Меню сайта
Поиск по сайту
Номера журнала
Рубрики журнала
Фотоальбомы
Разное
Пользователи
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Яндекс.Метрика

Индекс цитирования.
Главная » Статьи » Номера журнала » №11 (06.1999)

Зубр

Зубр

 

Беда крупных автомобильных фирм, желающих попробовать себя в автоспорте, состоит в том, что им нельзя терять свое лицо. Человеческая психология - штука сложная, ценности и предпочтения человека зачастую определяются не сознанием, а подсознанием. Увидев сегодня пожар мотора известной фирмы на стартовой прямой, купит ли человек завтра седан с той же эмблемой на капоте? Вопрос спорный. Но спорт (да еще автомобильный) - штука не менее сложная, чем человеческая психология. Никто не может гарантировать победы дебютантам. И тогда на помощь гигантским корпорациям приходят небольшие частные фирмы, на долю которых и выпадают все напасти первых опытов. Такая фирма, словно зубр, проламывается сквозь бурелом проблем, расчищая дорогу к триумфу идущим следом. Когда-то таким «зубром» для Mercedes стал Петер Заубер. Но сначала надо было еще суметь обратить на себя внимание гиганта.

Первая машина Петера Заубера была вроде бы вполне заурядным спортпрототипом. Единственное зеркало заднего вида на длинной стойке, неказистый кузов, двигатель Ford Cosworth SCA. Однако прототипу Sauber C1 была суждена долгая жизнь. После того, как сам Петер Заубер выиграл на нем в 1970 году чемпионат Швейцарии, С1 был в строю еще чуть ли не десятилетие. На счету машины - еще одна победа в этом чемпионате (1974 год, Фридрих Хюрцелер). Да и в 1979 году С1, завершая свою долгую спортивную карьеру, выступил неплохо: Каспар Кунц стал на нем третьим призером швейцарского первенства.

Если на С1 Петер Заубер последний раз вышел на старт в качестве гонщика, то Sauber С2 стал, как тогда казалось, последним спортивным автомобилем, который он сделал в качестве главного конструктора. Приглашенный на эту роль Ги Буассан создал несколько достаточно сложных конструкций с двухлитровыми моторами Ford Cosworth и BMW. Разрабатывать С4 - первую машину Заубера с алюминиевым монококом - Буассану помогал Эди Висс - конструктор, уже работавший в формульных командах McLaren и Techno. Марка Sauber постепенно становилась известной за пределами Швейцарии, «засвечивалась» на международных трассах.

Большая победа в 1981 году на 1000-километровой гонке на Нюрбургринге, одержанная экипажем Ханса-Йоахима Штука и Нельсона Пике, была для Петера Заубера этапной. Их машина BMW M1 (которую Заубер сконструировал по заказу фирмы BMW, тряхнув стариной, сам) с мощным 6-цилнндровым 3,5-литровым двигателем, была уже по технической сложности сопоставима с монстрами-спортпрототипами новой группы С.

Пожалуй, именно с этого момента фабрика по производству спортивных автомобилей становится гоночной командой, обладающей собственной производственной базой. Sauber начинает выставлять машины в соревнованиях от своего имени. Первый спортпрототип SHS С6 был создан группой из трех конструкторов, из которой в дальнейшем выделился Лео Ризз, работающий главным дизайнером Sauber по сей день. Шло формирование коллектива команды и подбор надежных партнеров. В числе последних через несколько лет оказывается могущественный Mercedes...

В Штутгарте нашли верный ход, использовав команду Петера Заубера в качестве передового отряда. Если Sauber проигрывает, то Mercedes тут вроде бы совсем и ни при чем. Но Sauber не проиграл. И наступил момент, когда спортпрототипы Sauber перекрасили в серебристый цвет. Хроника их побед впечатляет. 1988 год - пять побед в чемпионате мира в классе спортпрототипов (четыре из них одержаны экипажем в составе Йохена Масса и Жан-Луи Шлессера). 1989 - год восемь побед (пять из них завоевали Масс и Шлессер), командная победа в чемпионате и личный титул, завоеванный Жан-Луи Шлессером, будущим конструктором легендарных багги для ралли-рейдов.

