Гран При Франции

← к содержанию № 37 (08.2001)

Гран При Франции

 

Мишин юбилей

Что может быть скучнее собственного юбилея!

А. Гельман, Р. Нельсон.

«Мишин юбилей»

«Подсчеты лучше оставить до пенсии. Каж­дый год у меня есть только одна цель - победа в чемпионате, а рекорды - на втором месте», - Михаэль Шумахер выглядел утомленным, ког­да отвечал на очередной вопрос о том, что он чувствует, выиграв 50-й Гран При. Похоже, что журналисты и болельщики радовались этому событию гораздо больше, чем сам «юбиляр». Шумахер-старший выдавливал из себя слова: «Некоторые слишком серьезно относятся к подобным вещам. Поверьте, в этом нет ничего замечательного». И, действительно, замеча­тельного в победе Шумахера в этом довольно пресном Гран При было мало. Возможно, по­этому все вопросы пишущей и снимающей братии вертелись вокруг круглых цифр.

К этому рубежу Михаэль шел десять лет. Путь Алена Проста, другого великого гонщика, разменявшего «полтинник», был еще длиннее - тринадцать сезонов в Ф-1. Сможет ли кто-то из современных гонщиков в обозримом буду­щем войти в клуб «пятидесятников», сказать трудно. По крайней мере, пока Михаэль не от­правится на пенсию заниматься статистичес­кими подсчетами, сделать это кому-нибудь бу­дет ой как непросто.

McLaren - лучший. Но по пятницам

Пятница. Тренировка

Неделя, прошедшая после Гран При Евро­пы, выдалась богатой на разного рода слухи. В центре внимания была размолвка между Шумахерами, возникшая после того, как старший притер младшего на старте гонки на Нюрбургринге. Эту тему обкатали со всех сторон, но ничего серьезного вылепить из нее не удалось. Братья сначала хранили оби­женное молчание. Остыв, Ральф телефониро­вал Михаэлю, что, проанализировав случив­шееся, решил пресечь зарождающийся кон­фликт в корне. Суть разговора он довел до масс: «То, что произошло, мне не нравится. На Нюрбургринге Михаэль атаковал очень жестко, но при этом вел честную борьбу. Он просто оборонял свою позицию. Я бы посту­пил так же в подобной ситуации. Я знаю его стиль вождения, а он знает мой. И должны с этим смириться. Но все же мы не зайдем слишком далеко. Я с нетерпением жду следу­ющей гонки во Франции, надеюсь, с более благоприятным для меня исходом. Это все, о чем я сказал Михаэлю по телефону».

Исчерпав одну тему, взялись за другие: со­стоится ли обмен Баттона на Трулли, завершит ли в этом сезоне свою спортивную карь­еру Хаккинен, состоится ли союз Renault с Elf, двигатель какой марки будет стоять в следую­щем году на Arrows? А когда пищи для пересудов осталось совсем мало, заговорили о по­годе. Обещанный синоптиками дождь поро­дил надежды на повторение фантастической гонки 1999 года. И на пресс-конференции в четверг в центре внимания оказался спортив­ный директор компании Michelin Пьер Дюпаскье. Когда его попросили прокомментиро­вать устоявшееся мнение, что для француз­ских шин чем теплее, тем лучше, он в недо­умении ответил: «Я не понимаю, почему воз­ник этот миф. Когда я слышу такие высказы­вания, я прошу назвать пример холодной гонки, когда бы наша резина работала плохо, и все отвечают: «Такого не было». Только в Имоле мы провалили утреннюю тренировку в субботу, но это было не просто в холодную погоду, а под дождем».

В пятницу стало понятно, что продемонст­рировать возможности своих шин на холодной трассе мсье Дюпаскье не удастся. С утра ярко светило солнце, которое разогрело ас­фальт до 40 ºС. Особенности покрытия авто­дрома Маньи-Кур состоят в том, что в жару ме­стный асфальт становится довольно скольз­ким, и лишь когда машины накатают на нем траекторию из отработанной резины, позво­ляет добиться нормального сцепления. Уже в течение первой половины тренировки в этом смогли убедиться Ирвайн, Баттон и Бурти. Первые двое пали жертвой поворота с про­стеньким названием «180 º», а бразилец на по­следней минуте перед перерывом не сдал эк­замен в «Лицее», застряв в гравийной ловушке.

