Меню сайта
Поиск по сайту
Номера журнала
Рубрики журнала
Фотоальбомы
Разное
Пользователи
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Яндекс.Метрика

Индекс цитирования.
Главная » Статьи » Номера журнала » №16 (11.1999)

Гран При Малайзии

Гран При Малайзии

 

15-17 октября 1999 г.

Разницы нет никакой

Между правдой и ложью,

Если, конечно,

И ту, и другую раздеть.

Владимир Высоцкий

Битва нанайских мальчиков

Лет тридцать назад, еще до появления самого северного шлягера советской эстрады «Увезу тебя я в тундру», был у нас очень популярен такой номер - «Борьба нанайских мальчиков». Выбегали на арену два шустрых пацана, с ног до головы укутанные в меха, и весело тузили друг друга минут пять. Потом кто-то говорил «Ап!», шубы и шапки летели в сторону, а на месте борцов-малышей возникал один дядя вполне нормального роста, все это время бегавший по сцене на четвереньках. И так все это было забавно, что публика принимала номер на ура и по второму, и по десятому разу...

Возвращение святого Михаэля Керпенского

Пятница, 15 октября. Свободные заезды. 11.00-12.00, 13.00-14.00

Ровно за неделю до того дня, как команды Формулы-1 должны были отправляться на край света - в далекий Куала-Лумпур - Михаэль Шумахер окончательно решил на Гран При Малайзии не ездить. «Только что зажившая нога Михаэля не выдержит двухчасовой гонки, - объяснял решение своего подопечного его менеджер Вилли Вебер. - А что если вновь авария? Парень может поставить под угрозу не только свое дальнейшее выздоровление, но и весь будущий сезон!»

Прошло четыре дня и - о, чудо! (насмешники утверждали, что произошло оно сразу после аудиенции, которой удостоил двукратного чемпиона мира Папа Римский) - Шумахер передумал. «Похоже, я поспешил, - улыбался Михаэль, когда, облетев полмира, добрался, наконец, до Куала-Лумпур. - Я просто не хотел лишний раз плохими результатами разочаровывать публику и самого себя. Но после двухдневных испытаний во Фьорано, которые прошли на удивление гладко, понял, что чувствую себя много лучше».

Как себя чувствует Михаэль, всем стало ясно уже в полдень пятницы, когда экс-чемпион мира установил лучшее время первого часа тренировки. Правда, в этот момент трасса еще не окончательно просохла после утреннего дождя, - в 350 всего километрах к северу от экватора даже в сильную жару воздух буквально напоен влагой. Поэтому многие пилоты, памятуя о том, что в последние пять недель в Куала-Лумпур лишь однажды выдался день без дождя, старались опробовать наряду с «сухими» покрышками две разновидности «мокрых». Как бы то ни было, товарищ Михаэля по команде, Эдди Ирвайн, отстал почти на полторы секунды.

«Наши водители работали по разным программам, - скажет чуть позже менеджер Ferrari Жан Тодт. - В перерыве между заездами обмен мнениями между ними позволил нам достичь хорошей сбалансированности автомобиля».

Впервые за три месяца с лица месье Тодта исчезло выражение глубокой озабоченности вперемешку с недоумением. Теперь он широко улыбался - великий Михаэль снова с командой и готов помогать ей и советом, и делом.

После «обмена мнениями» Ирвайн улучшил собственное время почти на 3,5 с. Поразили же всех Жак Вильнев и пилоты Sauber. Канадец принес команде первую победу - пусть пока в свободных заездах. Напомнив, что на новых трассах всегда чувствовал себя необыкновенно уверенно. «Не стоит, конечно, делать поспешных выводов, - не скрывая гордости, заметил инженер канадца Джок Клиа, - но с тех пор как он пришел в Ф-1, Жак всегда завоевывал поул-позишн на новых трассах - в Мельбурне в 96-м и в Австрии годом позже. Как было бы неплохо продолжить эту серию!»

