Меню сайта
Поиск по сайту
Номера журнала
Рубрики журнала
Фотоальбомы
Разное
Друзья сайта
Продажа журналов
Пользователи
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Яндекс.Метрика

Индекс цитирования.
Главная » Статьи » Номера журнала » №14 (09.1999)

Австрия

Гран При Австрии

 

23-25 июля 1999 г.

В древние времена поэты в Ирландии пользовались великим почетом и уважением. А честь и доброе имя ценились превыше всего.

Ирландская сказка

Сказки «Венского леса»

Австрия - сказочная страна. Не побывав здесь, невозможно представить всего очарования австрийской природы. Даже в дождь. А дождь хлестал как из ведра. Сиренево-серое небо тяжело навалилось на невысокие, покрытые дремучим лесом горы, обступившие со всех сторон автобан. Через неравные промежутки времени то ближе, то дальше серую пелену ливня раскапывали ослепительные вспышки молний. Никогда бы не подумал, что в конце XX века в сердце Европы, за рулем комфортабельного Mercedes-Benz можно вдруг почувствовать себя путником, заблудившимся в грозовом сказочном лесу. Это было настоящее приключение! И появившийся на секунду в придорожной плывущей мгле знак со скрещенными ложкой и вилкой показался вдруг вывеской разбойничьего притона. «Кафе-ресторан «Венский лес» - вкусно, недорого».

Я вошел - и очарование окружающего пейзажа сыграло со мной злую шутку. Я почувствовал чуть ли не разочарование. Нет, разумеется, сервис был на высшем уровне, симпатичная обстановка, приветливый персонал, стандартно разнообразное, как и в десятках других кафе сети «Венский лес», меню. Казалось бы, здесь есть все, что нужно путнику в чужой стране. Но все же это не прокопченный камин в замке великана-людоеда. На фоне этой сказочной природы всякий бизнес режет глаза. Но в наше время бизнес вторгается даже в сказку.

«Дэмон, ты нам нужен!»

Пятница, 23 июля. Свободные заезды. 11.00-12.00, 13.00-14.00

Еще в среду в Шпильберге было жарко и душно, но ночью пошел дождь, и к вечеру четверга разразилась настоящая буря. «Холодный фронт пересекает Альпы», - гласил вердикт синоптиков. И первый тренировочный день вышел прохладным, облачным, довольно ветреным.

Так же как погода в горах Штирии, круто изменилась ситуация в чемпионате мира. Авария Михаэля Шумахера стала для Формулы-1 настоящим потрясением. «Катастрофа, просто катастрофа! - хозяин гостиницы чуть не плакал. - Я уже получил несколько факсов из Германии, - люди отказываются от забронированных номеров. О, какое несчастье с герром Шумахером!»

56-тысячные трибуны автодрома в пятницу казались совсем пустыми, а посреди главной, напротив боксов Jordan, сиротливо висел плакат: «Дэмон, не уходи! Ты нам нужен!». Действительно, в отсутствие Михаэля Шумахера в Формуле-1 обнаружился вдруг острый дефицит ярких личностей. Ожидать побед от других чемпионов - Жака Вильнева, Алессандро Занарди - не приходится ввиду, так сказать, «слабости матчасти». А тут еще собрался «повесить шлем на гвоздь» Дэмон Хилл.

Вот почему последние секунды тренировочных заездов стали для поклонников Формулы-1 настоящим праздником. Тот, кто видел в эти мгновения лицо Эдди Джордана, не забудет этого зрелища никогда в жизни. Буквально остолбенев от безмерного удивления, выпучив глаза и отвесив челюсть, ирландец тупо уставился на монитор, где только что зажегся результат Хилла - первый, на 0,022 секунды лучше Хаккинена! А ведь первый час экс-чемпион закончил на 15-м месте, трижды вылетая с трассы.

Наконец-то после полугода сплошных разочарований, когда недавнего короля Ф-1 совершенно затмил товарищ по команде, после детской обиды на все и вся во Франции и внезапного решения уйти, Хилл па секунду с четвертью обставил Хайнца-Харальда Френтцена.

