогресс. Особенно для последнего. Хотя фатальное невезение, как мы видели, продолжало преследовать Алессандро Занарди и в Имоле.

После гонки паддок разделился на два лагеря. В одном царило уныние британцев: McLaren и BAR тяжело переживали свои неудачи. В другом ликовали итальянцы. В Ferrari праздновали, что называется, с размахом. Механики то и дело бегали из моторхоума фотографироваться с Большим Призом Сан-Марино в руках, насквозь промокшие в победном шампанском Жан Тодт, Лука ди Монтеземоло, Рори Бирн и Росс Браун с гордостью принимали поздравления с победой и двойным лидерством в чемпионате мира, а к Шумахеру вообще нельзя было подступиться. В центре паддока отмечала свой успех Stewart. Джеки и Пол Стюарты просто светились от счастья, а Рубиньо целый час никак не мог расстаться со своим бразильским флагом. Видимо, устав от тягостной обстановки в McLaren, праздновать в Stewart успех Баррикелло пришла даже подружка Дэвида Култхарда Хайди Вичлински.

А Рону Деннису не оставалось ничего иного, кроме как философствовать. «Весьма необычно, что наши гонщики совершают ошибки, - рассуждал Рон. - Мика сделал одну сегодня. Лучше сейчас, чем в конце прошлого года».

Все относительно.

Владимир Маккавеев

Леонид Ситник

Пресс-конференция после гонки

Михаэль Шумахер, Дэвид Култхард, Рубенс Баррикелло

Каковы были Ваши ощущения после старта, когда гонку уверенно возглавили два McLaren?

МШ: Мне было ясно, что один из них придерживается стратегии одного пит-стопа, а второй нацелился на две дозаправки. Я не хотел отпускать Дэвида слишком далеко. Я просто ехал и ждал момента, когда надо будет рвануть по-настоящему. Вот и все: я ждал нужного момента.

Какова была ваша собственная стратегия?

МШ: Мы изначально выбрали стратегию, которая оставляла нам две возможности, и выбор был сделан в соответствии с тем, как складывалась гонка. Естественно, ответственность за окончательное решение нес Росс Браун. Мы связывались во время гонки, но я оставил выбор за ним. Я знал, что он сможет лучше оценить ситуацию. Я знал также, что если мы выберем один пит-стоп, то, скорее всего, останемся вторыми. Стратегия с двумя дозаправками давала нам возможность оказаться впереди. Но даже в случае неудачи мы все равно сохранили бы 2-е место. Так что риск был невелик. Мы рискнули, и это сработало.

Какой стратегии придерживался Мика Хаккинен?

ДК: Мы никогда не узнаем этого! У меня нет намерения выдавать секреты своей команды. Лично я, как вы видели, заезжал в боксы один раз. Думаю, что вполне мог бы выиграть эту гонку, если бы не проблемы с обгоном круговых. С этим здесь была просто беда - хуже, чем когда бы то ни было на моей памяти. Пара гонщиков вообще не реагировала на синие флаги, хотя, мне кажется, маршалы размахивали ими достаточно интенсивно.

На подиуме Вы выглядели расстроенным...

ДК: Я разочарован. Сегодня я обязан был выиграть. Однако не смог этого сделать по причинам, не связанным ни с машиной, ни с моим вождением. Не хочу умалять достижения Михаэля или Ferrari, но у нас было все, чтобы выиграть гонку: правильная стратегия и быстрый автомобиль. Не оказаться в этих условиях победителем - разочарование. Я должен поблагодарить Михаэля за то, что он успокоил болельщиков, освистывавших меня во время награждения. Они все еще помнят прошлогоднюю гонку в Спа, и без жеста Михаэля я оказался бы не в слишком комфортной ситуации. Ведь в глазах многих болельщиков я все еще ответственен за то, что Михаэль не выиграл чемпионат в прошлом году.

Рубенс, поздравляем Вас со вторым для Stewart-Ford подиумом за 2 года!

РБ: Как я уже сказал телевидению, я хочу посвятить этот успех Айртону. Имола - место, где изменилась вся моя жизнь. После всего, через что мне пришлось пройти, начиная от проблем с автомобилем и кончая проблемами с самим собой, мне кажется, что в этом году Имола станет еще одним поворотным пунктом. Автомобиль был хорош, даже с учетом того, что мы ограничили максимальные обороты двигателя, чтобы добраться до финиша. Мне повезло, что по одному автомобилю McLaren и Ferrari выбыли из гонки. Чтобы оказаться на подиуме, нужна удача. В этом году у меня автомобиль, который позволяет мне показать, на что я способен. Неизвестно, сможем ли мы быть такими же быстрыми, как McLaren или Ferrari, но именно это является нашей целью.



Категория: №11 (06.1999) | Добавил: LiRiK3t (23.04.2014)
Просмотров: 795 | Теги: №11(06.1999), Гран при
^Наверх
вход выход Created by SeldonSF