Гран При Бразилии

Гран При Бразилии

 

Эпоха возрождения

То, что мы называем прогрессом, - является

лишь за­меной одной неприятности на другую...

Генри Эллис

В этом году заморские гастроли «боль­шого цирка» растянулись на целый месяц и включали в себя три выступления на раз­ных материках. Бразильского Гран При, который завершал длинную серию транс­континентальных гонок, на этот раз ждали с особым нетерпением. Командам хоте­лось вернуться к нормальному режиму ра­боты. Журналисты, уже порядком обал­девшие от изрядного количества выпито­го в самолетах спиртного, удушающей жа­ры и бесконечных побед Шумахера, откро­венно мечтали о возвращении из жаркой бразильской осени в прохладную евро­пейскую весну. Даже куда более выносли­вые гонщики несколько подустали от по­стоянной смены часовых поясов. Словом, возвращения в Европу ждали все, заявляя, что именно там и начнется настоящий чемпионат. А бразильская гонка - это все­го лишь последняя сцена затянувшегося пролога, который большинство команд ис­полняют экспромтом, без особой подго­товки. Но именно в Сан-Паулу, во время интереснейшей гонки проявились робкие предвестники перемен, которые, вполне возможно, когда-нибудь назовут эпохой возрождения Ф-1.

За последние десять лет мы привыкли к бе­зоговорочному преимуществу двух команд. Уже почти забыты те славные времена, когда чемпионский титул оспаривали гонщики трех, а то и четырех «конюшен». Последний раз та­кое случалось еще в 1986 году, когда за корону сражались четыре гонщика из трех разных ко­манд: Прост на McLaren, Сенна на Lotus, Пике и Мэнселл на Williams. Потом в «большом цирке» начались годы безоговорочного господства то McLaren, то Williams. На какое-то время коман­ду из Уокинга потеснил Benetton. В 1998 году вновь восстал из пепла McLaren. И ни разу в борьбу за чемпионский титул не могла вме­шаться третья команда. Поначалу это раздра­жало, потом мы смирились. И вдруг Гран При Бразилии вновь пробудил в памяти воспоми­нания о жарких схватках 80-х. Возрождение Williams поселило в наших сердцах надежду.

Перевоплощение команды из Гроу не ста­ло абсолютной неожиданностью. Однако столь головокружительного прогресса не ожидали, наверное, даже в самой Williams. По крайней мере, так казалось в пятницу. Хуан-Пабло Монтоя при любой возможности напо­минал, что в Интерлагосе он никогда не вы­ступал. Ральф Шумахер признавался, что не­много побаивается дождя. Всегда осторожный Фрэнк Уильямс тоже не выходил за рамки здравого оптимизма. А директор Michelin Пьер Дюпаскье и вовсе прозрачно намекнул, что командам, использующим его резину, рас­считывать на победы еще рано.

Один лишь босс BMW Motorsport Герхард Бергер не скрывал своих амбиций: «В отличие от Мельбурна и Сепанга, требовавших значи­тельной прижимной силы, Интерлагос - пер­вая трасса в календаре нынешнего чемпиона­та, где можно развернуть крылья. Мощность моторов очень важна, поскольку здесь есть две длинные прямые, одна из которых к тому же находится на подъеме. Учитывая все это, ду­маю, мы сможем набрать в Сан-Паулу доволь­но много очков».

Герхард ошибся: очков Williams в Бразилии так и не заработал. Но именно эта команда стала чуть ли не «открытием» Гран При. На тренировках BMW выводил бело-синие авто­мобили на рекорд максимальной скорости в конце прямых. Новичок Монтоя выиграл суб­ботнюю тренировку и до середины дистанции уверенно лидировал в гонке, Ральф Шумахер показал быстрейший круг в гонке и впервые в своей карьере пробился на первый ряд стар­тового поля. Наконец оба гонщика Williams оказались единственными, кроме Михаэля Шумахера и Мики Хаккинена пилотами, су­мевшими превзойти прошлогодний квалифи­кационный рекорд трассы. Монтоя же и вовсе стал первым в истории Интерлагоса гонщи­ком, выехавшим из 1’14.

