Меню сайта
Поиск по сайту
Номера журнала
Рубрики журнала
Фотоальбомы
Разное
Друзья сайта
Продажа журналов
Пользователи
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Яндекс.Метрика

Индекс цитирования.
Главная » Статьи » Номера журнала » №13 (08.1999)

Гран При Франции

Гран При Франции

 

25-27 июня 1999 г.

Развлечения современной деревни

Еще один поворот, и передо мной в широкой излучине шоссе вырастает гигантский, величиною с грузовик, каменный бык, светло-розового цвета, с туповатой улыбкой на бетонной морде. Заглядевшись на рекламу, что настоятельно рекомендовала не упустить случая полакомиться вкуснейшими местными бифштексами, я не заметил небольшого (по сравнению с мегалитическим животным) щита-указателя: Автодром Маньи-Кур.

Родина автогоночных Гран При рисовалась мне совсем другой. Одуряюще сладкий запах силоса и невыразимо притягательный аромат свежескошенной травы, оглушительное пение птиц, шелест поливальных установок, круглые тюки соломы на желтых холмах, по которым среди полей пшеницы и кукурузы бродят коровы невиданной светло-палевой масти со смешными лохматыми телятами. Эмиль Золя прослезился бы от такой картины и сразу засел за второй том «Земли». Но кому, черт возьми, в этом замечательном французском захолустье взбрело в голову проводить гонку Формулы-1?

Лучше меньше, да лучше?

Пятница, 25 июня. Свободные заезды. 11.00-12.00; 13.00-14.00

До конца первого часа тренировок оставалось две минуты. Механики уже наладили машины Педро Паоло Диница, Жака Вильнева, Александра Вурца - у Benetton шалило зажигание, система питания Sauber отказалась работать, Reynard подвела электроника, - вылетали с трассы Рубенс Баррикелло, Алессандро Занарди, Джанкарло Физикелла, Жан Алези пощекотал нервы любителей аварий, не справившись с управлением в последней «эске» и перевернувшись! А Михаэль Шумахер, сидя на столе в боксах, хрустел яблоком и болтал ногами с видом убежавшего с уроков школьника. Ни он, ни его коллега по Ferrari Эдди Ирвайн так и не выехали на трассу!

«Прогул» пилотов Scuderia необыкновенно всех заинтриговал. Гонщики McLaren тоже на всякий случай решили не слишком усердствовать. Но, может быть, дело в каких-то неисправностях? В перерыве мне удалось получить ответ из первых уст. «Не участвовали в тренировке? - Жан Тодт обернулся ко мне и чуть сбавил шаг. - Но ведь заезды еще не закончились». И глубокомысленно подняв к небу глаза, маленький француз напористо зашагал к боксам вверенного ему королевства Ferrari.

Все стало ясно через двадцать минут, - первый же выход на сцену Ирвайна закончился лучшим временем. Вскоре тот же трюк повторил Шумахер. Пришел, увидел, победил, снял шлем и даже снизошел до объяснений: «Мы очень хорошо поработали в Маньи-Кур на прошлой неделе. Вот я и решил не выезжать утром. Чтобы сэкономить шины».

Вы, наверное, думаете, что все вздохнули с облегчением – «ах, вот оно что!»? Но ведь именно в пятницу необходимо выбрать шины на квалификацию и гонку. Неужели Ferrari удалось решить все неделей раньше? Глупость какая-то получалась! Казалось, Михаэль смеется над всеми, как «благородные жулики» О. Генри над деревенскими простофилями: «На какую приманку ты думаешь изловить эту Эзру? – О, все равно, здесь годится всякая приманка, первое, что мне попадется, когда я суну руку в чемодан».

Когда в седьмом часу вечера я забрался в раскаленный салон FIAT (отмахать предстояло сотню километров - все гостиницы в этой деревенской глуши оказались заняты любителями Формулы-1!), было душно как в бане. Похоже, собиралась гроза.

Ты все пела - это дело!

Суббота, 26 июня. Свободные заезды. 9.00-9.45; 10.15-11.00

Дождь пошел ночью. Утром он перестал, но трасса с полчаса оставалась сырой. И когда на последней минуте первого «академического часа» Шумахер-старший с огромным трудом удержал свою Ferrari от вылета на «контрольно-следовую полосу» зоны безопасности, стало ясно, что двукратный чемпион мира, проехав накануне всего три круга, сегодня очутился в положении небезызвестной стрекозы. Ведь асфальт прогрелся едва до 18-19 ºС, тогда как неделей раньше температура дорожки доходила до 50. А кольцо в Маньн-Кур как раз и отличается повышенной чувствительностью автомобилей к изменению температуры.

