Меню сайта
Поиск по сайту
Номера журнала
Рубрики журнала
Фотоальбомы
Разное
Пользователи
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Яндекс.Метрика

Индекс цитирования.
Главная » Статьи » Номера журнала » №19 (02.2000)

Зияющие высоты команды великого волшебника

Зияющие высоты команды великого волшебника

 

Тридцать три несчастья

Воскресным майским вечером 1958 года трое хорошо одетых молодых англичан шумном гурьбой вываливались из дверей казино в Монте-Карло. Так Колин Чэпмен, Грэм Хилл и Клифф Аллисон отметили дебют Team Lotus в чемпионате мира по автогонкам Формулы-1. Хилл выиграл приличную сумму - 120 фунтов стерлингов - и это казалось всем троим хорошим предзнаменованием.

По правде говоря, сам дебют не слишком удался. Аллисон едва не разбил машину, дважды останавливался в боксах долить воды в радиатор постоянно перегревавшегося двигателя и приехал последним, шестым. А за 10 кругов до финиша в повороте «Портье» машину Хилла занесло - сломалась полуось. Выскочив из автомобиля, Грэм вдруг в изнеможении опустился на асфальт и потерял сознание от перегрева.

Нет, нисколько не помогла команде удача Хилла за зеленым столом Монте-Карло! Наоборот, сезон обернулся бесконечной цепью недоразумений, аварий, поломок. Новая модель Mk16, которую Чэпмен готовил вместе с Леном Терри (он отвечал за шасси), Фрэнком Костином, спроектировавшим кузов, и Кейтом Дакуортом, работавшим над коробкой передач, никак не получалась. Поэтому в первых этапах стартовала старая машина Формулы-2 - Lotus Mk12. И хотя в Бельгии Аллисону удалось заработать первые очки, ясно было, что эта машина неспособна на равных сражаться с Ferrari, Cooper и Vanwall.

Однако, не слишком быстрая и крайне ненадежная, Mk16 не спасла положения. В 14 Гран При лишь 8 раз Lotus добирался до финиша - с огромным отставанием, частенько проигрывая автомобилям Ф-2. Перегревались моторы, трескались хлипкие шасси, отваливались колеса, лопались бензобаки. На берлинском АФУСе из машины прямо на трассу вывалился мотор! На старте в Португалии Иннес Айрленд с изумлением увидел, что передние колеса стоят «домиком» - лопнула труба шасси. Через год в Монако, когда на двигатели впервые установили карбюраторы Weber, то умудрились смонтировать их неправильно! Американский гонщик-дебютант Пит Лавли, потрясенный такой «компетентностью» механиков, тут же «подал заявление».

Но настоящим бичом была крайне неудачная коробка передач. Не было этапа, на котором она бы не выходила из строя. В Реймсе, в 58-м, зрителей потряс Хилл, проходившей поворот «Гу» на скорости 240 км/ч... стоя! А все потому, что кипящее масло из раскаленной коробки выплескивалось прямо на ноги гонщика. Последней каплей стал Большой Приз Италии в сентябре 1959 года - по дороге на старт руль остался в руках у Хилла! Разъяренный Грэм даже не стал дожидаться окончания сезона и ушел в BRM.

Дошло до того, что организаторы Гран При Германии-59 пилотов Lotus не пригласили вовсе - так слабы были результаты команды. В прессе поднялась волна критики в адрес Чэпмена и его коллектива - слабая конструкция, отвратительная подготовка к гонкам. Из-за крайней ненадежности эти машины просто не смогут принять участие в будущих гонках, - считала спортивная пресса, - а потому Lotus скоро закроется.

А дело-то было в том, что у Чэпмена до Формулы-1 просто не доходили руки - Колин вовсю занимался легковым Elite. С июня 1959 года он переводил производство в новые помещения в Чешанте, графство Хертфордщир. Официальное открытие состоялось 14 октября.