Как и почему автодром для Формулы-1 по­явился посреди этой клоаки бразильских тру­щоб на окраине Сан-Паулу, не помнят, навер­ное, уже и сами бразильцы. Мрачные, источа­ющие ужасный зловонный запах свалки, окру­жающие Интерлагос, столь резко контрасти­руют со сверкающим порядком паддока, что только здесь понимаешь, как многого доби­лись в Формуле-1 бразильские гонщики, если гордая «королева автоспорта» и ее, не менее могущественный, чем Ришелье, «кардинал» Берни Экклстоун до сих пор терпят при своем дворе эту нищенку. Каждый год перед стартом очередного Гран При владельцы автодрома пытаются навести глянец на свою трассу, но и это у них получается плохо. Так и в этом году организаторы немного расширили зоны безопасности на прямой Reta Oposta, отловили вокруг автодрома всех бродячих собак (год назад одна из них выбежала на трассу) и, при­няв к сведению трагедию Мельбурна, усилили металлические ограждения и даже установили вокрут трассы 21 похожую на клетку решетча­тую кабинку для маршалов. Наконец, в очеред­ной раз переложили асфальт, но избавиться от злосчастных неровностей, из-за которых в прошлом году Sauber даже пришлось пропус­тить гонку, так и не смогли.

«Похоже, что с каждым годом покрытие становится все хуже и хуже», - жаловался в пятницу Хаккинен. «Первая пятничная трени­ровка, когда асфальт еще не прикатан, превра­щается в настоящую пытку. Машину ужасно трясет. Добро пожаловать в Бразилию!» - вто­рил партнеру Култхард, которому удалось по­казать лучшее время. «Мы не утонули и скоро вернемся туда, где вы привыкли нас видеть - на вершину», - обещал Рон Деннис, и в пятни­цу его пилоты носились по трассе как ошпа­ренные: Култхард, несмотря на вылет, привез показавшему второе время Трулли более се­кунды и считал, что тренировка прошла весь­ма продуктивно. «Отставание от McLaren еще ни о чем не говорит, - успокаивал своих по­клонников Михаэль Шумахер. - Я проколол заднее колесо, из-за чего у нас «пропал» целый комплект шин, так что пришлось внести кое- какие изменения в запланированную про­грамму. Но в целом я вполне доволен проделанной работой».

Если в Ferrari «пропал» один комплект ко­лес, то Minardi лишилась сразу четырех. В чет­верг ночью из охраняемых доблестной бра­зильской полицией боксов команды исчезли семь колесных дисков, причем все они пред­назначались для передней оси: видимо, перед­ние диски, которые легче и уже задних, граби­телям было проще унести. Но этим дело не ог­раничилось. «Конечно, у нас есть запасные диски, но это беспредел. Такое могло про­изойти только в Бразилии», - негодовал тим-менеджер Minardi Тони Лис, на которого в тот же день в центре Сан-Паулу напали трое во­оруженных пистолетами грабителей. «Денег я им не отдал, но после долгой борьбы они со­рвали с меня часы и солнцезащитные очки и убежали», - возмущался Тони. Впрочем, от во­ров пострадала не одна Minardi. Уже в среду «гостеприимные» бразильцы украли из боксов Jaguar семь портативных компьютеров, в од­ном из которых хранились важные данные по двигателю Ford Cosworth, которые команде пришлось затем скачивать по Интернету из Англии. В пятницу в целом неплохое выступ­ление показавших 10-е и 11-е время Ирвайна и Бурти было омрачено неприятным эпизо­дом на пит-лейн, едва не стоившим жизни Бобби Рейхолу. Всего в нескольких метрах от командного мостика Jaguar на гаражный переулок рухнула огромная камера. «Момент был не слишком приятный: еще чуть ближе, и она размозжила бы мне голову», - улыбался не то собственному спасению, не то успехам Jaguar американец.

В обратную сторону

Суббота. Тренировка

В отличие от большинства автодромов чемпионата мира, в Сан-Паулу (как и в Имоле) гонщики движутся по трассе против часовой стрелки. «Здесь много скоростных левых по­воротов с большими боковыми ускорениями, и к этому нужно быть готовым», - заметил на пресс-конференции в четверг Михаэль Шума­хер. «В физическом отношении Интерлагос - одна из самых тяжелых трасс чемпионата», - согласился с немцем Хаккинен.

То ли дело действительно в огромных ле­восторонних перегрузках, то ли в Williams, ко­торый с пустыми баками наконец избавился от небольшой недостаточной поворачиваемости, мучившей Монтою в пятницу, но в суббо­ту утром чемпион CART, который «собаку съел» на овальных американских гонках, про­водящихся против часовой стрелки, полетел как на крыльях, уже за полчаса до конца сес­сии обновив рекорд трассы: 1’13.963. И хотя под занавес тренировки Хаккинен тоже смог перекрыть время своей прошлогодней поул-позишн (правда, всего на 0,003 с), он так и ос­тался в полутора десятых от Хуана-Пабло. Впрочем, разместившихся позади Монтои пи­лотов McLaren резвость колумбийца, подкреп­ленная четвертым местом Ральфа Шумахера, особенно не волновала. Куда больше Денниса и Кº радовало отставание Ferrari: Шумахер лишь пятый, Баррикелло седьмой. В Scuderia берегли резину.