Только началась вторая часть заездов, как взорвался двигатель на Arrows Ферстаппена. Для него рабочий день на этом закончился, но свой след на трассе он оставил: в конце стар­товой прямой из его машины вытекло масло. Панис, разогнавшись, показывает четвертое время и тут же улетает в гравий в популярном повороте «180º». На 10-й минуте слово берет Михаэль Шумахер. Он сбрасывает с лучшего времени Хаккинена 0,066 с и становится лиде­ром дня. Его Ferrari, будто красная ракета, заставляет соперников броситься в атаку. Они слишком торопятся отобрать у Михаэля пер­вую строчку и ошибаются. Баррикелло срезает «Лицей». Этот же маневр повторяет Монтоя. Бурти на Prost неожиданно показывает седь­мое время, но выясняется, что это всего лишь рекламный трюк: он едет явно в квалификаци­онном режиме. Просту нужно хоть что-то про­демонстрировать перед домашней публикой. Алези занимался обкаткой новой модифика­ции АР04, поэтому нет ничего удивительного в том, что в итоге он занял лишь 16-е место.

Но вот в дело вновь вступает «тяжелая ар­тиллерия». Хаккинен делает удачный выстрел - поражено прошлогоднее время «поула» Михаэ­ля Шумахера – 1’15.559. Через несколько минут неожиданно выстреливает BAR - Вильнев: 1’15.544. Температура асфальта и количество резины на нем растет, а с ними и накал борьбы. Неудачник первой сессии Ирвайн (на его ма­шине обнаружились неполадки с электросис­темой) наверстывал упущенное. Показав в на­чале 15-е место, ирландец под конец препод­нес маленькую сенсацию. Свой последний круu он прошел за 1’15.133. Если бы минутой ранее Култхард не выдал фантастические 1’14.935, Ирвайн принес бы первый в истории Jaguar «поул», пусть и тренировочный. Но пилот McLaren в четвертый раз в сезоне лучше всех провел пятничные заезды. Тем самым он стал лидером по этому показателю, опередив своего партнера по команде Хаккинена. Финско-шот­ландский альянс четвертый Гран При подряд демонстрирует убийственную тактику: гро­мить соперников на тренировках, показывая невразумительные результаты в квалификации и самой гонке. Михаэль Шумахер пока держал­ся в тени. Юбиляр должен быть скромным.

Шумахер против Мэнселла

Суббота. Тренировка

Субботнее утро выдалось на славу. Уже к девяти утра солнце прогрело воздух до 22 градусов. Лишь небольшие облачка, похожие на пасущихся на окрестных полях коров-альбиносов, неслись по небу, будто бросая вызов гонщикам Формулы-1. Ветер поднимал пыль и засорял асфальт песком. Но чем выше всходи­ло солнце, тем тише становилось в воздухе. Но не на трассе.

Через 26 минут после открытия пит-лейн Михаэль Шумахер сбрасывает с предыдущего лучшего времени дня сразу две секунды. Это позволяет ему выехать из 114. Проходит 10 минут. Шумахер снова на трассе. Секундомер фиксирует 1’13.729. Это значит, что состоя­лось падение одного из самых старых рекор­дов для автодромов, где в этом сезоне прово­дятся Гран При Ф-1. Рекорда, установленного еще в 1992 году Найджелом Мэнселлом на ав­томобиле с широкой колеей, широкими сликами, «нормальным» передним антикрылом, активной подвеской и 3,5-литровым мотором. На автомобиле, которому в тот теперь уже да­лекий год не было равных. Дальше напрягать­ся Михаэль не стал. Сделав еще несколько кру­гов по трассе во время второй части утренних заездов, он спокойно удалился на отдых. Еще меньше утруждал себя Хаккинен. Финн просто пропустил первую 45-минутку (надо полагать, не от лени, а из-за технических проблем с ма­шиной). Правда, в итоге все-таки сумел пока­зать четвертое время сессии. Выше Мики по результатам тренировок оказались лишь Култхард и Шумахер-младший, отставший от старшего на две десятых секунды.

