Меню сайта
Поиск по сайту
Номера журнала
Рубрики журнала
Фотоальбомы
Разное
Пользователи
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Яндекс.Метрика

Индекс цитирования.
Главная » Статьи » Номера журнала » №26 (09.2000)

На мокром месте

На мокром месте

 

После финиша гонки в Хоккенхайме у всех на устах было только одно слово: «Наконец!» Наконец Рубенс Баррикелло одержал свою первую в Ф-1 победу, установив рекорд, которому суждено жить годы, если не десятилетия: победным для Рубиньо стал лишь 125-й Гран При в карьере. Счастливы были все, включая главных соперников из McLaren: Дэвид Култхард и Мика Хаккинен, которых бразилец обставил в этой гонке совершенно чудесным образом, чуть ли не с умилением посматривали на Рубенса, рыдающего в национальный флаг. Семь лет страна, давшая миру Фиттипальди, Пике и Сенну, не слышала своего гимна после финиша Гран При Ф-1. Последнюю для Бразилии победу 7 ноября 1993 года одержал в Аделаиде Сенна. Никто не думал, что ждать следующего триумфа придется так долго. Ведь после гибели Айртона все были уверены, что у Волшебника есть достойный наследник - Рубиньо.

«Я хочу посвятить эту гонку парню, который сейчас где-то выше, Айртону, - сказал Баррикелло сразу после победного финиша. - В 1984 году он перевернул мою жизнь. Именно тогда, увидев его на трассе, я твердо решил стать гонщиком».

Судьбы Баррикелло и Сенны связаны между собой. Второй раз Айртон перевернул жизнь Рубенса десять лет спустя, в 1994 году в Имоле. Первый серьезный инцидент того рокового Гран При был связан именно с Рубиньо: в пятницу его Jordan-Hart занесло в Variante Bassa, автомобиль подлетел на поребрике и врезался в отбойники. В результате Баррикелло повредил нос, ребро и правую руку. И первым человеком, который навестил его в больнице, был Сенна. Через два дня Айртона не стало...

«Люди тут же поставили меня на его место, - вспоминает Рубенс. - Им и невдомек было, в какой сложной ситуации я оказался. После гибели Айртона я взвалил на себя тяжелейшую ношу. Газеты писали, что я должен стать следующим бразильским чемпионом мира. Я спрашивал себя, способен ли добиться этого?»

Бразильцы - молодая и в высшей степени патриотическая нация. С величайшей ревностью следят они за успехами соотечественников, с детским нетерпением ждут от них скорого успеха. Между тем положение Баррикелло в Jordan становилось все сложнее.

«Мои дела в Jordan шли все хуже и хуже. Я начал соперничать с Эдди Ирвайном вместо того, чтобы заставить лучше работать себя и команду. Я был одержим идеей что-то кому- то доказать. Это был кошмар, - сокрушается Рубенс. - Надо было срочно что-то менять. И я пробовал. Я больше не старался угодить всем и каждому, ограничил свое общение с друзьями и семьей, перестал читать газеты, поменял менеджера и начал больше молиться».

Вера занимает в жизни Баррикелло не последнее место. В семье никогда не навязывали ему религиозных представлений о мире. (Кстати, его дед был также не чужд спорту и однажды занял 2-е место на чемпионате мира по одной из разновидностей боулинга. Хорошо играет в кегли Баррикелло-отец, да и сын очень любит эту игру.) Конечно, в детстве Рубенс читал Библию, но она не удовлетворяла его стремления объяснить, что такое мир, в котором мы живем. И тогда Рубенс выдумал себе своего Бога.

«Я просто стараюсь всегда быть правдивым по отношению к тому, кого я называю Богом, хотя другие могут называть это своим я или даже своим самосознанием, - признается Баррикелло. - Я никогда не молюсь о победе над соперником, я прошу у Бога возможности лучше использовать то, что он мне даровал - талант гонщика. И благодарю его за этот дар. Я знаю, что откровенничать о подобных вещах в таком холодном мире, как Формула-1, не принято, но уж таков я».

