Меню сайта
Поиск по сайту
Номера журнала
Рубрики журнала
Фотоальбомы
Разное
Пользователи
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Яндекс.Метрика

Индекс цитирования.
Главная » Статьи » Номера журнала » №20 (03.2000)

Три любви и одна страсть Айртона Сенны

Три любви и одна страсть Айртона Сенны

 

«Ваше высокопреосвященство, слухи подтвердились», - Бурне, камердинер, окинул смущенным взглядом неподвижную фигуру кардинала, но, уловив едва заметное движение руки, продолжил: «Ее зовут Марион! Марион Делорм…» Ришелье нахмурил тонкие брови и задумался. Итак, любовница Сен Мара - самая знаменная шлюха в Париже. Как все это некстати для Франции. Король уже почти отвоевал у испанцев Артуа, но сомнительный роман его фаворита мог отвлечь Людовика XIII от государственных дел. У Ришелье осталась только одна возможность предотвратить катастрофу: свести мадемуазель Марион с вельможей более влиятельным и к тому же умеющим хранить свои секреты, то есть сделать ее своей любовницей. Кардинал никогда не чурался прекрасных дам, а куртизанка из квартала Маре слыла самой привлекательной женщиной Парижа. Но дело не в этом. Польза Франции вот что было главным для Ришелье!

 

Формула-1 - маленькое королевство. И оно старательно оберегает свои тайны. Придворные романы пилотов здесь редко остаются незамеченными, но на страницы газет эта информация попадает все реже. С некоторых пор в «королевстве» Берни Экклстоуна появилось негласное табу для журналистов: все случайные связи холостых «виконтов» не должны получать огласку за границами «дворца» (паддока). Женатые же «графы» и «маркизы» автогонок - личности вообще неприкасаемые. Моральный облик людей, представляющих интересы многомиллиардных корпораций, должен быть соответствующего уровня.

Несколько лет назад знакомый журналист рассказывал мне, как видел в Будапеште одного женатого «барона» Формулы-1, который в подворотне усаживал в лимузин с затемненными стеклами «та-а-кую блондинку...» Впрочем, в Будапешт, секс-столицу современной Европы, даже механики едут с особым настроем. Однако такие сцены совсем не редкость и в других частях света. Но, будьте уверены, описывать эти истории, а тем более называть имена никто не станет. Спортивному журналисту не нужны проблемы с аккредитацией, не говоря уже о возможных судебных исках, моральных компенсациях и обычном мордобое.

Но еще лет десять назад, во времена более свободных нравов, обсуждать подобного рода дела на страницах газет и журналов было в порядке вещей, и за ворота «дворца» частенько просачивались окутанные пеленой таинственности слухи о подвигах героев-любовников из мира Формулы-1. Разумеется, как на гоночной трассе, так и в колонках «светской хроники» в центре внимания был фаворит «королевы автогонок» Айртон Сенна.

К подобного рода материалам каждый волен относиться как ему угодно. Кто-то будет негодовать: к автоспорту все это имеет весьма сомнительное касательство и подобного рода темы лучше оставить «желтой» прессе всевозможных оттенков. Но ведь любовь и ненависть, верность и измены, интриги и личные переживания - это тоже часть жизни наших героев. И уж коли мы хотим знать в малейших подробностях какими великие пилоты были на гоночной трассе, нам должно быть интересно, каковы они вне ее.

Айртон любил женщин, в его жизни их было много, но бразилец явно и недвусмысленно предпочитал женщинам гонки. Собственно, эта безудержная главная страсть и разрушила все его романы: от первого, еще детского увлечения соседской девочкой Розанжелой Лагу Феррейрой да Силва до самой громкой «официальной» love story бразильского Волшебника - с телеведущей Шушей Менегэл.

Любовь небесная

С Шушей Сенна познакомился в 1988 году, на вечере в честь великого Пеле. Многие считают, что любовь их была чистой и глубокой. Возможно, так оно и было, но недоброжелатели бразильца и свое время выдвигали другую версию.

