Меню сайта
Поиск по сайту
Номера журнала
Рубрики журнала
Фотоальбомы
Разное
Пользователи
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Яндекс.Метрика

Индекс цитирования.
Главная » Статьи » Номера журнала » №13 (08.1999)

Драма в Stowe

Драма в Stowe

 

Пресс-центр Сильверстоуна гудел как встревоженный улей. Послестартовое волнение еще не улеглось, и шум голосов все еще перекрывал перестук клавиш портативных компьютеров. На висящих над головами журналистов телевизионных экранах высветился небольшой красный флажок: гонка остановлена. И тут пресс-центр ахнул! Красная Ferrari Михаэля Шумахера сорвалась с трассы, прочертила полосу безопасности и врезалась в отбойники... Авария произошла на большой скорости, и по суете маршалов и медицинского персонала вокруг с трудом извлеченного из разбитой машины гонщика стало ясно – на этот раз без травмы не обошлось.

Поворот, столь драматическим образом изменивший ход чемпионата, по иронии судьбы носит имя маленького городка Стоу, лежащего к западу от Сильверстоуна и известного как место проведения самых веселых мероприятий «большого цирка» - ежегодных «Балов Гран При», устраиваемых в дни британского Гран При в залах местной школы при непременном участии группы Эдди Джордана The Buzzin Hornets. Теперь Стоу будет вызывать в умах поклонников «королевских гонок» отнюдь не самые веселые ассоциации.

Первые новости о состоянии Михаэля пришли довольно скоро. Примерно через полчаса после аварии в пресс-центре объявили, что Шумахер получил серьезные травмы ног и будет отправлен в госпиталь. И на этом все... Журналисты погрузились в обычную работу, но я готов побиться об заклад, что каждый из них с периодичностью максимум в пять минут задавался вопросом: что с Михаэлем?

Признаюсь, я не смог высидеть в пресс-центре даже до конца пресс-конференции. Ожидать новостей о Шумахере из уст еще не отошедших от гонки призеров - бесполезно («Я слышал, что с Михаэлем все в порядке и надеюсь, что он вернется к следующей гонке», - заявил откровенно не владевший ситуацией Ирвайн). Я устремился в паддок, к моторхоуму Ferrari, в полной уверенности, что уж здесь-то я точно что-нибудь, да узнаю.

Внешне в лагере Ferrari все было как обычно, но среди сидящих за столиками гостей, без лишнего шума отмечавших второе место Ирвайна, я так и не смог разглядеть никого из руководства Scuderia. Тодт, Браун и Монтеземоло заперлись в автобусе, и никакого желания общаться с прессой не выказывали. Лишь через полчаса удалось получить мало-мальски внятные комментарии от пресс-секретаря Ferrari Тима Уолтерса, высланного командой на растерзание журналистам: «У Михаэля перелом правой ноги и сейчас ему делают операцию в госпитале Нортхемптона… К сожалению, я не доктор и не могу вам сказать, как скоро он поправится... Нет, это не ошибка водителя... Причины аварии? На машине Михаэля отказали задние тормоза - это пока все, что я могу вам сказать, мы еще будем с этим разбираться».

Давайте и мы разберемся в причинах и следствиях аварии Михаэля Шумахера в повороте Stowe.

Во всем виноваты тормоза

Так плохо, как в Сильверстоуне, Шумахер в этом сезоне еще не стартовал. Михаэль на прямой пропустил McLaren Култхарда, а в первом повороте - и оказавшегося на внешнем апексе Ирвайна. Ирландец после неудачной атаки на Култхарда в Becketts вынужден был немного замедлиться. Шумахер был рядом. В следующем правом повороте и в Chapel на скорости 180-210 км/ч немец дважды пытался перекрестить траектории с Ирвайном, но при выходе на Hangar straight опередить Эдди так и не смог. Михаэль ушел внутрь, в надежде атаковать своего товарища по Ferrari в конце длинной прямой.

