Меню сайта
Поиск по сайту
Номера журнала
Рубрики журнала
Фотоальбомы
Разное
Пользователи
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Яндекс.Метрика

Индекс цитирования.
Главная » Статьи » Номера журнала » №14 (09.1999)

Чудо

Чудо

Я был тем человеком, который хотел идти в Азию.

Бернард Экклстоун

 

Давно прошли те времена, когда малоизвестный, но чрезвычайно энергичный британский предприниматель по фамилии Экклстоун лично бегал по коридорам московских учреждений, добиваясь у советских чиновников чести привезти свой «цирк» в столицу страны развитого социализма. С тех пор многое изменилось. Дела Экклстоуна пошли в гору, а вот Россия - правонаследник великой державы - попала в полосу затяжного кризиса. И сейчас, когда многие страны лезут из кожи вон, чтобы заполучить этап чемпионата мира на своей территории, наши перспективы вступить в этот автоспортивный «ядерный» клуб весьма туманны. А вот Гран При такой «сверхдержавы», как Малайзия, уже стоит в календаре чемпионата мира 1999 года. Вряд ли азиатский опыт сможет нам впрямую пригодиться, но все-таки любопытно: а как развивались события там? Все началось с того, что в Малайзии захотели провести у себя Гран При. Действительно захотели. И тогда...

 В один невыносимо душный малазийский день в кабинете господина Абдулы Хамида Мохда Али раздался телефонный звонок. Руководитель компании, владеющей всеми аэропортами страны, снял трубку посте пятого сигнала. Какие слова в точности были произнесены на другом конце провода - неизвестно. Господин Али выслушал их молча. Но когда он повесил трубку, его верхняя губа была покрыта бисеринками пота. И не только потому, что работающий на полную мощь кондиционер не в силах был справиться с жарой в помещении. Еще минуту назад Хамид Али не ведал иных забот, кроме духоты и зноя, а теперь он узнал, что через 14 месяцев должен построить лучший в мире автодром для гонок Формулы-1. Причем за свои деньги.

Об этом ему только что сообщил премьер-министр Малайзии доктор Мохатир Мохаммед. И у вполне самостоятельного господина Али не возникло даже мысли ослушаться человека, на протяжении 16 лет считающегося хозяином страны, в которой в начале его правления еще практиковался обычай отрубать мошенникам руки на городских площадях, и государственный флаг которой теперь развевается над комплексом самых высоких офисных зданий в мире - башнями Petronas. Господин Али глубоко вздохнул и пододвинул ближе один из двух вентиляторов на своем столе.

Все, что знал господин Али о гонках Гран При, могло бы уместиться на багажной бирке, которую вешали на чемоданы в его аэропортах. Поэтому он начал с того, что решил узнать, а как, собственно, обстоят дела с подобными сооружениями в мире. В результате посещений трасс в Мельбурне, Сильверстоуне, Кьялами и Эшториле, были выработаны общие представления о том, что нужно Малайзии. Следующим шагом было - найти людей, которые смогли бы воплотить эти замыслы в чертежи, а затем - в асфальт, бетон, сталь, стекло, пластик и еще одному Аллаху известно во что. Никаких конкурсов, за неимением времени, устраивать не стали. «Мы просто позвонили в FOCA (так раньше называлась организация Экклстоуна), - говорит Али, - они подумали и порекомендовали нам фирму Tilke из Гамбурга». Решив этот вопрос, Али взялся за остальные: ему надо было выбрать подходящее место, найти подрядчиков, снять все вопросы в отношении местного законодательства, касающиеся защиты окружающей среды.

С первым вопросом трудностей не возникло: выбор места для будущего автодрома в 3 км от аэропорта Сепанг, который в свою очередь располагается всего в 40 минутах езды от столицы, выглядел вполне естественным. Конкурс на производство земляных, строительных и прочих работ среди местных подрядчиков позволил снизить стоимость строительства до 80 млн. долларов - довольно дешево по европейским масштабам. Подобная экономия оказалась нелишней в свете разразившегося в регионе в начале прошлого года жесточайшего экономического кризиса. Экономить пришлось на всем, включая гравий для полос безопасности. Вместо полностью металлических конструкций, которые первоначально планировались при строительстве трибун, пришлось частично использовать более дешевый местный железобетон.