На второй половине тренировки с неба снова посыпался мелкий, почти невесомый дождичек. На сыром асфальте Ferrari чувствовали себя не ахти. И Шумахер, и Ирвайн не раз вылетали с трассы. Не исключено, что именно в этот момент решилась судьба воскресной гонки. Дождь все усиливался и, скорее всего, мудрый Шумахер решил настраивать боевой автомобиль на сырую погоду. Впрочем, в полдень в субботу никто ничего еще толком знать не мог. А листочек с прогнозом на стене в пресс-центре туманно обещал «вероятность некоторого усиления ненастья во второй половине дня в воскресенье».

На всякого мудреца довольно простоты

Суббота, 26 июня. Квалификация. 13.00-14.00

Не иначе как на пилотов, их инженеров и менеджеров в час пополудни по местному времени в Маньи-Кур нашло некое затмение. За полтора часа перерыва тучи почти разошлись, показалось было солнце, но тут же спряталось, и буквально за несколько минут до начала квалификации с потемневших небес вновь стали падать редкие капли.

Казалось бы, необходимо сейчас же, не медля ни секунды, выезжать на трассу, чтобы использовать почти сухой асфальт - на всякий случай, для страховки, всего в одной попытке. Даже если дождь тут же прекратится, в запасе будет еще 9 кругов. Зато если он продолжится…

Не выехал никто! Шумахер-старший с видом человека, которому открыты все тайны природы, не спешил облачаться в гоночные доспехи. Даже когда на четвертой минуте выехали из боксов сначала Алези, потом Баррикелло, Михаэль и бровью не повел. Больше того, Ирвайн, уже усевшийся было за руль, выбрался из кокпита и снял шлем.

Через полчаса, когда бразилец и француз, а также последовавшие их примеру Оливье Панис и Ярно Трулли (все остальные, словно кролики на удава, смотрели на непогрешимого Шумахера, ожидая у залившего трассу моря погоды!) потирали руки в предвкушении первых четырех мест на старте, картина в боксах остальных команд вполне заслуживала кисти кого-нибудь из великих. Вот грызет ногти, не замечая телекамеры, Эдриан Ньюи. Огромный, смахивающий на Пьера Безухова на Бородинском поле, Росс Браун растерянно глядит на мониторы сквозь круглые очки. Малыш Тодт в недоумении озирается по сторонам, словно Наполеон в уже упомянутом выше месте. Стиснутые зубы Дэвида Култхарда, Эрья Хаккинен с неподдельным ужасом вглядывается в экран, на котором в облаке водяной пыли вылетает с трассы McLaren ее мужа. Дождик давно кончился - шел настоящий ливень!

«Условия были ужасными! - сказал через полчаса Хайнц-Харальд Френтцен. - Машина буквально плыла по дороге. Ждать целых двадцать минут было огромной ошибкой...» Немец опомнился одним из первых - на 32-й минуте. И сумел обойти Трулли. А за пять минут до конца, под проливным дождем, настоящее чудо сотворили Култхард, Михаэль Шумахер и Физикелла. Но даже установив шестое место, экс-чемпион мира выглядел растерянно: «Я ждал так долго, потому что думал - две-три машины подсушат траекторию…»

Пока в боксах Stewart царило неописуемое веселье, захлестнувшее потом весь паддок, пока радовались в Prost, где отвыкли уже от хороших новостей, в остальных командах подсчитывали потери, как после неожиданного вражеского артобстрела. Мика Хаккинен (только14-й!): «Никаких извинений не может быть - ведь дождь лил для всех одинаково...». Эдди Ирвайн - 17-й: «Большая тактическая ошибка». А Дэмон Хилл вообще не выполнил квалификационную норму: «Должен сказать, что это были худшие условия, которые я только встречал в квалификации. Просто предательские...»

Толи еще будет, Дэмон! Я это прочувствовал на собственной шкуре, когда по дороге в гостиницу над шоссе сверкнула молния, и в шести метрах впереди вдруг словно опустился светлосерый занавес - такого ливня я не видел никогда в жизни.

Нас на мякине не проведешь!

Воскресенье, 27 июня. Warm-up. 9.30-10.00

Где ты, жаркое солнышко, где сладкий аромат силоса и оглушительное пение птиц? Где байки об экономии шин? Дорожки внутри автодрома под натиском двухсот тысяч ног, обутых в кроссовки, башмаки и резиновые сапоги, постепенно превращались в милую русскому сердцу темно-коричневую жирную грязь. И еще до того, как красный глаз светофора на выезде из боксов милостиво сменился зеленым, на пит-лейне выстроился табун нетерпеливо взревывающих всеми своими сотнями лошадей «формул».