Однако, покончив с Elite, Чэпмен всерьез взялся за машину Формулы-1. Для начала он разругался с Терри и Дакуортом. Последний, доведенный до белого каления критикой Чэпмена и донельзя обидным прозвищем, которым наградили сконструированную им трансмиссию пилоты и механики команды («коробка педерач»), взялся за организацию собственного дела вместе с Фрэнком Костином (правда, создатель кузовов первых Lotus еще некоторое время оставался в Чешанте, привлеченный весьма соблазнительным жалованием).

В отличие от сложного и хлипкого Mk16 новый Lotus вышел простым и очень жестким. ««Коробкой для пирожных» назвал его тут же оценивший достоинства Мк18 четырехкратный вице-чемпион мира Стирлинг Мосс. И после того, как Айрленд побил всю элиту Формулы-1 в Гудвуде и Сильверстоуне, посоветовал хозяину своей «конюшни» Робу Уокеру заменить Cooper чэпменовской машиной.

Любимец британской публики не ошибся. 29 мая 1960 года за рулем Мк18 он выиграл Гран При Монако. Увы, всего через три недели на тренировке в Бельгии Мосс попал в аварию и сломал ноги.

Никто не верил, что Маэстро угодил на больничную койку по собственной вине. Вспоминали, как после победы в Монако обнаружилось, что сломаны кронштейны крепления, и двигатель Мк18 держался только на трубопроводе охлаждения. Проверив обломки моссовской машины в Спа, выяснили - вышла из строя ступица, из-за этого отвалилось колесо. Больше того, дефектная деталь стояла на всех остальных Lotus. В тот же день потерпели аварии Алан Стейси и Майкл Тейлор: отказало рулевое управление. А еще через день Стейси погиб...

Напрасно Чэпмен оправдывался тем, что убила Алана дикая случайность – выпорхнувший из леса фазан попал несчастному пилоту в лицо. Никто его не слушал. Тейлор даже подал в суд жалобу на халатность Чэпмена, требуя возмещения ущерба. И добился своего.

С тех самых пор Mk18 получил совсем другое прозвище – «маленький гробик», за Колином же, после еще нескольких досадных аварий (к примеру, на ноги лидировавшего Джонни Сертиза вытекал бензин из треснувшего бака, и нога пилота соскользнула с педали тормоза) закрепилась слава создателя крайне ненадежных, смертельно опасных для гонщиков машин.

Зато именно в несчастной гонке в Спа за рулем Lotus завоевал первые очки 24-летний новичок - Джим Кларк. В Реймсе, где проходил французский Гран При, Чэпмен веселился - в его команде оказалось сразу три шотландца: Айрленд, Кларк и Рон Флокхарт. Колин и не подозревал, что шотландская эра продлится в Lotus восемь счастливых лет и принесет два чемпионских титула, 25 Больших Призов и два Кубка конструкторов.

Шотландская эра

Ну а пока легкий и изящный, но очень уж маломощный Mk21 заводской команды и целая эскадра Mk18 нескольких частных «конюшен» храбро сражались с превосходящими силами Ferrari. Мосс выиграл в Монако и Германии, Айрленд принес Чэпмену Гран При США. Увы, и этот сезон омрачила трагедия. В Монце столкнулись машины Кларка и Вольфганга Берге фон Трипса, унеся жизнь лидера чемпионата мира и 13 зрителей.

Итальянские власти обвинили в аварии шотландца и арестовали сто Lotus. Самого Джимми Колин спешно увез домой на своем самолете. Лишь через несколько лет с Кларка сняли все обвинения.

Тем временем в огороженном углу хертфордширской мастерской Чэпмен, главный инженер Майкл Костин, механики Дик Скаммел и Тед Вудли в полной тайне трудились над новой машиной. Схему ее Колин набросал на салфетке, сидя за столиком ресторана.