Петер Заубер на такой успех даже не надеялся, радуясь уже хотя бы тому, что на домашнем для его главного спонсора, малайзийского нефтяного концерна Petronas, Гран При оба пилота команды в первый же день очутились среди лидеров. Однако вынужденные экскурсии на траву и гравий зон безопасности Жана Алези (во время одной из них француз повредил днище машины) и Педро Паоло Диница говорили о том, что над настройкой еще предстоит поработать.

Сюрпризы Сепанга

Суббота, 16 октября. Свободные заезды. 9.00-9.45; 10.15-11.00

Возвращение Шумахера-старшего волновало прежде всего тех, кто боролся за высшие титулы сезона-99. Зато всех без исключения - пилотов, инженеров, болельщиков - интересовала дорожка нового автодрома. Ни у кого здесь не было никакого опыта. Так что все сведения, которые могли бы почерпнуть участники Большого Приза Малайзии, исходили от специалистов Bridgestone, а те, в свою очередь, основывались на данных своих коллег, обслуживавших мотоциклетный Гран При в апреле.

Поначалу, правда, особой проблемы в командах не видели. «У нас есть очень подробная карта Сепанга, - говорил накануне старта технический директор Jordan Майк Гаскойн. - Введя ее в компьютер, мы получили необходимую гоночную траекторию. Оптимальный уровень прижимающей силы нам также известен, так что можно вычислить скорости машины на каждом участке трассы, а отсюда - выбрать нужные передаточные отношения в коробке передач. Короче, еще до отлета в Куала-Лумпур мы уже знали - Сепанг требует от средней до высокой прижимающей силы и будет очень требователен к тормозам».

После первого знакомства трасса всем очень понравилась. Хороший набор медленных, средних и быстрых поворотов, довольно гладкое покрытие («Редкость для новых трасс», - как отметил Алекс Занарди), большая ширина (12-22 метра против 8-12 метров в среднем для автодромов Ф-1) и две длинных 800-метровых прямых - оба эти обстоятельства предоставляют хорошие возможности для обгона.

«Прекрасная трасса!» - отозвался Тодт. «Я жду хорошей гонки, - подхватил Рон Деннис, управляющий директор TAG McLaren Croup - ведь возможностей для обгона здесь больше, чем где бы то ни было. Уик-энд будет очень интересным». И наконец Эдди Джордан заключил: «Поистине, это автодром нового тысячелетия! Буквально все здесь вызывает чувство благоговейного восторга, - начиная с аэропорта и отелей и кончая вчерашним ночным балом. Надеюсь, мы устроим здесь сенсационную гонку, чтобы отплатить малайзийцам за их вклад в автоспорт!» Задачу свою, заметим, боссы Формулы-1 выполнили на отлично, хотя и без помощи Джордана.

Не будем, однако, забегать вперед. После того, как улеглись первые восторги, обнаружилось, что Сепанг вовсе не так прост. «Со стороны управлять гоночным автомобилем здесь кажется гораздо легче, чем оно есть на самом деле, - озабоченно заметил Ральф Шумахер, который в пятницу показал всего лишь 18-й результат, а в субботу хоть и вошел в десятку, уступил лидеру почти две секунды. - Из-за своей ширины некоторые повороты выглядят быстрее, чем они есть. Только достигая апекса, неожиданно понимаешь, насколько поворот труден. Мы пока еще так и не нашли оптимальной траектории. И никак не можем нащупать верную настройку из-за совершенно разных характеристик быстрой и медленной частей трассы».

Не смогли справиться с задачей даже в McLaren. А ведь на протяжении всего сезона машины этой команды одинаково хорошо себя вели и на быстрых, и на медленных трассах. Теперь же Мика Хаккинен проигрывал обоим Ferrari, а Дэвид Култхард пропустил еще и Stewart Джонни Херберта. «Мы пытаемся адаптировать настройку к изменяющимся условиям трассы, - несколько путано говорил шотландец. - И нам еще предстоит поработать». В переводе на нормальный человеческий язык это означало, что в McLaren никак не могут найти верное соотношение между скоростью на прямых участках и прижимающей силой в поворотах.