Не оправдались надежды французов, свя­занные с новой версией двигателя Renault. Со­общалось, что мощность мотора возрастет на 10 л.с. Пилоты Benetton планировали испы­тать его еще в пятницу, но отложили это дело на сутки и получили возможность сравнить результаты, показанные старым и новым мо­тором. Вышло, что никакого значительного преимущества новинка не дала: как отставали обе машины от лидеров более чем на две се­кунды, так и продолжали отставать.

Королевский подарок

Суббота. Квалификация

В ожидании «юбилея» Михаэля поздравле­ния получал Ральф. В этот день, 26 лет назад, он появился на свет. Что может подарить один Шумахер другому на день рождения? Яхту? Вертолет? Согласитесь, несколько банально. Однако Михаэль сумел-таки сделать брату поистине королевский подарок. Причем, как и положено, для именинника он стал сюрпри­зом. Да и Шумахер-старший утверждал, что он уступил не нарочно. Случай, мол, помешал. Факт: первый «поул» в своей карьере гонщика Ф-1 Ральф Шумахер выиграл в день своего рождения. Еще один факт: второе место занял его старший брат. Есть ли связь между этими двумя событиями - судите сами. Впрочем, в любом случае Ральф и сам немало сделал для этой победы.

То, что немец № 3 (или теперь уже № 2?) будет главным соперником трехкратного чем­пиона мира, стало ясно уже на утренней треннровке. На руку Ральфу была и жара. Специа­листы Michelin, противореча недавнему заяв­лению своего шефа, утверждали, что именно такая погода является идеальной для их шин. Из лагеря Bridgestone велась контрпропаганда. Японцы распространили пресс-релиз, где со­общали, что их резина одинаково хороша при любых погодных условиях.

Шумахеры еще доедали праздничный торт, когда на светофорах зажглись зеленые огни. Первым под восторженные аплодисмен­ты соотечественников на трассе появился Алези. Впрочем, его фамилия недолго продер­жалась на первой строчке. Время француза почти сразу улучшает Ферстаппен. Еще пять гонщиков решают опробовать асфальт Маньи-Кура, пока тот не приобрел под солнечными лучами мягкость французской булки. И вот первая маленькая победа Michelin: промежу­точный «поул» у Ирвайна. Jaguar ирландца бы­стрее Ferrari Баррикелло на три десятых се­кунды. Рубенс так и не смог справиться с про­блемами на своей машине. «Я никак не мог найти нужные настройки, - скажет он потом. Машина вела себя очень нервно. Из-за про­блем с тормозами я терял время в поворотах. Плохой был день».

Квалификацию «больших парней» на 17-й минуте открыл повзрослевший на год Ральф Шумахер. И с ходу показал рекордное время: 1’13.622. Второй номер Ferrari опять не справ­ляется с тормозами, срезает «эску» и, не закон­чив быстрый круг, сворачивает на пит-лейн. Зато с машиной премьера Scuderia, как всегда, все было в порядке. Михаэль вновь возвраща­ет рекорду свое имя, отыграв у брата почти од­ну десятую секунды. К 23-й минуте все пилоты сделали по одному выезду на трассу, а кое-кто даже по два. Температура росла, асфальт пла­вился. Немудрено, что «поул» был разыгран уже в первые полчаса квалификации. В 13.29 по местному времени Ральф выезжает из бок­сов Williams. Он проходит сектор за сектором с грандиозным превышением графика Михаэля и в итоге «поднимает» время брата на пол-секунды: 1’12.989! У основных соперников ос­тается еще по три попытки, но никто так и не сможет превзойти это достижение. Потом все они станут объяснять это стечением обстоя­тельств или невезением.