В этот момент директор гонки вывесил красный флаг, и Росс Браун едва успел предупредить об этом по радио Шумахера. Но последний его не понял или просто не услышал. Так или иначе, но перед входом в Stowe Шумахер был внутри, правее обычной траектории, Ирвайн же вжался в левую бровку и явно пропускал немца. И хотя после гонки в некоторых газетах мне довелось прочитать, что Эдди назвал маневр немца «идиотским», лично я такого заявления от ирландца не слышал и его достоверность, мягко говоря, вызывает у меня некоторые сомнения.

Перед началом торможения в Stowe, который проходится на 4-й передаче со скоростью около 180 км/ч, Ferrari Михаэля развила скорость 306 км/ч (данные предоставлены FIA по результатам расшифровки показаний «черного ящика» с машины Шумахера) и в этот момент, как потом заявила команда, на его машине произошла «неожиданная потеря давления в контуре задних тормозов, причиной чего стал вывернувшийся ниппель заднего левого тормоза». Сам Михаэль в одном из своих интервью обмолвился, что еще на разогревочном круге он почувствовал проблемы с тормозами. Потом, как ему показалось, все наладилось, но... «Ход педали тормоза все увеличивался и увеличивался, - говорит Шумахер. - Перед Stowe задние колеса отказались тормозить, да и передние тормоза заработали только после того, как я вдавил педаль в пол». Михаэлю удалось затормозить до 204 км/ч, прежде чем произошла полная блокировка передних колес и машина выскочила на полосу безопасности. Удар об отбойник пришелся под прямым углом на скорости 107 км/ч. Достаточно много, если учесть, что Шумахер пропахал приличный участок полосы безопасности. Но на свою беду, он проехал его строго по прямой, к тому же машина перед этим немного подпрыгнула, наскочив на бордюр, и величина замедления автомобиля в гравийной ловушке составила всего l,lg, на что тем же вечером не преминул обратить внимание Эдди Ирвайн.

Ferrari попала не в тот отбойник

«Мы годами говорим, что гравийные ловушки для большей эффективности должны иметь подъем, но до сих пор этого нет, - возмущался Эдди, - они остаются плоскими. Такая ловушка работает, если вас занесло, но если идти по прямой, как это произошло с Михаэлем, вы просто скользите по поверхности». И хотя FIA признала, что ловушка в Stowe сработала удовлетворительно, президент Федерации Макс Мосли согласился, что «в случае с Михаэлем, гравий был малоэффективен». Технический же советник FIA Питер Райт отметил, что уже существует идея использования в некоторых поворотах вместо гравия специального гудронного покрытия.

Еще один негативный фактор, сказавшийся при аварии Шумахера, заключался в том, что барьер из отработанных покрышек не был обернут конвейерной лентой, по которой нос Ferrari мог скользнуть вдоль отбойника и еще немного погасить энергию удара. Нос машины Шумахера попал между рядами покрышек, и кокпит оказался серьезно разрушен. «Это был очень страшный момент, потому что со мной такое произошло впервые. Поначалу я не мог выбраться из машины и был серьезно обеспокоен положением. Но после того, как я посмотрел пару раз видеозапись аварии, мне уже не кажется, что она была столь уж драматичной», - скажет позже Михаэль. Немец попробовал самостоятельно вылезти из кокпита, но это ему не удалось. Правая нога застряла внутри монокока. Подоспевшие маршалы не решились трогать Шумахера, помня об осложнениях, к которым привели два года назад попытки канадских комиссаров как можно быстрее извлечь из разрушенной машины Оливье Паниса. Только по прибытии на место аварии профессора Сида Уоткинса ногу Шумахера наконец освободили. «Сразу же после аварии он дал мне два указания, - удивлялся силе воли двукратного чемпиона мира председатель медицинской комиссии FIA, - позвонить его жене и сказать, что с ним все в порядке, и передать Жану Тодту, что отказали тормоза и нужно проверить вторую машину». Пока Михаэля несли к машине «скорой помощи», он даже нашел в себе силы помахать рукой болельщикам.

