Меню сайта
Поиск по сайту
Номера журнала
Рубрики журнала
Фотоальбомы
Разное
Пользователи
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Яндекс.Метрика

Индекс цитирования.
Главная » Статьи » Номера журнала » №16 (11.1999)

Прыжок ягуара

Прыжок ягуара

11 июня 1955 года через два часа после старта суточной гонки на выносливость в Ле-Мане Mercedes-Benz Пьера Левега вылетел на переполненные трибуны напротив боксов. Горящая машина крушила, сметала, калечила все на своем пути. Самая страшная катастрофа в истории автоспорта унесла жизни более 80 человек. Первой реакцией организаторов соревнований было немедленно остановить гонку. Но тогда
десятки тысяч зрителей заблокировали бы дороги на многие километры вокруг, и кареты
«скорой помощи» не сумели бы пробиться к месту катастрофы. И гонка продолжалась.
Но каково было ее участникам!

Майкл Хоторн, на глазах которого произо­шло несчастье, не в силах продолжать гонку, отправил свой Jaguar в боксы. Останавливаясь, Майкл проехал гаражи Jaguar и, словно со­мнамбула, вылез из машины. Положение было критическим. Откатывать автомобиль назад запрещено правилами, обслуживать вне бок­сов - тоже. Менеджер Jaguar Лофти Ингланд - в недавнем прошлом военный летчик, - при­казал Хоторну занять место в кабине и про­ехать еще круг. С ничего не выражающим взглядом англичанин сел в автомобиль и, про­ехав круг уступил свой Jaguar напарнику.

Всю ночь мертвых и раненых увозили с места катастрофы. Всю ночь продолжалось сражение Фанхио и Хоторна. Mercedes и Jaguar попеременно обгоняли друг друга. Ут­ром немецкая команда в знак уважения к по­гибшим сняла свои машины с гонки. Победа в Ле-Мане’55 - первая из трех подряд - доста­лась Jaguar. Именно после этих побед Jaguar стал легендой.

Почему Jaguar?

Почему Jaguar? Именно этот вопрос чаще всего задавали президенту Ford Джеку Нассеру после официального объявления о переиме­новании Stewart в Jaguar в 2000 году. 32 года Ford был связан с гонками Гран При, и вот «го­лубой овал» уступает место пусть и славной, но никогда не имевшей к Ф-1 никакого отно­шения «большой кошке». Обычно Нассер отве­чает, что это часть долгосрочной стратегии. Выросший в Австралии выходец из Ливана, Нассер свободно изъясняется на 6 языках, но лучше всего он владеет «корпоративным языком Ford». Что же значат его слова на «род­ном» языке человека, годовой оклад которого составляет 1 млн. долларов, не считая 13 млн. всевозможных доплат и премий?

Нассер любит автоспорт, это несомненно. В молодости он участвовал в ралли в Австра­лии. Но несомненно и то, что в настоящий мо­мент этот, по выражению Джеки Стюарта, «са­мый влиятельный в мировой автоиндустрии человек» больше озабочен конструкцией пе­пельницы в каком-нибудь Ford Fiesta, чем про­блемами Формулы-1. Ford Motor купил Jaguar 9 лет назад, сделав эту компанию частью сво­ей империи, в настоящий момент состоящей из 7 марок - Ford, Lincoln, Mercury, Mazda, Volvo, Aston Martin и Jaguar. Вполне естествен­но, что Нассер, приведший в 1998 году 345000 работников своей компании к чистой прибы­ли в 22 миллиарда, ищет, как наилучшим обра­зом распорядиться силами своей армии. Ford, считает он, с его массовыми моделями, лучше всего будет смотреться в чемпионате мира по ралли, где его соперниками будут выступать Toyota, Subaru, Peugeot, SEAT и Mitsubishi. В Ле-Ман давно рвется Aston Martin, чтобы померяться лошадиными силами и выносливостью с Porsche, Mercedes-Benz, Audi и Nissan. Что ка­сается Формулы-1, здесь в качестве основных соперников Jaguar будут выступать Mercedes, BMW, Honda и, конечно, - Ferrari. Без сомне­ния, именно последнее имя не дает спать спо­койно руководителям Ford. Ведь сколько бы ни побеждали в последние годы Williams или McLaren, трибуны автодромов в любой стране мира все равно утопают в красном. И в этой ситуации глупо было бы не воспользоваться таким козырем, как Jaguar. Ведь оглянувшись на историю этой марки, удивляешься не при­ходу Jaguar в Ф-1, а тому, что этот приход со­стоялся только сейчас.


