Меню сайта
Поиск по сайту
Номера журнала
Рубрики журнала
Фотоальбомы
Разное
Пользователи
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Яндекс.Метрика

Индекс цитирования.
Главная » Статьи » Номера журнала » №17 (12.1999)

Сезон, который построил... кто?

Сезон, который построил... кто?

 

Игра - вид непродуктивной деятельности, мотив которой заключается не в ее результатах, а в самом процессе...

Большой энциклопедический словарь

 

Пятидесятый сезон чемпионата мира выдался во многих отношениях уникальным. Интригующий старт, неожиданный поворот сюжета на самом экваторе, новые персонажи, вмешавшиеся в схватку признанных фаворитов, и невероятный скандальный финиш. Может быть, самое любопытное - очень непросто, если вообще возможно, назвать его главного героя. Были сезоны Фанхио и Ferrari, Кларка и Williams, Сенны и Шумахера. Годы «граунд-эффекта», антикрыльев и турбонаддува. Но попробуйте определить главное действующее лицо только что завершившегося чемпионата! Кто это - пилоты? Или команды? А может, технические новинки? Или нечто иное?

 

Вокруг да около

Даже беглого взгляда на автомобили прошедшего сезона достаточно, чтобы уяснить - никаких сюрпризов конструкторы Формулы-1 своим соперникам не преподнесли. По-прежнему специалисты по аэродинамике искали оптимальные формы передних и задних антикрыльев, боковых дефлекторов и понтонов. По-прежнему появлялись во всех мыслимых и немыслимых местах всевозможные крылышки, элероны, закрылки, спойлеры и вновь исчезали через пару гонок. Все так же инженеры экспериментировали с числом - два или три - и расположением - вертикальным или горизонтальным - амортизаторов подвески. Все так же заменяли или дополняли их торсионами. Как прежде, крайне важной считалась проблема эффективного охлаждения тормозов. А потому постоянно варьировалась форма, расположение и сечение воздухозаборников этой системы и конструкция тормозных дисков.

Ничего нового не придумали создатели трансмиссии. Поперечное или продольное расположение валов в коробке передач, шесть или семь ступеней - вокруг этих вопросов в основном ломали копья конструкторы, но решающего преимущества не дало пока ни одно из решений.

Появилась, правда, одна новинка, обещавшая хотя бы намек на революцию - так называемый тормозной дифференциал, перераспределяющий тормозное усилие между передними колесами. Но затея с треском провалилась. Никакого преимущества широко разрекламированное зимой устройство не принесло, и уже в середине сезона Benetton от него отказался. Инженеры Arrows, разработавшие было подобную конструкцию, вообще так и не опробовали ее на гонках. Весьма показательно, что автор революционной новинки Ник Вирт в конце сезона был вынужден покинуть команду.

Ничего нового не увидели мы и в конструкции двигателей. Их создатели продолжали заботиться о снижении массы и размеров. Что, как обычно, сказывалось на надежности. В общей компоновке в стремлении найти наиболее выгодное распределение масс конструкторы вновь попытались уменьшить базу машины, - то есть расстояние между передними и задними колесами. Однако, как отметили специалисты, для McLaren, к примеру, такое уменьшение обернулось некоторым ухудшением управляемости.

Одним словом, в техническом плане сезон 1999 года ничем не блеснул.

Дранг нах остен!

Зато в календаре чемпионата мира появилась новая трасса - малайзийский Сепанг. И вот ее-то по праву можно назвать первым претендентом на роль героя-99.

Во-первых, потому, что среди скучноватых современных автодромов, выстроенных словно по одному шаблону, с минимальными возможностями для обгона, малайзийская трасса - настоящая находка. Две длиннющие прямые дают возможность проявить себя мощным моторам, бесстрашным пилотам и надежным тормозам. А весьма необычный набор «медленных», «средних» и «быстрых» поворотов ставит перед инженерами, настраивающими подвеску и аэродинамику автомобиля, головоломные задачи, выдвигает на первый план мастерство, чутье, интеллект пилота.