С подобными проблемами столкнулись пилоты всех без исключения команд. И только Михаэль Шумахер со спокойным удовлетворением заключил: «Машина хорошо работает на каждом секторе кольца».

Тише, мыши, - кот на крыше!

Суббота, 16 октября. Квалификация. 13.00-14.00

Сколько же тонн бумаги и километров пленки ушло на обсуждение вопроса, не потеряет ли Михаэль прежней скорости! Сколько восторгов за три месяца его отсутствия расточалось по поводу раскрывшегося, подобно избавившемуся от тени солнцелюбивому цветку, таланту Ирвайна! Шумахер-старший всего за час в Сепанге, думается, раз и навсегда снял все вопросы - секунда, которую он «привез» Эдди и чемпиону мира, сродни морали крыловской басни - «А вы ж, друзья, как ни садитесь...»

Вообще, для болельщиков Михаэля наблюдать за заездами в Сепанге было одно удовольствие. Ведь на первом секторе дистанции время Шумахера улучшали не только пилоты McLaren, но и Дэмон Хилл, и Херберт с Баррикелло и еще чуть не с полдюжины пилотов. Но после этого сравнительно простого, очень скоростного участка следовала серия из восьми самых разнообразных поворотов, - здесь-то отставали большинство соперников. И даже третий сектор - с длинной прямой, но очень трудным виражом - предпоследним, с доворотом - не спасал тех, кто неверно настроил свои машины.

Были конечно, у соперников Михаэля и объективные трудности. У Jordan Хайнца-Харальда Френтцена, к примеру, в первой же попытке отвалился «воротник безопасности» - специальная пластиковая защита вокруг шеи и головы пилота. Машину занесло, и двигатель заглох. Немцу пришлось пересесть в запасной автомобиль, отрегулированный под его товарища по команде Хилла, когда во второй попытке вышел из строя левый передний тормоз. Дефектную скобу заменили, но у Хайнца-Харальда осталось лишь два комплекта свежих шин, так что последнюю попытку ему пришлось идти на 5 кругов. В результате обладатель поул-позишн Гран При Европы в Азии оказался лишь 14-м.

В BAR с шинами и вовсе перемудрили, почему-то решив использовать в квалификации... подержанные покрышки. «Вчера вечером мы приняли неверное решение, - каялся Вильнев, - за которое сегодня пришлось расплачиваться». Алези жаловался, что улучшить время в последней попытке ему помешал Баррикелло. Бразилец, в свою очередь, обвинял еще кого-то, кто «перебежал ему дорогу» на последнем круге. Фамилию, впрочем, Рубенс назвать затруднился. Джанкарло Физикелла, как и Лука Бадоер, пенял на тормоза. Ярно Трулли просто не знал что сказать: «Такого еще не было. Утром, на шинах, которые прошли 20 кругов, с менее мощным двигателем (в квалификации пилоты Prost использовали моторы Peugeot А18 EV7, а в тренировках и гонке - EV5) и на более медленной трассе я показывал такое же время! Чего я только ни делал - сцепления колес с дорогой так и не обнаружил».

Гонщики Williams жаловались на плохую управляемост ь своих машин. «Как показывает практика последних двух лет, - подвел итог неутешительным 8-му и 16-му местам своих парней технический директор Патрик Хед, - на трассах, подобных малайзийской, проявляются все худшие черты Williams».

А что же McLaren? «Мы так и не нашли нужного баланса в поведении машины в медленных, средних и быстрых поворотах, - объяснил неудачу Култхард. - В предпоследнем повороте я испытывал огромную недостаточную поворачиваемостъ». Однако Хаккинен, которого Дэвид в последней попытке отодвинул на четвертое место, сохранял каменное спокойствие: «Конечно, я бы предпочел стоять завтра поближе к светофору. Но место на старте - не проблема. Главное - гонка, и я постараюсь достичь в ней наивысшего возможного результата».