1990 год приносит новые успехи: те же восемь побед на этапах первенства. Шлессер вместе со своим новым партнером Maуpo Бальди - снова чемпион мира. А Йохена Масса направили передавать опыт молодым пилотам из Mercedes Junior Team. По одной победе в гонках он одержал в паре с юными Михаэлем Шумахером и Карлом Вендлингером.

Машины 1991-1992 годов, которые по «зауберовской» классификации должны были называться С12 и С13, носили «мерседесовские» номера С292 и С293. Их ждала менее яркая судьба, чем предшественников. Сначала резко возросла конкуренция, а затем (с подачи FIA) чемпионат был прекращен. Mercedes решает переориентироваться на Формулу-1, Штутгартской фирме не хотелось прекращать успешное сотрудничество с командой Петера Заубера. Схема взаимодействия была выбрана прежняя: сначала Sauber выходит на разведку и закрепляется на плацдарме. А потом уже подтягиваются основные силы под серебристыми знаменами.

Переход в другой вид автоспорта таил в себе множество вопросов и трудностей. Во- первых, Лео Ризз никогда не делал «формул». Во-вторых, 12-цилиндровый «оппозитник» Mercedes, применявшийся на последних спортпрототипах, для Формулы-1 не годился. В-третьих, участие в Формуле-1 подразумевало активный поиск спонсоров, а времени на него уже не оставалось.

Проблемы были по мере возможности разрешены. О поставке моторов Петер Заубер договорился с фирмой Ilmor. Mercedes был готов приобрести часть акций их фабрики Однако до выяснения вопроса о конкурентоспособности швейцарской команды мотор, устанавливаемый на ее машинах, назывался не Mercedes и даже не Ilmor, a... Sauber. Эскизный проект болида был заказан самому Харви Постлтуэйту. Но что касается спонсоров, то их практически не нашлось. Однако Mercedes обещал полное финансирование, и машины Заубера вышли на дебютную гонку фактически не имея рекламных наклеек.

К этому времени из гонщиков бывшей Mercedes Junior Team Петер Заубер мог рассчитывать только на Карла Вендлингера. Пару ему составит талантливый финн Юрки Ярви Лехто. 29 октября 1992 года история команды Sauber Ф-1 началась: болид С12 («в целях маскировки» участия фирмы Mercedes решили продолжать прежнюю, «зауберовскую» классификацию) сделал первый тестовый круг на автодроме в Барселоне.

На первой же гонке - Гран При ЮАР 14 марта 1993 года - Лехто завоевал очки для своей новой команды, приехав к финишу пятым. Вообще дебют команды Sauber произвел самое благоприятное впечатление, но никого особенно не удивил. Участие компании Mercedes было секретом полишинеля. Размеры поддержки тогда представлялись гигантскими (что не слишком-то соответствовало истине), а перекрашивание черных машин в серебристый цвет - делом ближайшего будущего. В тот момент еще никто не представлял, что в Штутгарте вовсе не собирались делать безоговорочную ставку на Sauber и прорабатывали другие варианты. Однако Петер Заубер, очевидно, более осведомленный о настроениях своих покровителей, тем не менее, занялся поисками иных источников финансирования. В сезоне 1994 года девственная чернота болидов Sauber была нарушена, - на них появилась надпись Broker. Так назывался экономический журнал, с которым Заубер подписал спонсорский контракт. Однако выбор оказался неудачным, - как потом выяснилось, Broker сам находился на грани банкротства и никаких денег Зауберу не заплатил.