Например, Култхард, занявший третье мес­то, скажет: «Вообще-то самой быстрой должна была быть третья попытка, но после вылета Ирвайна на трассе осталось много гравия, по­этому мне пришлось раньше тормозить в по­вороте «Шато д'О». Я потерял там время и су­мел отыграть всего пять сотых. Я знал, что мо­гу пройти круг быстрее». Его партнер по ко­манде Хаккинен, сумевший после двух про­вальных квалификаций к Гран При Канады и Европы добиться достойной четвертой пози­ции на стартовом поле, тоже жаловался на неудачу: «К сожалению, пару десятых я потерял на среднем секторе во время лучшей попыт­ки». Сетовал на невезение и брат «новорож­денного». Он не только заявил, что «мог прой­ти быстрее», но и обвинил Трулли в некоррект­ном поведении на трассе. Пилот Jordan испор­тил его лучшую попытку. По этому поводу «сердитый» Михаэль имел объяснение с италь­янцем по завершении квалификации. Вину за испорченный быстрый круг первого номера команды поспешил взять на себя и технический директор Ferrari Росс Браун: «Я не вовремя вышел на связь с Михаэлем. Он отвлекся и сбросил скорость». В общем, вольных или не­вольных «кузнецов» первой победы Ральфа Шумахера в квалификации было хоть отбав­ляй. «Для своего первого «поула» Ральф сделал немало, но и мы «потрудились» для этого», - заметил Михаэль на пресс-конференции.

Утро. Michelin еще не проснулся

Воскресенье. Разминка

Воскресное утро не обещало ничего хоро­шего командам, экипированным французски­ми шинами. На машинах, настроенных на гонку, резина Michelin работала намного хуже Bridgestone, хотя погодные условия не измени­лись. Только «ягуаровцы» де ла Роса и Ирвайн смогли разбавить своими восьмым и десятым результатами засилье команд из лагеря Bridgestone в десятке. А главная надежда как Michelin, так и BMW.Williams Ральф Шумахер, наверное, бурно отметивший свое 26-летие и первый «поул», вообще откатился на 17-е место. Монтоя показал 11-й результат, но хоть мог оправдываться. Колумбиец выбрал более жест­кий вариант, и тут же появился слух, что он попробует проехать с одним пит-стопом.

Все пилоты пытались приноровиться к но­вому выезду с пит-лейн. Его форму изменили по просьбе гонщиков. Прошлогодняя конфи­гурация казалась им опасной: машины, поки­давшие пит-лейн, не успевали набрать доста­точную скорость перед «Гранде Курве», из-за этого пилоты, перед которыми неожиданно появлялась более медленная машина, вынуж­дены были резко маневрировать и сбрасывать скорость. Длину дорожки увеличили, и теперь она заканчивалась непосредственно у поворо­та «Эшторил». И опять гонщикам не угодили. Еще после квалификации Михаэль Шумахер заявил, что стоило бы подумать о возвраще­нии старой конфигурации: «Найденное решение не на 100% удовлетворило нас, поскольку в повороте «Эшторил» машина может сколь­зить с внутреннего радиуса на внешний». Но менять что-то было уже поздно. Все было го­тово к началу. К началу конца чемпионата.

Ау, волшебники!

Воскресенье. Гонка

Когда после 31-го круга на технических мониторах зажглась надпись «Штраф за превышение скорости на пит-лейн у автомобиля №4», Рон Деннис отвернулся в сторону от эк­рана. Последние надежды на сохранение ин­триги в чемпионате улетучились. Михаэль Шу­махер уверенно лидировал, и, чтобы достать его в общем зачете чемпионата, нужно совершить маленькое чудо. Найдется ли волшебник, бразильский, шотландский, финский, немец­кий, которому под силу справиться с этой за­дачей? В любом случае, этому волшебнику, кем бы он ни оказался, предстоит попотеть. Уж больно силен «красный барон» в этом сезоне, а сильным, как известно, еще и везет. Отлич­ным подтверждением этого правила стала французская гонка.

Удача решила сразу показать, кому в этом году точно не стоит ждать от нее милостей. Еще не зажглись зеленые огни светофора, от­правлявшие гонщиков на прогревочный круг, как заглох McLaren Хаккинена. Механикам все же удалось дотащить машину до гаражей, но там она и осталась. Сломавшаяся коробка пе­редач выбила из гонки Мику. Ведь по новым правилам, принятым FIA накануне Гран При Франции, гонщик имеет право воспользовать­ся запасной машиной не позднее, чем за 15 се­кунд до сигнала к отправлению на прогрев. Финн сидел рядом с боксами и что-то бормо­тал, глядя на то, как механики разбирают его автомобиль. А потом долго бродил по пит-лейн с отрешенным видом. Позиции на стартовой решетке занимают только 20 машин. К Хакки­нену присоединяется дела Роса, свернувший в боксы. На его Jaguar отказала электроника, но после перезапуска всех систем испанец воз­вращается в гонку, отстав на один круг.