По правде говоря, третий или четвертый - разница для Мики была небольшой. Ибо уже целую неделю его товарищ по команде (отнюдь не потерявший шансов впервые в жизни стать королем Формулы-1, заметьте себе!) утверждал, что приложит все силы, лишь бы помочь чемпиону мира удержать на голове корону. Так что субботняя пресс-конференция первой тройки по итогам квалификации выглядела немного забавно. Шумахер с места в карьер признался, что, конечно же, пропустит Эдди. Все это напоминало захватывающие схватки кетчистов – один держит соперника в крепких объятиях, а другой что есть силы вытрясает из него душу зубодробительными ударами громадных кулаков. Публика визжит от восторга...

Мягкая твердость резиновой тактики

Воскресенье, 17 октября. Warm-up. 9.30-10.00

Результаты квалификации пробудили множество толков о тактике команд. Култхард впереди Хаккинена, Херберт обошел Баррикелло, Вурц - Физикеллу, Хилл - Френтцена. Не говорило ли это о том, что для разных пилотов их руководство выбрало разную тактику? А секундное отставание McLaren? Может быть, все дело в более жесткой резине?

В Сепанг Bridgestone привез покрышки двух разновидностей - «сверхмягкие» и «мягкие». Точно такой же выбор командам предоставляли, к примеру, в Монако и Венгрии. Но уже после первых заездов в Малайзии японские инженеры обнаружили первую странность. Несмотря на более высокие, чем на Хунгароринге и в Монте-Карло скорости, «сверхмягкие» покрышки вели себя значительно стабильнее. «Нет обычного снижения характеристик в промежутке со второго по десятый круг, - отметил технический руководитель Bridgestone Motorsport Иосихико Ичикава. - Вместе с тем износ таких шин остается довольно значительным, особенно для задних колес. В целом, обычные, «мягкие» покрышки проигрывают «сверхмягкой» резине 0,3-0,5 секунды на круге, но тот, кто их выберет, спокойно может пройти всю гонку лишь с одной остановкой».

Для тех, кто мучительно пытался разгадать тактику команд, результаты разминки оказались весьма любопытными. Выиграл Баррикелло, Stewart которого оснастили по-иному настроенным передним антикрылом, что, как уверяли инженеры команды, позволило увеличить скорость прохождения медленных поворотов.

Дальше расположились пилоты McLaren, уступившие своим вчерашним результатам меньше секунды - весьма необычно, если еще учитывать большую протяженность малайзийского «кольца». Гораздо ближе к «среднему» показателю разминки (минус 1,6-2,9 с) оказались Ferrari. Похоже, оценив за ночь результаты двух дней, в техническом штабе McLaren сделали должные выводы и отставание свое от «жеребцов из Маранелло» устранили.

Что ж, если так, предсказать тактику лидеров представлялось не столь уж сложной задачей. Пожалуй, пилоты английской «конюшни» предпочли более безопасный вариант - с «мягкими» шинами и одной остановкой в боксах. Итальянцы же (не забудьте, выбор этот необходимо было сделать в субботу днем, до квалификации!) могли предпочесть более быстрые шины и - чем черт не шутит? - рискнуть заменить их лишь однажды.

Впрочем, все эти умонастроения могли разрушиться от первых же капель дождя. В субботу днем было сухо - тем больше вероятности, что в воскресенье на Сепанг обрушится привычный в этих местах ливень.

«Самая трудная гонка в моей жизни...»

Воскресенье, 17 октября. Гонка. 14.00

Жара на экваторе - дело серьезное. Во влажном, душном мареве +35 - это не фунт изюму. «Казалось бы, уж я-то должен был привыкнуть к такой температуре, - вытирал вспотевшее лицо Баррикелло. - Но столь убийственное сочетание жары и влажности... Джонни говорит, что никогда не видел у меня такой красной физиономии. Ему бы в зеркало посмотреть!»