Чисто строительные заботы не были единственными проблемами, о которых болела голова у «прораба» малазийского Гран При. Если вы вознамерились строить автодром для Ф-1, то самый важный звонок, который вам предстоит сделать, это звонок в FIA. Участие представителей федерации, следящих за решением бесчисленных вопросов с транспортным обеспечением, коммуникацией, инфраструктурой и, естественно, безопасностью, обязательно на всех этапах проекта.

По сравнению со всем этим проблемы с окружающей средой были сущими пустяками. Гран При - слишком лакомый кусочек, чтобы местные власти чинили какие-либо препятствия на пути организаторов соревнований. «Когда в 1963 году здесь построили аэропорт, домов вокруг не было, - говорит Али. -Теперь их множество. Аэропорт притягивает бизнес, и людям нравится жить поблизости». Люди в Малайзии не против шумной жизни. И все-таки трасса спланирована так, чтобы окружающие ее холмы и джунгли поглощали рев двигателей.

Если звонок премьер-министра стал для Али весьма неприятным сюрпризом, то предложение, направленное немцам, показалось им долгожданным подарком из экономического Эдема, которым представлялась в то время Юго-Восточная Азия. Люди из достаточно «невинной» с точки зрения автоспорта страны просили их создать автодром «с нуля». Однако в первую минуту, когда представитель компании вышел из самолета в аэропорту, ему показалось, что он попал в ад. И виной тому было солнце. В Малайзии каждый европеец чувствует себя так, будто в мокром пальто зашел в баню. Именно солнце оказалось тем фактором, который предопределит вид автодрома. В процессе проектирования использовалась даже специальная программа, имитирующая прохождение дневного светила над главной трибуной. Целью было - исключить попадание прямых солнечных лучей на головы привилегированной публики. Однако необходимость экономить на всем сказалась и здесь.

«Было бы слишком дорого закрывать трибуны сплошной крышей, которая могла бы защищать зрителей в течение всего дня, - говорит руководитель компании Германн Тильке. - Поэтому утром и вечером солнце все-таки попадает на трибуну». Компромисс в данном случае небольшой, поскольку большинство автоспортивных соревнований, как и самое пекло, выпадает на середину дня.

«Архитектура - это искусство, построенное на контрастах, - рассказывает автор проекта Ульрих Меррес. - В Сепанге вид главных зданий отражает представление о Формуле-1, как о спорте самых передовых технологий. А крыша над главной трибуной, структура которой напоминает свод листьев, отражает девственную природу вокруг».

Тезис о «наивности» азиатов также оказался далек от действительности: изучив мировой опыт, заказчики усвоили, быть может, главное - большинство современных трасс Ф-1 критикуют за то, что они предоставляют мало возможностей для обгона. Так что специалисты компании Tilke обратили особое внимание на этот аспект. В этом им помог бывший гонщик Ф-1 Марк Зурер. Несколько замечаний по поводу общей схемы трассы высказал и Михаэль Шумахер. Его внимание особенно привлек поворот номер 1, в который по расчетам гонщики будут входить на скорости 100 км/ч посте торможения почти с 300. Однако создатели автодрома считают, что обгонять здесь можно практически везде. Ведь ширина трассы в Сепанге колеблется между 16 и 25 метрами, в то время как на большинстве других автодромов мира этот параметр не превышает 8-12 метров.

Кроме того, в состав трассы вошли несколько скоростных виражей со скоростью прохождения за 200 км/ч, а также две длинные прямые с возможностью достижения максимальных скоростей выше 300 км/ч. За основу первоначальной схемы, по словам Мерреса, была взята фигурка героя некогда популярной компьютерной игры – Пэкмана, который представлял из себя некоего универсального пожирателя с огромным ртом. Именно вето разинутой пасти и поместились главные трибуны. Идея состояла в том, чтобы обеспечить зрителям наилучший обзор возможно большей части трассы длиной 5,6 км.

Следующая проблема, которую надо было решить - какова должна быть вместимость трибун. Если сделать их слишком большими, то даже при достаточно приличном числе зрителей, зияющие там и здесь пустоты будут производить неприятное впечатление. Но еще хуже было бы сделать их слишком маленькими. Причем предсказать заранее зрительский успех Гран При Малайзии, учитывая, с одной стороны, бедность местного населения, а с другой - его многочисленность и восприимчивость ко всему новому, довольно трудно. Решение, тем не менее, было найдено: главные комфортабельные трибуны, предназначенные в основном для состоятельных малазийцев и вряд ли уж слишком многочисленных туристов, имеют вместимость 50 000 человек. Но в случае необходимости окрестные холмы легко могут быть превращены в дополнительные трибуны на 100 000 мест, где любители автогонок смогут наслаждаться зрелищем под открытым небом. «Холмы дешевы», - пояснил это решение Али.