Этот сезон вообще стал для команды переломным. В том числе и в прямом смысле этого слова - переломанными оказались многие надежды. И надежды немалые. Mercedes наконец-то разрешил ставить на мотор Ilmor свою трехлучевую звезду (купив пакет акций фирмы Иллиена и Моргана у General Motors). Приглашение в компанию Вендлингеру Хайнца-Харальда Френтцена для большинства болельщиков было непонятым. Но Френтцен сумел показать себя в первой же гонке, а уже во второй - завоевал очки. Еще более здорово начал сезон Вендлингер, успевший до Гран При Монако набрать четыре очка. Но болид C13 все же оправдал свой несчастливый номер. Авария Вендлингера в Монако положила конец надеждам команды на успешное выступление в сезоне. Слишком велик был шок от этого трагического происшествия у Петера Заубера, который всегда гордился, что на его машинах ни один пилот не погиб и ни один не получил серьезных увечий.

Реакция Заубера на происшедшее во многом говорит о его человеческих качествах. Во- первых, он снял с Гран При свою команду (Williams и Simtek в Имоле, где погибли их пилоты, этого не сделали). Во-вторых, объявил, что, пока Вендлингер находится в коме и его жизни угрожает опасность, Sauber будет участвовать в гонках одной машиной. И, наконец, в-третьих, Заубер сказал, что место для Вендлингера всегда сохраняется и после выздоровления Карл сможет ездить в его команде столько, сколько захочет.

Гонку в Барселоне Френтцен провел в одиночестве, а потом, когда состояние здоровья Вендлингера уже не внушало опасений, в помощь ему ангажировали Андреа де Чезариса. Итальянец завершал свою спортивную карьеру и ничем не напоминал «человека-аварию», каким прослыл в молодости. Увы, и скорости он показывал весьма скромные. Ни де Чезарис, ни вернувшийся в конце сезона Лехто так и не смогли ничем порадовать Петера Заубера. А впереди было еще возвращение Вендлингера...

В этих-то условиях и сформировалась система работы команды, которой Sauber верен и по сей день. Система работы на одного гонщика с минимальным вниманием к потребностям второго пилота и минимальными надеждами на какую-то отдачу от него. Делая в 1994 году ставку на Френтцена, Петер Заубер иного выхода, в общем-то, не имел. Но была еще одна причина, заставлявшая его уделять особое внимание подготовке машины Френтцена - чисто человеческая благодарность. Хайнц-Харальд после гибели Айртона Сенны получил от Фрэнка Уильямса конфиденциальное предложение занять место бразильца к болиде Williams. И... отказался после аварии Вендлингера. Исповедуя в жестком и прагматичном мире Формулы-1 патриархальные принципы приоритета человеческой порядочности, Заубер поневоле вызывал у окружавших его людей желание поступать так же.

В спортивном отношении сезон выдался неровным. Мотор Ilmor-Mercedes постоянно подводил гонщиков, и немало очков из-за него недосчитался Френтцен. К середине лета стало ясно, что Mercedes ищет другого партнера, и Петер Заубер в нескольких интервью заявит о желании бросить гонки. Причем не только Формулу-1. Разочарование Заубера было столь велико, что он планировал вообще закрыть фабрику и впредь не иметь к автоспорту никакого отношения.

Но и он сам, и его команда уже имели в Формуле-1 определенный авторитет. Поэтому довольно скоро нашелся новый партнер, нуждавшийся в «зубре», - фирма Ford. Четвертьвековой юбилей команды (счет шел с момента дебюта первой машины Заубера) был одновременно презентацией нового альянса Sauber-Ford. В последний момент нашелся и генеральный спонсор: на Женевском автосалоне публика увидела сверкающий лаком С14, украшенный изображением бодающихся бычков - эмблемой концерна Red Bull, выпускающего пиво и тонизирующие напитки.