Вместо трубчатой рамы он надумал основой шасси сделать два толстых полых алюминиевых понтона, соединенных снизу алюминиевым листом. Таким образом, сразу можно будет убить двух, даже трех зайцев: сэкономить вес, снизить центр тяжести и увеличить жесткость конструкции.

Результат превзошел самые смелые ожидания Чэпмена и его помощников. На Lotus 25 шесть раз Кларк первенствовал в квалификации и выиграл три Больших Приза сезона-62. Лишь отвалившийся болт в последней, решающей гонке сезона, Гран При ЮАР, лишил Джимми чемпионского титула. Так что накануне следующего чемпионата шотландец считался главным фаворитом.

Но столь подавляющего преимущества Чэпмена и его пилота не ожидал никто. Колин сумел заполучить новейший, более мощный мотор Coventry Climax с впрыском топлива вместо карбюраторов. В целом конструкция стала значительно надежнее. Хотя традиционные для Lotus трудности с трансмиссией продолжались. Злосчастную «коробку педерач» заменяли немецкой ZE, итальянской Colotti, английской Hewland - ничего не помогало.

Однако допекали заботы о коробке передач в основном Тревора Тейлора, а Кларк пострадал лишь в Монако. Девять других этапов шотландец завершил с феноменальным результатом - семь побед, второе и третье места.

Кубок конструкторов и личное первенство Team Lotus обеспечила себе за три этапа до конца чемпионата. Маленький коллектив – тогда команда состояла из менеджера Эндрю Фергусона, заменившего в 1961 году на этом посту отца Колина, Стэна Чэпмена, главного механика Джима Эндруэйта, шестерых механиков и мальчишки-счетовода  - бурно отпраздновал победу. Как нельзя кстати пришлась сотня бутылок шампанского, заработанного Кларком за поул-позишн в Реймсе.

Разумеется успех этот вряд ли был бы возможен без конструкторов и рабочих Lotus Developments Ltd., инженерного отделения фирмы. Здесь под руководствам Майкла Костина (в сентябре 1962 года он перебрался в Cosworth к Дакуорту и брату Фрэнку, передав пост «блудному сыну» Терри) трудились разработчики шасси Джон Ламбер и Колин Найт, главный чертежник Алан Стейси и пять его помощников, воплощавшие мечты Чэпмена в реальность.

Очередное их детище, Lotus 33, было фактически модификацией чемпионской машины с новой подвеской, колесами и шинами. Неудивительно, что после пяти этапов Кларк вновь лидировал в чемпионате, выиграв три Гран При и однажды финишировав четвертым. Но тут команду покинул механик Седрик Зельцер, пять лет работающий с Джимми. И началось...

Прогорали клапаны, летели бензонасосы, ломались полуоси, и следующие четыре этапа не принесли Кларку ни одного очка! Трое оставшихся механиков, несмотря на более чем щедрое вознаграждение (17 фунтов в неделю) явно не справлялись. Тем не менее Джимми лидировал, когда до финиша последней гонки в Мексике оставался один круг. И в этот момент из треснувшего маслопровода вытекло все масло. До второго чемпионского титула шотландцу не хватило пять километров.

Зато какой реванш они взяли в следующем сезоне! Шесть побед в семи первых этапах, четыре поул-позишн и пять рекордов круга. Единственное исключение в этом победном списке - Гран При Монако. Туда Чэпмен и его команда… не поехали вовсе! Вместо этого Кларк стартовал в Индианаполисе и выиграл знаменитую 500-мильную гонку. Победа принесла Team Lotus 150 тысяч долларов призовых и будущего чемпиона мира: 25-летний Марио Андретти попросил Кларка при случае замолвить за него словечко перед Чэпменом.

