Меню сайта
Поиск по сайту
Номера журнала
Рубрики журнала
Фотоальбомы
Разное
Пользователи
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Яндекс.Метрика

Индекс цитирования.
Главная » Статьи » Номера журнала » №23 (06.2000)

Гран При Европы

Гран При Европы

 

Ты можешь, Зевс, громадой тяжких туч

Накрыть весь мир,

Ты можешь, как мальчишка,

Сбивающий репьи,

Крушить дубы и скалы.

Иоганн Вольфганг Гете

Простая загадка всесильного бога

Михаэль Шумахер зашел в пресс-центр один, довольно улыбнулся аплодисментам журналистов и уселся на средний, полагающийся победителю, стул. Лишь через пару минут, бросая исподлобья в переполненный зал настороженные взгляды, словно провинившиеся школьники, появились Мика Хаккинен и Дэвид Култхард. Обоих почему-то охватил вдруг лютый голод, и гонщики McLaren, обжигаясь и давясь, отхлебывали горячий кофе, заедая его пирожными. Собравшиеся на пресс-конференцию журналисты вежливо ждали, пока гонщики перекусят. Все понимали, что сейчас финну и шотландцу придется несладко - поди, объясни, почему они опять проиграли Михаэлю, хотя все козыри, кажется, были в их руках. А Шумахер веселился от души - шутил, смеялся, похлопывал поверженных соперников по плечу, подмигивал знакомым. И был в этот момент похож на озорного мальчишку, а не на двукратного чемпиона мира, только что выигравшего 39-й Гран При Формулы-1.

Мягкий подход

Пятница. Тренировка.

«Погода на Нюрбургринге абсолютно непредсказуема, - заметил за неделю до старта шестого этапа чемпионата мира Ральф Шумахер. - Отсюда до моего родного Керпена недалеко, да и сам я провел много времени на этой трассе. Так что мой вам совет: собираясь на Гран При Европы, не поленитесь, положите в чемодан не только шорты, но пару теплых зимних сапог!»

В среду в Нюрбурге было по-летнему тепло - +25. И хозяева «конюшен» радовались собственной прозорливости: за неделю до гонки почти все команды (лишь мудрый Ален Прост отправил Ника Хайдфельда в Маньи-Кур) тренировались в жарком испанском Хересе-де-ла-Фронтера. Но в четверг утром поросшие густым лесом Эйфельские горы утонули в холодном тумане. А потом пошел настоящий осенний дождь, с небольшими перерывами продолжавшийся до понедельника.

Это означало, что температуры трассы будут ниже, чем ожидалось. Поэтому необходимо вновь тщательно взвесить, в какую резину обуть колеса автомобилей. Инженеры Bridgestone, как и в прошлом сезоне, привезли в Нюрбург два типа покрышек - из мягкой и сверхмягкой смеси. Последней отдавали предпочтение - покрытие немецкого кольца не так сильно изнашивает шины, как асфальт Сильверстоуна или Монтмело. А при прочих равных, чем мягче шины, тем, в общем случае, выше скорость.

Правда, дальше начинаются нюансы. После нескольких сверхбыстрых кругов на такой резине гонщик может столкнуться с недостаточной поворачиваемостью. К тому же в нынешнем сезоне сверхмягкая смесь вообще еще не использовалась в гонке. Даст ли она серьезное преимущество - еще вопрос, ведь по признанию самих пилотов, разница в характеристиках разных типов покрышек в этом году существенно сократилась.

Вот почему сенсационные на первый взгляд результаты первой тренировки ни эйфории в рядах Williams и Benetton, ни тревоги в лагере Ferrari и McLaren не вызвали. «Обычный рабочий день, - спокойно заметил Михаэль Шумахер. - Разве что из-за дождя поработать пришлось несколько меньше, чем обычно».

Редкий дождь начинался каждый раз с зеленым сигналом светофора, разрешающим пилотам покидать пит-лейн. И аккуратно заканчивался через десять минут. Поэтому Михаэль Шумахер, зябко кутаясь в теплую куртку, первые полчаса простоял в боксах, изредка поглядывая на результаты соперников.

«Ничего драматичного, - выразил общее настроение менеджер Jordan Тревор Фостер. - Мы планомерно работаем над настройкой». Кто-то, как Дженсон Баттон, Александр Вурц и Марк Жене, обув свежую сверхмягкую резину «выстреливали» с почти пустыми баками, готовясь к квалификации. Кто-то, как Рубенс Баррикелло, пробовал максимально увеличить прижимающую силу в преддверии еще более сырой погоды. Мика Сало, тот и вовсе решил сэкономить шины и, показав последнее время, пожал плечами: «На самом деле Sauber гораздо сильнее, чем можно судить по моему сегодняшнему результату». Короче говоря, 70 тысяч зрителей на продуваемых всеми ветрами трибунах Нюрбургринга совсем бы заскучали, если бы не промышленные запасы пива, которые каждый немецкий болельщик считает своим долгом брать на гонки. «Вне всякого сомнения, результаты тренировки - отнюдь не показатель нашей действительной формы», - подвел итоги этого «обычного рабочего дня» технический директор Benetton Пэт Симондс, который, как будто, должен был чувствовать себя именинником.