И все же, остолбенение, написанное на лице хозяина Jordan, заставляло задуматься, - так ли закономерен результат Хилла? Тем более что оба пилота McLaren выглядели не просто абсолютно спокойными, но даже, казалось, как-то снисходительно поглядывали на результаты своих соперников: мы-де только разминаемся, а вы, ребята, стараетесь из последних сил...»

Изо всех сил

Суббота, 24 июля. Свободные заезды. 9.00-9.45, 10.15-11.00

Холодное субботнее утро только подтвердило вчерашние догадки. Гонщики Stewart, Jordan, Benetton с огромным трудом удерживали свои машины в поворотах. При этом они добивались более высокой скорости на прямых, нежели пилоты McLaren. Но результат оставался прежним - и на отдельных участках, и на круге в целом Хаккинен и Култхард показывали отменное время. Когда же за четыре минуты до конца первого 45-минутного «урока» финн лишь на 0,04 секунды отстал от абсолютного рекорда трассы, стало ясно, выходные в Шпильберге - праздник McLaren.

Кто мог им помешать? Хилл, вылетая с трассы трижды, показал 18-е время. Гонщики Sauber и BAR, Williams и Prost жаловались, что никак не могут сбалансировать управляемость своих машин. А как же Ferrari?

Эдди Ирвайн старался изо всех сил. Иногда ему даже удавалось опередить Хаккинена на первом участке. Но автомобиль начинал так дико «танцевать» на трассе, что североирландцу ничего другого не оставалось, как убирать ногу с педали «газа».

Его новому напарнику приходилось еще труднее. Никто, в том числе и сам Мика Сало, не сомневался: такая удача - посреди сезона безработному пилоту попасть в самую знаменитую гоночную команду мира - выпадает раз в жизни. От того, как сумеет показать себя финн за рулем Ferrari, зависит вся его дальнейшая карьера.

Но как же трудно быть заместителем «самого Шумахера»! С первого же появления Мики Хаккинена в Шпильберге, в полдень четверга, его окружили плотным кольцом фотографы и уже не выпускали из своих объятий до самого вечера воскресенья. Каждое слово, каждое движение новоявленной звезды внимательно выслушивалось и изучалось. Подобный прессинг не каждому под силу.

Не менее сложно замещать экс-чемпиона и с технической точки зрения. Если отвлечься от ни к чему не ведущих рассуждений о том, что Михаэлю всегда готовят машину лучше, чем его товарищу по команде, необходимо помнить, что немец всегда настраивает автомобиль с ювелирной точностью, умудряясь балансировать на тончайшей грани между максимально возможной скоростью и минимально необходимой управляемостью-безопасностью.

В свое время это очень хорошо прочувствовали на собственной шкуре - сев за руль невероятно нервного и чувствительного Benetton - Бергер и Алези. Очевидно, теперь Сало действовал с предельной осторожностью, не форсируя скорость, а лишь стремясь почувствовать машину.

«Собственно вождение Ferrari оказалось не таким уж трудным», - заметил Мика в пятницу. И вылетел с трассы, упустив сорок минут, оставшихся до конца тренировки. «Небольшая ошибка, и я потерял контроль над машиной», - объяснил финн свою неудачу.

А пока одни учились, другие уменьшали угол наклона анти-крыльев, а третьи ломали голову над управляемостью в медленных австрийских поворотах, - пилоты McLaren методично увеличивали скорость. И Култхард поставил в тренировке жирную точку – 1’11.801, на 0.013 секунды лучше рекорда круга в гонке, который Жак Вильнев установил в 1997 году на широком автомобиле с покрышками без продольных канавок. Секунды шотландца были очень похожи на эпитафию Ferrari и всем остальным. И немецкие болельщики, которые, пусть в значительно меньшем числе, чем ожидалось, но все же прибывали на трассу, совсем приуныли. Может быть, австрийское пиво не оказывало на них своего обычного действия?

Безнадежный оптимизм

Суббота, 24 июля. Квалификация. 14.00-15.00

Через четыре часа, когда окончилась квалификация, они и вовсе сникли. Даже редко унывающий Ирвайн, добившийся права стартовать третьим, на пресс-конференции выглядел, мягко говоря, невеселым. Да и с чего бы: секунда отставания от McLaren говорила сама за себя.

