Меню сайта
Поиск по сайту
Номера журнала
Рубрики журнала
Фотоальбомы
Разное
Пользователи
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Яндекс.Метрика

Индекс цитирования.
Главная » Статьи » Номера журнала » №19 (02.2000)

Виктор Маслов

Виктор Маслов

 

«Я считаю, что неудач у меня не было»

В канун Старого Нового года в гостях у нашего журнала побывали управляющий директор команды Arden International Racing, выступающей в международной Формуле-3000, Александр Требитш и ее пилот Виктор Маслов. На вопросы Леонида Ситника и Владимира Маккавеева отвечает первый русский гонщик Ф-3000.

 

Виктор, второй год подряд вы будете выступать в международной Формуле-3000. Как складывалась ваша карьера на пути к Ф-3000?

Интерес к автогонкам появился лет пять тому назад, уже в преклонном, можно сказать, возрасте - в 19 лет. Когда я был в отпуске во Франции, заинтересовался картингом, принял участие в пяти гонках одной из лиг французского чемпионата. А через год сел за руль «формулы». «Лукойл» устроил отборочные тесты на машинах Формулы-Ford в Италии, где кроме меня участвовали два итальянца: Пьедемонте и Рангони. Я подошел и два следующих сезона - в 1997-м и 1998 годах - отъездил в российской Формуле-3. В 1998 году параллельно с чемпионатом России я гонялся и в итальянской Формуле-3. После чего мы и решили в 1999 году дебютировать в Формуле-3000.

В десяти гонках вам так ни разу и не удалось пройти квалификацию. Неудачи не разочаровали?

Я считаю, что неудач, как таковых, у меня не было. Пять раз в десяти гонках я квалифицировался впереди Марио Хаберфельда из чемпионской команды West Competition, семь раз был в двух секундах от поул-позишн, так что этот сезон дал мне как гонщику очень много.

Но товарищ Хаберфельда по команде Ник Хайдфельд стал чемпионом Ф-3000. Не было впечатления, что West Competition по-разному относится к подготовке их машин?

Нет. Нам довелось участвовать вместе с West Competition в зимних тестах, и получилось так, что у них была готова только одна машина на двоих. Хайдфельд и Хаберфельд поочередно садились за руль, и разница между ними была порядка секунды на круге на одной и той же машине при одинаковых условиях на трассе.

Тяжело было пересаживаться с машины Формулы-3 на Ф-3000?

Ну, разворачивало! Очень тяжело было показать лучшее время. На машинах Формулы-3000 резина теряет свои характеристики буквально через два круга. Следует резкое ухудшение, после которого примерно 150 километров характеристики резины остаются более или менее стабильными.

Что оказалось самым сложным для вас в прошлом сезоне?

Я абсолютно не знал трасс. Нам удалось два раза выехать на гонки Формулы-Орel в Нюрбург и Будапешт, чтобы хотя бы запомнить, куда надо поворачивать. Но в целом отсутствие опыта оказалось серьезной проблемой, особенно при настройке машин. Если в начале сессии ты кардинально ошибся в настройке, исправить что-то за те 45 минут, что длится квалификация, практически невозможно. Нашим соперникам приходилось даже обращаться к инженерам команд Формулы-1 в надежде, что они дадут хоть какие-то рекомендации.

Но итальянские-то трассы вы знали?

Да, в Имоле я поездил, но это очень трудная трасса, где надо быть очень аккуратным в медленных поворотах. Наверное, она даже самая сложная в чемпионате. К тому же я знал ее только по Формуле-3. Если же говорить о Монце, то там я поехал бы куда лучше. На этом скоростном автодроме аэродинамическая загрузка куда меньше, так что автомобили очень близки по стилю вождения к Формуле-3.

Вы, наверное, единственный российский гонщик, кому удалось познакомиться со всеми европейскими трассами, на которых проходят гонки Формулы-1. Какие автодромы вам понравились?

Очень понравились Спа и Маньи-Кур. Они очень похожи. К сожалению, мне не удалось до конца прочувствовать всю прелесть «Красной воды». Во время тренировок трасса постоянно была мокрой, а чтобы получить максимальное впечатление от этого поворота, его нужно пройти «в пол». Но и без этого в Спа много интересных поворотов. Напротив, не очень понравился Хоккенхайм. Может быть, от недостатка опыта. Цена ошибки здесь слишком велика. Пять сотых, которые потеряешь на тихом повороте, на следующей длинной прямой неизбежно превращаются в семь-восемь десятых.

Ближе всего к преодолению квалификационного барьера вы были именно в Спа?

Да, за два круга до конца сессии я был восьмым, но потом меня развернуло. В быстром повороте я очень близко пристроился за Хайдфельдом, но прижимной силы не хватило и машину просто смыло с трассы. Я потерял круг, и его-то мне не хватило.

Говорят, дебютантам тяжелее всего приходится в Монако. Как вам понравился Монте-Карло?