Во втором эшелоне неплохо смотрелись оба Sauber. Столкнувшись с техническими проблемами (на машине Ирвайна пришлось менять коробку), опустились на два места пи­лоты Jaguar. В Prost никак не удавалось изба­виться от избыточной поворачиваемости. В Arrows тоже не могли найти идеальный ба­ланс: утром Ферстаппена мучила недостаточ­ная, а после перерыва - уже избыточная поворачиваемость. Minardi постоянно вылетали с трассы. На BAR Вильнева вышла из строя ко­робка передач. В общем, проблем хватало, а времени на их решение уже не оставалось.

О пользе компромиссов

Суббота. Квалификация

Седьмой подряд «поул» Шумахера был вдвойне приятен для команды. В Сан-Паулу итальянская команда № 1 не выигрывала еще ни одной квалификации.

На этот раз мы не увидели калейдоскопа рекордных результатов. Только четверо смогли обновить абсолютный рекорд авто­дрома. В гонке же прошлогодний результат Шумахера и вовсе устоял. На Интерлагосе с его неровной трассой, длинными прямыми и скоростными поворотами потери от но­вых правил FIA оказались куда больше, чем в Австралии и Малайзии. Да и настроить ма­шину в Сан-Паулу куда сложнее. На 80% кольцо Интерлагоса состоит из быстрых по­воротов и прямых, где не требуется большой прижимной силы, но оставшиеся 20% - три медленных поворота позади боксов - наоборот, требуют огромной прижимной си­лы. И найти компромисс здесь почти так же сложно, как и в Хоккенхайме. Но Ferrari это, похоже, удалось. Шумахер очень неплохо выглядел на первом и третьем скоростных секторах, а на втором - более медленном - уверенно отрывался. Williams же, обладая лучшим мотором, сделали ставку на скоростные участки, но заметно уступали в медлен­ных поворотах.

Впрочем, неизвестно, чем бы еще все за­кончилось, если бы Монтоя, весь уик-энд смо­тревшийся гораздо увереннее своего товари­ща по команде, не разбил Williams уже на пер­вом же быстром круге. «Я переборщил в 11-м повороте и вылетел с трассы», - сокрушался колумбиец. На запасной машине он все же су­мел зацепиться за второй ряд стартового поля, пропустив вперед лишь McLaren Хаккинена, Williams своего партнера по команде и Ferrari Шумахера. Впервые в истории Ф-1 родные братья оккупировали всю первую линию. Так и не сумевшие справиться с недостаточной поворачиваемостью Култхард и Баррикелло разделили третий ряд. Но все пятеро пресле­дователей Михаэля уместились в 0,101 с. По­трясающая плотность!

Четыре же следующих линий старта оказа­лись расписаны строго по командам: Jordan, Sauber, BAR и Jaguar. Все остались более или менее довольны, кроме выбравшей мягкие шины BAR. «Похоже, мы ошиблись. Я разоча­рован», - качал головой Вильнев.

Еще хуже обстояли дела в Benetton. Обе машины страдали от сильной избыточной по­ворачиваемости и показали в квалификации лишь 18-е и 20-е время. «Мы перепробовали достаточно настроек, чтобы понять, что в гон­ке нам мечтать уже не о чем», - заявил Физикелла. Как оказалось, и он ошибся.

Утро без проблем

Воскресенье. Разминка

«В благоприятную погоду готовьтесь к от­вратительной», - предупреждал еще в XVII ве­ке Томас Фуллер. И хотя в воскресенье утром с затянутого серыми облаками неба на трассу не упало ни капли влаги, наслушавшись бра­зильских синоптиков, обещавших на гонку 50-процентную вероятность дождя, сразу не­сколько пилогов во главе с Ральфом Шумахе­ром последовали совету английского литера­тора и выехали на трассу на промежуточных шинах. Другой возможности испытать перед стартом новый «микст» Michelin капризная бразильская природа им не предоставила.

Впервые за уик-энд гонщики Ferrari выиг­рали тренировки: проехав пять кругов на бое­вой и девять на запасной машине, Михаэль Шу­махер оказался единственным, кто с полными баками сумел выехать из 1’16. Баррикелло про­играл ему менее двух десятых, но все же опере­дил Хаккинена и Ральфа Шумахера. Култхард и Монтоя смотрелись несколько хуже своих партнеров, но они были заняты настройками запасных автомобилей. Единственной техни­ческой неполадкой в стане лидеров в утро гон­ки стал отказ радиосвязи на Williams Ральфа.

