Меню сайта
Поиск по сайту
Номера журнала
Рубрики журнала
Фотоальбомы
Разное
Друзья сайта
Продажа журналов
Пользователи
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Яндекс.Метрика

Индекс цитирования.
Главная » Статьи » Номера журнала » №12 (07.1999)

Гран При Канады

Гран При Канады

 

11-13 июня 1999 г.

Остров невезения

Во всем виноваты воскресенья.

Не будь воскресений, не было бы и понедельников.

Габриэль Гарсия Маркес, «Недобрый час»

Я не знаю, кого из множества гонщиков, которым не удалось добраться до финиша в Канаде, мама родила в понедельник, но, как известно, именно в этот день Бог создал Землю. Видимо, поэтому бороться с такими вещами, как невезение, в этом мире достаточно сложно. С другой стороны, жить без таких понятий, как удача, наверное, было бы совсем скучно.

А накануне Гран При Канады только и разговоров было, что о скучных гонках в Формуле-1. Боссы команд вовсю рассуждали об организации чрезвычайного совещания, имеющего целью спасти гонки Гран При от «тихой смерти». Берни Экклстоун неожиданно обвинил своего друга и ставленника президента FIA Макса Мосли в том, что последние нововведения Федерации снижают зрелищность гонок. Подлила масла в огонь и пресса. Несколько растерявшийся Мосли назвал эту кампанию истерией.

Больше других негодовал почему-то Эдди Ирвайн: «Кому нужны такие гонки, как в Испании! Во время тестов мы все изьездили эту трассу вдоль и поперек - отсюда и результат!»

«В Барселоне была ужасно скучная гонка, - вторил Ирвайну его тезка Эдди Джордан накануне канадской гонки, - но в ближайшее воскресенье вы станете свидетелями чертовски интересных событий».

Как показали итоги выступления его команды на острове Богоматери, омываемом водами реки Святого Лаврентия, зря Эдди поминал лукавого.

Бес в ребро

Пятница. Свободные заезды. 11.00-12.00, 13.00-14.00

Приключения в Канаде начались еще накануне Гран При. На рабочих, проводивших на 10-метровом мосту над трассой последние приготовления перед гонкой, наехал грузовик. Три человека были доставлены в ближайший госпиталь с многочисленными порезами, ушибами и поломанными ребрами.

Несмотря на такое начало, первый день тренировок прошел относительно спокойно. Гонщики Ferrari работали по двум разным программам: Эдди Ирвайн пробовал различные настройки, а Михаэль Шумахер просто наматывал круги, оценивая проделанную его товарищем работу. Их соперники из McLaren не торопились покидать боксы: трасса в первый день была грязной, и лидеры «серебряных стрел» ждали, когда траекторию хорошенько почистят и «натрут» резиной другие гонщики. Ведь здешняя трасса на протяжении целого года используется не для спортивных мероприятий, а для движения обычного транспорта. Но несмотря на все предосторожности Мика Хаккинен все-таки вылетел в первый час тренировок после всего лишь 6 кругов. «Я немного ошибся, и это стоило мне результата», - так думал, или, по крайней мере, говорил вслух Хаккинен, оставшийся 7-м. Реноме чемпионской «конюшни» поддержал лишь Дэвид Култхард, показавший 2-е время. Он уступил Эдди Ирвайну самую малость. Но все же уступил. При этом сослаться шотландцу было не на что. Проблем он не испытывал никаких. Кроме, разумеется, тех, с которыми сталкиваются в этом году все: общая неустойчивость автомобиля спецификации 1999 года.

Впрочем, были гонщики, которые придумывали себе особые трудности. Так Ральф Шумахер, должно быть от скуки, установил новый рекорд скорости… на пит-лейн: его Williams вместо дозволенных 80 км/час разогнался до 145! Штраф за это также был рекордным - 11 500 долларов. Причем ввиду того, что нарушение было повторным, Шумахер-младший должен был заплатить двойную сумму. Спасли его лишь результаты расследования, показавшие, что ограничитель скорости на его машине почему-то был установлен на 140 км/ч. «Чертовщина какая-то!» - пожимали плечами механики Williams.

