Меню сайта
Поиск по сайту
Номера журнала
Рубрики журнала
Фотоальбомы
Разное
Пользователи
Онлайн всего: 2
Гостей: 1
Пользователей: 1
LiRiK3t

Яндекс.Метрика

Индекс цитирования.
Главная » Статьи » Номера журнала » №29 (12.2000)

Флавио Бриаторе

Флавио Бриаторе

 

На Парижском автосалоне корреспондент журнала «Формула» встретился с новым руководителем Benetton

«Команда Формулы-1 напоминает армию»

Почему вы ушли из Формулы-1 в 1997 году?

Ну, во-первых, «ушел» - не совсем верное слово. Я ведь возглавлял Supertec, снабжая команды Ф-1 двигателями Renault. Во-вторых же, после 9 сезонов руководства гоночной «конюшней» я был сыт этим по горло. Нужен был перерыв. Ведь чтобы добиваться успеха в этом спорте, необходим высочайший уровень мотивации в каждую минуту каждого дня. Такая всепоглощающая гонка становится очень трудной. Сделав шаг назад, я сумел - по крайней мере, частично - вывести Формулу-1 за рамки моей жизни, моей, если хотите, системы.

Думали ли вы, что однажды вернетесь?

Во всяком случае, я не хотел возвращаться, чтобы заниматься тем же самым. У новой команды Renault уровень амбиций соответствует моему собственному. С 1977 года никто не приходил в Ф-1 со своим шасси и двигателем. Но и тогда это была Renault.

Вернулись бы вы без Renault?

Вряд ли. Мне привычна и хорошо знакома манера, в которой работает фирма. Я прекрасно знаю ее президента Патрика Фора и знаю, чего стоит глава Renault Sport Кристиан Контцен. Они в меня верят, - а в Ф-1 нельзя без этого работать.

Работа будет трудной?

Команда Формулы-1 напоминает армию. У каждого свои обязанности, которые он исполняет. Но у каждой армии должен быть полководец. Решения, которые он принимает, не всегда приятны, не всегда легко исполнимы. Чтобы надеяться побить McLaren и Ferrari, необходимо найти нужных людей и расставить их на нужные места. И каждый обязан сделать все, на что способен, какую бы часть команды он ни представлял.

Сильно ли изменилась Формула-1 за время вашего отсутствия?

Единственное изменение в том, что некоторые команды работают эффективнее и напряженнее других, поднимая планку все выше. Отстающим не на что жаловаться. Им просто необходимо работать более напряженно и более эффективно, если они хотят наверстать упущенное.

Думаете ли вы, что будущее чемпионата мира в руках крупных автозаводов, таких, как Renault?

Во всяком случае, к этому идет. Некоторые из крупнейших мировых автопроизводителей, такие как BMW, Renault, Honda, Toyota и Mercedes-Benz, уже пришли в Ф-1. И если руководство других автомобильных компаний решит инвестировать деньги в автоспорт, то, скорее всего, они выберут именно Ф-1.

А это не опасно для Формулы-1 - зависеть от таких больших фирм? Ведь они могут избавиться от команды, как роняют горячую картофелину, если изменится их маркетинговая политика, рекламная стратегия. Даже если просто сменится руководство.

Чемпионат мира Формулы-1 - явление уникальное. За исключением Олимпийских игр и футбольного первенства планеты нет больше спортивного состязания, которое бы привлекало такой зрительский интерес. Ведь это как финал Кубка мира по футболу каждую неделю! Но даже если вывести за скобки ее коммерческие возможности, Ф-1 представляет собой уникальный полигон для инженерного творчества - а иногда и способности моментально среагировать на чужой опыт, учесть чужие достижения и ошибки - и проявления талантов руководителя. С гонками Гран При ничто не сравнится по уровню научно-технических исследований. А компании, подобные Renault, имеют все необходимые ресурсы, чтобы принять этот вызов. Вот почему, думаю, крупных автопроизводителей всегда будет привлекать Формула-1.

Мы говорили о финансовых, технических, управленческих ресурсах. Какова же сегодня роль гонщика?

Пилот служит своеобразным катализатором для своей команды. Потому что его результаты отражают качество работы каждого из ее членов. Успех команды никогда не измеряется одним только уровнем мастерства ее пилота. Михаэль Шумахер дважды принес чемпионское звание Benetton, но как же долго ему пришлось ждать успеха в Ferrari! Для победы необходимо нечто большее, нежели один талантливый водитель.

Теперь, когда Эдди Джордан освободил от контракта Майка Гаскойна, начнет ли ваш новый конструктор работу уже со следующего понедельника?

Думаю, да. Я не испытываю никаких отрицательных эмоций по отношению к Эдди. Примерно такой же ситуация была, когда Росс Браун захотел оставить нас и присоединиться к Ferrari. Необходимо, чтобы ваши люди были на 100 процентов сконцентрированы на своей работе, а иногда им требуются перемены. Я не знаю, когда Майк начнет работать на нас, мы пока не решили. Но он - часть новой структуры команды, которая, как всегда говорили в Renault, будет готова только к 2002 году. У нас есть еще два сезона, чтобы собрать вместе нужных людей. И мы будем продолжать этот процесс, пока не почувствуем, что команда готова к борьбе.

А как Гаскойн сработается с техническим директором Пэтом Симондсом?

Команде нужны сильные кадры. Совершенно неважно, как будут называться должности того или иного сотрудника. Я верю, что все смогут работать в одном направлении, дополняя и развивая идеи друг друга, для меня безразлично, что будет написано на их визитных карточках.

У Джанкарло Физикеллы была очень хорошая первая половина сезона. С тех пор он никак не может завершить гонку. Что случилось?

Я не думаю, что дело только в Джанкарло, вина на всей команде. Весной мы решили не работать над модернизацией В200, потому что у команды не было технических возможностей заниматься ею наряду с работой над машиной 2001 года. А наши соперники не сидели сложа руки: Jordan и BAR, к примеру, добились большого прогресса, в то время как мы не делали ничего. В Формуле-1 каждый стремится к немедленному результату, но для строительства команды необходимо время. В настоящий момент мы предпочитаем сконцентрироваться на следующем сезоне. К примеру, мы получим совершенно новый мотор, который будет трудно приспособить к машине.

Интервью взял Александр Мельник

Категория: №29 (12.2000) | Добавил: LiRiK3t (15.07.2013)
Просмотров: 730 | Теги: №29(12.2000), интервью
^Наверх
вход выход Created by LiRiK3t