Ожидавшаяся месть со стороны Ральфа за маневр Михаэля на старте Гран При Европы не потребовалась. С первых же метров млад­ший брат получил значительное преимущест­во. Так что «дуэль не состоялась или перенесе­на», зато мы видели «римейк» боевика под на­званием Франция-2000. Помните, как в про­шлом году Шумахер-старший довольно резко выдавил Култхарда с траектории при входе в первый поворот. На этот раз история чуть не повторилась. Михаэль снова колесо в колесо боролся с Дэвидом. Но на этот раз все было чисто и красиво. Шотландец уступил, немец сохранил позицию.

Первая треть гонки осталась за Шумахером-младшим. Машина Ральфа вела себя прекрасно, позволив гонщику сделать небольшой запас времени к первому пит-стопу. Однако первый же заезд в боксы все изменил. «Меня достали эти проблемы, что бы это ни было», - выпалил после гонки Шумахер-младший. Ему можно только посочувствовать. Мало того, что механики из-за проблем с задним правым ко­лесом продержали Ральфа на «яме» 10,3 секун­ды, так еще и свежий комплект шин оказался просто «нерабочим». Машину начало «водить» в поворотах, на прямых резина словно липла к асфальту, не позволяя развить максимальную скорость. И три секунды преимущества Раль­фа, после короткого (7,7 секунды) пит-стопа Михаэля, превратились в три секунды отстава­ния. И этот разрыв продолжал увеличиваться: через 17 кругов Ferrari была впереди Williams на 17 секунд!

Скорость Ральфа падала, и вскоре на хвост ему сел Монтоя. Он не испытывал никакихпроблем, но никак не мог обогнать более мед­ленного партнера. Как на зло, в этот момент у Ральфа «испортилось радио», и он не слышал приказов с капитанского мостика Williams пропустить более быструю машину. «В какой- то момент в наушниках просто раздалось ши­пение», - поведал Ральф. Не было ли это злоб­ным шипением колумбийца, которому прихо­дилось отсиживаться за братом все дальше уходящего в отрыв Михаэля? Наконец, самому Ральфу надоела эта «не езда, а ерзанье», и он за­ехал на пит-стоп раньше положенного срока. Монтоя почувствовал простор и рванул. Но ему в очередной раз не суждено было увидеть клетчатый флаг. Двигатель стал терять мощ­ность, и колумбиец остановил автомобиль.

Еще одного соперника, угрожавшего наме­чающемуся торжеству Михаэля, в очередной раз решили придержать судьи. На этот раз штраф за превышение скорости на пит-лейн получил Култхард. После отбытия наказания шотландец вынужден был бороться уже со вторым пилотом Ferrari за совсем другие мес­та. Баррикелло, проваливший квалификацию, все-таки нашел правильные настройки на гон­ку. Более того, его гоночный инженер Карло Кантони хорошо усвоил уроки стратегии Рос­са Брауна. Выбранный им план гонки с тремя дозаправками принес Ferrari еще и третье место бразильца. И после гонки счастливый Жан Тодт, отмечавший свое восьмилетие сотрудни­чества с командой из Маранелло, попросит именно Кантони подняться на подиум: «Не­смотря на то, что это моя домашняя гонка, я попросил Карло Кантони получить приз в знак признательности к великолепной работе, проделанной его группой, блестяще закончив­шей трудный уик-энд».

Михаэль Шумахер заканчивал гонку в гор­дом одиночестве. Сто пятьдесят тысяч зрите­лей, заглушая рев моторов своими криками, приветствовали юбиляра. Мало кто в этот мо­мент жалел об утраченной интриге и о преимуществе в 31 очко, которое получил Михаэль над своими соперниками. А может, кто-то из этих людей вспомнил 1994 год, когда как раз после Гран При Франции Михаэль создал еще более весомый очковый запас. Но его 35 очков тогда растаяли, как мираж. Захватываю­щий финиш того сезона помнят, наверное, все. Но чтобы этот сюжет повторился, нужно чудо.