Самый же серьезный инцидент в этот день был связан с Педро Диницем, Sauber которого жутковато, оторвавшись от земли всеми четырьмя колесами, вылетел с трассы и разбился об отбойники, из-за чего даже приостановили сессию. «Отказали передние тормоза, - объяснил причину аварии бразилец, весь уик-энд впоследствии жаловавшийся на боли в шее. - Это было достаточно страшно».

Ferrari говорит Б

Суббота. 29 мая. Свободные заезды. 9.00-9.45, 10.15-11.00

В субботу Ferrari впервые поставили на свои машины долгожданную новую спецификацию двигателя - 048В, которую спортивный директор итальянской команды Жан Тодт назвал «промежуточной эволюцией». Промежуточность этой версии объяснялась, вероятно, тем, что этот двигатель предназначен пока только для квалификации, но не для гонки. Двигатель стал на 6 кг легче, на 16 л.с. мощнее и имеет чуть более низкое положение центра тяжести. Михаэль с новой модификацией за спиной был быстрее всех на утренней тренировке, а вот Ирвайн остался 4-м, пропустив вперед Култхарда и Хаккинена, тем самым подтвердив заявление лидера своей команды, что новый двигатель не сыграет решающей роли в предстоящей квалификации.

Сессия прошла без особых проблем. Сгоревший двигатель Бадоера да вылет Хаккинена, повредившего диффузор и заднее антикрыло, - вот и все приключения. Однако скучать обитателям паддока было некогда: прибывшие ранним утром в боксы механики обнаружили, что ночью неизвестные злоумышленники взломали гаражи пяти команд и похитили из них различное оборудование. McLaren, например, лишился пяти компьютеров. И лишь когда выяснилось, что местные люди-дикари позарились на совершенно новые компьютеры, которые не содержали никакой ценной информации, руководство команды вздохнуло с облегчением.

Понедельник начинается в субботу

Суббота. 29 мая. Квалификация. 13.00-14.00

Как обычно, в сухую и ясную погоду никто не торопился выехать на трассу первым. Только на 13-й (дернул же черт) минуте к восторгу заскучавшей было публики из боксов вырулит местный кумир Жак Вильнев. А на 26-й минуте первую серьезную заявку на лучшую позицию в завтрашнем старте сделал Дэвид Култхард, опередив красовавшегося в тот момент на верхней строчке Паниса сразу на 2,5 секунды. Спустя минуту, 3 тысячные от его времени отщипнул Хаккинен. Михаэль Шумахер, проявив выдержку, показался на людях лишь через полчаса после начала сессии, зато сразу установил время, которому суждено будет стать победным.

Его брат, проявив еще большую выдержку в боксах, на трассе оказался гораздо менее удачлив в своей первой попытке: он вылетел в последнем повороте и разбил машину. На этом злоключения Ральфа не закончились. Едва ему удалось добраться до запасной машины и вырулить на трассу - последовало совершенно непонятное столкновение с автомобилем Зонты и вынужденный заезд в боксы. Слава богу, повреждения оказались не слишком велики, и Шумахер-младший успел-таки проехать быстрый круг, оказавшись в итоге 13-м.

А в это время результат Михаэля безуспешно атаковали Ирвайн, Култхард и Хаккинен. Мика Хаккинен, обладающий несносной манерой решать все в самой последней попытке, и на этот раз был близок к цели на последних секундах сессии. Его результат оказался всего на ничтожные 0.029 секунды хуже времени Шумахера, и Михаэль, контролировавший своего соперника позади, поднял ногу с педали газа: 6-го подряд «поула» у лидера McLaren не получилось. А вот Ирвайну удалось потеснить с 3-й строчки протокола Дэвида Култхарда. А если бы не последняя попытка, то несдобровать бы и Хаккинену.

Почетнейшее место сразу вслед за большой четверкой занял Рубенс Баррикелло. Сразу за ним разместились Хайнц-Харальд Френтцен (Jordan), в очередной раз оказавшийся быстрее своего напарника Дэмона Хилла, Джанкарло Физикелла (Benetton) - лучший из компании, оснащенной двигателями Supertec, и Жан Алези (Sauber).