А ведь как все начиналось! Звено реактивных SAAB, вволю порезвившихся в небе над Шпильбергом, будто притащило с собой откуда-то из-за гор темные облака, и Росс Браун, да и не только он, с надеждой поглядывал на небеса - авось, пойдет дождь. Повторения позавчерашнего потопа, однако, не случилось. Но легкой прогулки у McLaren все равно не вышло!

Едва Хаккинен на восьмой минуте в квалификации (крепко запомнился всем урок в Маньи-Куре!) вынырнул из боксов, как уже во втором повороте съехал на травку. А мчавшийся позади финна Култхард тут же отправился «домой»!

Но радость соперников серебристо-черных длилась совсем недолго. Через четыре минуты Мика уже сидел в запасной машине, через семь - спокойно возвращался в боксы с лучшим временем. А через полчаса вколотил последний гвоздь в гроб «жеребцов из Маранелло» - 1’10.954! И шотландец достойно поддержал своего товарища по команде, отстав менее чем на две десятых секунды.

Похоже было, что фантастические секунды лидеров заставили соперников буквально очертя голову броситься в погоню за максимальной скоростью. Вурц, Физикелла, Френтцен, Баррикелло, Херберт на прямых оказывались быстрее Хаккинена. Занарди и даже Такаги - практически вровень с финном. Но если McLaren проходил повороты, как поезд по рельсам, то всем остальным пришлось здорово попотеть, чтобы удержать машины на трассе. Трулли, Бадоеру, Зонте, Панису, Физикелле (дважды), Френтцену и Такаги сделать этого так и не удалось. «Я несколько раз ошибся, потому что было невероятно трудно удержать машину с такой малой прижимающей силой», - хмурился Физикелла. Остальные кивали на желтые флаги, толкотню на трассе и прочая и прочая.

Только ребятам из McLaren ничего не мешало. И проблемы были у них совсем другие. «Обычно запасная машина идентична «боевой», - со спокойным удовлетворением, словно кот, только что вылизавший блюдечко сметаны, рассуждал Хаккинен. - Отличия между ними скорее психологического, нежели технического свойства. И все же поработать с автомобилем немного пришлось. Знаете, всегда нужно вносить некоторые коррективы в ходе заездов - компенсируя изменение ветра, уровня сцепления с трассой и прочее».

Мика даже оставил неиспользованными два круга из дюжины положенных. А его товарищ испытывал... подержанные шины! «Отличие было не столь велико - где-то в районе пяти сотых секунды, - спокойно рассуждал Култхард, - но я не чувствовал достаточной уверенности, чтобы как следует атаковать в поворотах. Сцепление с трассой у первых двух комплектов было не в пример выше».

Запомним эти снова шотландца. Ибо нам еще предстоит узнать много неожиданного о поведении подержанных шин в Шпильберге - от Ирвайна и его инженеров. Пока же Эдди не очень убедительно объяснил свое секундное отставание: «Все дело в тормозах. Точную причину нам предстоит еще выяснить. Я никак не мог добиться одинакового действия, - в одних и тех же поворотах блокировались то передние, то задние колеса. Так что в действительности мы отстаем от McLaren не более чем на полсекунды. И я с большим оптимизмом жду гонки. Во всяком случае, мы заставим этих ребят здорово побегать!»

По правде говоря, оптимизм Ирвайна казался наигранным. Каким это образом можно «заставить побегать» лидеров, располагая невыясненной неисправностью в тормозной системе и напарником-дебютантом на седьмой позиции? Да и особого воодушевления на физиономии Эдди не наблюдалось. Одним словом, акции Scuderia в Шпильберге упали до рекордно низкой отметки.

Я бы в дворники пошел!

Воскресенье, 25 июля. Warm-up. 9.30-10.00

Прошла ночь, но причин для оптимизма в лагере Ferrari не прибавилось. Наоборот, Эдди дважды приходилось менять машину. Опробовал запасную, пересел в «боевую», но у той забарахлила электроника - седьмое всего лишь время. Мика Сало и того хуже - 15-й.