В 1988 году Айртон оказался в центре громкого скандала. Когда журналисты заметили, что Сенна дружит с Америку Жакоту Жуниором, который, будучи личным секретарем Сенны, жил в его доме, в мировой прессе поползли слухи о гомосексуализме знаменитого гонщика. Началось все с нескольких высказываний Нельсона Пике, опубликованных в бразильской прессе. Как самый титулованным на тот момент «принц» «королевства автогонок». Нельсон испытывал легко понятную ревность к бешеной популярности Сенны в Бразилии (в 1987 году Пике выиграл третий чемпионский титул, а лучшим спортсменом Бразилии был назван 27-летний Айртон).

Однажды, беседуя с обозревателем Jornal do Brazil, Нельсон посоветовал спросить у Сенны, почему тот так холодно относится к женщинам. «Сексуальные предпочтения - это его проблемы, - добавил Пике уже в беседе с репортером журнала Mansheti. - Но то, что вы видели в Имоле, эти девочки, которые тянутся к нему, пытаются его схватить, поцеловать - все это заранее подготовленная инсценировка». Затем Пике поделился своими подозрениями еще с несколькими изданиями, уже за пределами Бразилии. В конце концов, дело дошло до суда, разразился грандиозный скандал, и Пике вынужден был взять свои слова назад. Но слух уже пошел.

Хотя внешне Сенна остался спокоен, эта история попортила гонщику немало крови, и Айртон отомстил обидчику страшно, по-бразильски. В 1990 году в своем интервью для Playboy Айртон расквитается с Нельсоном: «Эту кампанию развязали, чтобы покончить со мной. Они не смогли превзойти меня на трассе и теперь лезут в мою личную жизнь». Далее по причинам, известным им обоим, Сенна посоветовал Пике придержать язык. «Я знал Катарину, - заявил Сенна, говоря о жене Нельсона бельгийке Катарине Валентин. - И знал ее как женщину...»

Но чтобы окончательно восстановить свою репутацию, Сенне был нужен громкий роман. Звезда телевидения Шуша Менегэл была кандидатурой - лучше не придумаешь! Мария да Граса Менегэл (прозвище Шуша, ставшее позднее эстрадным псевдонимом Марии, еще в детстве придумал для нее брат) была на три года младше Сенны. Она была седьмым, но, бесспорно, самым красивым ребенком в семье из маленького городка Санта Роса, что неподалеку от Бразилиа. Уже в 16 лет она заключила контракт с модельным агентством Ford МА в Ныо-Йорке. В декабре 1982 года Шуша разделась для съемок в бразильском издании журнала Playboy, а через год дебютировала в кино и на телевидении. К 1988 году Шуша, у которой было уже собственное шоу на телевидении, стала одной из самых известных красавиц Латинской Америки. И Айртон, по примеру Армана Жана дю Плесси Ришелье - величайшего министра всех времен и народов, исключительно для пользы дела окунулся в райский омут любовных наслаждений. Их роман получил огласку после того, как в конце 1988 года Сенна послал за Шушей личный самолет.

Позднее злые языки будут говорить об их связи как о хитрой маркетинговой сделке, которая принесла обоим по несколько миллионов долларов. Шуша была одной из немногих женщин Сенны, о которых Айртон часто говорил в своих интервью. Позже, уже после разрыва, Сенна признался, что подумывал даже жениться на очаровательной блондинке и завести детей. Такое заявление из уст бразильца, если, конечно, Сенна говорил искренне, стоит многого. Айртон всегда старательно избегал разговоров о семейном счастье. Возможно, это связано с неудачным опытом первого брака.

Первая любовь

В феврале 1981 года, когда ему не было еще и 21 года, Сенна женился на подруге своей юности - Лилиан да Вашконселуш Соуза. Это был союз двух родственных душ - одно время они даже гонялись вместе на картах. Увы, их счастье длилось недолго. «Этот брак был ошибкой, - вздохнет Сенна после развода. - Но она очень хорошо готовила».