Жан был очень доволен своим 8-м местом на стартовой решетке. Sauber был быстр, но выглядел не слишком устойчивым, словно ехал по льду, и нужна была молниеносная реакция Алези, чтобы удержать машину на трассе. Но на последнем круге даже его мастерство оказалось бессильным: автомобиль ударился о бордюрный камень, разбил днище, и Жан вынужден был остановиться на обочине из-за сильной вибрации, впрочем, расстроенным он не выглядел. Франко-канадцы столь горячо приветствовали с трибун итало-француза, что тот в благодарность даже швырнул в толпу свой шлем. «Последний раз, когда я остановился подобным образом, в 1995 году, я выиграл гонку, и я чувствовал, что должен подарить что-нибудь зрителям». Сообщений о пострадавших от летающего шлема не последовало, так что все остались довольны «жертвоприношением» Жана. Разве что представители команды неуверенно высказали пожелание получить обратно радиосистему.

А что же любимец публики Вильнев? Жак очень старался отличиться перед глазами соотечественников на автодроме, носящем имя его отца. Увы, только 16-е место. Хуже всего, что никто в команде не имел ни малейшего представления о причинах этого провала. Автомобиль медленный, и все тут. Но ведь еще две недели назад, в Испании, ВАR выглядел вполне прилично, а что касается квалификации - то и вовсе здорово. Жак стартовал на «Каталунье» 5-м, ехал 3-м и уверенно претендовал на очки перед, увы, традиционным для этой команды сходом. И вдруг - 16-е место в домашней гонке! В чем же дело?

Ответ прост. Циники, которых предостаточно в паддоках Формулы-1, утверждают, что в этом году команда Крейга Поллока стремится скорее произвести впечатление, чем добиться результата. На всех предыдущих этапах, например, BAR выбирала более мягкую резину, что весьма помогало в квалификации, да и в гонке оказывалось не лишним, особенно в свете того, что добраться до финиша шансов все равно было не много.

Но Канада была первой гонкой, где на мягких шинах были все.

Bridgestone доигрался

Воскресенье. Warm-up. 8.00-9.00

Перед каждым этапом пресс-релизы Bridgestone многозначительно сообщают, что японская компания привезла на очередную гонку 2640 шин. Эта цифра должна, видимо, приводить в ужас и вызывать горячее сочувствие к тяготам компании, которая вынуждена в этом году в одиночку снабжать резиной весь паддок.

И в знак признания заслуг Bridgestone «проблема» шин продолжает оставаться и центре внимания прессы и специалистов. Отсутствие конкуренции в этом году привело к тому, что вместо того, чтобы разрабатывать новую смесь чуть ли не для каждой гонки, как это делалось в прошлом сезоне, шинники ограничиваются тем, что на основании тестов или испытаний на специальных барабанах, имитирующих условия того или иного автодрома, выбирают две из четырех неизменных спецификаций. В Канаду японцы привезли мягкую и промежуточную резину. И тут выяснилось, что мягкие шины, будучи быстрее, позволяют проехать всю гонку с тем же единственным пит-стопом, что и более медленные промежуточные. И даже стоявшая в эти дни в Канаде жара не повлияла на выносливость мягкой резины. «Единственное, что страдает здесь от жары, это мы сами» - не то жаловался, не то ликовал Жан Тодт.

Стена чемпионов

Воскресенье. Гонка. 13.00

К полудню жара над автодромом стояла, как в преисподней. Вместе с температурой росло и чисто зрителей, достигнув цифры 104 000 человек, купивших билеты, плюс еще около 20 000, проникших на остров только им ведомыми путями. Зрители охлаждали себя, кто как мог: прошедшие по билетам люди и безбилетные «дикари» купались в ледяных водах реки Святого Лаврентия, плескались в фонтанах и устраивали заплывы в Олимпийском гребном канале рядом с трассой. Даже девушки, несущие таблички с номерами гонщиков, вышли на стартовое поле с бутылочкой воды каждая. Гонщикам в их амуниции на раскаленной сковородке трассы приходилось несладко. То ли им напекло головы, то ли так подействовал на пилотов вид бурных вод рядом с трассой, но в круге первом канадского пекла события развивались весьма бурно.

