Меню сайта
Поиск по сайту
Номера журнала
Рубрики журнала
Фотоальбомы
Разное
Пользователи
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Яндекс.Метрика

Индекс цитирования.
Главная » Статьи » Номера журнала » №18 (01.2000)

Игорь Ермилин

Игорь Ермилин

 

На вопросы наших корреспондентов Владимира Маккавеева и Татьяны Поповичевой отвечает вице-президент Федерации автомобильного спорта и туризма России Игорь Ермилин.

Игорь Васильевич, разговоры о строительстве в России трассы для гонок Формулы-1 ведутся уже почти двадцать лет. Какой из предлагавшихся за эти годы проектов был наиболее близок к реализации?

Проектов было много. Они казались очень привлекательными, потому что предполагалось, что на Формуле-1 можно заработать много денег. Но на самом деле есть очень немного людей, которые зарабатывают на этом деньги. Остальные тратят.

Я думаю, самым реальным с точки зрения инвестиций был проект, предложенный фирмой Dorna Management из Лихтенштейна. Но мы оказались не готовы к его осуществлению. Это был конец перестройки, расшатанные связи, расшатанные системы управления.

Потом достаточно далеко продвинулся ярославский проект. В Ярославле был человек, который поставил на это дело все свое будущее, свою карьеру. Он получил землю, получил разрешение на проведение работ, сделал очень хороший проект, согласовал его с инспекторами FIA. В Москву тогда приезжал Макс Мосли и интересовался Ярославлем.

Но проект совершенно не был сориентирован на внешние инвестиции. Возможность защиты зарубежных инвестиций в то время была очень слабой, и этот проект потихонечку умер.

На данный момент в России существует целых три проекта строительства трасс для Формулы-1: в Туле, Москве и Петербурге. Как вы их оцениваете?

По сравнению с любым другим городом России, Москва обладает сумасшедшим потенциалом. В столице трассу можно построить лучше и быстрее, сомнений в этом нет. Московский проект родился в 1997 году: Лужков дал поручение Тарпищеву, городские институты власти начали готовить распоряжение, выбирать место. В ноябре прошлого года Общественный градостроительный совет утвердил место и общую концепцию строительства.

В Санкт-Петербурге в основу проекта легло распоряжение губернатора В. А. Яковлева. Когда два месяца назад я встречался с Берии Экклстоуном, он сказал, что из Питера приезжали большие люди и сказали, что быстро все построят. Я потом перезвонил в Питер своим знакомым. Вроде бы Яковлев и Малышев действительно хотят построить серьезный автодром в районе Пулково.

Тулой начали заниматься в середине 1997 года. В декабре 1998 года было подписано постановление правительства России о строительстве в Туле комплекса для Ф-1. Сейчас готов предварительный проект, составленный пока без привязки к местности. Предварительный объем инвестиций на этом этапе составил около 150 тыс. долларов.

Гонка идет достаточно напряженная, и наблюдать за ней весьма интересно. Идеальная ситуация для страны, если у нас будет построено три трассы. Для национального автомобильного спорта три трассы такого уровня - это огромный шаг вперед. Получим мы три гонки или нет - это другой вопрос. Страна у нас уникальная: мы можем провести Гран При России, Граи При Европы и даже единственный в своем роде Гран При Евразии. Почему нет!

А руководство FIA и FOA в курсе того, что сейчас происходит в России?

8 октября я как вице-президент ФАСТ России был на ежегодной Международной ассамблее FIA в Париже. У нас не было предварительной договоренности, но Макс Мосли уделил мне полчаса своего времени. Помимо обсуждения формальных вопросов мы довольно мило побеседовали на разные темы, которые так или иначе затрагивали проблемы нашего автоспорта. 14 октября я получил факс от Берни Экклстоуна, который пригласил меня встретиться с ним в Лондоне.

О чем шла речь на этой встрече?

Такой же вопрос мне задал английский офицер в консульстве: что вы будете обсуждать с г-ном Экклстоуном? На что я ответил: мы знакомы так давно, что раз он попросил меня приехать, скорее всего, я буду слушать, а он будет говорить.

Это был неофициальный визит?

Ну, в общем, да. Берни был без галстука. Мы беседовали более двух часов. Я поставил машину на стоянке на Princess Gate и попал на штраф в 40 фунтов, поскольку полагал, что наша встреча продлится не более часа... Берни тоже не рассчитывал на такую долгую беседу.

Мы обсуждали много вопросов. Вообще эта встреча была своего рода продолжением наших… консультаций. Я знаю, что тысячи людей по всему миру говорят: вот, мол, Берни - мой друг. Все хотят прислониться к его славе. Я не могу сказать, что я его хорошо знаю, но мы общаемся по телефону, последний раз встречались года два назад.

Наше общение началось после подобного приглашения в 1992 году. Тогда мы с ним беседовали относительно очередного проекта трассы для Формулы-1в Москве, после чего он сказал человеку, который нас сопровождал: «Это мои гости на все время пребывания». С тех пор у нас сложились такие... м-м-м... применительно к такому человеку очень трудно подбирать слова… в определенном смысле доверительные отношения. Когда Берни нужно прояснить что-то по поводу России, он обращается ко мне. Так было и на этот раз. Мы говорили о телевизионных проблемах: обсуждали цифровое телевидение, проекты строительства трассы в России. Главной же темой было сегодняшнее состояние нашего автоспорта. Еще в 1992 году Берни однозначно сказал, что без развитого национального автомобильного спорта Формулы-1 нам не видать, потому что для него это сложно, неинтересно и невыгодно.

В мире сейчас существует 33 автодрома, имеющих лицензию на проведение гонок Формулы-1, а гонки проходят только на 16. Может сложиться такая ситуация, что мы построим три трассы, а гонку так и не получим?

Самая большая проблема - это уговорить Берни привезти сюда Ф-1. Если в Европе проблемы с телевизионными правами и табачной рекламой не урегулируются - будут условия для того, чтобы Формула-1 пришла в Россию. Думаю, что и Россия в сегодняшнем ее состоянии этого энтузиазма не вызовет. Даже если у нас будет готовая трасса. Нужна серьезная работа, прежде чем Ф-1 придет в Россию. Во всяком случае, когда Лужков через Тарпищева и Самаранча приглашал Экклстоуна в Москву, но он вежливо отказался. Особого интереса у него сейчас нет.

Так или иначе, в следующем сезоне наши болельщики вживую Формулу-1 все равно не увидят. А как насчет телевизионных трансляций?

Переговоры на эту тему идут. Интерес есть, просто условия, на которых был заключен предыдущий договор, сегодня неприемлемы. Договор этот был подписан до кризиса, но даже тогда он был экономически неоправдан. Думаю, что скоро этот вопрос будет решен.

Категория: №18 (01.2000) | Добавил: LiRiK3t (18.12.2012)
Просмотров: 1047 | Теги: №18(01.2000), интервью
^Наверх
вход выход Created by LiRiK3t