С14 был первым формульным болидом, от начала до конца разработанным Лео Риззом (С12 и C13 были сделаны на основе эскизного проекта Харви Постлтуэйта). С самого начала сезона всплыли различные проблемы. Постоянно подводили амортизаторы, не лучшей оказалась и аэродинамика. После первых гонок очертания носового обтекателя были изменены: Sauber получил приподнятый нос а lа Benetton, тогда еще не ставший обычным атрибутом формульного болида. Но кроме прочего болид оказался перетяжелен, и с этим справиться было невозможно. Да и 8-цилиндровый Ford Zetec-R был не очень мощным (два года назад Шумахер выиграл чемпионат не с этим мотором, в 1995 году объем цилиндров был снижен с 3,5 до 3 литров).

Тем не менее, Френтцен в Монце завоевал первое в истории команды призовое место. Заменявший в ходе сезона Карла Вендлингера Жан-Кристоф Буйон в Монце приехал шестым, несмотря на то, что стартовал из боксов последним, на запасной машине, которую не успели приготовить к старту. В Эшториле его подвиг повторил Френтцен: мотор у него заглох в начале прогревочного круга, стартовал Ханси последним, а финишировал шестым.

Жан-Кристоф Буйон достоин того, чтобы сказать про него несколько слов. Очень талантливый пилот. Буйон, тем не менее, в команде не прижился: ему постоянно давали понять, что он лишь временно заменяет Вендлингера. Это проявилось и в том, что кокпит машины, рассчитанный на Вендлингера, переделывать для Буйона не стали. Небольшого роста француз просто-таки тонул в глубоком кокпите. Тогда же родилась шутка: «Если вы видите на трассе болид без пилота, значит, это Sauber, которым управляет Буйон». Два года спустя, когда на старт выйдет «малыш» Норберто Фонтана, зрители увидят еще один Sauber «без пилота».

Финиш сезона мог закончиться на мажорной ноте: по ходу последней гонки Френтцен вышел на 2-е место, вслед за Дэмоном Хиллом, но Ford Zetec-R V8 напоследок подвел его.

К 1996 году Ford подготовил принципиально иной, 10-цилиндровый движок. Радоваться бы Петеру Зауберу, но вскоре выяснилось, что гонщикам Заубера предоставлена почетная возможность излечить новорожденное творение фордовских мотористов от «детских болезней». А плодами его работы воспользуется команда Stewart. Заубер стал для американцев уже даже не «зубром», а «мулом» для отработки нового агрегата.

Все команды готовились к сезону в Эшториле, а Sauber уединился в Барселоне, тщательно скрывая от журналистов тестовые результаты. Причина секретности оказалась простой: гордиться было нечем. Борьба с недостатками машины продолжилась на гонках. Сразу показал себя во всей красе новый Ford: мотор внезапно переставал набирать обороты, падало давление в пневмоприводе клапанов... Когда с недостатками мотора справились, на свет божий вылезли проблемы шасси.

Правда, в ходе сезона у Френтцена была возможность впервые в жизни (ив истории команды) победить. В сумасшедшей гоике в Монако ему помешал это сделать Эдди Ирвайн, сломавший маиише немца переднее антнкрыло.

Хайнц-Харальд Френтцен получил еще одно предложение от Фрэнка Уильямса и на этот раз не раздумывал. На прощание он завоевал на Сузуке 53-е очко команде Sauber и день рождения Петера Заубера, которому исполнилось... 53 года.

Однако Заубер был озабочен не празднованиями, а поиском новых поставщиков мотора. Решение пришло неожиданное и перспективное - сотрудничество с Ferrari. Не обошлось без скандала: пресс-служба швейцарской команды поторопилась обнародовать сведения об еще не подписанном соглашении. В Маранелло обиделись и заявили, что никакой поставки моторов не будет. Но в итоге контракт был подписан. А для возмещения «морального ущерба» Ferrari получила право посадить во вторую машину своего протеже. Выбор пал на Николу Ларини, немало поработавшему в должности тест-пилота Scuderia. Поскольку Петер Заубер по-прежнему собирался делать ставку на одного пилота (на этот раз - Джонни Херберта), кандидатура второго особого значения не имела.