Забрезжил лучик надежды для BAR: с полу­пустыми баками рассчитывавший явно на два пит-стопа - а на мягкой резине ничего друго­го уже не оставалось - Панис показал седьмое время. Пилоты Arrows, напротив, заправились под завязку: в результате их время оказалось даже хуже, чем у Алонсо. Испанец, несмотря на вылет и сломанное переднее крыло, выта­щил свою Minardi на 17-ю строчку протокола. По-прежнему плачевно обстояли дела у опус­тившегося в глубокий арьергард Benetton.

«С тремя нападающими»

Воскресенье. Гонка

«Все шло так хорошо!.. - качал головой Хуан-Пабло, мерно вышагивая по паддоку. - Я очень огорчен. Этот день мог стать одним из лучших в моей жизни, но все рухнуло в один момент».

Чемпиону CART было от чего расстро­иться, ведь сегодня в своем всего лишь тре­тьем Гран При в Ф-1 он уверенно лидировал в гонке, опережая еще недавно казавшиеся непобедимыми Ferrari и McLaren. Его Williams как на крыльях летел к победе, и вдруг в один миг все кончилось. Кончилось глупо и обидно. Он обгонял на круг Arrows Йоса Ферстаппена, и на прямой Reta Oposta голландец сам аккуратно посторонился, чтобы пропустить лидера, а затем на тормо­жении в Subida do Lago неожиданно врезал­ся в Williams сзади.

Я не знаю, что случилось, - стараясь быть подчеркнуто хладнокровным, размышлял колумбиец. - Думаю, Йос просто немного опоздал с торможением, всего на несколько метров, но этого было достаточно. По край­ней мере я начал тормозить там же, где и обычно. Жаль! Машина была великолепна на протяжении всего уик-энда. Williams, BMW и Michelin проделали фантастическую работу. Но в другой раз будет лучше».

Злой как черт Патрик Хед - еще бы, впервые с 1997 года у Williams была реальная возможность выиграть гонку - был уже не столь сдержан, как Монтоя, и ругал злосчастного голландца на чем свет стоит. «Эти пар­ни должны сдаваться, но они, похоже, пере­стали это делать, - негодовал Патрик. - Я ду­маю, всем известно, что при столкновении на дороге ответственность лежит на том, кто ехал сзади. Если ты въехал в едущий впереди автомобиль, ты платишь за ущерб. В этом нет ничего нового, и, мне кажется, тут нечего об­суждать». Комиссары гонки с техническим директором Williams согласились и после финиша не только возложили на Йоса всю ответственность за аварию, но и взыскали с несчастного голландца штраф в 15 000 дол­ларов. Ферстаппен извинился перед колум­бийцем, но с вердиктом комиссаров не со­гласился. «Я видел голубой флаг, видел Монтою и ушел влево, чтобы пропустить его. Как только он меня обогнал, я вернулся на траек­торию, но он начал тормозить очень рано. Мне жаль, но я уже не мог избежать столкно­вения», - оправдывался Йос. В принципе, оп­равдания голландца вполне понятны: кому охота быть козлом отпущения, если бы не одно «но». В трех последних гонках это уже третья похожая авария с участием Williams: в Австралии на машину Ральфа Шумахера на­скочил Жак Вильнев, в Бразилии жертвами «позднего торможения» преследователей стали уже оба Williams. Впрочем, с уверенно­стью можно сказать лишь одно: правды мы никогда не узнаем. Чтобы отыскать виновно­го, нужно иметь данные телеметрии с обоих автомобилей. Но на их разглашение коман­ды не пойдут. Тем более что к авариям в Формуле-1 давно привыкли, да и столкнове­ние Йоса с Хуаном-Пабло было вовсе не единственным в этой гонке.

Первый неприятный сюрприз ожидал гонщиков уже на стартовой прямой: двукратный чемпион мира Хаккинен, видимо, слиш­ком резко бросил рычажок сцепления и как «чайник» заглох у светофора в самый ответ­ственный момент. Финн успел вскинуть вверх руки и 18 стоявших позади пилотов благополучно обогнули его. Но те пять се­кунд, что Мика просидел в кокпите посреди ревущей десятками тысяч обезумевших «лошадей» стартовой прямой, каждое мгновение ожидая страшного удара в спину, столь оше­ломляюще подействовали на финна, что он как ошпаренный выскочил из кокпита и, не слушая предупреждений маршалов, бросился к боксам, все еще сжимая в руках «баранку». «Это были одни из самых ужасных секунд в моей жизни», - признался Мика, оштрафо­ванный на 5000 долларов за то что, покидая машину, утащил с собой рулевое колесо. Из-за оплошности финна маршалы не смогли быстро убрать McLaren, и на трассу пришлось выпускать пейс-кар. Впрочем, машина безо­пасности сдерживала гонщиков лишь один круг, зато ее уход ознаменовался целым ка­лейдоскопом событий. И главным из них ста­ла смена лидера: прорвавшийся на старте на второе место Монтоя обошел во время рес­тарта Михаэля Шумахера. Вот где колумбий­цу действительно пригодился опыт CART!

