Меню сайта
Поиск по сайту
Номера журнала
Рубрики журнала
Фотоальбомы
Разное
Пользователи
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Яндекс.Метрика

Индекс цитирования.
Главная » Статьи » Номера журнала » №24 (07.2000)

Прогулки по Монако

Прогулки по Монако

 

53 года прошло с тех пор, как 16 мая 1947 года русский князь Игорь Трубецкой вывел красную Ferrari на старт гонки в Монте-Карло, ставшей первым Большим Призом Монако в истории машин из Маранелло. С тех пор автомобили Ferrari одержали уже 8 побед в княжестве, но наши соотечественники, увы, больше не принимали участие в Гран При на узких улочках Монте-Карло, предпочитая утолять свой природный азарт за зеленым сукном игорных столов Казино. И лишь в этом году москвич Виктор Маслов стал первым россиянином, которому удалось выйти на старт «гонки тысячи виражей» за рулем автомобиля младшей сестры «королевы автоспорта» - Формулы-3000. По нашей просьбе гонщик команды «Арден Россия» раскрывает для вас некоторые секреты самого знаменитого гоночного кольца Европы.

В дни проведения Гран При нам вряд ли удастся пройтись по монакской трассе раньше 7-8 вечера. Лишь в пятницу гоночное кольцо открывают для публики уже в полдень. После квалификации Формулы-3000 заездов в этот день в Монако больше не проводится, и сотни туристов заполняют три с небольшим километра дистанции, каждый поворот которой - легенда. Мы тоже решили воспользоваться представившейся возможностью и вместе с Виктором, его подругой Катей и управляющим директором «Арден России» Александром Требитшем отправились прогуляться по трассе, на которую на следующий день Маслову предстояло вывести свою красно-белую Lola с огромными буквами «РОССИЯ» на борту.

Из-за нехватки места в порту организаторы задвинули паддок Формулы-3000 на самые задворки княжества, и путь нам предстоял неблизкий. Однако после Витиного успеха в квалификации настроение у всех было приподнятым, да и посмотреть было на что.

«В гоночной машине ты сидишь настолько низко, что кроме бордюров практически ничего не видишь. Помимо высоких отбойников у трассы в Монако есть еще одна особенность, - заметил Виктор, пока мы не спеша спускались по бульвару Ларвотто к порту, а мимо нас стайками проносились разноцветные Ferrari и Porsche, - это развал дороги. Гонки проходят по городским улицам, но если при езде на обычной машине поперечный наклон полотна практически незаметен, то когда находишься за рулем гоночного автомобиля, играет не последнюю роль. Порой он работает на тебя, но иногда и мешает. Кроме того, здесь приходится очень часто переключать передачи. За гонку получается порядка 1500-1800 переключений. И наконец, это, правда, уже не мои слова, они принадлежат одному из моих коллег по Формуле-3000: «Монако - трасса, где занос колес не просто прощается, но и приветствуется». Чтобы сделать хороший круг, здесь нужно быть очень агрессивным в каждом повороте, и буквально облизывать отбойники».

Пройдя под палящим солнцем полкняжества и добравшись наконец до стартовой прямой, с обеих сторон которой вдоль всего бульвара Альберта I уже стояли плотными рядами десятки припаркованных лимузинов, мы начали нашу экскурсию по трассе.

«На стартовой прямой я разгоняюсь до пятой передачи и 230 км/ч, но в том месте, где за зданием Автомобильного клуба Монако трасса уходит чуть вверх, начинаю торможение перед «Сен-Девотом». Скорость здесь падает до 75-80 км/ч. В прошлом году этот поворот я проходил на третьей передаче, но сегодня в последней квалификационной сессии решил все же использовать вторую. Минуя огромный экран и бар «Рози» по другую сторону улицы, мы устремляемся вверх по «Бо-Риважу». На подъеме по авеню д’Остенд следует разгон до пятой и 215 км/ч, затем торможение до третьей (125 км/ч) перед «Массэне» и поворот по авеню Монте-Карло (в этом месте на меня действует максимальная для Монако боковая перегрузка 2,1 g) к площади Казино».

Преодолев длинный подъем по «Бо-Риважу» - «Прекрасному берегу», мы оказались перед знаменитым Казино. Даже по меркам гоночного уикэнда хаос здесь поистине вавилонский. От самой фешенебельной гостиницы Монако, «Отеля де Пари», к одноименному кафе напротив снуют толпы народа. Давка - как на площади у Казанского вокзала с наступлением дачного периода. Вокруг фонтана припарковано такое количество лимузинов и дорогих спортивных авто последних моделей, которого не увидишь даже на Женевском автосалоне.

Проехать на машине практически невозможно. Ошалевшая толпа уже не реагирует ни на мелодичные гудки клаксона, ни на рев спортивного мотора. Серебристый McLaren F1 с итальянскими номерами лишь слегка притормаживает в повороте и, едва не сбив нас с ног, выскакивает на площадь Казино. Водитель смотрит по сторонам в поисках места для парковки, но он опоздал. Все места давно заняты, и сегодня ему будет легче сорвать банк за игорным столом, нежели тиснуть свой роскошный спорткар в плотные ряды Rolls-Royce, Ferrari и Porsche.