Дождя не было, но асфальт так и не успел высохнуть после очередного потопа, обрушившегося на Маньи-Кур за час до начала разминки. Поэтому каждому хотелось извлечь из последней тренировки максимум. Ferrari держались на мокрой дорожке заметно уверенней, нежели накануне. Вновь блеснул Култхард, порадовав своего шефа («Дэвид в хорошей форме», - довольно улыбался Рон Деннис). А вот Хаккинен показал лишь шестое время, дважды поменяв автомобиль - на запасном «полетело» сцепление. Как чемпион будет выбираться из далекого седьмого ряда на старте? Ведь даже Ральф Шумахер, которому предстояло стартовать рядом с финном, в разминке его обошел.

Баррикелло же, во второй раз в жизни выигравший квалификацию, оказался девятым. «У нас хорошие «мокрая» и «сухая» настройки, - немного прояснил ситуацию технический директор Stewart Гари Андерсон. - Необходимо теперь найти наилучший компромисс между ними».

Итак, кто угадает с погодой и настройкой? Ведь «под дождь» необходимо увеличивать клиренс автомобиля, поднимать его над дорогой, а также выбирать иные пружины и амортизаторы, меняя жесткость подвески. В таком случае, если желанный дождь не пойдет, на прямых машина будет проигрывать в максимальной скорости из-за большего лобового сопротивления, а в поворотах ей будет не хватать прижимающей силы.

«Часто простое кажется сложным»

Воскресенье, 27 июня. Гонка. 14.00

Кольцо в Маньи-Кур не похоже на словно скроенные по одной мерке испанский и португальский автодромы. Чтобы обойти его кругом, не требуется больше часа, как в Италии, Бельгии или Германии. Трасса очень компактная, и с трибуны иногда кажется, что автомобили несутся мимо в самых разных направлениях, вдруг появляясь и столь же неожиданно исчезая за поворотом. Ничего удивительного в такой компактности нет, - максимальное число заасфальтированных метров необходимо было уместить на минимальной площади, чтобы не отнимать драгоценных гектаров у симпатичных палевых коров.

И все же в воскресный полдень я убедился, что для жителей этой деревенской глубинки свет отнюдь не сошелся клином на урожаях, покосах и надоях. Из 110 тысяч билетов непроданными оставались пока лишь самые дорогие - на трибуну L в шпильке «Аделаида» (1550 франков или 270 долларов на 2 и 3 дня) и пропуск на пит-лейн за 1600 франков. Причем, в отличие от Испании, Бельгии, Венгрии, подавляющее большинство зрителей здесь - местные жители.

Разумеется, успех Жана Алези и Оливье Паниса в квалификации породил у французов самые радужные надежды. «Теперь ребята из McLaren и Ferrari уже не смогут призывать на помощь синие флаги! Интересно будет послушать, что они скажут на завтрашнем брифинге... Когда стартуешь так далеко впереди, этого вполне достаточно. Им хочешь-не хочешь придется смирно следовать за нами!»

Увы, увы! К огромному огорчению и Алези, и сотни тысяч французов, что мерзли на холодном ветру на трибунах Маньи-Кур, на своей позиции в гонке Жан продержался всего круг. «Парень из McLaren» легко обошел его и устремился в погоню за Баррикелло. Бразилец сопротивлялся дольше, но на шестом круге сдался и он. Хаккинен же в этот момент прорвался уже на шестое место и атаковал Ferrari Шумахера! На десятом круге Мансур Ойех радостно вскинул вверх кулак - чемпион мира обошел экс-чемпиона. А через несколько секунд хозяин McLaren расстроенно уставился на монитор - серебристо-черная машина под номером два тихонько катилась по травке.

«Двигатель просто взял и умер, - развел руками Култхард. - Конечно, очередная поломка здорово меня разочаровала. Но ведь есть еще Сильверстоун…» Шотландцу фатально не везет в этом сезоне, он теряет множество важных очков. Но во всяком случае, гонка в Маньи-Кур не лишила его расположения шефов. «Первые круги Дэвида были, может быть, лучшими в его карьере, - Деннис после гонки был, как всегда, немногословен. - А такие моменты если кто и забывает, то только не мы».