Как это часто случается, стоящий на поул-позишн гонщик стартовал не лучшим образом. На этот раз этим гонщиком был Михаэль Шумахер. И чтобы не пропустить дышавшего ему в спину Хаккинена, немец срезал путь прямо перед носом его McLaren. Впрочем, судя по тому, как уверенно действовал Михаэль, подобный маневр, вполне возможно, планировался им заранее. В результате заблокированный Хаккинен попал под довольно серьезную атаку отлично стартовавшего Ирвайна. Однако затереть матерого финна слаженной паре гонщиков Ferrari не удалось, и лидирующая тройка вошла в первый поворот, сохранив статус-кво. А вот зазевавшегося Култхарда, все внимание которого было сосредоточено на заднем антикрыле Ирвайна, сумел по внешней траектории обойти Физикелла.

За спинами лидеров развивались не менее драматические события: разогнавшийся было Ярно Трулли в плотном окружении не справился со скоростью своего автомобиля, и его Prost понесло поперек трассы. Непосредственными жертвами этого инцидента стали Жан Алези и Рубенс Баррикелло, чьи машины Ярно вынес на обочину. У Алези установилась какая-то мистическая связь с гонщиком Prost: в прошлом году Трулли сталкивался с ним в Канаде дважды - на старте и на рестарте - и в конце концов умудрился даже приземлиться на его машину сверху. Жан был более чем разочарован: «Я не знаю и знать не хочу, что случилось с Трулли, но на каждом старте он выделывает что-то подобное. Есть люди, чья работа - судить подобных гонщиков, и для них настало время произнести суровое слово».

Алези выбыл. Что касается Баррикелло, то ему удалось добраться до боксов, где ему наскоро залепили разбитый обтекатель липкой лентой. После этого бразилец вернулся в гонку, но только для того, чтобы на 15-м круге заехать в гараж окончательно: неисправность системы управления привела к тому, что его Stewart все время уводило влево. Еще одной жертвой инцидента, спровоцированного Трулли, стал Александр Вурц, которого кто-то зацепил в суматохе, вынудив австрийца вести свой Benetton в боксы. Впрочем, повреждение полуоси, по мнению австрийского гонщика, вряд ли было напрямую связано со столкновением. На время, пока убирали обломки, на трассе показался пейс-кар.

Едва машина безопасности освободила в конце 2-го круга путь гонщикам, Култхард поставил на место Benetton Физикеллы, вернув себе 4-ю позицию в гонке. И тут же на выходе из последнего перед стартовой прямой поворота, прямо напротив боксов влетел в стену Рикардо Зонта. Бразилец проводил свою первую после долгого перерыва гонку и, возможно, еще не привык тормозить правой ногой (именно таким образом были переделаны с учетом недавней травмы левой ноги Рикардо педали управления в кокпите его болида). Гонщик BAR, который является победителем международного чемпионата в классе «Гран Туризмо», стал первым из титулованных особ, чьи амбиции в этой гонке разбились о злополучную стену. Рассыпавшийся автомобиль бразильца заставил руководство гонки вновь выпустить пейс-кар, сдерживавший гонщиков до 7-го круга.

Следующим чемпионом, ставшим жертвой роковой стены, на 15-м круге был Дэмон Хилл. «Я ошибся, - рассказал Хилл, - потерял контроль над машиной. Я и хотел бы пожаловаться на стену, да не могу». Правда, опытному англичанину удалось увести свой полуразбитый Jordan с опасного места, и услуг машины безопасности не потребовалось. Кто бы мог подумать, что следующим чемпионом, которому Дэмон освободил место возле злосчастной стены, окажется сам Михаэль Шумахер.