Но главное не это. Большой Приз Малайзии ясно обозначил поворот Формулы-1 на восток. Пока европейские правительства, пекущиеся о здоровье своих граждан, пугают организаторов автогонок запретами табачной рекламы, Международная федерация автоспорта лихорадочно ищет выход из тупика. Ведь не секрет, что именно производители сигарет - один из самых могучих двигателей прогресса в автоспорте. Вот почему в последние годы у президента FIA Макса Мосли и его заместителя и главы «Формула Один Холдинг» Берни Экклстоуна столько планов проведения этапов чемпионата мира в странах, не входящих в Европейское сообщество.

Так что Сепанг может оказаться первой ласточкой, которая сделает погоду в Формуле-1 XXI века.

Кто там шагает правой?

Впрочем, рядового болельщика глобальные проблемы вряд ли занимают слишком уж серьезно. Гораздо важнее знать, как чувствует себя любимая команда, чем стал для нее сезон-99 - ступенькой к грядущему подъему или гибельным топтанием на месте?

На первый взгляд, результаты чемпионата свидетельствуют о том, что сезон стал огромным шагом вперед да Ferrari. Самая популярная в мире «конюшня» после 16-летнего перерыва вернула себе первенство в Кубке конструкторов. Прогресс в техническом, да и в организационном плане, несмотря на несколько неприятных инцидентов, налицо. Пилоты Scuderia на протяжении всего сезона бились за лидерство в личном зачете и упустили почетнейший титул лишь в самой последней гонке. Ну разве не герои?

Однако сезоном Ferrari назвать 50-й чемпионат мира язык не поворачивается. Слишком свежи в памяти растерянные лица Луки ди Монтеземоло и Жана Тодта в Бельгии и Италии, когда пилоты «конюшни» откатывались все дальше, проигрывая не только главным соперникам из McLaren, но и гонщикам Jordan, Stewart, Williams. И уж точно долго не выветрится из памяти болельщиков неприятный запашок скандала, витавший над Scuderia после победного финиша в Малайзии. Слишком трудно после такого избавиться от впечатления, что судьи протянули Ferrari руку помощи, чтобы любой ценой сохранить интригу в чемпионате до последнего этапа.

Кто же тогда McLaren, как не герой? Но несмотря на чемпионский титул в личном зачете минувший сезон вряд ли можно внести в актив английской команды. При бесспорном техническом преимуществе ее машин (чего стоят 11 поул-позишн в 16 гонках!) результаты сезона не слишком впечатляют. Значит, команда в чем-то не доработала, что-то упустила.

Зато блеснул Jordan. Накануне сезона Эдди Джордан отважился на кардинальные перемены, расставшись со своим давним сотрудником Гэри Андерсоном. И приглашенный ирландцем Пол Гаскойн, уже несколько лет ходивший в подающих надежды у Кена Тиррелла, в новом коллективе расправил крылья. Тем не менее, даже двух побед и «бронзы» в личном и командном первенствах маловато, чтобы претендовать на звание главных лауреаток сезона. Хотя на фоне буксующего Williams и тонущего Benetton успехи «ирландской конюшни» выглядят внушительно. Падение недавнего чемпиона неудивительно. Уход Шумахера, Росса Брауна, Рори Бирна, Флавио Бриаторе обескровил команду. А в семействе Бенеттон, как с очевидностью показал нынешний сезон, не нашлось человека, способного удержать коллектив на плаву.

Не стала героем и BAR - команда, обещавшая стать самым ярким событием сезона. Хотя, если говорить начистоту, широковещательные заявления руководства «табачной конюшни» накануне сезона могли ввести в заблуждение разве что самых простодушных. Да, в составе British American Racing экс-чемпион мира. Да, Reynard выигрывал первую же гонку каждого нового чемпионата, в котором стартовал. Но команда Формулы-1 - это отнюдь не только автомобиль и пилот, пусть самый талантливый.

Человеческий фактор

Как никогда остро дал почувствовать правоту подобного утверждения сезон-99. Кого из его участников можно назвать главным героем? Мику Хаккинена? Конечно, финн отстоял свой титул, продемонстрировав замечательную скорость и психологическую устойчивость в квалификации, мастерство его неуклонно растет, - как показали гонки в Маньи-Кур, Австрии, Японии. Но как же быть с ошибкой в Монце? И почему чемпион не смог превратить в очки свое подавляющее преимущество в квалификации?