«Проблема в том, - объяснял на пресс- конференции Михаэль, - что на этой трас­се от последнего поворота до линии старта тянется длинная прямая и нужно еще отпус­тить вперед автомобиль безопасности, чтобы можно было разогнаться, а делать это можно не раньше последнего поворота. Поэтому парни собрались вплотную за мной, и им бы­ло несложно, используя слии-стрим, атако­вать в первом повороте. Мне казалось, что я достаточно оторвался, чтобы удержаться впе­реди, но Монтоя начал тормозить очень поздно и точно. Он выдавил меня на выходе из первого поворота, мы слегка задели друг дру­га, но несильно, для гонок это нормально».

А вот «касание» двух других гонщиков этих команд в следующем повороте нормальным никак не назовешь. И Ральф, и Рубенс, как и Монтоя, стартовали с грязной стороны трассы, но в отличие от колумбийца старт провалили. Однако после ухода пейс-кара быстро активи­зировались. На прямой Reta Oposta Ральф дважды пытался атаковать шедшего четвертым Трулли и, сместившись чуть левее обычной траектории, вынужден был начать торможе­ние раньше обычного. Баррикелло же, не разо­бравшись в ситуации, решил протиснуться с внешней стороны поворота и наскочил на зад­нее колесо Williams. Для бразильца гонка на этом закончилась, а Ральф, потеряв в боксах пять минут на замену заднего антикрыла, все же вернулся на трассу и даже показал быстрей­ший круг, но гонку так и не закончил.

Лидеры тем временем начали уходить в от­рыв. Бешеный темп Монтои смогли поддер­жать лишь Михаэль Шумахер и Дэвид Култхард. Пара Jordan и стремительно накатывавшие на них BAR безнадежно отставали. Шумахер более или менее уверенно держался за Монтоей, даже приближался к нему в медленных поворотах, но на прямых мощный двигатель BMW и мень­ший утол атаки антикрыльев Williams не остав­ляли немцу никаких шансов на обгон. Даже с полупустыми баками, а Шумахер в отличие от Монтои и Култхарда шел не на один, а на два пит-стопа, Ferrari была медленнее. Когда же на 25-м круге Михаэль завернул на первую доза­правку, потяжелевшая F2001 стала проигры­вать Williams и McLaren уже по полсекунды на круге. Поэтому даже после схода Монтои и до­заправки Култхарда трехкратный чемпион ми­ра так и остался вторым, теперь уже следом за Дэвидом. И тут пошел дождь.

В отличие от Williams, настроившей свои машины под сухую трассу, и в Ferrari, и в McLaren все же подстраховались на случай дождя, но в каждой команде по-своему. Шума­хер запланировал на гонку два пит-стопа и угадал: дождь пошел аккурат за несколько минут до его плановой дозаправки. Но еще более выигрышной оказалась стратегия McLaren. «Мы заранее предположили, что погода изме­нится, поэтому пошли на небольшой компро­мисс в настройках, чтобы машина нормально работала на мокром асфальте. И это мне очень помогло, когда пошел дождь», - признался Дэ­вид. Хотя шотландец заехал в боксы за проме­жуточной резиной на круг позже Шумахера («Мы не хотели снова попасть впросак, поэто­му решили подождать пит-стопа Михаэля») и пропустил немца вперед, на мокрой трассе McLaren выглядел намного увереннее Ferrari, и уже через несколько кругов, воспользовавшись обгоном на круг Minardi Маркеша, Култхард вернул себе лидерство в первом повороте. «Мне пришлось уйти вправо и сбросить газ, а Дэвид воспользовался этим и проскочил слева от Minardi. Но если честно, этот момент уже ни­чего не решал. На сырой трассе машина рабо­тала неважно, Дэвид был явно быстрее и мог обогнать меня где угодно», - разводил руками Шумахер. В отличие от Малайзии, Ferrari на этот раз действительно смотрелась бледно: Ми­хаэль дважды вылетал с трассы, так что еще хо­рошо, что он вообще сумел сохранить свое второе место, благо шедший третьим Jordan Френтцена остановился за семь кругов до фи­ниша из-за отказа двигателя, Трулли ошибся с выбором резины, а Панис потерял в боксах почти полторы минуты, ожидая, когда команда переобует в дождевые покрышки BAR его това­рища по команде, на котором еще в начале гон­ки начал барахлить дифференциал. В итоге на пьедестал впервые в жизни поднялся Ник Хайдфельд из Sauber, а уже отчаявшийся было зара­ботать очки Физикелла после красивой схватки с Жаном Алези сумел-таки зацепиться за зачет­ную шестерку.