До 30-го круга лидер Ferrari вел борьбу с Хаккиненом, пытаясь оторваться от финна, мертвой хваткой висевшего у него на хвосте. Поначалу все складывалось по его сценарию: за первые 28 кругов Михаэль 10 раз записывал на свой счет быстрейшее время прохождения круга. Хаккинен ответил тем же лишь 4 раза. Ценой неимоверных усилий Михаэлю удалось отодвинуть соперника за пределы 4 секунд. Все ждали развязки, которая должна была наступить после серии пит-стопов. Но все решилось раньше и совершенно неожиданным образом: на 30-м круге все в том же последнем перед прямой старта-финиша S-образном повороте Михаэль Шумахер нерасчетливо заехал на поребрик, передние колеса его машины потеряли сцепление с дорогой, ее занесло, и лидер Ferrari, гонки и чемпионата в том же статусе врезался в несчастную стену. Судя по жестам, с которыми Михаэль выбирался из разбитой машины, вряд ли это мгновение показалось ему чудным.

На трибунах, где стяги Ferrari давно затмили канадские флаги, воцарилась сцена почти как в пушкинском «Годунове»: народ безмолвствовал. Поклонники таланта немецкого гонщика составляли в Канаде, как и в любой другой стране мира, подавляющее большинство. Одетые в красные майки, рубашки, бейсболки и пр. люди растерянно смотрели друг на друга. Они прибыли сюда из разных стран, но одному не нужно было слов, чтобы понять другого: они недоумевали, как такое могло случиться. Они не могли в это поверить. Поднятые краном в воздух обломки Ferrari плыли в знойном мареве словно чудовищный мираж. Казалось, еще немного и трибуны начнут пустеть, как во время футбольного матча, когда команда хозяев проигрывает с разгромным счетом.

«Я съехал с траектории, попал на грязную часть трассы и закончил гонку возле стены, - объяснял происшествие Михаэль. - Это только моя ошибка. Обычно я совершаю одну большую ошибку в году. Я надеюсь, что это она и была».

Не успели болельщики оправиться после обрушившегося на них удара, как их ждало еще одно разочарование: на 35-м круге в стену чемпионов на полном ходу влетел местный любимец Жак Вильнев. Его авария была, пожалуй, самой эффектной. Другие чемпионы перед столкновением «Упирались» всеми четырьмя колесами. А Жак решил испытать прочность пресловутой стены ударом в лоб.

Стена выдержала. Жак тоже. Чего не скажешь о его автомобиле, усеявшем обломками трассу. И «большой цирк» снова зажег огни машины безопасности. Большинство гонщиков поспешили воспользоваться случаем, чтобы провести смену шин и дозаправку (благо, и время приспело). Среди прочих были и Дэвид Култхард с Алессандро Занарди. Однако момент для своих остановок они выбрали явно неудачный. Дэвид, вынужденный круг ждать, пока обслужат лидера команды, направился в боксы, когда автомобиль безопасности уже пристраивался к нему, как к временному лидеру (шедший 2-м Ирвайн к тому времени уже тоже побывал на пит-лейн). И когда Дэвид намеревался после дозаправки вернуться на трассу, гоночный караван с пейс-каром во главе как раз проезжал мимо. Покидать пит-лейн в этот момент запрещается, о чем извещал красный огонь светофора на выезде. Однако гонщик McLaren проигнорировал запрещающий сигнал и присоединился к гонке на своем «законном» месте вслед за Ирвайном. За что и был наказан впоследствии 10-секундной штрафной стоянкой.

Такое же наказание за аналогичный проступок понес и Алессандро Занарди. Однако итальянец, поднаторевший в подобного рода тактических уловках в гонках серии CART, пошел на нарушение правил вполне сознательно. Проскочив перед носом пейс-кара и нагнав колонну с другой стороны, он, таким образом, сэкономил круг. За вычетом приблизительно 30 секунд, потерянных на штрафной стоянке, получаем 50 отыгранных у соперников секунд. Они, однако, не помогли изобретательному Алексу, когда он вылетел с трассы на 51-м круге.

На 40-м круге гонка возобновилась. Мика лидировал. Но Эдди Ирвайн находился от него совсем близко, - их разделяли всего два отстававших на круг автомобиля. Однако завязать борьбу с Хаккиненом Ирвайну помешал Дэвид Култхард Сразу после рестарта он словно бы ухватил ирландца «за хвост» и с ходу попытался пройти его. Дэвиду почти удалось это. В первом повороте он опережал Эдди. Однако упорный ирландец к следующему изгибу трассы постарался выдавить соперника с более выгодной внутренней траектории. Не менее упорный шотландец не пожелал без боя уступать законно завоеванную позицию и встретил Ferrari передним колесом. В результате вылетели оба.