Под желтым флагом

Суббота. Тренировка.

Все тот же собачий холод, сырость, хотя и без дождя, и пронизывающий ветер встретили зрителей в это утро. А вот на трассе дела пошли значительно веселей. Эти полтора часа - последняя возможность выбрать шины, а значит, определить тактику гонки. Каждый, кто еще не подобрал верный баланс машины, пытается проверить ее на максимальных режимах, нащупать ту тончайшую грань, за которой «формула» уже выходит из повиновения. В результате зрителям удалось увидеть немало острых ситуаций. Загорелся Arrows Йоса Ферстаппена, легкий дымок курился из-под капота Ferrari Баррикелло - подтекало масло. Педро де ла Роса, Жан Алези, Ральф Шумахер, Марк Жене и Култхард вылетали с трассы. Хуже всего пришлось Williams вчерашнего победителя. Баттон не удержал машину в «телевизионном» повороте RTL, и расколотил заднюю подвеску, кузов и антикрылья, врезавшись в барьер из использованных покрышек.

Михаэль Шумахер, довольно улыбаясь, доложил, что у него «есть кое-какие свежие идейки по поводу настройки шасси». Отнюдь не горевал и Хаккинен, весело обсуждавший что-то со спортивным шефом Mercedes-Benz Норбертом Хаугом. До финна, видно, еще не дошли слухи о том, что обошедший его на четверть секунды Михаэль выбрал, оказывается, шины потверже. А в McLaren все решили еще в Хересе - только свермягкие! И мнения своего изменять не собирались.

В долгих рассуждениях о резиновых смесях совсем незамеченным прошел тот факт, что экс-чемпион показал свое лучшее время, когда судьи усиленно размахивали желтыми флагами после аварии Баттона. В прошлом такая ситуация не раз оборачивалась для нарушителя санкциями разной степени тяжести. Но в данном случае главному судье было, очевидно, не до лидера Ferrari. Ибо 15 минутами раньше грубо нарушил резиновые правила ФИА Педро Паоло Диниц. Sauber бразильца промчался по пит-лейн на скорости аж 61,2 км/ч! За что гонщик немедленно был оштрафован на 500 долларов. «Дура дурой, - сказала бы обезьяна из известного анекдота, - а червонец в день имею!»

Похвальное слово синоптикам

Суббота. Квалификация.

Ей-богу, случилось что-то в маклареновском королевстве! Култхард впервые за два года выигрывает поул, а Хаккинен лишь слегка похлопывает коллегу по плечу. А как радовались оба пилота квалификационным победам финна еще год назад! Теперь же Шумахер гораздо теплее поздравил Дэвида и долго с ним говорил, обсуждая подробности только что завершившихся заездов. Мика в это время недовольно ворчал: «Машина почему-то настроена не совсем так, как я хочу. И вообще она хуже подготовлена, чем автомобиль Дэвида. В последней «эске» последнего круга я заблокировал колеса, и тут же заглох двигатель. Нужно разбираться».

Как и год назад, погода сделала квалификацию Гран При Европы в некоторой степени лотереей. С той лишь разницей, что дождь пошел на 32-й минуте и продолжался минут восемь, не больше. Синоптики заранее предупредили гонщиков, так что тем необходимо было покинуть боксы как можно раньше. Но при этом не слишком рано, потому как асфальт и особенно бордюрные камни еще не окончательно просохли после очередного дождика.

Баррикелло, Баттон и Вурц поспешили и поплатились за это. Пилоты Sauber, де ла Роса, Жак Вильнев так и не сумели улучить самый удобный момент для решающей попытки. А Михаэль Шумахер чуть ошибся, зайдя в поворот быстрее, чем это было можно, и упустил свой шанс. Зато Култхард был осторожен как никогда, держался подальше от бордюрных камней («Это стоило мне нескольких десятых!») и в результате меньше секунды не дотянул до абсолютного рекорда, который в 1997 году на широкой машине и сликах установил Хаккинен.

