Меню сайта
Поиск по сайту
Номера журнала
Рубрики журнала
Фотоальбомы
Разное
Пользователи
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Яндекс.Метрика

Индекс цитирования.
Главная » Статьи » Номера журнала » №11 (06.1999)

Игра по правилам

Игра по правилам

 

В течение нескольких лет Педро Паоло Диниц был мишенью для постоянных нападок со стороны журналистов и любителей Формулы-1. В лучшем случае его высмеивали. А в общем-то - просто травили. И, честно говоря, прошедшее время здесь применено лишь в надежде, что в этом году молодому бразильцу удастся-таки переломить несправедливое отношение к себе.

Прекрасные манеры, не менее прекрасный английский, приятная внешность, отсутствие стремления сыграть на публику, простота и искренность в общении - все это с полным правом можно отнести в актив бразильцу. В пассиве же по сути лишь одно - большие деньги Parmalat, что идут впереди него и пробивают дорогу. Как следствие, Педро получил крепкую, как скала, репутацию «рент-а-драйвера», отнимающего, как считается, места в Формуле-1 у гораздо более талантливых, но менее обеспеченных гонщиков.

«Я думаю, мой имидж, созданный усилиями прессы, неверен, - считает сам Педро. - Приносить в команду спонсорские деньги для пилота-новичка совершенно естественно. Во всяком случае, на данный момент. Почти все забывают, что это было нормально даже в отношении Шумахера, за право которого сесть в Jordan Mercedes заплатил кучу денег».

Казалось бы, гонщик прав - в нынешней Формуле-1 это входит в правила игры. По пальцам можно пересчитать пилотов, которым в самом начале карьеры не приходилось «подкупать» владельцев команд не только своими возможностями за рулем автомобиля, но и финансовыми возможностями своих спонсоров. За место для Михаэля Шумахера в призовом Jordan на Гран При Бельгии 1991 года Mercedes действительно отвалил 150 тысяч фунтов стерлингов. А самым известным «рент-а-драйвером», возможно, был не кто иной, как трехкратный чемпион мира Ники Лауда, в 1971 году оплативший свое место в March банковским займом. И лишь в 1973-м несомненный талант австрийца нашел достойную оплату в BRM.

И все же именно к Диницу репутация «денежного мешка» в кокпите прицепилась накрепко. Ведь в случае с тем же Шумахером все понимали, что спонсоры платят за несомненный талант, которому не хватает лишь «немного» денег, чтобы по-настоящему раскрыться. Что касается бразильца, то на протяжении нескольких лет в его сторону летело прямо противоположное: деньги есть - остальное не обязательно.

В 1995-м именно его спонсорский контракт лег в основу бюджета итальянской Forti, новичка сезона, взамен подарившего Диницу дебют в Формуле-1. Деньги же послужили причиной зачисления Педро Паоло на год в ряды Ligier в момент, когда команда отчаянно нуждалась в финансах. О таланте, но всей видимости, речи не шло. Действительно, выделиться - сначала на фоне опытного соотечественника Роберто Морено, а затем, во французской команде, на фоне Оливье Паниса - бразилец не смог. Да и обращали внимание в основном на его промахи - Диниц по первости был столь неопытен, что мог выбить соперника с трассы чуть ли не на прогревочном круге. Насмешки вызывала даже чудовищно медленная машина, которой управлял тогда бразилец. По паддоку ходил каламбур известного острослова Мартина Брандла, игравшего созвучием слов Forti и forty (40 - англ.): «Forti приходится так часто обгонять, что кажется - на трассе их действительно не меньше сорока!»

Затем без конца обсуждали пожар, случившимся на Гран При Аргентины в 1996-м, когда едва отпущенная с дозаправки Ligier разгорелась так, что стюарды были вынуждены остановить гонку. Видеозапись драматического происшествия стала чуть ли не самым популярным эпизодом Гран При и обошла, кажется, все новостные программы мира. При этом с какой-то доской жестокостью было проявлено почти полное равнодушие по отношению к пилоту, который на протяжении довольно долгого времени не мог позабыть пережитого ужаса: «Было очень страшно. И мне повезло, что я так легко отделался. Хуже всего мне пришлось в момент взрыва, после того, как машину развернуло, и ничего, кроме пламени, я уже больше не видел. Я по- настоящему испугался и подумал: «Это серьезно!» В тот момент я не отдавал себе отчета в том, снял руль или нет, отстегнул ли ремни безопасности. Через секунду я был уже вне кокпита».

Однако в пику неудачам, насмешкам и откровенному недоброжелательству продвижение Диница но иерархической лестнице продолжалось: в 1997-м Педро Паоло вновь оказался под крылом своего экс-шефа Тома Уокиншоу, который в свое время подписывал с ним контракт в Ligier и прекрасно знал все достоинства и недостатки пилота, а в нынешнем сезоне именно его выбрал Петер Заубер. Последний при этом довольно твердо заявил, что берет бразильца, учитывая прежде всего его достоинства как гонщика. Почти все восприняли это заявление, как дань приличиям. А зря! Заубер не тот человек, который станет откровенно лукавить перед кем бы то ни было. И в любом случае, как бы не нуждалась его команда в деньгах, бездарность в кокпите его машины нужна Петеру при нынешних настроениях в Ф-1 еще меньше.