Первая ласточка

В принципе, утверждение, что Jaguar ни­когда не имел отношения к Формуле-1, не сов­сем верно. В 1950 году на старт Большого Приза в Монце заводской гонщик Jaguar Кле­менте Биондетти вывел необычный автомо­биль. Он состоял из шасси спортивного Ferrari 166S и двигателя Jaguar ХК. Увы, в гонке Ferrari-Jaguar продержался всего 16 кругов, и неудачную попытку быстро забыли. Но, кто знает, как повернулась бы история Ф-1, если бы в Монце Биондетти сопутствовал успех...

А началось все в сентябре 1922 года в при­морском городе Блэкпул на севере Англии, где 20-летний энтузиаст-мотоциклист Билли Лайонз и 29-летний предприниматель Уильям Уомзли основали компанию Swallow - «Лас­точка». В небольшом кирпичном гараже они развернули производство колясок для мото­циклов. Компания стремительно росла и пе­реехала в среднюю Англию, в Ковентри - сердце британской индустрии.

Следующим шагом стало изготовление ав­томобильных кузовов на шасси других произ­водителей. Наконец, настал черед выпустить первый собственный автомобиль - в 1931 году им стал SS1 (Standard Swallow). К 1933 го­ду относится упоминание о первом участии компании в серьезном соревновании. Коман­да из трех SS вышла на старт Альпийского ралли. А в 1934 году на тех же гонках пришел и первый успех - командная победа. В 1936 году спортивный журналист Том Уиздом вме­сте со своей женой Элси выиграли Междуна­родное альпийское ралли. На самом первом автомобиле этой марки, который позднее причислят к лику Классических - SS100. Го­дом позже заводская команда на трех маши­нах добыла Кубок производителей на первом ралли Британского королевского автоклуба. Первое же место в личном зачете было у них украдено спортсменом, выступавшим в част­ном порядке на... SS.

Постепенно укреплялся и кадровый состав компании. В инженерный отдел пришли Уиль­ям Хейнз, Гарри Уэслейк, замечательный мото­рист, впоследствии создавший двигатель для команды Ф-1 Дэна Гарни, и Уолтер Хассан - легенда автоспорта, автор знаменитого Coventry Climax, мотора, сыгравшего огром­ную роль в истории Гран При.

Собственно Jaguar появляется на сцене в 1935 году. Нужно было подобрать имя для одной из новых моделей SS, и рекламный от­дел предложил название крупного хищника. И хотя Лайонз (по-русски - Львов), к этому времени полностью затмивший своего парт­нера на первых ролях в компании, улавливал в новом названии некую натяжку, оно было принято и оказалось очень удачным, в тече­ние десятилетий символизируя мощь и ско­рость автомобилей с «большой кошкой» на ка­поте. Утверждению новой марки в немалой степени способствовало и то, что после войны о таких названиях, как SS, по вполне понят­ным причинам пришлось позабыть.


Ревущие 40-е

С началом войны производство автомоби­лей пришлось свернуть. В эти годы компания выпустила для армии около 10 000 мотоцик­летных колясок, выполняла отдельные заказы для авиации, что позволило инженерам позна­комиться с передовыми технологиями. Опыт изготовления деталей и узлов для бомбарди­ровщиков Whitley и Wellington, истребителей Spitfire, Lancaster, Stirling и Mosquito оказался неоценимым при проектировании будущих моделей. И особенно пригодился (простран­ственная ферма вместо рамы, дисковые тор­моза) для гоночных машин.

В 1948 году появился ХК120 - автомобиль, принесший Jaguar всемирную славу. ХК в этой аббревиатуре означал совершенно новый дви­гатель - «шестерка» с двумя верхними распре­двалами, 120 - количество миль в час, которые должна развивать машина. К последней цифре специалисты отнеслись весьма скептически и потребовали доказать смелое утверждение на практике. Испытания состоялись в Бельгии, где специально для этого закрыли один из прямолинейных участков шоссе. Jaguar развил скорость 126 миль в час, а со снятым ветро­вым стеклом разогнался до 132,6 (213,4 км/ч), став самым быстрым серийным легковым ав­томобилем в мире.

Успех машины превзошел все ожидания. Мощный 160-сильный двигатель и удачная конструкция легкого шасси позволяли вла­дельцам нового Jaguar без особых затрат участвовать в гонках. И гоночный характер «ди­кой кошки» немедленно взяли на вооружение в рекламном отделе компании.

Через Ла-Манш в Ле-Ман

Победы Jaguar в гонках были гордостью Великобритании. Походы заводской команды сопровождались большой помпой. Машины своим ходом выезжали из заводских ворот в Ковентри, следовали через всю Англию в Лондон, где их приветствовали на централь­ных улицах жители столицы. Затем «Ягуары» прибывали в Дувр и грузились на паром, пере­возивший их через Ла-Манш во Францию...