И все-таки героями Гран При Бразилии ста­ли вовсе не одержавший свою десятую победу Култхард, не Физикелла, радовавшийся так, буд­то выиграл чемпионат мира, и даже не Хайдфельд, принесший Петеру Зауберу первый с 1998 года и всего лишь пятый в истории швейцарской команды пьедестал. Главным героем этой гонки стала команда Williams. Ни один из ее пилотов так и не добрался до финиша. Но благодаря возрождению команды из Гроу впервые за много лет, выражаясь футбольной терминологи­ей, мы увидели гонку не с двумя, а с тремя нападающими. Не секрет, что такая схема всегда более зрелищна для болельщиков. А если сюда при­бавить еще и окрепшую линию по­лузащиты в лице Jordan, BAR и Sauber, многообещающий потен­циал затеявшей очередную рево­люцию Renault и пока еще сидя­щей на скамейке запасных Toyota, можно надеяться, что в ближайшие годы, а может, даже и месяцы, Формулу-1 ждет великое будущее.

Владимир Маккавеев

Круг за кругом

Разогрев   Во время установочного круга отказала Ferrari Баррикелло, бразилец бегом вернулся в боксы и выехал на трассу на за­пасном автомобиле лишь за 15 секунд до закрытия пит-лейн. Из-за проблем со сцеплением за руль запасной машины при­шлось пересесть и Тарсо Маркешу. Механики продолжали работать с автомобилем Ирвайна менее чем за 15 секунд до старта прогревочного круга, за что Эдди в даль­нейшем будет наказан 10-секундной штрафной остановкой в боксах.

1-й круг    Михаэль Шумахер выиграл старт. Хаккинен заглох на пря­мой, Монтоя вышел на второе место, Ральф Шумахер и Бар­рикелло старт провалили. Что­бы дать возможность убрать с прямой машину Хаккинена, су­дьи выпустили на трассу автомобиль безопасности. Положение на фи­нише первого круга: М. Шумахер, Монтоя, Култхард, Трулли, Р. Шума­хер, Френтцен.

3-й круг    Автомобиль безопасности по­кинул трассу. Во время рестар­та Монтоя опередил в первом повороте М. Шумахера и воз­главил гонку. Перед поворотом Subida do Lago Баррикелло врезался сзади в Williams Р. Шумахера и выбыл из гонки. Ральф заехал в боксы для замены заднего антикрыла.

4-й круг    В борьбе за 15-е место Бернольди обогнал Баттона.

6-й круг    Шедший 9-м Ирвайн заехал на штрафную остановку в боксы и отка­тился на 19-е место, в борьбе за 10-е место Панис обошел Алези.

9-й круг    Панис, за круг до этого опередивший Райкконена, обогнал и Хайдфельда и вышел на 7-е место.

12-й круг  На BAR Вильнева забарахлил дифференциал, и он заехал в боксы.

15-й круг  Панис обошел Френтцена и поднялся на пятое место. Arrows Берноль­ди сошел с трассы из-за проблем с гидросистемой. Вильнев в борьбе за 18-е место обогнал Ирвайна.

21-й круг  Монтоя лидирует, на секунду опережая Михаэля Шумахера и на 2,5 с - Култхарда. Панис обошел Трулли и поднялся на 4-е место.

25-й круг  Михаэль Шумахер первым из лидеров заехал на пит-стоп и вернулся на трассу пятым, следом за ним в боксы отправились Маццакане и Алонсо. Minardi Фернандо прекратила гонку.

28-й круг  Вышедший было на третье место Панис заехал на дозаправку. Шума­хер обошел Трулли и после пит-стопа Паниса вернулся в лидирующую тройку.

29-й круг  Монтоя увеличил свой отрыв от Култхарда до четырех секунд. Бурти обогнал Йоса Ферстаппена в борьбе за девятое место, Алези прошел Маццакане в схватке за 15-е.

30-й круг  Лучано Бурти сошел с трассы из-за проблем с гидравликой.