Действительно, бедность местного населения - одна из головных болей организаторов Гран При. Вряд ли средний малазиец сможет позволить себе купить билет на трибуну, особенно если цены, как это заведено ныне, будут согласовываться с Экклстоуном. «Покрыть расходы на строительство трассы за счет одних только соревнований чрезвычайно трудно, особенно в этой части мира, - жалуется Али. - Именно поэтому мы и разработали концепцию Парка Отдыха, расположенного недалеко от международного аэропорта. Трасса будет лишь частью всего комплекса, а Гран При должен служить в основном для целей рекламы и привлечения внимания туристов. В комплекс будут входить поле для гольфа, трасса для внедорожников и луна-парк».

«План прост, - рассказывал «крестный отец» малазийского Гран При премьер-министр Мохаммед на открытии автодрома. - Использовать Гран При для того, чтобы продемонстрировать миру, что Малайзия - подходящее место для бизнеса и отдыха».

Автоспорт находится в зачаточном состоянии в этой стране. И несмотря на огромные рекламные щиты Marlboro с портретами Михаэля Шумахера на местных автострадах, популярность Формулы-1 здесь вызывает большие сомнения. Вот и первыми официальными соревнованиями на автодроме, предназначенном для Ф-1, были гонки на мопедах. Однако серьезность, с которой местные гонщики сражались друг с другом на трассе, обгоняли и блокировали жужжащие снаряды соперников, произвела должное впечатление на немногих присутствовавших здесь европейцев. Особенно эффектными, по свидетельству очевидцев, выглядели сражения мотопедистов на прямой перед трибунами. Основной прием заключался в том, чтобы засунуть голову поглубже между ног для достижения максимальной аэродинамической эффективности. Чем реже гонщик поднимал голову, чтобы оглядеться, тем большей скорости достигал он в конце прямой. Наиболее храбрые вообще не смотрели по сторонам. Все это было бы смешно, если бы не происходило на великолепном автодроме, в названии которого FOA впервые разрешила использовать аббревиатуру F1.

И действительно, здесь есть на что посмотреть. Это сооружение возникает из знойного марева внезапно, подобно взлетающему лайнеру. Главное здание, кажущееся монолитом из полированного металла, огромные окна и стеклянные перекрытия, стальные конструкции с элементами крепления, которые, если бы не их чудовищные размеры, сошли бы за детали от кофейного столика, покрытые плиткой и пластиком полы, точно сделанные изо льда, который не тает даже в такую жару, прозрачные двери, подвешенные на механизмах, своей изощренностью напоминающие подвески гоночного автомобиля, самые большие в мире боксы и самые длинные в мире трибуны (1400 м), освещение для ночных гонок, возможность впервые в мире использовать электронных маршалов, внутреннее телевидение, которое позволяет каждой команде наблюдать за своим автомобилем в течение всей гонки, пресс-центр на 500 журналистов с портами да любого существующего оборудования, эффектное информационное табло, выполненное в стиле знаменитой башни Индианаполиса, безумные переплетения труб климатической системы, и телефоны, миллионы телефонов повсюду - все это производит впечатление чего-то нереального, совершенно неподходящего для этого места. Но все это существует. И существует именно здесь.

Разумеется, не все так гладко. Недоуменное выражение до сих пор не сходит с лица Ульриха Мерреса при воспоминании о 14-месячном опыте сотрудничества с местными строителями. Плитка кое-где уже отвалилась, новенькие ручки дверей остаются в руках посетителей, телефоны не работают - все эти проблемы хорошо нам знакомы. Как и многие другие трудности, с которыми столкнулась Малайзия: и без того небогатая страна попала в полосу затяжного экономического кризиса и нестабильности валюты, волнения среди населения грозят в любую минуту вылиться в массовые беспорядки, не слишком развитая автокультура вряд ли позволяет надеяться на скорый экономический успех затеи с гонками. И все-таки этот замечательный автодром - реальность.

Как же стало возможным это чудо? Ну что ж, начнем с самого начала: в Малайзии захотели провести Гран При...

Леонид Ситник
Категория: №14 (09.1999) | Добавил: LiRiK3t (22.06.2012)
Просмотров: 899 | Теги: №14(09.1999), тема
^Наверх
вход выход Created by LiRiK3t