Дмитрий Ситник

Круг за кругом

Прогревочный круг

Из-за неисправности КП остался на старте McLaren Хаккинена, судьи вы­толкали его на пит-лейн, но и там «ожи­вить» машину не удалось. В конце кру­га возникли проблемы с дросселем у де ла Росы, и испанец свернул в боксы.

1-й круг

Р. Шумахер уверенно стартовал и возглавил гонку. Его брат едва не пропустил Култхарда, но отстоял второе место. Монтоя выиграл од­ну позицию. Баррикелло - две. По три позиции отыграли Райкконен и Бернольди. Порядок в конце круга: Р. Шумахер, М. Шумахер, Култ­хард, Монтоя, Баррикелло, Трулли, Де ла Роса покидает пит-лейн с круговым отставанием от лидеров.

2-й круг

Обогнав Ирвайна, Панис переместился на десятое место, Баттон вы­шел на 16-е, опередив Физикеллу.

6-й круг

Из-за отказа двигателя в «Эшторил» сходит Вильнев.

15-й круг

Пятерка лидеров держится в 7,5 с. Райкконен (8-й) сворачивает на пит-стоп и возвращается на трассу 16 м.

18-й круг

Бернольди (13-й) сходит из-за отказа двигателя.

19-й круг

Пит-стоп Баттона (13-й) затягивается и отбрасывает его на 16-е место.

20-й круг

Физикелла (13-й) останавливается в боксах.

21-й круг

Ирвайн обгоняет Паниса в повороте «Лицей» и выходит на девятое место. Баррикелло (5-й) и Хайдфельд (8-й) на пит-стопе.

22-й круг

Алези (14-й) после остановки в боксах откатывается на 16-ю позицию.

23-й круг

Оливье Панис также в боксах, на трассу он возвращается 13-м.

24-й круг

Р. Шумахер довел отрыв от Михаэля до трех секунд и заехал в боксы. Механики теряют несколько секунд на замене заднего правого коле­са. На пит-стопе также Френтцен (6-й).

25-й круг

Пролидировав круг, М. Шумахер отправ­ляется на пит-стоп и возвращается в гон­ку в трех секундах впереди брата. Култ­хард становится лидером. В боксах также Трулли (5-й), Бурти (9-й) и Фе стаппен (11-й).

26-й круг

Култхард заезжает в боксы, превышает скорость на пит-лейн, но все равно пропускает обоих Шумахеров вперед. В боксах Маркеш (17-й).

27-й круг

Монтоя лидирует в гонке. Поднявшийся уже до шестой позиции Ир­вайн после пит-стопа опускается на девятую.

30-й круг

Монтоя заезжает на пит-стоп и возвращается на трассу пятым.

32-й круг

После штрафной остановки Култхард (3-й) теряет две позиции.

33-й круг

Ферстаппен обогнал Алонсо и вышел на 16-е место.

36-й круг

Выбравший тактику трех пит-стопов Баррикелло во второй раз оста­навливается в боксах и перемещается с третьей на четвертую пози­цию. Алонсо совершает единственную остановку, но остается 17-м.

40-й круг

М.Шумахер довел отрыв от брата до 16 секунд. Ральфа догнал Мон­тоя. Райкконен (10-й) открывает вторую волну дозаправок.

42-й круг

Хайдфельд (7-й) совершает пит-стоп и возвращается на трассу де­вятым Ирвайн атакует Френтцена в «Лицее», немец срезает поворот и сохраняет позицию.

43-й круг

На прямой перед «Аделаидой» Френтцен пропускает Ирвайна, чтобы не получить штраф. Де ла Роса (19-й) заезжает на пит-стоп.

44-й круг

Р. Шумахер заезжает на второй пит-стоп и возвращается на трассу пятым. Пилоты Benetton (Физикелла 13-й, Баттон 14-й) на одном и том же круге заезжают на пит-лейн. Дженсон теряет два места.

45-й круг

После второго пит-стопа М. Шумахер возвращается на трассу поза­ди Монтои. Остановки в боксах отбрасывают Паниса с 10-й на 13-ю, а Ферстаппена - с 14-й на 16-ю позиции.

46-й круг

Френтцен (8-й) теряет два места на пит-стопе.