После того как Хаккинену не составило особого труда опередить самого Шумахера, вряд ли кто сомневался, что Френтцен, Алези и Баррикелло вскоре выкинут белый флаг перед чемпионским McLaren. Хаккинен, действительно, довольно скоро расправился с немцем и французом и настиг бразильца. И тут, словно бы наскучив таким сюжетом, некий всемогущий зритель из небесной канцелярии произнес «Конец первой части». И выключил свет. То бишь включил дождь.

Следующий час в гонке выдался таким невероятно волнующим, нервным, захватывающе-красивым, какого, пожалуй, не припомнить в 90-е годы. Пересказывать его минута за минутой нет никакого смысла - все равно, что описывать на бумаге «Девятый вал» Айвазовского. Важно, однако, вот что. Ferrari, что ни шатко ни валко начали гонку, на мокрой трассе преобразились, McLaren же, наоборот, выглядел буквально «в воду опущенным». И кто знает, чем бы закончился седьмой раунд их битвы, если бы не досадная оплошность механиков Ирвайна, «зевнувших» визит своего подопечного в боксы, и не закапризничавшая техника в руках Шумахера.

Уверенно вышедший в лидеры после обгона Баррикелло на 44-м круге, Михаэль продержался впереди лишь до второй дозаправки. «Сначала отказало радио, - на фишине экс-чемпион выглядел измотанным и разочарованным. - И я пытался знаками объясняться с боксами. Потом появились трудности с переключением передач, и в одном месте я потерял восемь секунд, - работали только первая и вторая. Я заехал в боксы, и мы поменяли руль, но и замена не улучшила картину. А второй комплект шин не сработал. Не знаю, почему».

Ferrari под номером 3 отставал все больше, пропустил Williams Ральфа Шумахера, и только настоятельный совет из боксов Ирвайну не обгонять коллегу позволил Михаэлю заработать два очка. «Мои поздравления и великая благодарность Хайнцу-Харальду, - подвел итог измученный Шумахер. - Его превосходная езда позволила не проиграть мне слишком много». Но вновь, как многие в эти выходные, как и сам он, решив настроить машину на дождь, хотя две трети гонки проходили по почти сухому асфальту, Михаэль ошибся. Дело было не в том, как замечательно провел Гран При Франции Френтцен. А в том, насколько мудрой оказалась тактика его команды. И насколько осторожно повел себя Хаккинен.

Когда весь зацелованный своим боссом Хайнц-Харальд дохромал наконец до пресс-центра (после аварии в Канаде немец так и не восстановился как следует), на лице его было написано не счастье победителя, а скорее удивление: «Остановка в боксах длилась так долго, что я уже начал злиться - что они, в самом деле, так копаются?! А потом машина так странно вела себя на трассе, что я понял, - бак залили «под завязку». Они мне еще говорили - экономь бензин, парень... И все сработало!»

Сидевший рядом Хаккинен был доволен, казалось, гораздо больше победителя. После досадной оплошности на 38-м круге, когда, сразу после ухода пейс-кара, финн, попытавшись обойти Баррикелло, едва не вылетел с трассы и опустился сразу на 8-е место, чемпион мира больше уже не ошибался. Да и не рисковал. Дозаправившись за шесть кругов до финиша, он услышал команду из боксов: сбрось скорость! И сбросил. Тогда, сразу после финиша, Мика, скорее всего, еще не понимал, на какую детскую приманку купилась его команда. Ведь Эдди Джордан и Гари Андерсон сильно рисковали, решив заправляться лишь однажды. Если бы дождь прекратился на пять минут раньше, если бы на пару кругов раньше ушел с трассы пейс-кар, наконец, если бы Хаккинен начал серьезно атаковать лидера на последних кругах, Френтцену могло просто не хватить топлива! Но даже и без этого у McLaren был замечательный шанс вырвать-таки победу - достаточно было вспомнить прием, которым широко пользуются в состязаниях «индикаров», дозаправка на последних кругах без смены шин. А если бы Мике не меняли колеса (не испытывавшие особых перегрузок покрышки, думаю, без проблем выдержали бы оставшиеся километры), он бы, вероятнее всего, выехал из боксов впереди Jordan. Так просто!

И разрыв с Шумахером вырос бы вдвое. Не исключено, что четыре очка окажутся на финише чемпионата на вес золота.

Александр Мельник

Пресс-конференция после гонки

Хайнц-Харальд Френтцен, Мика Хаккинен, Рубенс Баррикелло

Хайнц-Харальд, поздравляем Вас со второй победой в Гран При за карьеру и с мудрой стратегией, которая позволила Вам прийти к финишу первым!