Однако создавалось впечатление, что McLaren повезло, а Шумахер, наоборот, не сумел, вернее, не успел выложить все козыри. За две минуты 26 секунд до конца заездов красный Ferrari рванулся из боксов. И словно крысы за волшебной дудочкой Нильса, потянулись за Михаэлем все остальные. Увы, Шумахер вновь чуть промазал тот самый поворот - ведь ехал-то он по высыхающей трассе первым! - и не сумел улучшить свое время. Зато Вурц, де ла Роса, Баттон и Ярно Трулли очутились в хвосте этой разноцветной очереди и существенно поправили свои дела - особенно Трулли, завоевавший 6-ю позицию на старте.

И вновь остался открытым вопрос о резине. Шумахер заявил, что поставил более твердую. Но за счет чего же он тогда не уступал McLaren, оснащенным сверхмягкими шинами? Может, заслуга в этом - специального «квалификационного» мотора, более мощной версии, о которой много было разговоров в паддоке? Но Нюрбургринг - трасса отнюдь не самая скоростная, в отличие от Монтмело и Сильверстоуна максимальная мощность и скорость уходят здесь на второй план. На этом кольце необходимо увеличивать прижимающую силу и располагать максимальным сцеплением колес с дорогой на выходе из поворота. То есть, нужны самые мягкие шины. Так в чем же дело? Загадка...

Барометр падает

Воскресенье. Разминка.

После того как в субботу на трибунах побывала сотня тысяч зрителей, организаторы ждали аншлага. С половины девятого на всех ведущих в Нюрбург дорогах вытянулись многокилометровые очереди. Но к счастью, до ситуации, подобной той, что была в Сильверстоуне, не дошло. Зрители в пробках теряли от силы минут сорок - по меркам Формулы-1 сущие пустяки.

Казалось, погода тоже разгуливается. Град, как в четверг и пятницу, не шел, чуть потеплело. Иногда из-за высоких, не дождевых, как будто, облаков пыталось даже проглядывать солнце. Но стрелка барометра медленно и неуклонно сползала вниз.

Кстати, солнце впервые показалось, как раз когда у Benetton Джанкарло Физикеллы отвалилось колесо. И бодро запрыгало по трассе, к ужасу мчавшихся во весь опор соперников. Удивили публику и пилоты Arrows, показавшие 5-е и 7-е время. Сразу вспомнились вчерашние результаты, когда именно Ферстаппен и де ла Роса «отметились» наивысшей максимальной скоростью на трех участках. А на довольно короткой прямой перед «эской» Veedol (очень важное место, именно здесь пилотам предоставляется редкая в нынешней Ф-1 возможность для обгона) Ферстаппен уступил только Култхарду - 299,5 против 301,3 км/ч.

Впрочем, немногие склонны доверять результатам разминки, считая их не показательными. На сей раз, однако, эти воскресные полчаса стали почти полным отражением будущей гонки. Михаэль Шумахер выиграл, но опередил Мику Хаккинена совсем не намного. Финн же все проигрывал на втором участке, существенно опережая немца на первом и третьем. Однако на машину свою больше не ворчал.

Предметный урок

Воскресенье. Гонка.

Дождь, как и обещал барометр, пошел в 10.45. И больше уже, по сути, не прекращался до самого старта. И только когда высокие гости в лице канцлера Германии Герхарда Шредера и председателя Еврокомиссии Романо Проди покинули стартовую прямую, тонкая кисея дождя ненадолго прервалась.

За 10 минут до старта Хаккинен и Култхард что-то серьезно обсуждали. Финн для убедительности жестикулировал, очевидно, объясняя шотландцу свою тактику на старте. Между прочим, положение пилотов McLaren было отнюдь не самым выигрышным. Ведь первый поворот Нюрбургринга - правый, а поул-позишн расположена слева. Култхарду необходимо было очень внимательно следить за Шумахером, чтобы не пропустить атаки Ferrari. А позиция Хаккинена и вовсе виделась проигрышной - нипочем не успеть чемпиону мира и Михаэля опередить, и с Култхардом справиться, которого уступчивым и мягким еще никто не называл.

Тем более странным, если не сказать невозможным, получился этот старт. Дэвид, еще вчера полный решимости стать первым в сезоне победителем квалификации, который выигрывает гонку, откровенно провалился, услужливо пропустив товарища по команде. Хаккинен выжал из своего McLaren все, на что он способен, и, чуть толкнувшись с Ferrari колесами, вырвал лидерство.

«Старт как таковой был не таким уж плохим, - совершенно измотанный труднейшей гонкой сказал через два часа шотландец. - Я просто проморгал сигнал светофора. Потом что-то неладное творилось в задней части машины. Думаю, причина не в аэродинамике, а скорее в механике. А когда пошел дождь, стало совсем плохо. Мне несказанно повезло, что я финишировал третьим».