Нога Шумахера

Когда Шумахера доставили в медицинский центр Сильверстоуна, у немца обнаружили перелом малой и большой берцовых костей правой ноги и сильный ушиб правого колена. Михаэля переправили на вертолете в ближайший крупный госпиталь в Нортхемптон, где ему сделали часовую операцию, временно вставив в ногу 30-сантиметровую металлическую пластину. На следующее утро руководитель Нортхемптонского госпиталя Дэвид Уилсон на пресс-конференции рассказал о состоянии Шумахера: «Михаэль провел спокойную ночь. Он хорошо позавтракал. Шумахер уже двигает ногами, но он пробудет в госпитале до завтрашнего дня». Дэвид также заверил журналистов, что со временем Михаэль полностью восстановится.

Как и обещал Уилсон, Шумахер пробыл в госпитале всего два дня. Во вторник утром Михаэль, до поры до времени старавшийся избегать встреч с прессой, покинул госпиталь Нортхемптона через боковой вход и на частном самолете отправился в клинику Женевы, где прошел пятидневный курс лечения, и ровно через неделю после аварии в Stowe вернулся к себе домой. Врачи, продолжающие следить за состоянием Михаэля, в один голос восхищаются его желанием поскорее вернуться в строй, но не решаются назвать точную дату этого возвращения. Называются разные сроки восстановления: от 6 до 16 недель. Скорее всего, возвращения Шумахера следует ждать не раньше осени. Если все пойдет очень хорошо, мы можем вновь увидеть его за рулем Ferrari уже в Монце, но, скорее всего, это знаменательное событие (если ему вообще суждено состояться в этом году) произойдет на Нюрбургринге или в Куала-Лумпур. «Я знаю, что выбыл из строя на два-три месяца, - признался Шумахер, - и понимаю, что у меня нет никаких шансов стать чемпионом, но я уверен, что вернусь в Формулу-1 до конца сезона. Я не подавлен, я настроен позитивно и уже сейчас строю планы. Но сегодня моей основной задачей является полное восстановление, сколько бы времени это не заняло. Потом посмотрим, что будет дальше». Насколько сможет восстановиться Михаэль - действительно очень важно, поскольку он, в отличие от большинства пилотов Ф-1, нажимает на педаль тормоза как раз правой - сломанной - ногой.

«Сделай это, Эдди!»

После аварии Шумахера Эдди Ирвайн, как раз в Сильверстоуне сравнявшийся по очкам с двукратным чемпионом мира, автоматически стал первым пилотом Scuderia Ferrari и едва ли не единственным соперником Хаккинена в борьбе за титул. Правда, как всегда острый на язык Ирвайн на этот раз едва не сел в лужу. На его счастье, отвлеченная аварией Михаэля публика не обратила особого внимания на высказывания ирландца во время пятничной пресс-конференции перед британским Гран При, которые в свете аварии в Stowe сегодня кажутся откровенно вызывающими.

Ведущий поинтересовался: соответствует ли действительности опубликованное газетой Sun заявление Ирвайна о том, что он только и ждет, когда Михаэль Шумахер скажет: «Я ухожу...»? На что Эдди ответил в своем стиле: «Такое вряд ли случится, но это было бы здорово, правда? Конечно, я не говорил этого. У Михаэля лучшая работа, он первый номер в Ferrari, и я хотел бы оказаться на его месте. Но пока Михаэль здесь, у меня нет шансов. Так что лично для меня будет великолепно, если Михаэль решит уйти». Разумеется, сделав такое заявление в пятницу, Ирвайн даже представить себе не мог, как быстро сбудутся его мечты стать первым номером в команде. «Это не совсем тот путь, которым я хотел стать «номером один» в Ferrari, - опомнился после гонки в Сильверстоуне Эдди, - команде необходимо, чтобы Михаэль вернулся. Я желаю ему скорейшего выздоровления и с нетерпением жду, когда мы снова сможем ездить вместе. Но вы можете не сомневаться, что я отдам всего себя для завоевания чемпионского титула». Сам же Шумахер, похоже, искренне желает успехов своей команде и Ирвайну. «Вот мое послание Эдди, - сказал экс-чемпион мира, лежа на больничной койке, - просто сделай это».

Владимир Маккавеев

Категория: №13 (08.1999) | Добавил: LiRiK3t (01.06.2012)
Просмотров: 1174 | Теги: №13 (08.1999), Гран при
^Наверх
вход выход Created by LiRiK3t