«Мне удалось обогнать Эдди на полкорпуса, и я был несколько удивлен, когда он объехал мою машину по внешней траектории и повернул прямо на меня, - делился впечатлениями Култхард. - Он не мог ожидать, что я растворюсь в воздухе. Мы столкнулись, потому что мне просто некуда было деваться».

Вылетели оба, но Ирвайн оказался более удачливым и вернулся на трассу первым. Правда, ему пришлось пропустить целый поезд соперников. Дэвиду повезло меньше. Он вынужден был приводить свою машину в порядок в боксах: «Мне казалось, что я повредил подвеску, потому что машина царапала асфальт на прямой». Потом для Култхарда настал черед 10-секундного штрафа. В результате - финиш на 7-м месте. Однако дело было сделано. Лидерству Мики Хаккинена уже ничто не угрожало.

Что касается Эдди, то заботу о том, чтобы публика не скучала, в дальнейшем взял на себя именно он. На 47-м круге единственная оставшаяся на трассе Ferrari обходит машины Занарди и Диница. После чего последовала красивейшая схватка со Stewart Херберта, исход которой решился в повороте перед пресловутой стеной. Оба гонщика разогнались на прямой, в конце которой Ирвайн решился на обгон. «Джонни явно был готов тормозить на 40 метров позже обычного. Но я был готов ждать 41», - хвалился Эдди. Скорость, которую он развил в результате, явно превышала его возможности удержаться на трассе. Однако чести присоединиться к благородной компании разбившихся у стены Эдди, срезав опасный угол, предпочел прогулку по траве. Его примеру вынужден был последовать и Херберт.

Следующей жертвой разошедшегося Ирвайна стал Ральф Шумахер, не сумевший оказать значительного сопротивления гонщику Ferrari. Большего Эдди добиться не удалось. Его погоня за Френтценом и Физикеллой, во время которой он впервые в своей карьере установил быстрейшее время круга в гонке, не увенчалась успехом. И это еще хорошо, что судьи не решились наказать гонщика за срезанный при обгоне Херберта поворот. Куда большую жесткость проявили они по отношению к Бадоеру и Панису. которые, увлекшись борьбой друг с другом, позабыли о пытавшихся пройти их на круг Физикелле и Френтцене. Особенно упорен был Панис, раздраженный крайне неудачным стартом, - его двигатель был заглушен в первом повороте системой, которая как раз предназначена для предотвращения внезапной остановки двигателя. Гонщики Prost и Minardi вовсю резвились на трассе, не стесняясь занимать ее целиком. На прямой перед последним поворотом они шли рядом колесо в колесо, нервы не выдержали у Паниса и он уступил Бадоеру траекторию. Физикелла пытался было сунуться вперед притормозившего Prost, но тот своими маневрами сбил его с толку, и гонщик Benetton чуть было не отправил свою машину в стену. В результате вперед спокойно вырулил Jordan Френтцена, которого очнувшийся Панис пропустил почему-то незамедлительно. А ведь Физикелла и Френтцен в этот момент вели борьбу ни много, ни мало за 2-е место. 10-секундные штрафы Панису и Бадоеру стали показательным уроком: отныне так будет со всеми гонщиками, которые и в дальнейшем намерены игнорировать синие флаги.

«Я потерял не только место, - негодовал Физикелла, - я потерял настрой, потому что очень рассердился!»

Но, сердись - не сердись, а Френтцен был уже впереди. И быть бы немцу на второй ступени пьедестала, если бы не лопнувший за три с половиной круга до конца гонки тормозной диск. Выпустив клубы черного дыма из-под правого переднего колеса, Jordan пролетел полосу безопасности и на большой скорости врезался в стену из покрышек. Потрясение от удара было столь велико, что немец долго не мог покинуть кокпит. Оперативно прибывший к месту аварии профессор Уоткинс засвидетельствовал, что Френтцен был в полном сознании, и первое из чувств, вернувшихся к гонщику, по словам профессора, было чувство юмора. Учитывая силу удара, Френтцен отделался легко: ушибы левой ноги и правого плеча, причиной которых стали ремни безопасности, не представляли угрозы для здоровья. Тем не менее, гонщик вынужден был воспользоваться посторонней помощью, чтобы эвакуироваться из опасной зоны.