Да, у Диница есть талант, это несомненно, как несомненно и другое - таланта немного и он не столь уж ярок. И, разумеется, не стоит достоинства Диница взвешивать на весах, калиброванных под Шумахера. В 1995 году в Формулу-1 Диниц пришел ниоткуда - больших успехов, по причине слишком малого опыта, ни в британской Формуле-3, ни в европейском чемпионате Формулы-3000 у него не было. Машина Гвидо Форти была трудноуправляема, и приличный результат на ней не показал бы даже Айртон Сенна. Кстати, о Сенне. Призрак этого великого гонщика невольно возникает рядом с каждым бразильцем, пробующим себя в Ф-1. Вспомните, как сложно пришлось в 1994 году Рубенсу Баррикелло, когда после Гран При Сан-Марино он остался чуть ли не единственной надеждой соотечественников. «К счастью, постепенно фанаты начали понимать, что не только бразильский гонщик может выигрывать Гран При, - говорит Диниц. - Только сейчас они оценили, что Формула-1 - большой спорт. Наконец-то до всех дошло, что 5-е или 6-е место на тех машинах, что у нас в распоряжении - прекрасный результат».

Действительно, пока лучшее, на что оказался способен Диниц - два 5-х места на Гран При Люксембурга '97 и Гран При Бельгии '98. Но кто, как не он, в 1997-м заставил-таки собраться явно слегка расслабившегося после завоеванного чемпионского звания Дэмона Хилла и, возможно, косвенно подарил нам всем незабываемую, почти победную гонку англичанина на Хунгароринге? А в прошлом году бразилец заставил говорить о себе, как о реальной силе, когда примерно с середины сезона стал на равных соперничать со своим партнером по команде Микой Сало, являющимся, по всеобщему мнению, чуть ли не звездой первой величины. Уверенность, с которой Диниц справлялся с финном, даже спровоцировала некоторую напряженность в Arrows, разрядка которой наступила лишь после того, как стало известно о новом контракте бразильца с Sauber.

Сейчас Педро Паоло живет в самом престижном квартале Монако в нескольких минутах ходьбы от вертолетного порта, в апартаментах с видом на залив, где раскачиваются на воде сногсшибательные яхты. Но эта «сладкая» жизнь - мечта многих - для Диница не самоцель. Он мог бы получить все это и без того, чтобы рисковать своей вполне обеспеченной жизнью на автогоночных трассах мира, да еще и чуть ли не под всеобщее улюлюканье. И не нужны были бы многие часы, недели и месяцы нескончаемых тренировок, постоянные тесты, круглогодичные разъезды, цель которых отнюдь не развлечение. Педро Паоло Диниц вырос в весьма и весьма состоятельной семье, владеющей огромной сетью магазинов Pao de Acucar с огромным оборотом продуктов итальянской фирмы Parmalat, которая традиционно поддерживала в Формуле бразильских пилотов (вспомните, рек лама какой фирмы крупными буквами значилась на бортах болида Нельсона Пике).

«Если говорить абстрактно, - делится своими мыслями Педро Паоло, - то не думаю, что необходимость приносить команде деньги очень вдохновляет гонщиков. Если вы спросите меня, хорошо ли, что в Бразилии молодые ребята клянчат на дорогах деньги, я отвечу - нет. Но такова жизнь и я не могу ее изменить. Приходится мириться с необходимостью в начале карьеры платить за место в команде. Так диктует бизнес. Если у команды нет денег - платит пилот. Неприятности начинаются, когда постоянно говорят, что я до сих пор в Формуле-1 только потому, что могу оплатить себе это удовольствие. Подобная точка зрения для меня неприемлема. Переубедить всех могу лишь я сам своими реальными результатами. Но с годами это перестало злить меня. Гонки стали моей работой. И работаю я изо всех сил. Мне все это нравится и потому мне легко».

По идее, после ужасающего старта своей карьеры. Диниц должен был уйти в никуда. Но... Этого почему-то не произошло. Хотя поступить так наверняка было бы легче. «Богатенький папенькин сынок вернулся домой!» - таким заголовкам не суждено было появиться.

«Я знаю, - продолжает Диниц, что есть люди, которые не испытывают добрых чувств по тому поводу, что я до сих пор в Формуле-1, что я год от года улучшаю свои результаты, что я достаточно быстр, но теперь меня не волнует, что они говорят или еще скажут: я-то прекрасно знаю, что как гонщик значительно вырос».

Переход в Sauber, добротную команду, крепкого середнячка Формулы-1 - огромный шаг вперед не только для Диница, но и для Parmalat, который уже был готов покинуть Формулу-1. И очень хочется надеяться, что Жан Алези и Педро найдут в швейцарской команде общий язык. Пока что бразилец весьма скромен в оценках своих перспектив на равных соперничать с французом. Его философия сводится к тому, что: «Жан - прекрасный парень. А ведь так важно, когда партнеры по команде хорошо понимают друг друга, а значит, могут плодотворно сотрудничать - ведь когда они начинают соперничать друг с другом, командного прогресса не жди. Я предпочитаю быть 5-м или 6-м на стартовой решетке и иметь Жана впереди себя, чем 16-17-м, будучи впереди него».

И в заключение, еще одна деталь. Диниц покинул Arrows, проездив в команде всего один год из положенных двух. Он имел право сделать это, ибо в контракте такая возможность оговорена. Но Том Уокиншоу и принц Малик никак не хотят смириться с этой потерей. Я сомневаюсь, что они сильно нуждаются в Динице, как в пилоте - найти гонщика на освободившееся место труда не представляет, здесь в дело опять вступают пресловутые деньги - и Arrows требует 9 миллионов отступных, причем даже после отказа в иске специальной комиссии FIA по контрактным делам, не желает остановиться. Таковы правила игры. И изменить их не в силах никто.

Лина Холина

«СЭ» специально для «Формулы-1»

Категория: №11 (06.1999) | Добавил: LiRiK3t (22.05.2012)
Просмотров: 994 | Теги: один на один, №11(06.1999)
^Наверх
вход выход Created by LiRiK3t