Но несмотря на все усилия, молитвы и даже обеты (например, после поула во Франции Рубенс поклялся целых три месяца не пить свою любимую кока-колу), дела Рубенса по-прежнему обстояли не блестяще. Эдди Ирвайн (еще один гонщик, судьба которого странным образом пересекается с жизнью Баррикелло) перебежал ему дорогу на пути в Ferrari и неожиданно занял в красном автомобиле место, которое все прочили талантливому бразильцу. А Рубенс так и застрял «в подающих надежды» у Эдди Джордана. Только через четыре года выступлений в Jordan Баррикелло решил, что пора не только меняться самому, но и менять команду.

Рубенс перешел в Stewart. И в прошлом году мог одержать (в той же Германии, но на Нюрбургринге) свою первую победу. Если бы в дождь угадал с шинами. Тогда, как и год спустя в Хоккенхайме, он рискнул остаться на «сухой» резине, и прогадал: ту гонку для Джеки Стюарта выиграл «невезучий» Херберт, выбравший дождевой комплект.

Через год, сделав аналогичный выбор, Рубенс победил. На залитом водой «стадионе» Хоккенхаймринга он сумел удержать свой автомобиль, а на сухом асфальте в лесу отрывался от обувших «калоши» соперников из McLaren. Вообще, почти все успехи Баррикелло связаны именно с его умением ездить в дождь. Похоже, молитвы Рубенса иногда достигают цели. Во всяком случае, помогает ему именно небо. Вспомнить, например, его великолепное 2-е место в Монако'97.

«Первые два круга, которые я прошел там, были, возможно, лучшими в моей жизни, - уверяет Баррикелло. - Я хорошо стартовал и обогнал, если не ошибаюсь, пять автомобилей на первом же круге, затем еще три - на втором, а на третьем прошел еще одного соперника. Это было великолепно!»

Единственным человеком, который финишировал впереди бразильца, оказался сам Регенмайстер Шумахер, его нынешний партнер по команде.

«Ключевой момент в вождении под дождем - это уверенная работа педалью «газа», - делится своими секретами Рубенс. - Необходимо чувствовать заднюю часть автомобиля и тщательно рассчитывать усилие на педали. Кроме того, во время дождя появляется возможность выбирать разные траектории. В гонке это можно использовать при обгонах».

Еще более впечатляющи достижения Баррикелло в дождевых квалификациях. Все три поула (в Бельгии '94 на Jordan, во Франции '99 на Stewart и в Великобритании-2000 на Ferrari) были добыты им в сложных погодных условиях. В Хоккенхайме-2000 во время квалификации погода тоже была не ахти, однако технические проблемы не позволили бразильцу извлечь из этого выгоду: он показал один из худших за всю карьеру результатов - 18-е место! Ниже Баррикелло опускался только дважды (в Италии '93 он стартовал с 19-й позиции, а в Великобритании '97 - с 21-й). «Худший день года», - сказал Баррикелло в субботу. Но в жизни бывает, что порой счастье приходит только после того, как перестаешь его ждать.

И в воскресенье Рубенс уже рыдал, утираясь флагом, на высшей ступени пьедестала. «Перед гонкой мне советовали больше не брать с собой национальный флаг, якобы он приносит мне неудачу. Но я не хотел ничего знать, он должен быть со мной», - ликовал гонщик. Ликовал вместе со всей Бразилией. Гальвао Буэно, телекомментатор, который дольше всех в Латинской Америке вопит «ГО-О-О-О-О-О-О-О-О-Л!» во время футбольных трансляций, рыдал в голос в прямом эфире. Затем зазвучала «Победная тема», много лет сопровождавшая победы Пике и Сенны. На следующий день все без исключения газеты и журналы, даже не имеющие никакого отношения к спорту, пестрели заголовками, посвященными Рубиньо и его победе. Лука ди Монтеземело преподнес гонщику золотые часы с надписью «Хоккенхайм 30.07.2000». Сестра Айртона Сенны, Вивиан, отправила факс с благодарностью за посвящение победы ее брату: «Тронута этим жестом, совершенным в тот момент, когда в центре внимания должен быть только сам Рубенс». Президент Бразилии Фернандо Энрике Кардозо послал победителю телеграмму: «Спасибо! Эта победа имеет наиважнейшее значение для всей нашей страны, которую ты так достойно представляешь!»