Спустя несколько лет Айртон скажет, что он просто не мог сочетать гонки с супружеством. Роман - другое дело. Вручив Лилиан на прощание букет желтых цветов, Сенна сразу завел подружку. Весной 1983 года на гонках Айртона сопровождала черноглазая Кристина. Войдя во вкус, Сенна начал менять дам сердца быстрее, чем свои гоночные перчатки. Его не раз видели в обществе моделей Маржори Андраде, Фернанды Барбозы, Кэролл Альт, Патриции Машаду, актрисы Вирджинии Новик, аристократки Марии Кристины Мэдиш Калдэйры - и это только те, с кем Айртон считал возможным появиться на публике. Все они и, смеем предположить, еще великое множество безвестных подружек бразильца в разное время становились гостями резиденции Сенны Ангра душ Рэйш под Сан-Паулу. В «донжуанском списке» Сенны, по слухам, была даже жена чемпиона Европы по футболу 1988 года Рууда Гуллита - Кристина Пенса. Впрочем, не будем слишком уж углубляться во все это.

Что до серьезных связей, то их в «карьере» Айртона было не так уж много. Самый длинный роман Сенны с наследницей промышленной компании «Душаш Корона» Адрианой Ямин начался в 1984 году и продолжался четыре года. Айртон и Адриана, которой в 1984 году было всего 15 лет, были помолвлены. В 1988 году Сенна даже оказал Адриане невиданную честь, посвятив одну из побед в Гран При. В том же году они и расстались, у Айртона начался роман с Шушей. Все его любовные истории, длинные или мимолетные, начинались по-разному, но заканчивались почти всегда одинаково. Все, кроме одной.

Любовь земная

Последней подругой бразильского Волшебника стала португальская фотомодель Адриана Галистеу. Они познакомились во время бразильского Гран При 1993 года в Интерлагосе, где Адриана входила в группу «девушек Shell». Впервые они столкнулись в субботу после квалификации на гостевой вечеринке Shell в Paddock Club. «Я почувствовала, что он смотрит на меня, - вспоминает Адриана. - На следующий день около боксов McLaren меня остановил толстый парень и сказал: «Я помощник Айртона Сенны по частным вопросам. Он просил меня узнать номер вашего телефона». Я нашла это забавным, но дала ему мой домашний номер и телефон офиса».

Сенна выиграл Гран При Бразилии и праздновал свою победу на вечеринке в фешенебельном ночном клубе Сан-Паулу Limelight. Девушки Shell находились там по долгу службы. «Как в сказке про Золушку, он появился, когда часы пробили двенадцать, - продолжает Адриана. - Перед тем как уйти, я хотела подойти поздравить его, как это положено по протоколу. Айртон сам попросил своих охранников расчистить мне путь. Я пожала ему руку, он удержал меня и протянул бокал с шампанским: «Отпразднуй со мной». «Спасибо, но я не пью», - сказала я. «Но это особенный день. Я выиграл. Ты не пьешь ничего?» «Ничего». «Подожди минутку, - окликнул меня его толстый друг, так называемый помощник по частным вопросам. - Мы собираемся устроить пикник в Ангре в этот уик-энд. Не хочешь ли присоединиться к нам?» Я выкрутилась, бросив традиционное: «Увидимся позже».

На следующее утро Адриану разбудил телефонный звонок, и в трубке прозвучал тот же вопрос. Она поехала в Ангру, а через два месяца появилась вместе с Сенной в паддоке Гран При Монако. Такой чести Айртон не оказывал ни одной из своих подружек со времен его «официального» романа с Шушей Менегэл.

Весь год Адриана сопровождала Айртона по автодромам мира. Они казались прекрасной парой, и незадолго до гибели в нескольких интервью Сенна снова заговорил о семье. Увы, мечтам бразильца не суждено было сбыться. 1 мая 1994 года Сенна разбился в Имоле, но любовные скандалы вокруг имени Волшебника не затихают и после его смерти.

Любовь до гроба

В семье Айртона не очень жаловали голубоглазую блондинку, считая ее слишком легкомысленной, а после того как отец Сенны сеньор Милтон да Силва обнаружил телефонные счета из Ангры Душ Рэйш, откуда она несколько раз звонила своему бывшему любовнику, впала в окончательную немилость. Узнав о трагедии в Имоле. Адриана позвонила из Португалии, где жила в доме Сенны, в Ангру, чтобы выразить соболезнования родителям Айртона, но с ней просто не захотели разговаривать.