47-й круг

Трулли (6-й) останавливается в боксах и пропускает Ирвайна. Панис обгоняет Бурти в борьбе за 11-е место, Алези (14-й) на пит-стопе. При выходе на стартовую прямую разворачивает Френтцена, немец теряет около 10 с.

48-й круг

Ирвайн (6-й) совершает пит-стоп и теряет два места.

50-й круг

Монтоя заезжает на пит-стоп и возвращается в гонку позади М Шу­махера, Баррикелло и Култхарда, но впереди Р. Шумахера

51-й круг

Култхард (4-й) побывал в боксах и откатился на пятое место.

53-й круг

Монтоя выбывает из гонки из-за взрыва мотора. Култхард поднимается на четвертое место и устанавливает рекорд трассы в гонке.

54-й круг

Баррикелло в третий раз останавливается в боксах и пропускает вперед Р. Шумахера.

55-й круг

На прямой перед «Аделаидой» отказывает мотор на Jaguar Ирвайна.

60-й круг

Култхард догнал Баррикелло и начал атаковать его в борьбе за тре­тье место. Бурти обогнал Физикеллу и вышел на 10-е.

61-й круг

Benetton Баттона развернуло на выходе из «Аделаиды», но Дженсон сумел продолжить гонку, сохранив 12-ю позицию.

64-й круг

Де ла Роса обогнал Алонсо и вышел на 15-е место.

66-й круг

Алонсо не смог закончить гонку - отказ двигателя.

69-й круг

В двигателе Benetton Баттона упало давление топлива, британец не удержал машину на трассе и вылетел в гравий.

72-й круг

Михаэль Шумахер одержал шестую победу в десяти гонках сезона.

Пресс-конференция после гонки

Михаэль Шумахер

Из-за проблем со сцеплением на старте я поч­ти пропустил Дэвида. Мы были очень близко в первом повороте, я внутри, а он - снаружи. Я ре­шил ничего не предпринимать и посмотреть, что произойдет в третьем повороте, но он сбросил скорость еще в первом, и все стало ясно. Мы мог­ли столкнуться, но если бы я оказался позади Дэ­вида, нам бы пришлось срочно пересматривать стратегию, и это было бы непросто. С этой точки зрения позицию позади Ральфа можно назвать идеальной, хотя он и был очень быстр в начале гонки. В дальнейшем сцеп­ление не мешало мне - надо быть идиотом, чтобы использовать его, стар­туя после пит-стопа, так же, как на старте гонки. Полагаю, что я смог вый­ти вперед из-за лучшей стратегии, а не из-за проблем у Ральфа. Они реши­ли дольше оставаться на трассе, поэтому требовалось залить больше топ­лива и потратить на пит-стоп больше времени, мы же справились быстрее. Второй комплект шин был превосходным, машина просто летела, правда, третий оказался несколько хуже. Я реалист, поэтому не думаю о титуле до тех пор, пока его можно проиграть математически. Мое лидерство доста­точно комфортно, но ведь впереди еще семь гонок и 70 очков.

Ральф Шумахер

На протяжении первых десяти кругов мне ни­как не удавалось найти верный баланс тормозов. Колеса блокировались в шпильке, и мне еще по­везло, что на первых двух кругах я создал неболь­шой отрыв, потому что приходилось входить в поворот слишком широко. Впрочем, баланс ма­шины в целом оказался замечательным. Думаю, что я потерял лидерство из-за заминки на пит-стопе. Я видел в зеркалах, что механики никак не могут установить правое заднее колесо. Второй комплект покрышек рабо­тал совсем не так, как надо. Машиной было трудно управлять, она посто­янно скользила, возникала то избыточная, то недостаточная поворачиваемость, поэтому пришлось заехать на второй пит-стоп раньше, чем мы пла­нировали. Третий комплект работал несколько лучше, но не так хорошо, как первый. Полагаю, что даже если бы я вернулся на трассу впереди Михаэля после первого пит-стопа, было бы очень трудно сдержать его поза­ди, поэтому я счастлив финишировать вторым сегодня.