Однако сам Баррикелло, оправившись от первого потрясения, устраивать большого праздника не стал. В тот же вечер он улетел домой, в Кембридж, где скромно отметил свой успех с женой и несколькими близкими друзьями. «У меня не было времени праздновать после того, как я дважды просмотрел запись гонки в эту ночь», - утверждает Рубенс. На следующий день бразилец принимал поздравления по телефону, говорил с родственниками, отдыхал. Баррикелло понимал, что до настоящего триумфа ему еще далеко.

Рубенс выиграл с 18-го места! Только один раз за всю историю Ф-1 был случай, когда гонщик смог первым пересечь линию финиша, стартуя с худшей позиции. Бразилец во всей красе проявил свои блестящие способности.

Но справедливости ради нужно сказать, что для этой невероятной победы потребовалось и невероятное же стечение обстоятельств: столь счастливый для Рубенса дождь, погнавший осторожничавших соперников в боксы, вмешательство «ходока», который не мог бы подобрать лучшего момента для своего вторжения, чтобы больнее отомстить обидчикам из Mercedes-Benz, и, наконец, самое главное - отсутствие основного на сегодняшний день соперника Баррикелло - его товарища по команде Михаэля Шумахера. Удалось бы Рубенсу первым пересечь линию финиша, если бы где-то рядом маячил второй красный автомобиль? Баррикелло утверждает, что в его контракте нигде не записано, что гонщики в команде разделены на 1-й и 2-й номер. Но Рубенс упустил из виду, что, возможно, это записано в контракте Михаэля.

Когда Баррикелло и Ирвайн в этом году «поменялись судьбами» и бразилец вернул себе место, отобранное ирландцем, многие задавались вопросом: кто из них потерял, а кто выгадал? На надеждах Эдди получить в Ferrari статус, равный статусу Михаэля, поставили крест. И он ушел. Рубенс решил покинуть Stewart (а тогда уже Jaguar - ни больше, ни меньше!), где он был лидером и где он мог выигрывать гонки, чтобы перейти в Ferrari, которая выигрывает гонки, но в которой его будущее весьма туманно. Особенно, если бразилец не удовлетворится своим нынешним положением и начнет бунтовать. Ждать своей очереди? Но совсем недавно Шумахер заявил, что будет счастлив гоняться до 40 лет, причем именно в Ferrari.

Баррикелло - приятный в общении человек. Даже с журналистами, которые писали о нем бог знает что, он остается вежлив при следующей встрече. С ним легко работать. Он говорит по-итальянски, и он похож на итальянца. Его любят в команде. Но, как известно, на одной любви ничего не построишь. Раздаются, правда, и более серьезные аргументы в пользу бразильца.

«Рубенс произвел на меня очень сильное впечатление. И я даже решусь утверждать, что он более точный и надежный гонщик, чем Михаэль». Эти слова принадлежат Россу Брауну, техническому директору команды. Сильная поддержка. Но вот что сказал Лука ди Монтеземоло, президент Ferrari, когда после Гран При Германии его спросили о перспективах бразильца в борьбе за титул: «Те, кто ждет, что Шумахер и Баррикелло будут сражаться друг с другом, пошли не на то кино. Пока я руковожу Ferrari, наши гонщики никогда не будут соревноваться друг с другом».

«Шумахер сильно напоминает мне Сенну, - признается Баррикелло. - Не скажу за всю гонку, но один круг, я думаю, он может пройти даже лучше, чем это делал Айртон. Михаэль - это страшный вызов. Но это именно то, чего я и хотел. Когда я водил карт в Бразилии, то знал, что я хороший гонщик. Я много выигрывал, и мне казалось логичным поехать в Европу, чтобы испытать свои силы в Ф-1. И вот я здесь соревнуюсь с Шумахером, лучшим гонщиком. И у меня есть возможность проверить, только ли я хороший гонщик или лучший».

Рубенс одержал великолепную победу. Но за каждым свершением открываются новые горизонты. Вопрос теперь в том, насколько этот успех удовлетворит его амбиции. И когда бразилец сможет выигрывать в присутствии Михаэля, на сухой трассе и с сухими глазами?

Леонид Ситник

Продолжение здесь...


Источник: http://№26(09.2000), один на один
Категория: №26 (09.2000) | Добавил: LiRiK3t (02.07.2013)
Просмотров: 960 | Теги: один на один, №26(09.2000)
^Наверх
вход выход Created by LiRiK3t