Пока профессор Уоткинс расспрашивал застрявшего в кокпите Френтцена о самочувствии, на трассе в четвертый раз показался пейс-кар. В результате мы стали свидетелями самого плотного финиша в Ф-1 за многие годы. Первым заветную черту пересек Мика Хаккинен - единственный чемпион, избежавший стены. Странно, что при таком обилии событий, финну, чтобы выиграть эту гонку, оказалось достаточно просто проехать всю дистанцию без приключений. Скучно!

Пресс-конференция после гонки

Мика Хаккинен, Джанкарло Физикелла, Эдди Ирвайн

Мика, это Ваша первая победа и всего лишь второй финиш в Канаде. Каковы Ваши ощущения?

MX: Это... невероятно! Великолепная гонка. Я был доволен тем, как разворачиваются события, даже когда Михаэль лидировал. Я чувствовал себя очень уверенно в автомобиле и мог бы поехать быстрее, если бы захотел. Но особых причин торопиться не было, а риск был велик. Затем я увидел, что Михаэль сошел. Я не знал, что с ним случилось, но для меня все складывалось отлично. Это гонки - и я в них участвую. Я выиграл, и это отличное чувство!

Когда Вы увидели, что Михаэль врезался в стену, не вспомнился ли Вам аналогичный случай, произошедший с Вами в Имоле?

MX: Да, действительно. Еще перед Барселоной я говорил, что наш автомобиль трудно управляем. Теперь он стал лучше, теперь это гораздо более устойчивая машина. С ней можно идти до конца и оставаться на пределе значительно дольше. Для других людей все, конечно, выглядит иначе: теперь проблемы у них.

Джанкарло, это Ваш третий пьедестал в трех гонках в Канаде. Как Вы провели этот день?

ДФ: Да, мне здесь везет. Я действительно доволен сегодняшним результатом. Я планировал взять несколько очков, а вместо этого оказался на 2-й ступени пьедестала! Это великолепно! Вначале тяжелый автомобиль было сложно вести из-за недостаточной поворачиваемости. Но с полупустыми баками стало легче. Когда я не без помощи Паниса и Бадоера уступил 2-е место Френтцену, то был крайне раздосадован: ведь они оба отставали на круг. Но Хайнц-Харальд вылетел, и я вернул себе утраченную позицию. Отличный результат для меня.

Эдди. Ваш день сегодня оказался насыщен событиями. Прокомментируйте Ваше столкновение с Култхардом!

ЭИ: В самом начале гонки я берег тормоза и старался ехать так быстро, как только возможно, но не слишком насилуя машину. Когда же я начал прибавлять в скорости, показался автомобиль безопасности. Во время рестарта впереди меня оказалось двое круговых, и один из них вошел в первый поворот очень плохо, набросав мне грязи под колеса. Когда я поворачивал налево, меня понесло в отбойники, так что я вынужден был ловить машину. Это и позволило Култхарду поравняться со мной в первом повороте. Но он зашел слишком широко, и в следующем повороте я уже опережал его. Он зацепил мое заднее колесо, и мы вылетели. После этого и началось веселье!

Далее последовал довольно спорный эпизод с Джонни Хербертом. Вы помните его?

ЭИ: Всегда хорошо, когда в Ф-1 есть нечто спорное. Джонни был гораздо медленнее меня, когда я стал проходить его по внутренней траектории. Мы оба тормозили на пределе, к тому же я оказался на грязной части трассы. Я мог бы попытаться повернуть, но это грозило потерей контроля над машиной, так что я поехал прямо. Я не знаю, что случилось с Джонни, но он, видимо, также потерял много времени.



Категория: №12 (07.1999) | Добавил: LiRiK3t (30.04.2014)
Просмотров: 788 | Теги: №12(07.1999), Гран при
вход выход Created by SeldonSF