Да и вообще радостных лиц в паддоке было немного. «Так загубить квалификацию!» - чертыхался Жан Алези, показавший пятое время после 15-го результата накануне. Очевидно, этот порок у Sauber С18 врожденный - с полными баками он едет куда лучше. Вильнев, Хилл и гонщики Benetton заметно улучшили результаты, но, как и Алези, могли теперь лишь горевать об упущенных в субботу возможностях: пятый и шестой ряд на старте - отнюдь не те позиции, на которых можно мечтать о пьедестале.

А парни из McLaren снова веселились. «Все полчаса я был занят тем, что старался очистить мою часть траектории на стартовой прямой», - с абсолютно серьезным видом изрек Култхард...

Короче говоря, исход австрийской гонки был совершенно ясен. Изменить его могло разве что чудо.

Парад-алле!

Воскресенье, 25 июля. Гонка, 14.00

Обойти «А1» кругом невозможно - то здесь, то там натыкаешься на строгих полицейских с собаками всех мастей и вежливое, но решительное «проход закрыт». Но любопытно же - трибуны зияют неприятными проплешинами пустых мест, а на склоне холма от «Ремуса» до «Гессера» полно народу.

Здесь, у подножия покрытой лесом горы, возвышаясь над автодромом, обнаружилась деревенька Шонберг. В купах деревьев прячутся четыре дома, сложенный из огромных бревен коровник, церковь с удивительным, крытым обычной дранкой, совсем русским куполом. И две гостиницы, балконы которых выходят на трассу, окруженные несметным количеством столиков и сидячих мест - рай для любителей пива.

Здесь-то и заливали свое горе большинство поклонников Михаэля Шумахера, решивших-таки поехать в Австрию. Ибо вид с «пивной трибуны» Шонберга на трассу открывается неплохой - видно четыре из семи поворотов «А1». А спускаться ниже резона нет: шонбергские коровы в четверг во время ливня и в пятницу изрядно здесь попаслись. Со всеми вытекающими последствиями.

Так что даже когда на дорожку вышел серебристый грузовик, на котором словно артистов цирка, возит по трассе участников предстоящей гонки, громогласно представляя их публике, желающих подбежать поближе, к самой сетке ограждения, нашлось немного. Как же здесь все изменилось через пару часов!

Стартовую прямую и первый поворот, Castrol, из Шонберга не видно. Рассмотреть что-то на больших телеэкранах даже для людей с хорошим зрением весьма проблематично. Поэтому начало гонки, когда Хаккинен, нервно бросая машину вправо-влево, пытался удержать за спиной Ирвайна, а Култхард, точно и аккуратно ассистируя партнеру, стремился не пустить Ferrari на внутреннюю бровку, не вызвало здесь никакого энтузиазма. И вдруг по склону холма словно дикий порыв ветра пронесся - в восторженный рев фанатов Ferrari вплетались стоны разочарования финских болельщиков. Чудо все-таки случилось: Култхард вытолкнул с трассы Хаккинена! «Я совершенно неправильно оценил ситуацию», - скажет через полтора часа красный то ли от возбуждения после только что закончившейся гонки, то ли от стыда Дэвид.

Вот она - непредсказуемость автогонок! Когда казалось, что австрийский Гран При станет скучным бенефисом пилотов McLaren, несогласованность их действий подарила болельщикам такую драму! Ибо чемпион мира сражался как лев. С последнего, 22-го, места финн рвался вперед с неудержимостью лавины - Панис, Жене, Занарди, Такаги, де ла Роса, Хилл, Трулли, Вурц, Зонта, Физикелла, Вильнев один за другим оставались позади. Причем ни одни из них и не думал сдаваться на милость чемпиона мира. Каждый защищался до последней возможности, будто перед гонкой на крови поклялся в верности Ирвайну! Наконец, последний из невольных союзников Эдди, Френтцен, остался позади, и на 34-м круге Хаккинен вышел на оперативный простор - впереди, в 17 секундах, был Ferrari Ирвайна.