А в это время из Рио в Сан-Паулу, бросив все дела, уже летела Шуша Менегэл. Несмотря на обещание не появляться на похоронах, Шуша приехала на кладбище Морумби. Две бывшие любовницы Сенны столкнулись у его гроба, и последовавшую затем сцену красивой не назовешь. Португалку многие откровенно не замечали, выражая соболезнования Шуше. Оскорбленная Адриана попыталась помочь гонщикам нести гроб с телом Айртона, но и этого ей не позволили. Разумеется, не нашлось ей места и в машине, которая увезла семью после церемонии. По приглашению Милтона да Силвы туда села Шуша, шедшая после церемонии под руку с сестрой Сенны Вивиан.

Родные Айртона постарались сделать так, чтобы Адриана навсегда исчезла из их жизни, признав Шушу как бы своей неофициальной невесткой. Этому есть вполне разумное объяснение. Шуша - белоснежка Бразилии, молода, красива, знаменита и богата. В 1990 году в Педра де Гуаратиба под Рио благодаря фонду Шуши Менегэл открылся приют для десятков бездомных детей Бразилии. Разумеется, Шуша не имела никаких претензий на наследство Сенны. Что же до Адрианы, то от нее можно было ожидать чего угодно. Отчасти так оно и оказалось.

Еще в начале 1994 года Адриана перестала сопровождать Айртона на гонки и окунулась в ночную жизнь Сан-Паулу. А после гибели гонщика не стеснялась эксплуатировать его имя, став одной из самых дорогих моделей Бразилии. Несколько лет назад она снялась для Playboy, и номер разошелся в Бразилии двухмиллионным тиражом.

Что до наследства Айртона, то на него нашлись и другие претенденты. В 1992 году, посте разрыва с Шушей, у Айртона была мимолетная связь с бывшей женой бразильского спортивного журналиста Фернанду Вануччи, Эдиленой ди Барруш Гонсалвиш, - актрисой, более известной под псевдонимом Марселла Прадду. Весной 1993 года Сенна получил от Марселлы «подарок» ко дню рождения: женщина объявила, что ждет от него ребенка. Родственники Марселлы утверждают, что Сенна, узнав о скором отцовстве, даже шутил по этому поводу: «Если родится мальчик, я назову его Ален Прост!»

В сентябре 1993 года, на восьмом месяце беременности, Марселла родила девочку, названную, якобы в честь побед отца, Викторией. Но официально своего отцовства Айртон так и не признал. Несмотря на это, после гибели Сенны, Марселла и ее родственники стали заявлять о своих претензиях на часть наследства трехкратного чемпиона мира, утверждая, что Айртон подарил Марселле квартиру в Барра да Тижука - дорогом районе Рио - и регулярно переводил крупные суммы на воспитание ребенка.

Вскоре нашлись и другие «наследники». Женщины в разных частях света не оставляют своего кумира в покое и после смерти. Эти истории стары как мир. Не проходит и года, чтобы где-нибудь в Австралии или Европе не находилась женщина, объявлявшая своего ребенка отпрыском Сенны, или Пеле, или Элвиса Пресли. А в Сингапуре живет человек, который утверждает, что он потомок Антона Павловича Чехова, посетившего этот город на обратном пути с Сахалина.

Где проходит граница между правдой и домыслами во всех этих историях - сказать трудно. Подобного рода тайны - удел всех знаменитостей. Ведь эти люди редко позволяли посторонним узнать о своей жизни больше, чем находили нужным для дела.

Никто не знает, сколько детей было у Ришелье. Однажды, уже после смерти великого министра, маршал де Брез заявил при дворе, что кардинал подарил своей племяннице-любовнице Мари-Мадлен де Виньеро аж четырех сыновей. «Тому, что говорит господин маршал, следует верить ровно наполовину», - прошептала своим приближенным королева Анна Австрийская. Впрочем, Ришелье оставил после себя немало загадок и поважнее этой.

«Есть две вещи, о которых не следует болтать: о деньгах и о женщине, с которой ты был прошлой ночью», - эти слова принадлежат другому «кардиналу» - Берни Экклстоуну. Его «королевство» умеет хранить свои тайны.

Алексей Юрцов

Категория: №20 (03.2000) | Добавил: LiRiK3t (18.12.2012)
Просмотров: 2880 | Теги: №20(03.2000), тема
^Наверх
вход выход Created by LiRiK3t