Дебют заводской команды в знаменитой 24-часовой гонке в Ле-Мане состоялся в 1950 году и не был слишком успешным. Две маши­ны сошли, а третья, лидируя, отстала из-за проблем со сцеплением. Зато в Сильверстоуне Питер Уокер и Лесли Джонсон принесли ком­пании 1-е и 2-е места.

Тогда же состоялся еще один важный де­бют. В гонке «Турист Трофи» в Северной Ирландии один из Jaguar на старт вывел молодой гонщик, известный только тем, что за ним уже прочно закрепилась репутация водителя, ко­торый «слишком быстр, чтобы жить долго». В команду парня взяли с большой неохотой. Тем не менее, он пришел к финишу первым, оставив соперников далеко позади. Звали мо­лодого человека Стирлинг Мосс.

Мосс прижился в команде и в 1952 году участвовал в невероятном марафонском заез­де на автодроме Монлери под Парижем, где три Jaguar ХК120, доказывая свою надежность, в течение семь дней и ночей поддерживали среднюю скорость около 100 миль/ч - 168 ча­сов на 160-ти! Итак, с надежностью все было ясно. Однако предыдущий опыт показал, что­бы добиться успеха в Ле-Мане, необходимо облегчить конструкцию. Так появился ХК120С, впоследствии приобретший широкую извест­ность под именем С-типа.

Пока же Jaguar оставался темной лошад­кой. В 1951 году в Ле-Мане зрители собрались понаблюдать за борьбой Talbot-Lago, Cunningham и Ferrari. Но у Ингланда был свой план: с самого начала Мосс должен был задать чудовищный темп, изматывая более опытных и обладающих более мощными автомобилями соперников, а два других экипажа при этом могли бы беречь машины. План удался. Мосс побил рекорд круга, а соперники сходили один за другим. До финиша добрался лишь один Jaguar - Питера Уокера и его тезки Уайтхеда. Но он выиграл гонку.

В 1952 году у Jaguar появился новый грозный соперник - Mercedes-Benz. Напу­ганные слухами о новом немецком чуде с необычным аэродинамическим кузовом, англичане в срочном порядке изготовили свой вариант обтекателя. Времени на испы­тания не осталось. В результате, в Ле-Мане все три машины сошли в первые же часы из-за перегрева двигателей.

Но через год англичане нанесли немцам ответный удар. Секретным «оружием возмездия» стали дисковые тормоза. Jaguar первым применил новинку, вскоре ставшую непре­менным атрибутом любой гоночной машины. Экипаж Мосс-Уокер, чья машина испытывала проблемы с подачей топлива, финишировал 2-м. А выиграл гонку автомобиль, за рулем ко­торого сменяли друг друга два гонщика-любителя, во многом олицетворявших дух эпохи, - известный энтузиаст Дункан Хамильтон и майор Тони Рольт, награжденный Военным крестом за отличия в военной службе. Еще один С-тип пришел четвертым. В его экипаже выступал Ян Стюарт - однофамилец человека, которому 47 лет спустя суждено будет возгла­вить команду Jaguar в Ф-1.

К Jaguar пришла мировая слава! И коммер­ческий успех. Было продано 12000 автомобилей модели ХК120. Отсутствие буквы С по­требителей волновало мало.

Сказал С, говори и D

В 1954 году на смену С-типу пришел D-тип. Это был не просто спортивный вариант ком­мерческого автомобиля. Это была машина, спе­циально построенная, чтобы выигрывать гон­ки - первый Jaguar с монококом из магниевого сплава в качестве несущего элемента шасси.

Из-за проблем с двигателем (в топливо не­известно как проник песок - говорили даже о саботаже!), небольшого столкновения и лив­ня D-тип в год дебюта не смог подняться в Ле- Мане выше 2-го места, после 24 часов борьбы уступив Ferrari 1 минуту 47 секунд - самый плот­ный до сих пор финиш в этом соревновании.

Затем настал черед печальной победы 1955 года. А гонка 1956 года началась для за­водской команды настоящей катастрофой. Два автомобиля столкнулись друг с другом уже на втором круге, а третий выбыл из-за повреждения топливной системы. И все-таки победа досталась D-типу: первой к финишу пришла частная команда, выступавшая на Jaguar. В тот же год англичане выиграли ралли Монте-Карло, став единственной маркой, в один год первенствовавшей и в Ле-Мане, и в Монте-Карло. Затем наступил триумф 1957 года, когда Jaguar D-типа занял - задержите дыхание - 1-е, 2-е, 3-е, 4-е и 6-е места!

Продолжение здесь...

Категория: №16 (11.1999) | Добавил: LiRiK3t (14.08.2012)
Просмотров: 1351 | Теги: история, №16(11.1999)
^Наверх
вход выход Created by LiRiK3t