Однако малайзийская жара донимала пилотов только в боксах. За рулем, по общему признанию, они чувствовали себя значительно комфортнее. Даже Михаэль Шумахер, к состоянию здоровья которого по вполне понятным причинам относились с особым вниманием, сказал, что с физической точки зрения гонка больших проблем не доставит. «Главное, - добавил он, улыбаясь, - добраться до финиша, не попав в аварию и сохранив машину».

Ярно Трулли не удалось добраться даже до старта. Двигатель приказал долго жить еще на круге прогрева. К великому огорчению Алена Проста и всей французской «конюшни» меньше чем через четверть часа отказал и второй мотор Peugeot - у Оливье Паниса. Если учесть, что на разминке в автомобиле Трулли сгорел еще один двигатель, разногласия между командой и ее поставщиком предстают несколько в ином свете.

Однако кому интересны проблемы аутсайдеров? Столкновение Хилла и Физикеллы на первом круге, стоившее обоим гонки, неудачи Зонты и Диница - оба бразильца не удержали свои машины несколькими мгновениями спустя - были не больше чем необязательным гарниром к главному блюду, схватке двух команд, двух пар железных бойцов...

На старте все четверо оказались насколько искусны, настолько же осторожны. Хотя Култхард и предпринял попытку обойти Ирвайна, сделать этого шотландцу не удалось. А к концу второго круга Шумахер опережал товарища по команде на целых три секунды. Но уже на четвертом, аккуратно выполняя данное обещание, пропустил Ирвайна в лидеры.

За что тут же поплатился! Ибо Култхард, который по ожидаемому сценарию должен был бы дать дорогу своему товарищу, вместо этого атаковал Шумахера и довольно легко прошел его во втором повороте. Дэвид скоро настиг ушедший было вперед второй Ferrari и начал терзать Ирвайна. Весьма возможно, что в одном из поворотов шотландец и североирландец вошли бы «в клинч», как не раз уже случалось в уходящем сезоне. Но тут McLaren в очередной раз подвел Дэвида - вышел из строя бензонасос. Кстати, как сообщили инженеры Ilmor, такое произошло с двигателем Mercedes-Benz впервые за шесть лет участия в Формуле-1.

После схода Култхарда болельщики Ferrari перевели дух: вдвоем справиться с Хаккиненом их парням будет, конечно, гораздо проще. Так оно и получалось почти до середины дистанции.

Так же легко, как «зевнул» атаку Дэвида, Шумахер-старший без труда отражал все поползновения чемпиона мира. Мало того, дважды немец вдруг прибавлял темп, приближаясь к лидеру, а потом вновь отставал, тормозя McLaren и доведя к 20-му кругу проигрыш (свой, и, соответственно, Хаккинена) до 9,5 с.

На 25 круге Ирвайн заехал в боксы, а еще через 16 кругов, за которые его верному помощнику Михаэлю Шумахеру удалось довести свое отставание до 19 секунд, наступила развязка. Ирвайн во второй раз в боксах. И выезжает оттуда позади Хаккинена. Но ведь машина финна обута в более твердую резину (после гонки это подтвердил представитель Bridgestone) а значит, заправляться он больше не будет. Так что даже если Шумахер рискнет и на своих «сверхмягких» (что также подтвердили японские инженеры) шинах попробует больше не останавливаться, Scuderia гонку проиграла. Два очка отставания превратятся в четыре. А если еще и покрышки лидера не выдержат, то и в шесть...

И тут произошло невероятное: McLaren свернул в боксы! Неужели что-то случилось? Нет - ничего экстраординарного, обычная дозаправка, замена колес. Но ведь этого же не может быть! Если еще в субботу днем в McLaren выбрали более твердые шины и две остановки, значит там заранее решили... проиграть гонку!