Меня захлестнули эмоции, а трасса в Монако очень коварна. Там есть накатанная машинами Ф-1 траектория, на которой великолепное сцепление колес с асфальтом. Машина держит дорогу просто здорово. Но стоит уйти на полметра в сторону, и сцепление становится практически нулевым. Слева и справа довольно много пыли, мусора, ошметков резины. Свою роль играет и развал полотна. Я попался на это. Перед входом в туннель внешнее колесо моей Lola провисло в воздухе, и я не смог повернуть.

По своим масштабам мир Формулы-3000 куда скромнее «большого цирка» Ф-1. Каковы отношения между гонщиками в Ф-3000? Есть ли у вас друзья среди пилотов?

Есть несколько гонщиков, с которыми сложились очень хорошие отношения. Иногда даже в выходные встречаемся. Мы очень дружны с Дино Морелли из Coloni. Но обстановка в паддоке довольно напряженная. Здесь, скорее всего, сказывается политика команд.

У вас есть кумиры в Формуле-1?

Нет. Я думаю, Шумахер сегодня объективно сильнейший гонщик Формулы-1. Но назвать Михаэля своим кумиром я не могу. Кстати, в прессе его довольно много ругают, но, по-моему, он очень порядочный человек. Мне довелось с ним общаться только однажды: два года назад в Монце мы играли вместе в футбол. Пилоты Ф-1 готовились к матчу с артистами, и в качестве тренировки был устроен матч с молодыми гонщиками итальянских формул.

Кто выиграл?

Опыт взял верх. Шумахер и его команда победили. После игры был совместный ужин, а Шумахеру, у которого на следующий день были тесты, нужно было уйти пораньше. Михаэль извинился перед всеми, попрощался и даже заплатил за всю компанию.

Перед игрой вас, наверное, предупреждали, чтобы вы были поосторожнее, ведь ноги Шумахера стоят очень дорого?

Конечно! («Виктор играл в защите, как раз против Шумахера, который был в нападении, - вступает в разговор Александр Требитш. - Так что Михаэль должен быть очень благодарен, что его ноги не остались на поле в Монце. Ведь Витя Маслов мог бы и испортить его карьеру».) Хотя получить травму за рулем куда проще. Физикелла, например, как раз в день игры разбил машину в хлам. Только вернулся из больницы и вышел на поле. В таких матчах вообще играют в основном итальянцы. Сейчас их в Формуле-1 все меньше, так что играть приходится гонщикам, выступающим за итальянские команды.

Где сейчас живет Виктор Маслов: в России, Англии или, может быть, в Монако?

Последний месяц больше в Москве. А во время сезона - в разных местах. Шесть официальных тестов, десять гонок, плюс неофициальные тренировки. Соответственно раз двадцать пять в год приходится летать туда-сюда по всей Европе.

Виктор, случались моменты, когда вам становилось страшно за рулем?

Пару лет назад на тестах в Маджоне у меня пробило тормозной трубопровод, упало давление в тормозах, и машина перевернулась в одном из скоростных поворотов. Но по-настоящему стало страшно на следующий день, когда в том же месте у меня вновь отказали тормоза.

В сентябре в Штатах разбился Гонсало Родригес, с которым вы гонялись весь сезон в Ф-3000. Тяжело было после этого выходить на старт?

Я был в шоке! Мы почтили его память на брифинге пилотов. Но мне очень не понравилась форма, в которой сообщили о гибели Гонсало. Сначала показали репортаж о Формуле-1 и только потом, как бы между делом, сказали о гибели Гонсало Родригеса.

Через месяц после смерти Родригеса в страшную аварию на мотоцикле попал и Джейсон Уотт. По ходу сезона многие гонщики Формулы-3000 жаловались на Уотта, и он снискал себе репутацию самого бесшабашного гонщика международного чемпионата...

У меня тоже было несколько неприятных ситуаций с Джейсоном. В жизни Уотт - нормальный парень. Но как только он садится за руль, в голове у него, видимо, что-то переключается.

А что вы думаете о Хуане-Пабло Монтое? Сейчас в Америке, да и в Европе, его называют чуть ли не «гонщиком будущего».

Не стоит забывать, что в Америке Монтоя уже гонялся. До ChampCar он ездил в Формуле-«Атлантик», так что многие трассы ему знакомы. К тому же он выступал тогда, когда автомобили ChampCar потеряли значительную часть прижимной силы и практически все страдали от недостаточной поворачиваемости. Ему же не составило особого труда приспособиться к новым условиям. Кроме того, не стоит забывать, что, несмотря на молодость, Хуан-Пабло - очень опытный гонщик. У меня был инструктор Роб Уилсон, который рассказывал, как еще десять лет назад он был партнером Монтои на гонках в Колумбии. Повторяю, несмотря на молодость, Монтоя - очень опытный пилот!

Какие задачи вы ставите для себя в сезоне-2000?

Пройти квалификацию в 8 из 10 гонок чемпионата.

Если все сложится хорошо, где бы вам хотелось продолжить карьеру?

Мне очень нравится ChampCar, но это - дело будущего.

Категория: №19 (02.2000) | Добавил: LiRiK3t (09.11.2012)
Просмотров: 1566 | Теги: №19 (02.2000), интервью
^Наверх
вход выход Created by LiRiK3t