37-й круг  Шедший седьмым Райкконен первым из пилотов, запланировавших одну дозаправку, заехал на пит-стоп и вернулся на трассу восьмым.

38-й круг  Заехал в боксы и Хайдфельд, вернувшийся в гонку на седьмом месте.

39-й круг  На торможении перед Subida do Lago только что пропустивший лиде­ра на круг Йос Ферстаппен врезался в заднее антикрыло Williams Мон­тои, и оба выбыли из гонки. Култхард вышел в лидеры, преследуемый Михаэлем Шумахером, Трулли, Френтценом, Панисом и Физикеллой.

40-й круг  Култхард заехал в боксы на дозаправку, но сохранил лидерство, вер­нувшись на трассу в нескольких секундах впереди Шумахера.

43-й круг  Френтцен, а кругом позже и Трулли заехали на дозаправку, на третье место вновь вышел Панис. Над автодромом пошел сильный дождь.

46-й круг  Практически все пилоты в течение двух кругов заехали на смену рези­ны. Михаэль Шумахер обул свой автомобиль в резину для слабого дождя на круг раньше Култхарда и, воспользовавшись преимущест­вом в скорости, возглавил гонку.

48-й круг  Ferrari Шумахера развернуло на выходе на прямую перед Ferradura, но Михаэль смог продолжить гонку.

49-й круг  При обгоне на круг Minardi Маркеша Култхард обошел Михаэля Шума­хера, возглавил гонку и начал быстро отрываться от немца. Трулли обогнал Хайдфельда и вернул себе четвертое место.

53-й круг  При выходе на прямую перед Ferradura вылетел с трассы и выбыл из гонки Ирвайн. В связке медленных поворотов вылетел на гравий, но сумел вернуться на трассу Михаэль Шумахер.

55-й круг  В борьбе за шестое место Па­нис обогнал Алези.

56-й круг  Из-за отказа трансмиссии сошел с трассы Маццакане. Там же где Ирвайн вылетел с трассы и сошел Райкконен.

59-й круг  Ральфа Шумахера развернуло в четвертом повороте, и он выбыл из гонки.

63-й круг  Jordan Френтцена съехал на обочину из-за отказа двигателя. Ник Хайдфельд вышел на третье место.

64-й круг  В борьбе за шестое место Физикелла обогнал Prost Жана Алези.

66-й круг  Панис опередил в конце стартовой прямой Jordan Трулли и вышел на четвертое место.

71-й круг  Вильнев в борьбе за седьмое место обошел Алези. Култхард выиграл гонку.

Пресс-конференция после гонки

Дэвид Култхард

Когда ты стартуешь с пятой позиции, то не рассчитываешь победить, поэтому сегодняшняя победа для меня особенная. Мы избрали правиль­ную стратегию и нашли удачные настройки, так как были уверены, что дождь рано или поздно пойдет. Конечно, когда было сухо, машина вела себя не слишком хорошо, но это не доставляло мне больших трудностей. Надо признать, нам по­везло, что Монтоя выбыл из борьбы, - он ехал очень быстро, хотя, думаю, он выбрал «сухие» настройки, поэтому не могу сказать, как бы он показал себя в дождь. Я же ехал и молился, чтобы пошел дождь. Но когда он начался, я не сразу отправился в боксы, - мы хотели удостовериться, что погода изменилась окончательно. Конечно, за этот круг Михаэль получил некоторое преимущество, зато мой автомобиль под дождем вел себя просто идеально. Я очень доволен тем, как машина вела себя на мокрой трассе, это доказывает, что из множества возможных ре­шений мы выбрали верное. Хотел бы поблагодарить своих гоночных инженеров и всю команду. Что-то я даже и не помню, когда выигрывал в по­следний раз... Но впереди еще много работы, и мы надеемся к Сан-Марино сделать автомобили и моторы еще лучше.

Михаэль Шумахер

Маневр Монтои легко объяснить - он был го­раздо быстрее нас на прямых. У него была пре­красная возможность приблизиться ко мне и ис­пользовать слип-стрим на длинной прямой меж­ду последним и первым поворотами, учитывая, что мне надо было отпустить машину безопасно­сти. Он все сделал правильно, оттянув торможе­ние до последнего, а затем вытеснив меня на внешний радиус, - это совершенно нормальный гоночный маневр. И даже касание не было проблемой. Я посчитал, что смогу вернуть лидерство, но это не удалось. Мы запланировали на гонку два пит-стопа, и я надеялся, что пойдет дождь. Но сегодня машина вела себя совсем не так, как мне нравится, поэтому пару раз меня закрутило. Дэвид обогнал меня, когда мы оказались позади Minardi. Поначалу я дви­гался по левой части трека, а потом решил перестроиться вправо, но пи­лот Minardi в этот момент сделал то же самое, поэтому у меня не осталось выбора - пришлось входить в поворот по внешнему радиусу. Но Дэвид все равно обогнал бы меня, не в этот раз, так кругом позже. Что и гово­рить, я слегка разочарован результатом, хотя по-прежнему сохраняю ли­дерство в чемпионате.