Именно в этот момент в Шпильберге случилось второе чудо, - хотя мало кто его заметил. Странности, впрочем, начались еще раньше. До 12-го круга Култхард легко и непринужденно уходил от преследователей - самым удачливым из них, воспользовавшись заминкой Ирвайна после столкновения двух McLaren, оказался Рубенс Баррикелло - «везя»им в среднем по секунде с небольшим на круге. Но на 13-м разрыв стабилизировался. Это было немного непонятно - ведь у Култхарда имелась великолепная возможность к середине дистанции создать полуминутный отрыв, обезопасив себя от нежелательных потерь на дозаправке. Неужели шотландец поджидал своего товарища по команде, который на всех парах спешил к нему сквозь строй соперников? Маловероятно…

А Ирвайн понемногу... отставал от Баррикелло! И судя по тому, как нервно проходил повороты Ferrari под номером 4, похоже было, что причину загадочной неполадки в тормозной системе инженерам определить так н не удалось.

Тем более фантастичной, неправдоподобной, сказочной казалась ситуация в начале 45-го круга - Ирвайн лидировал, опережая Култхарда на 2.5 секунды! И как потом ни упирался шотландец, за 27 кругов он не смог обойти Эдди.

Что творилось на трибунах! Благословляя Ирвайна, Култхарда, Росса Брауна, Жана Тодта и всех, кто, по их мнению, устроил им такой праздник, болельщики Ferrari и Михаэля Шумахера бросились к стальной сетке, ограждавшей трассу. Два ресторанчика в Шонберге работали на полную катушку, от барменов чуть дым не шел!

А на пьедестале тем временем Култхард обливал шампанским Ирвайна. И те, кто видел в этот момент хилую струйку пенистого напитка, струившуюся на голову усталого победителя, тоже, думается, запомнят эту картину надолго.

Но что же произошло, в чем причина чуда? «Правильная стратегия, - сказал Ирвайн. - Поначалу мне приходилось экономить топливо, зато перед самой остановкой в боксах я нажал...» Култхард же во всем обвинил... Занарди! «Я потерял из-за него две с половиной секунды», - объяснил он.

Через пять минут мне удалось спросить чемпиона CART, почему он так мешал лидеру гонки. «Я?! - несказанно удивился Алессандро. - Но когда?!»

Прямо скажем, Дэвид мог бы найти причину и получше. Ведь в тот момент, когда белый Stewart Баррикелло нырнул на дозаправку, а Ирвайн, по его признанию «нажал», то есть на 38-м круге, шотландец выигрывал у лидера Ferrari не менее 11 секунд (заминка с оказавшимся в нужное время в нужном месте Williams номер 5 уже произошла!). А через шесть кругов проигрывал почти две. Это значит, что на каждом круге ему встречался (и активно мешал) по крайней мере один Занарди!

И еще деталь - в то же самое время, когда Ирвайн «нажимал изо всех сил», Хаккинен отыгрывал у него около секунды на круге. Но обойдя Баррикелло, чемпион мира вдруг успокоился и поехал на секунду медленнее североирландца. Согласитесь, подобное «добродушие» можно объяснить лишь технической неисправностью. Но ни сам финн, ни его хозяин Рон Деннис ни словом об этом не обмолвились.

Когда я обнаружил менеджера McLaren после гонки в паддоке, из леса протянутых к нему диктофонов выглядывала лишь физиономия Денниса - уверенная, ни тени смущения от такого досадного поражения. «Почему же вы не приказали Култхарду пропустить Хаккинена на последних кругах, ведь в этом случае финн выигрывал бы у Эдди четыре очка, а не два?» «О, до конца чемпионата еще уйма гонок, - спокойно улыбнулся Рон. - Какая может быть речь о приказах тому или иному гонщику?»

Через полчаса я услышал еще одну сказку, на этот раз японскую. «Сегодня многие водители предпочли стартовать на уже использованных шипах, - загадочно улыбался технический директор Bridgestone Motorsport Йосихико Ичикава. - Потому что у них был меньше риск избыточной поворачиваемости. На этой трассе подержанные покрышки обеспечивают лучший баланс, чем новые, потому что нормальный процесс износа идет менее тяжело». Как вам это понравится - изношенная резина изнашивается медленнее!

А инженер Ирвайна Лука Бальдиссери добавил в эту галиматью и свою долю: «Машина была отрегулирована так, чтобы быть быстрой на старых шинах, перед самой дозаправкой. Это дало нам возможность продержаться на трассе на 7-8 кругов дольше, чем соперники».