Договор с Ferrari не означал, что Sauber зацикливается на итальянских моторах. Амбициозный проект Sauber Petronas Engineering Group, под который ангажировали известного японского моториста Осаму Гото, предусматривал налаживание производства собственных двигателей. Сейчас (из-за финансовых трудностей малазийской компании Petronas) проект приостановлен, и дело ограничивается переименованием Ferrari в Petronas…

Предсезонная подготовка была фактически сорвана. Вначале долго шли переговоры по поводу поставки моторов Ferrari, потом выяснилось, что движок Ferrari 046/1 не вписывается в уже спроектированную машину. В довершение нервотрепки Sauber С16 не прошел с первого раза обязательного краш-теста FIA.

Должность второго пилота команды весь год переходила из рук в руки. Не слишком быстрого Ларини сменил Джанни Морбиделли, который, в свою очередь, попал в тяжелую аварию на тестах, сломал руку и пропустил несколько Гран При. Петер Заубер пытался пригласить ему на смену Александра Вурца. Но у австрийца к этому моменту уже был подписан секретный контракт на 1998 год с командой Benetton. Пришлось сажать в кокпит тест-пилота Норберто Фонтану. Потом Морбиделли вернулся, попал в аварию еще раз, и сезон заканчивал Фонтана.

А Джонни Херберт привыкал к роли первого пилота. Привыкал, чтобы… на следующий год вновь оказаться вторым - в 1998 году пришел Жан Алези. Француз может сыграть в Sauber такую же роль, какую в Ferrari сыграл Шумахер. То есть мобилизовать команду на какие-то достижения, сделав свой авторитет гарантией того, что они действительно реальны. Но Жану предстоит серьезная работа. Интеллигентный Петер Заубер никогда не устанавливал в команде жесткие дисциплинарные требования, и иногда это мешает делу.

В начале прошлого сезона Sauber был объективно не слабее, чем Benetton и Williams и существенно сильнее, чем Jordan. Но просчеты и нерасторопность команды часто сводили на нет все усилия Жана. И все-таки одно призовое место, в Бельгии, он своему патрону принес. Хочется верить, что это только начало.

Хочется верить, что швейцарская добросовестность и швейцарская надежность помогут этой команде преодолеть все трудности. Пожелаем Петеру Зауберу удачи! Человек, называющий свои автомобили в честь любимой женщины, достоин этого.

Евгений Юданов

 

Для человека его положения удивительным выглядит тот факт, что Заубер никогда и не мечтал выступать в Формуле-1. Не в том смысле, что не смел и надеяться, а совершенно напротив - чемпионат мира никогда не интересовал спокойного и вежливого швейцарца. Все остальные тим-менеджеры начинали свою карьеру в «младших» Формулах. Поэтому Формула-1 естественным образом являлась для них тем Эверестом, к которому надо было стремиться. Петер начинал со спортпрототипов. Он также прошел всю лестницу, снизу доверху. Но в его представлении рядом с Эверестом всегда была своя К2 - пик с этим далеко не столь романтическим названием, как известно, официально все-таки выше овеянной легендами Джомолунгмы. Такой К2 для нашего героя был чемпионат мира прототипов группы С. Попав туда, выигрывая там гонки и титулы, Заубер был счастлив. И если бы это первенство не пало жертвой спортивных чиновников, если бы оставался другой выход и Mercedes не пожелал бы переключиться на Ф-1, то мы никогда бы не увидели такое диво, как швейцарские болиды на стартах Гран При.