ХХФ: Вообще-то, я вовсе не думал ни о какой стратегии, когда направлялся в боксы. Внезапно обрушился ливень, и все бросились заправляться и менять шины. Но потом я заметил, что ребята уж очень долго возятся с дозаправкой, и когда я вернулся на трассу, то немедленно почувствовал, что автомобиль очень тяжелый. Я еще подумал: интересно, каким образом мне удастся удержать машину при аквапланировании? Мне пришлось изрядно помучиться, и я заметил, что другие гонщики едут с гораздо меньшим количеством топлива, потому что первое время им удавалось очень легко отрываться от меня. К счастью, показался пейс-кар, и у меня появилась возможность связаться по радио с командой. Мы поговорили о стратегии и о том, почему у меня так много топлива. Его на самом деле было в обрез, так что мне с самого начала приходилось еще и экономить, чтобы дотянуть до финиша без второго пит-стопа.

Кругов за 20 до финиша у Вас произошел небольшой инцидент с одним из автомобилей Arrows, который Вы обходили на круг в «Аделаиде». Что случилось?

ХХФ: Мы сильно сблизились, и я рванул внутрь поворота. В этот момент обнаружилось, что я не могу включить ни одной передачи. Я подумал, что коробка сломана. Причина была неясна, и я начал искать передачи. Адреналина в кровь в этот момент я получил предостаточно...

Мика, это, должно быть, самая поразительная гонка в Вашей долгой карьере гонщика Ф-1! Вы поднялись с 14-го на 2-е место, затем вылетели и опустились на 8-е, пробились в лидеры и в конце концов финишировали 2-м!

MX: О! Только не рассказывайте мне все это с самого начала! Событий было много. Но важнее всего оказался психологический момент: потребовалось немало воли, чтобы начать гонку с 14-го места. Не только мне, но и всей команде. Ведь мы привыкли в этом году стартовать с первой линии, и 14-я позиция - нечто совершенно для нас новое. Сама же гонка была великолепна: хорошая тактика, бесперебойная связь, 80 процентов времени я мог вести автомобиль на пределе его возможностей. К сожалению, пошел дождь - и это был не лучший для меня момент. Я вылетел и потерял кучу времени. Вот почему я сижу здесь на 2-м месте. Однако... ну, в общем, все это не важно. Было весело!

Мика, у Вас была пара схваток с Рубенсом Баррикелло, последняя - за лидерство. Каковы Ваши ощущения?

MX: Это было великолепно! Не беспокойся, Рубенс, я не собираюсь делать тебе слишком много комплиментов! Но сегодняшний день еще раз подтвердил, что мы можем оставаться профессиональными гонщиками и без того, чтобы биться колесами, пусть даже и в очень острой схватке. Мы можем отлично обойтись без столкновений. Это и есть в точности то, чем должны быть автогонки. Это хороший пример для молодежи, соревнующейся в картинге или в младших Формулах. Такими и должны быть гонки: без контакта колесами и наездов друг на друга. Нужно соревноваться честно. Сегодня Рубенс провел легендарную гонку. Никаких трюков, разве что очень немного, сущие пустяки. То же самое могу сказать и об остальных гонщиках. Все было очень здорово!

Рубенс, Вы трижды лидировали сегодня. Вы разочарованы своим 3-м местом?

РБ: Я испытываю смешанные чувства. Однако не думаю, что должен испытывать разочарование, потому что финишировал я все же на подиуме. Я второй раз в этом сезоне оказываюсь на подиуме и ничего, что могло бы вызвать разочарование, в этом нет. Лидируя, я чувствовал, что этот день может быть нашим. Но как только дождь усилился, мой автомобиль поплыл, и я счастлив, что не вылетел. К тому же, когда после первого пит-стопа я попробовал автомобиль на мокрой трассе, то обнаружил избыточную поворачиваемость, которая усиливалась все больше и больше. Вести машину было очень трудно. Я должен был сосредоточиться, но все равно потерял много времени в борьбе с McLaren, Ferrari и Jordan. Так что третье место сегодня - это совсем неплохо.

У Вас были продолжительные сражения с Микой Хаккиненом и Михазлем Шумахером. Вам это понравилось?

РБ: Мне это очень понравилось. Я пытался быть предельно вежливым, несмотря на то, что испытывал проблемы с избыточной поворачиваемостью и постоянно блокировал задние колеса. Однако такие сражения, как сегодня, доставляют мне истинное наслаждение. Теперь, когда у нас есть боеспособный автомобиль, я рассчитываю подниматься наверх значительно чаще.



Категория: №13 (08.1999) | Добавил: LiRiK3t (30.04.2014)
Просмотров: 773 | Теги: Гран при, №13(08.1999)
вход выход Created by SeldonSF