Ник Хайдфельд

Не могу поверить, что приехал третьим! Мы ре­шили использовать в гонке полностью «сухие» на­стройки, хотя знали, что это достаточно рискован­но. Но с самого старта все шло замечательно. У ме­ня было несколько захватывающих поединков, в которых пришлось здорово побороться, хотя кое-кому все же удалось обогнать меня. Затем удалось очень вовремя сменить шины, когда начался дождь. Видимо, Трулли, с которым мы боролись во второй части гонки, был на дождевой резине - так легко он обогнал меня, пока трасса была мокрой, но как только асфальт подсох, промежуточные шины позволили мне легко вернуть утраченную позицию. Впервые под­няться на пьедестал - это что-то невероятное. Я очень счастлив за команду, ведь нам пришлось здорово поработать, чтобы достичь такого результата.

Гонка глазами пилотов

Оливье Панис: Я очень доволен тем, что финишировал в очках, поскольку сражался до последнего. Мы запла­нировали на гонку два пит-стопа, и такой план оправдал себя. Мне удалось достаточно быстро обогнать несколь­ко машин. Радио барахлило, поэтому вышла заминка с пит-стопом, но после этого я вновь атаковал изо всех сил, чтобы обогнать машины, оказавшиеся впереди, и вернуть утраченные позиции. Окончательный результат весьма обнаде­живает - я счастлив за команду и за наших спонсоров.

Ярно Трулли: Я отлично стартовал и вышел на четвер­тое место. Мы выбрали стратегию с одним пит-стопом, но примерно за 15 кругов до него начались проблемы со сцеплением. Я уже не мог поддерживать первоначаль­ный темп, начали сдавать задние шины. Я заехал на пит-стоп за круг до начала дождя, поэтому пришлось заез­жать еще раз. Ближе к концу гонки трасса начала подсы­хать, и у машины обнаружилась сильная избыточная поворачиваемость. В таких условиях пришлось изрядно побороться даже за то, чтобы просто финишировать.

Джанкарло Физикелла: Я очень счастлив, так как не ожидал хорошего результата, а уж тем более попадания в очки - это просто невероятно. Я был бы рад, даже финишировав в первой десятке. Замечательный день - все работало как надо, за исключением, пожалуй, пит-стопа, где я немножко замешкался. Даже одно очко - это отличный результат, и я счастлив за себя и за команду.

Жак Вильнев: Команда заработала очки, но вообще-то Оливье должен был финишировать в первой тройке. На самом деле мы оба должны были сегодня набрать очки. Не получилось, и я разочарован, ведь обе машины вы­глядели очень сильно. В начале гонки у меня возникли проблемы, поэтому-то я и заехал на пит-стоп так рано, а потом закапризничал дифференциал, поэтому гонку я заканчивал на заметно ослабевшей машине.

Жан Алези: Когда в гонке происходит так много ава­рий, ты ни в чем не можешь быть уверен до самого фи­ниша. К сожалению, даже несмотря на то, что под дож­дем я имел преимущество, машиной становилось все труднее и труднее управлять, и я не смог помешать двум пилотам, обогнавшим меня на последних кругах. Жаль, что мы не воспользовались предоставленной возможностью, но мы продолжаем верить в себя. Мы уже думаем о пред­стоящей гонке.

Маркеш: Нашей основной целью было добраться до финиша, а уж попадание в первую десятку - и вовсе за­мечательный результат для команды. Особенно если учесть, что в течение всего уик-энда, а особенно в суб­боту утром, мы постоянно сталкивались с различными проблемами. А прямо перед выездом на стартовую ре­шетку на моей боевой машине забарахлило сцепление, и в последнюю минуту пришлось пересесть в запасную. Но в гонке этот автомобиль вел себя весьма неплохо, разве что немножко проигрывал боевому в скорости на прямых.

Баттон: Сегодня я, наверное, был самым медленным на трассе, а гонка под дождем стала просто каким-то ужа­сом. Могу лишь сказать, что счастлив финишировать, и уверен, что к следующему Гран При нам удастся добить­ся улучшений.

Просмотров: 47