«Я не хочу говорить об этом, - пряча глаза, отвечал Хаккинен на настойчивые расспросы журналистов после финиша. - Решение во второй раз заехать в боксы принимала команда. Простите, но я очень устал. Это была самая трудная гонка в моей жизни».

Стоит ли говорить, что после неожиданного подарка, который преподнес Ferrari чемпион мира, Шумахер, спокойно дождавшись Ирвайна, пропустил его вперед. И гонка закончилась, к неописуемой радости болельщиков, блестящей победой их любимой Scuderia. Замечательная тактика Росса Брауна, самопожертвование «святого Михаэля», безошибочные действия Эдди Ирвайна. Вытирая красное (не иначе, доконала малайзийская жара северянина-финна) лицо, рассыпался в комплиментах своим противникам Хаккинен. А в это время...

«Разве это автогонки?! - бушевал Деннис. - Нас беспардонно тормозили. Это нечестно! И вообще, нужно проверить Ferrari на предмет соответствия техническим требованиям. Взгляните хотя бы на шины Шумахера - да ведь это слики! Мы обязательно подадим протест...» Но все это хлопанье крыльями закончилось ничем. Протест относительно покрышек автомобиля № 3 (никаких канавок на «сверхмягкой» резине с одной всего остановкой, конечно, не осталось и в помине) подан так и не был. Однако...

Ровно через три часа Ferrari все же дисквалифицировали. Оба. Размеры боковых дефлекторов не соответствовали установленным техническим регламентом. Хаккинен стал двукратным чемпионом мира. McLaren выиграл Кубок конструкторов.

P.S. «У него граната не той системы...»

Пятница, 22 октября. Заседание апелляционного суда.

Пять дней малайзийский скандал служил отличной пищей для газет, радио- и телекомпаний. Перевирая непонятные простому смертному технические термины, сотни изданий по всему свету задавались вопросом - кто прав?

В результате «пять независимых судей», как особо подчеркивалось FIA, приняли беспрецедентное решение: нарушение, если и было - вовсе не нарушение! Потому как, во-первых, вполне укладывается в рамки полусантиметрового допуска. А во-вторых (как говорят в таких случаях в английском парламенте, - «Слушайте, слушайте!»), точности поверочных приборов все равно не хватало, чтобы судить о соответствии размеров дефлекторов итальянских машин техтребованиям. Самый настоящий нонсенс.

«Любое решение, кроме дисквалификации Ferrari - сказал еще накануне трехкратный чемпион мира Ники Лауда, - будет фарсом». Знаменитого австрийца, которого за светлый ум прозвали Компьютером еще в те времена, когда Шумахер-старший под стол пешком ходил, трудно ввести в заблуждение. Да, собственно никто особенно и не старался спрятать торчащие уши во всей этой не слишком красивой истории. Ведь новые дефлекторы появились по бортам Ferrari еще на Гран При Европы. Мало того, после квалификации в Сепанге автомобиль Ирвайна тщательно проверили. Вспомните еще и то обстоятельство, что шины с напрочь стертыми канавками никто проверять не стал...

Так зачем же весь сыр-бор затевали? Зачем неделю Хаккинена и McLaren в чемпионах водили? Может быть, просто для того, чтобы поскорее позабыли все, зачем же все-таки Мика поехал во второй раз менять шины, которые замены не требовали?

«Я огорчен? - подвел итог самой сенсационной гонки сезона Деннис на пресс-конференции 23 октября (между прочим, в Париж, где решалась судьба его команды, Рон даже не поехал!) – Нет. Я удивлен? По правде говоря, нет. В последние годы наш спорт стал уж слишком коммерциализированным. Финансовое давление на всех нас невероятно возросло. Вот и теперь всем очень хотелось, чтобы вопрос о чемпионстве решился в последней гонке сезона, в Японии».

Итак, подождем, пока голос за сценой скажет «Ап!»