Легендарная трагедия в Ле-Мане, произошедшая в 18:30 вечера 11 июня 1955-го, когда взлетевший Mercedes Пьера Левега адским вихрем пронесся по трибунам, унеся более восьми десятков жизней, привела не только к долгим десятилетиям отсутствия «серебряных стрел» на гоночных трассах. Она заставила также содрогнуться многие европейские правительства: парламенты в Париже, Бонне, Мадриде и Берне запрещают проведение всех (!) автомобильных гонок на территории своих стран. Естественно, стоило схлынуть первой волне общественного негодования и ужаса, все возвращается на круги своя: всего годом позже Франция, Германия и Испания как ни в чем не бывало проводят у себя Гран При Формулы-1, не говоря уже о десятках гонок местного значения. Но только не Швейцария! Как всегда, эта страна сохранила «нейтралитет». Это может показаться невероятным, но до сих пор единственным разрешенным в этой горной Конфедерации типом автомобильных соревнований является скоростной подъем, где зрители могут видеть машины лишь в закрытых парках у подножия, до старта, и на вершине, после финиша. В1955 году Петеру Зауберу было 12 лет. В этом возрасте каждый мальчишка мечтает, что при хороших оценках и примерном поведении папа сводит его в выходные посмотреть гонки. А так как наш герой отличался изрядным прилежанием, отец водил его смотреть на гоночные машины почти каждое воскресенье. И это были, как вы уже догадались, замечательно красивые, хотя и достаточно примитивные с технической точки зрения спортпрототипы, ожидающие своей очереди для скоростного подъема...

Заубер с отличием закончил университет, женился и вполне мог бы начать праведную жизнь добропорядочного швейцарского бюргера, наведываясь по выходным в соседний с его родным Хинвилом Берн, чтобы выполнить обязательную «культурную программу» по посещению многочисленных пивных. Но Петер по-прежнему ездил дышать запахом бензина, масла и горелой резины в паддоки горных гонок. А по вечерам из подвала родительского дома доносился лязг, визг и стук, смущавший, чего греха таить, степенное семейство. Оттуда же, через разобранную по этому случаю кирпичную стену, появился на свет и названный в честь жены Кристины (в благодарность за терпение) С1. То, что раньше было скромным «жуком» Volkswagen, получило стараниями Петера трубчатое шасси, форсированный двигатель Ford Cosworth SCA объемом всего один литр, но мощностью 115 «лошадей», подвеску от Brabham Формулы-3 и невообразимый по «красоте и элегантности» кузов, прозванный друзьями Заубера «сырной головкой». Так началась Швейцарская Легенда! Записавшись за рулем С1 в чемпионат Швейцарии, Петер Заубер выиграл в конце сезона титул! Однако в последней гонке лишь чудо спасло его от страшной аварии. Терпению Кристины пришел конец, и любящая супруга твердо заявила: можешь строить какие угодно машины, но сам ты ездить на них больше не будешь. Петеру пришлось подчиниться, тем более, что именно в роли конструктора он, похоже, нашел свое призвание.

Первые серьезные успехи пришли с появлением в 1976 году модели С5, которая под управлением некоторых энтузиастов все чаще показывалась на европейских трассах. Более того, Марк Зурер решился выйти на ней в 1978 году на старт Ле-Мана и даже долгое время лидировал в 2-литровом классе, пока выхлопные трубы не расплавились под жарким дыханием 300-сильного мотора BMW Формулы-2. И тут судьба преподнесла Зауберу подарок. Баварская компания всерьез вознамерилась построить прототип на базе своего скоростного купе М1, но не хотела, опасаясь за свой имидж, делать этого самостоятельно. Работу предложили маленькой швейцарской фирме. Ушедшего Ги Буассана Петер решил заменить сам. Это была последняя (на сегодняшний день) машина, спроектированная лично Заубером, но она удалась на славу. Великолепное шасси и прекрасная аэродинамика в придачу к 470 силам движка, спроектированного другом швейцарцем, Хайни Мадером, сделали чудо. Уже в свой дебютный сезон в 1981 году BMW М1 выиграла наипрестижнейшие гонки ADAC1000 км - Rennen. Причем за ее рулем сидели такие звезды, как Ханс-Йоахим Штук и... Нельсон Пике, ставший в тот год чемпионом мира Формулы-1!