Теперь самое время вспомнить субботние слова Култхарда об изношенной резине. И даже не это главное. Совершенно необъяснимым выглядит рваный темп пилотов McLaren. Установив на 39-м круге блестящее время (почти на секунду лучше, чем Ирвайн четырьмя кругами позже, на своей волшебной подержанной резине!), Хаккинен будто и не помышлял уже об атаке, хотя до финиша оставалось 32 круга, а отставал он тогда от Ирвайна всего на 15 секунд!

И наоборот, Култхард показал лучшее время на 69-м круге, когда бросился в запоздалую погоню за лидером. Что же случилось с шотландцем на 13-м круге, когда он вдрут сбросил темп?

Впрочем, довольно вопросов. Тем более что ответов на них мы наверняка никогда не услышим. Разве что кто-нибудь из участников представления, что разыгралось в великолепных декорациях штирийских гор, случайно проговорится. Как чуть не сделал это Хаккинен, лукаво подмигнув мистеру Брауну, когда этот знаток гоночной стратегии отправлялся за кубком для Ferrari. Или сам Деннис, через час после финиша вдруг ляпнувший: «Я надеюсь, Берни (имеется в виду Экклстоун, президент FOCA и фактический хозяин «большого цирка» Формулы-1) оценит наш вклад в поддержание интриги чемпионата мира!»

Разумеется, оценит. Как и хозяева гостиниц, автостоянок, баров, кафе и ночных клубов вокруг Хоккенхайма, места проведения следующего этапа чемпионата мира. Ну сами посудите - кто бы поехал на Гран При Германии после двойной победы McLaren в Шпильберге? Только финны и шотландцы.

Что же касается всех тех грубых и нескладных сказок, что взахлеб рассказывали участники Гран При Австрии... Возвращаясь из Шпильберга в Грац, любуясь из окна автомобиля красотами волшебной австрийской природы, я еще раз подумал, до какой же степени рознь сказка сказке.

Александр Мельник

Редакции журнала «Формула-1» выражает благодарность

Австрийскому представительству по туризму за помощь,

оказанную при подготовке этого материала.

Пресс-конференция после гонки

Эдди Ирвайн, Дэвид Култхард, Мика Хаккинен

Эдди, Вы выиграли гонку, сделав несколько быстрых кругов перед дозаправкой. Вы вели автомобиль на пределе возможностей?

ЭИ: Нет, я ехал так медленно, как только мог. Я просто хотел убедиться, что наша тактика сработает...

Кругов за 20 до финиша за Вашим автомобилем потянулись облачка дыма. Что это было?

ЭИ: Возможно, это дымились мои мозги. Я был перегружен. У меня были проблемы с тормозами, и автомобиль на втором комплекте шин в поворотах заносило, как свинью...

Дэвид, расскажите о столкновении на первом круге!

ДК: Я съехал с траектории, потому что мне показалось, что есть шанс пройти Мику в первом повороте. Когда я понял, что это невозможно, я вернулся на траекторию и решил, что мог бы снова попробовать обогнать его на торможении, потому что весь уик-энд я тормозил чуть лучше Мики в повороте 2. Но я грубо ошибся. Меня всегда преследовал кошмар, будто я сталкиваюсь с Микой в апексе. К несчастью, он поворачивал, когда я пытался остановиться, - и случилась катастрофа.

Ваш автомобиль получил повреждения?

ДК: Я сломал боковую шайбу на переднем антикрыле. Но это было неважно, поскольку вся гонка стала сплошным кошмаром.

Мика, поздравляем с великолепной гонкой! Вы пробились с безнадежного последнего места на 3-е! Расскажите об этом!

MX: Разумеется, вы не ждете, что я расскажу вам все от старта до финиша. Для этого потребуется еще пара пресс-конференций. Но после всего, что случилось, результат вполне приемлемый. Что бы ни произошло во 2-м повороте, сейчас это уже не важно. Но, вообще говоря, было приятно снова обогнать так много автомобилей.

Вы сказали, не важно, что случилось во 2-м повороте. Но ведь Вы потеряли 6 очков?

MX: Это, конечно, важно, но сейчас не время объясняться по поводу случившегося.



Категория: №14 (09.1999) | Добавил: LiRiK3t (13.05.2014)
Просмотров: 716 | Теги: №14(09.1999), Гран при
^Наверх
вход выход Created by SeldonSF