Александр Мельник

Пресс-конференция после гонки

Эдди Ирвайн, Михаэль Шумахер, Мика Хаккинен

Эдди, наши поздравления! Вы говорили, что Ferrari нужна поддержка Михаэля, и теперь с его помощью команда добилась великолепного результата. Что Вы чувствуете?

ЭИ: Это фантастика! Этот парень может нагнать страху на кого угодно. Он не только лучший номер 1, но он также и лучший номер 2! Я не знаю, что нам следует сделать с ним, но, похоже, в следующем году мне придется нелегко, когда мы будем в разных командах. Я гнал быстро, как только мог, и автомобиль вел себя очень нервно в поворотах. Меня чрезвычайно беспокоила возможность вылета, особенно на скоростных участках трассы. Так что я старался не совершать ошибок, а Михаэль очень постарался для меня.

Михаэль, Вы применили уникальную стратегию, сделав только одну дозаправку на более мягких шинах. Это было решено до старта или по ходу гонки?

МШ: У нас был выбор и мы решили останавливаться один раз, хотя, если честно, мне казалось, что лучше провести две дозаправки. Но теперь я могу сказать, что стратегия с одним пит-стопом сработала идеально.

Сегодня Вы отлично сыграли роль второго номера, но почти сразу после того, как Вы пропустили на 4-м круге Эдди вперед, Вас обогнал Дэвид Култхард. Вы ожидали этого?

МШ: Нет, это не входило в наши планы. Но я знал, что мне предстоит очень долгий путь до первой дозаправки, и поэтому захотел немного поберечь шины и не слишком сильно буксовать. Я очень медленно выходил из первого поворота, не ожидая, что Дэвид нырнет с внутренней стороны. Мы соприкоснулись - что привело к небольшому повреждению моего автомобиля и имело некоторые для меня последствия. Но после схода Дэвида ситуация значительно упростилась.

На первом пит-стопе было видно, что Ваши шины совершенно стерты. Как Вам удавалось поддерживать скорость на совершенно лысой резине?

МШ: Хороший вопрос! Прежде всего я должен сказать, что команда здорово поработала. Все критиковали Ferrari за то, что автомобили не совершенствуются, но на Нюрбургринге выяснилось, что это неправда. На этот раз нам удалось доказать, насколько хорош наш автомобиль, и этот результат достигнут благодаря команде. Я не знаю, насколько различается показанное нами время на круге, но, полагаю, цифры очень близки. Просто потому, что машина хорошо идет по трассе.

Мика, на подиуме Вы выглядели совершенно выдохшимся. Теперь Вы в порядке?

MX: Да, теперь я чувствую себя хорошо. Это самая трудная гонка в моей жизни, гонка, в которой необходимо выкладываться полностью. Эти ребята применили блестящую тактику, мне не в чем их упрекнуть, они хорошо поработали и выиграли гонку. Для меня главным было гнать, как можно быстрее, и попытаться обойти Михаэля. Его автомобиль на самом деле ехал очень медленно в скоростных поворотах, но как только мы выходили на прямые, он очень легко ускорялся на выходе из поворотов, так что обогнать его было невозможно.

Когда Вы ехали за Михаэлем, камера за Вашей головой показала пару жестов, адресованных сопернику. Досадно было тащиться за Шумахером?

MX: Это была тяжелая работа. Представьте, что ваш автомобиль постоянно заносит, при этом у меня было такое чувство, что Михаэль очень неровно проходил различные повороты. Мне все время приходилось быть начеку. Не затормозит ли он в самом неожиданном месте? Вот почему я должен был оставаться предельно собранным, чтобы не въехать в корму его машины. Я полагаю, именно поэтому мне и не представилось случая обогнать его.


Категория: №16 (11.1999) | Добавил: LiRiK3t (21.05.2014)
Просмотров: 776 | Теги: №16(11.1999), Гран при
^Наверх
вход выход Created by LiRiK3t