Рубенс Баррикелло

Квалификация стала для меня каким-то кош­маром, но уже сегодня утром машина вела себя на­много лучше, а в начале гонки так и вовсе отлич­но. Я сохранил много топлива, и Росс спросил, не хочу ли я попробовать тактику трех пит-стопов. Я ответил: «Это хорошая идея, тогда я смогу оста­ваться быстрым всю гонку, а так наверняка финиширую лишь впереди пилотов Jordan, давайте по­пробуем». Все прошло просто замечательно, и я должен поблагодарить команду. Первые три комплекта покрышек работали отменно, но на последнем комплекте я слишком рано стер задние шины. На торможении в пятом повороте приходилось постоянно сражаться с маши­ной. Один раз я попробовал затормозить там, где обычно, и едва не вылетел с трассы. Пару раз Дэвиду почти удавалось поравняться со мной, но я смог удержать позицию. Замечательное сражение! Стартуя с восьмой позиции, я и не думал, что финиширую третьим. Полагаю, это хорошее достижение.

Гонка глазами пилотов

Дэвид Култхард: Штраф «стоп-энд-гоу» разрушил мне гонку. Очень стыдно, потому что сегодня мы были сильны. После этой ошибки я выжимал из машины все, на что она способна. В конце гонки я был очень близко от Рубенса, но не смог обогнать его, потому что он чуть-чуть отрывался от меня в первых трех поворотах. В Маньи-Куре нельзя выиграть или проиграть чемпионат. Отрыв Михаэля увеличился, ситуация сложная, но не безнадежная. Впереди еще семь гонок, и никто не знает, что может случиться.

Ярно Трулли: Мне удалось хорошо стартовать, но проблема в том, что нам все еще не хватает скорости, - Монтоя и Баррикелло чисто обогнали меня за счет этого. Я ничего не смог поделать. Настройка оказалась великолепной, и я попытался удержаться за ними, но отрыв постоянно рос. Несмотря на то, что машина вела себя отлично, было очень тяжело держаться близко к трем лидирующим командам. По правде говоря, пятое место - это лучшее, чего мы могли бы добиться в такой ситуации, поэтому я очень счастлив.

Ник Хайдфельд: Нам удалось найти хорошие квалификационные настройки, и хотя в одной из попыток я потерял много времени, попав в гравий, который кто-то выбросил на трассу, в целом я удовлетворен девятым местом в квалификации. Это хорошо - финишировать в первой шестерке впервые за четыре гонки. Просто замечательно! Машина смотрелась определенно лучше, чем неделю назад, нам удалось добиться прогресса.

Кими Райкконен: Нам не удалось добиться хорошего баланса машины в квалификации, особенно в первом повороте. В начале гонки машина смотрелась очень здорово, но после второго пит-стопа, полагаю, шины изнашивались слишком быстро, потому что возникли проблемы с разгоном и избыточной поворачиваемостью в быстрых поворотах.

Хайнц-Харальд Френтцен: Я не так уж и плохо начал, но первый пит-стоп продолжался вдвое дольше, чем обычно, и в результате один из Sauber опередил меня. Потом была замечательная схватка с Ирвайном. К сожалению, когда мы бок о бок подошли ко входу в «эску», там не было места для нас обоих. Я срезал поворот и остался впереди, но знал, что должен пропустить Эдди, поскольку иначе могу получить 10-секундный штраф.

Оливье Панис: Гонка попучилась очень трудной. И я, и команда сделали все от нас зависящее, оба пит-стопа прошли просто замечательно. Мы боролись с недостаточным сцеплением, и атаковать в гонке было непросто, потому что машина сильно скользила. Я разочарован тем, что не смог набрать очков перед домашней публикой, но уверен, что к Гран При Великобритании нам удастся добиться прогресса.

Лучано Бурти: Система контроля старта сработала как надо, и мне удалось здорово стартовать. Поначалу я мог поддерживать темп Паниса и Ирвайна, одно время я был даже быстрее Оливье, но потом возникла избыточная поворачиваемость. На втором комплекте шин автомобилем было очень сложно управлять - сцеппение уменьшилось настолько, что казалось, будто трасса мокрая. Третий комплект оказался много лучше, но на пит-стопе я пропустил Физикеллу вперед. Впрочем, мне удалось довольно быстро догнать и обогнать его - это было здорово.

← к содержанию № 37 (08.2001)

Просмотров: 44