Первые капли дождя упали на тpaccy на четвертом круге. И тут же Шумахер начал атаковать лидера. Чем более сырым становился асфальт, тем труднее было Хаккинену. Он явно нервничал, не справляясь порой с машиной на той скорости, что навязывал ему немец. И на 11-м круге произошло неизбежное - на входе в «эску» Veedol хищный красный нос Ferrari просунулся внутрь поворота и - поминай как звали, Шумахер быстро стал отрываться.

Дождь припустил еще сильнее, и Баррикелло расправился с Култхардом. Но бразилец неверно спрогнозировал погоду на ближайшие четверть часа и решил оставаться на сликах как можно дольше. Тогда как еще на 12-м круге Джонни Херберт отправился на «переобувку». Рубенс же поехал за «мокрыми» покрышками через 4 круга, потерял кучу времени, когда под сильным дождем его Ferrari превратилась в корову на льду, и, возможно, упустил шанс на первую победу в Ф-1.

В боксах Ferrari и на этот раз не обошлось без происшествий - механики долго копались с левым задним колесом. Но Михаэлю на этот раз повезло - Хаккинена обслуживали еще дольше! Проблемой для McLaren стало правое заднее колесо.

После пятого места Шумахера в Испании Култхард заметил, что Михаэлю изменила удача. «На удачу нужно работать, - ответил в Нюрбурге экс-чемпион. - Ее необходимо не проглядеть и обязательно воспользоваться ею».

После финиша Гран При Европы многие жаловались, что им чуть-чуть не повезло. Трулли, которого на старте так здорово стукнул Benetton Физикеллы, что сломал итальянцу подвеску. Френтцен, двигатель которого продержался всего три круга. Хаккинен, который после второй дозаправки лидера Ferrari вдруг стал стремительно - на 2,5 секунды на круге! - догонять Михаэля, жаловался на аутсайдеров Вурца, Херберта, Баттона, что не спешили уступать ему дорогу. Баррикелло заехал в боксы в третий раз. «Такая тактика оказалась не самой идеальной, - признался бразилец после финиша, когда несколько кругов терзал, но так и не сумел сломить Култхарда. - Мне приходилось обгонять более медленные машины в условиях практически нулевой видимости». Эдди Ирвайна и Ральфа Шумахера лишил шансов на хорошее место Ферстаппен - один из самых агрессивных пилотов в тот день. Херберта «задвинул» Вурц. Короче говоря, едва ли не у каждого нашлись оправдания.

И только победителю, похоже, просто повезло. Будь в порядке машина Култхарда, да не проворонь шотландец сигнала светофора, не мешай Хаккинену аутсайдеры и не наткнись финн за 4 круга до финиша на бившихся за место на пьедестале Култхарда и Баррикелло, будь аккуратней бразилец с выбором тактики гонки, не сгори мотор у всегда сильного в дождь Френтцена, не пострадай от Физикеллы Трулли - и не видать Михаэлю Гран При Европы как своих ушей. Но давайте послушаем Хаккинена: «Да, я близко подобрался к Михаэлю, и будь повнимательней отстающие, мог бы его догнать. Но я, конечно, понимаю, что и Шумахер в любой момент мог прибавить».

Мика знает о чем говорит - ведь не смог же он сдержать атаки экс-чемпиона. Так что финн, может быть, лучше чем кто бы то ни было понимает: справиться с Шумахером теперь, когда Ferrari в техническом отношении догнала или почти догнала McLaren, будет невероятно сложно. Потому как на быстрой и надежной машине Михаэль становится почти всесильным, почти неуязвимым. И может играть с соперниками в психологические игры, загадывать шинные загадки, как озорной «мальчишка, сшибающий репьи». Как Зевс, что превратился в быка, чтобы похитить красавицу Европу.

Александр Мельник

 

Единственный критический момент в гонке наступил, когда пошел дождь и нужно было менять слики. Разумеется, никто из лидеров не хотел рисковать: заехать в боксы за дождевой резиной слишком рано значило стать медленнее остальных. Вначале дождь едва накрапывал. Мы знали, что приближается ливень, но не имели ни малейшего представления о том, когда именно он начнется. Это была трудная ситуация. Затем некоторые гонщики надели дождевые шины, и, увидев, что они поехали быстрее, мы поступили так же. Трудно было и в конце гонки. На втором комплекте дождевых шин я проехал более 30 кругов, они порядком износились, и на некоторых участках, особенно на прямых, мне приходилось нелегко.

Михаэль Шумахер



 
Категория: №23 (06.2000) | Добавил: LiRiK3t (20.06.2014)
Просмотров: 754 | Теги: №23(06.2000), Гран при
^Наверх
вход выход Created by LiRiK3t