При виде игорного дома я не удержался и спросил Виктора, приходилось ли ему испытывать судьбу в Казино Монако. «Ты знаешь, в жизни я человек не азартный. В Монте-Карло не первый раз, но в Казино ни разу не заходил. Предпочитаю, чтобы удача сопутствовала мне на трассе, - улыбнулся Виктор, продолжая свой рассказ. - Под террасами отеля «Де Пари» я проношусь со скоростью 140 км/ч, но покрытие здесь не очень ровное, и перед правым поворотом приходится притормаживать до сотни. Затем идет разгон на спуске по авеню Спелюже (180 км/ч) и резкое торможение перед очень медленным поворотом у отеля «Мирабо».

Пройдя мимо полицейского участка и трех маленьких ресторанчиков, в которых гудели толпы немецких болельщиков, мы достигли одного из самых знаменитых гоночных виражей княжества. Чуть дальше в глубине улицы высится современное, несколько выбивающееся из архитектурного ансамбля старого Монте-Карло здание отеля «Мирабо», но гонщики не доезжают до него и ныряют вправо по узкому серпантину к отелю «Луи».

Когда-то на этом месте располагалась железнодорожная станция, но сейчас поезда ходят по Монако только под землей, тихо стуча колесами в выдолбленных в базальтовом монолите прибрежных скал туннелях.

«После короткого ускорения до 130 км/ч следует торможение перед «Гранд-отелем» (50 км/ч), - продолжает Маслов. - Из «шпильки Луи» я выхожу на первой передаче, успеваю раскрыть «газ» в пол (90 км/ч), затем немного притормаживаю перед стеной и переключаюсь на вторую. Следующую короткую прямую со спуском к набережной я прохожу на разгоне (до 110 км/ч) на второй передаче и оттормаживаюсь перед «Портье» (70 км/ч). В этом месте нужно очень внимательно работать на выходе из поворота. В прошлом году я врезался здесь в отбойник во время квалификации, да и сегодня в самом конце второй сессии слегка чиркнул задним колесом.

Перед туннелем начинается разгон в пол до 5-й передачи. Метров через двести пятьдесят я уже на 5-й. (В дождь это самое сложное место, поскольку здесь существует резкий перепад между мокрой и сухой трассой.) В конце туннеля срабатывает ограничитель (235 км/ч, 9000 об/мин), но я прохожу на нем еще порядка 200 метров по бульвару Луи II, пока не начинаю тормозить перед «эской». Метров за 100 до поворота дорога ныряет вниз, и погасить начальную скорость здесь очень сложно, поэтому я нажимаю на педаль тормоза метров за 10 до «100-метрового» указателя.

Сегодня во второй квалификационной сессии я опускался здесь до первой передачи (55 км/ч), тогда как в прошлом году проходил его на 2-й. Первую же я использую только по одной причине: она помогает больше загрузить нос машины.

Любой поворот делится на три части: вход, середина и выход. Это те азы, которым инженеры учат молодых пилотов, начиная с Формулы-Renault и -Ford. Перед «шпилькой» я должен быть уже на первой передаче, чтобы машина была сбалансирована. Вход прохожу без «газа», но как только чувствую, что заднее колесо соскочило с поребрика, даю полный «газ», и, контролируя прокрут колес и занос задней оси, переключаюсь на вторую. После выхода из шиканы я включаю третью, затем 4-ю и разгоняюсь по набережной Этатс-Юни до 190 км/ч. У «Табачного киоска» притормаживаю до 125 км/ч, опускаюсь на третью и снова разгоняюсь по набережной Альберта I, но остаюсь на третьей. Перед бассейном чуть простреливает лимитатор, но небольшой, буквально на 0,2 с, перекрут допускается. Более того, в этот момент я даже использую его в качестве тормоза. Когда срабатывает ограничитель, машина притормаживает. Первую «эску» перед бассейном Ренье III я прохожу на третьей передаче (140 км/ч), а перед второй переключаюсь на 2-ю и стараюсь использовать бордюрные камни. Как только проезжаю первый поребрик, на какую-то долю секунды открываю «газ», но тут же отпускаю педаль, используя перенос веса, чтобы загрузить переднюю часть Lola. На следующей прямой идет разгон до третьей передачи (165 км/ч) и длинное легкое торможение в левом повороте перед рестораном «Ла-Раскасс».

На втором этаже небольшого ресторанчика, который пилотам приходится огибать с трех сторон, в дни гонок резервирует места самая изысканная публика. Запивая столетними винами свежие морские устрицы, которые, как утверждает метрдотель, только полчаса назад были выловлены, посетители заведения через открытые окна наблюдают проносящиеся в двух метрах от их столиков автомобили.

«Правый «Раскасс» - это конечная точка торможения, - продолжает Виктор. - Я прохожу его на первой передаче, чуть играя «газом», чтобы загрузить нос машины. Как только я чувствую, что через какую-то долю секунды увижу выход из поворота, открываю «газ» и разгоняюсь до 2-й передачи (100 км/ч). Остается последний поворот «Антони Ноге», который я прохожу на второй передаче (68 км/ч), и дальше вновь следует разгон до пятой по бульвару Альберта I к «княжеским боксам» и торможение перед первым поворотом...»

Наша экскурсия завершилась там же, где и началась, у старой церквушки в глубине виража «Сен-Девот». Позади осталось 3 километра 370 метров легендарной гоночной трассы, каждый поворот которой за 71 год, что минул со дня первой uонки в княжестве, превратился в легенду. Легенду, в которую наконец-то вписано и имя российского гонщика.

Владимир Маккавеев



Категория: №24 (07.2000) | Добавил: LiRiK3t (19.12.2012)
Просмотров: 898 | Теги: тема, №24(07.2000)
^Наверх
вход выход Created by LiRiK3t