При ближайшем рассмотрении оказывается, что не тянет на героя и вице-чемпион. Да, Эдди Ирвайн добился, как многим казалось, невозможного. Одержав первую в карьере пилота Ф-1 победу уже на старте сезона, североирландец достойно поддержал команду после потери потерпевшего аварию лидера. И проиграл битву за титул в напряженнейшей схватке на самом финише сезона. А его вклад в командный успех Ferrari оказался самым весомым.

Однако в личном споре он каждый раз проигрывал Шумахеру. Больше того, призванный в команду в пожарном порядке Мика Сало, едва освоившись за рулем F399, стал показывать более быстрые секунды и дважды - в Германии и Бельгии - уступал Ирвайну дорогу по приказу из боксов. О Сепанге и вспоминать не хочется.

А вот Хайнц-Харальд Френтцен и Ральф Шумахер с неожиданной легкостью расправились со своими напарниками, экс-чемпионами Ф-1 и CART, и Дэмоном Хиллом, и Алексом Занарди.

Так что же в итоге? Неужели нет у сезона-99 главного героя?

Главный герой

Но как же вы могли забыть об интриге, - воскликнет внимательный читатель. Ведь такого интересного чемпионата мира и не упомнишь!

Действительно, победа второго номера Ferrari и пилоты шести разных команд «в очках» на первом же этапе в Австралии. Реванш Хаккинена в Бразилии. Дубль Михаэля Шумахера в Имоле и Монако. Постепенно тающее преимущество McLaren в скорости и ни следа былой надежности. Невероятная гонка во Франции. Ferrari F399 уже почти сравнялись с МР4/14, а с помощью Шумахера «жеребцы из Маранелло» получили реальный шанс впервые за 20 лет покорить наконец вершину Ф-1.

И тут произошло непредвиденное, - Михаэль сломал ногу. И тем самым сломал интригу чемпионата. Болельщики начали отказываться от билетов. Букмекеры приуныли, - кто же поставит против Хаккинена?! Чемпионат шел ко дну.

Тогда-то и началось самое интересное. В Англии у Мики отлетает колесо. В Австрии Култхард, которому расслабившийся Рон Деннис позволит бороться за свой чемпионат, выбивает собственного товарища по команде во 2-м повороте, а потом чуть не проделывает то же самое в 1-м повороте в Бельгии, отнимая у Хаккинена победу и драгоценнейшие 4 очка. В Хоккенхайме McLaren постигает рецидив прошлогодней болезни, поразившей заправочное оборудование, а затем Мику снова подводит колесо. В Италии Хаккинен включает не ту передачу в повороте и вылетает с трассы. В это время Ferrari не теряет времени. И хотя у итальянской команды тоже не все идет гладко, Ирвайн стремительно сокращает отставание от казавшегося недосягаемым Хаккинена.

В результате интрига была спасена. Вопрос о призерах чемпионата оставался открытым до последних метров последнего этапа. Вернулся Шумахер. Однако на протяжении всех осенних гонок трудно было отделаться от ощущения, что столь лихо закрученным сюжетом мы обязаны некоему незримому автору. Взять хотя бы скандал с нарушением технического регламента и последующей реабилитацией Ferrari. Кто-то постоянно заботился о том, чтобы мы не скучали. И добился-таки своего. Достаточно было взглянуть на море красных флагов, курток, бейсболок, зонтов, затопившее Нюрбургринг на Гран При Европы.

Кто этот незримый режиссер? Наивно думать, что здесь можно назвать фамилию одного человека, или двух, или десяти. Формула-1 - сложный механизм. Интриги, политика, закулисные маневры - часть любого великого спорта, будь то автогонки, футбол или шахматы. Так что главным героем 50-го чемпионата стал он сам. Скучать любителям гонок Гран При в этом году не пришлось. Это уж точно.

Влад Глебов

Категория: №17 (12.1999) | Добавил: LiRiK3t (30.08.2012)
Просмотров: 924 | Теги: тема, №17(12.1999)
^Наверх
вход выход Created by LiRiK3t