Окрыленный успехом, Заубер принимает два важнейших решения: выступать в чемпионате мира группы С и пригласить в качестве главного конструктора уставшего от административных проволочек в огромных КБ Mercedes и BMW Лео Ризза. Их первое детище, С6 (впервые в истории команды созданный с использованием аэродинамической трубы), страдал в 1982 году от вибраций мотора Ford Cosworth. Зато Петер до сих пор показывает посетителям своего кабинета постер, который Porsche выпустил после своей оглушительной победы в Ле-Мане в 1983 году. Тогда сверхмощные «956-е» заняли все места в первой десятке, кроме одного, 9-го... На нем приехал С7 частной швейцарской фирмы. Надпись на постере - Nobody is perfect (Никто не совершенен) - Заубер до сих пор воспринимает, как величайший комплимент в своей жизни.

Петер продолжал развивать свой бизнес, и двигатель для следующей модели он заказывает у... Mercedes. В 1986 году Майк Такуэлл и Анри Пескароло выигрывают знаменитую «Тысячу Нюрбурга», и в Штутгарте решаются. После 33 лет отсутствия на гоночных трассах (помните ту трагедию в Ле-Мане), Mercedes-Benz возвращается в автоспорт! А его официальным представителем становится Sauber. В 88-м С9 выигрывает первые гонки, а в 89-м Петер получает официальное разрешение перекрасить машины. Новые «серебряные стрелы» выигрывают восемь гонок, чемпионат и делают дубль в Ле-Мане! В1990 году Жан-Луи Шлессер и Мауро Бальди вновь, опережая Jaguar команды TWR Тома Уокиншоу, выигрывают очередные восемь гонок и титул. Дополнить успех победой в Ле-Мане помешала копеечная прокладка, остановившая лидировавший С11 за пару часов до финиша. Однако в 1991 году на сцену выходит Peugeot 905В Жана Тодта (как все-таки тесен мир), и новый Sauber С291 уже явно не справляется с конкуренцией.

В 1992 году боссы немецкой компании решили, что спортпрототипы умирают, рекламной отдачи от них маловато, так что и деньги попусту тратить нечего. Вот Формула-1 - это да! В помощь Лео Риззу отправляют Харви Постлтуэйта, а из Штутгарта обещают чудо-мотор и кучу денег. Но в середине года, в самый разгар работы над машиной, немцы вновь меняют решение. Простой факс извещает Заубера об окончании проекта. Харви уходит, спонсоры и мотор так и не появляются.

Собранные по крохам со спонсоров деньги, скромный мотор Ilmor, верность команде Карла Вендлингера и твердость Джей Джей Лехто, подкрепленная результатами первых тестов в сентябре 1992 года - вот с чего пришлось начинать в Ф-1 Петеру Зауберу. Предсезонные испытания, когда машина, несмотря на отсутствие электроники и активной подвески, начала регулярно вклиниваться в результаты сильнейших команд, были замечены и в Штутгарте. «Вспомнив» об уплаченной Постлтуэйту зарплате, немецкие боссы «просят» Заубера написать на болиде Concept by Mercedes-Benz (концепция Mercedes- Benz). А стоит Лехто и Вендлингеру получить в дебютном для команды 1993 году заветные очки, как эта надпись моментально превращается в Powered by Mercedes-Benz (двигатель Mercedes-Benz).

Так начался путь Sauber в Ф-1 - путь, на котором команду ждали взлеты и падения, преданность и предательство, потери и обретения. Но что бы ни происходило вокруг, Петер Заубер оставался верен себе. Не он выбрал эту дорогу. Эта дорога выбрала его.

Артем Бунин

Категория: №11 (06.1999) | Добавил: LiRiK3t (22.05.2012)
Просмотров: 1216 | Теги: команда, №11(06.1999)
^Наверх
вход выход Created by LiRiK3t