У команды появилось огромное число почитателей. Столь колоритная пара - улыбчивый, открытый, замечательный парень за рулем и умница-конструктор, рисующий на салфетках гениальные автомобили – не могла не вызвать восхищения. Насколько велика была уже тогда популярность английской «конюшни», говорит хотя бы случай в Зандвоорте. Перед стартом Гран При Нидерландов чересчур рьяный полицейский не нашел на рукаве Чэпмена специальной повязки служившей пропуском на трассу – Колин привязал ее к поясу. И после финиша владельца команды-победительницы… арестовали. Механики бросились отбивать своего шефа, но голландские полицейские оказались в большинстве. Две ночи Чэпмен просидел в камере, слушая, как под окном полицейского участка распевает песни,  требуя его освобождения, толпа болельщиков. Кто бы мог подумать тогда, что впереди у команды годы неудач и трагедий...

За смертью смерть

Чэпмену, как впрочем, большинству владельцев команд, не удалось найти подходящего трехлитрового мотора для новой Формулы-1, вступившей в действие с 1 января 1966 года. Выбранный Колином 16-цилиндровый Н-образный BRM оказался тяжелым и ненадежным. Поэтому разработанное для этого двигателя новым конструктором команды Морисом Филлиппом шасси Lotus 43 появилось на старте всего лишь четырех этапов сезона. В остальных Кларку и его товарищам - Питеру Арунделлу и Педро Родригесу - приходилось довольствоваться прошлогодним ЗЗТ с расточенным до 2 литров Climax. Правда, «летучий шотландец» под занавес сезона выиграл Гран При США, но победа эта стала возможной лишь после схода лидеров.

Все надежды команды были теперь на новый сезон и новый мотор - Ford Cosworth. Споры между Чэпменом и Дакуортом с братьями Костин давно забылись. Теперь бывшие сотрудники Колина взялись построить двигатель для Lotus. А сто тысяч фунтов стерлингов на его разработку достал еще один приятель Чэпмена - директор по общественным связям британского Ford Уолтер Хейес. В бытность его главным редактором газеты Sunday Dispatch Чэпмен публиковал там свои репортажи о гонках. Вторжение Ford в Формулу-1 способствовало бы укреплению имиджа компании и самого Хейеса.

Ford удалось даже в пару Кларку переманить из BRM еще одного чемпиона мира - Грэма Хилла. Впервые в своей истории Team Lotus располагала сразу двумя звездами первой величины автоспорта того времени.

Особые надежды возлагали в Хезеле (сюда, в предместье Норвича, в графстве Норфолк, осенью 1966 года переехала команда) на новую машину Lotus 49, сконструированную Филлиппом. Она была очень похожа на свою предшественницу за исключением одной важной детали. Двигатель в ней служил силовым элементом шасси, неся на себе рычаги задней подвески.

Увы, новая машина появилась только в июне, так что в ЮАР и Монако звездной паре Lotus пришлось-стартовать на старых 43 и ЗЗТ. Возможно, именно этих гонок не хватило Кларку, чтобы в третий раз стать чемпионом мира - после победного дебюта Lotus 49-Cosworth в Зандвоорте шотландец выиграл еще три Гран При и в общем зачете чемпионата-67 уступил только Хьюму и Брэбэму.

Выиграл он и первый этап нового сезона. А через три месяца на пятом круге гонки Ф-2 в Хоккенхайме его Lotus 48 вылетел с трассы и врезался в дерево, убив шотландца на месте. Ровно месяц спустя, 7 мая, на треке Индианаполиса, под обломками Lotus 56 погиб Майкл Спенс.

Эти трагедии потрясли команду. Чэпмен не поехал на Гран При Испании, всерьез задумавшись об уходе из спорта, - Team Lotus вновь оказалась на грани закрытия. Но следующие два этапа Хилл выиграл, захватив лидерство в чемпионате, которое уже не уступил до самого финиша.

Продолжение здесь...

Категория: №19 (02.2000) | Добавил: LiRiK3t (09.11.2012)
Просмотров: 1164 | Теги: команда, №19 (02.2000)
^Наверх
вход выход Created by LiRiK3t