Гран При Великобритании

← к содержанию № 38 (09.2001)

Гран При Великобритании

 

Возвращение высокого блондина

В серьезных делах следует заботиться не столько о том, чтобы создавать благоприятные возможности, сколько о том, чтобы их не упускать.

Франсуа де Ларошфуко

Мика вернулся - так можно в двух словах пересказать «содержание» Гран При Велико­британии.

Впрочем, спроси об этом самих британ­цев, они, наверное, сказали бы иначе: «Мюррей ушел». Мюррей Уокер - в России это имя мало кому что-то говорит. Для Великобрита­нии же, да и для Формулы-1 в целом это имя - целая эпоха, они связаны воедино и неделимо. Об Уокере так и говорят - «британский голос Ф-1». Любимец публики, 78-летний журналист, беглости речи которого может позавидовать любой молодой рэппер (на трибунах Сильверстоуна можно было увидеть плакаты: «Из­вини Шуми, но Мюррей быстрее тебя!»), кото­рый работал на всех без исключения Гран При Великобритании аж с 1948 года (!) и был бес­сменным комментатором трансляций «королевских гонок» по телеканалу ITV, в конце это­го сезона решил уйти на заслуженный отдых и провел свой последний домашний Большой Приз. Ветеран был награжден престижнейшей золотой медалью Британского гоночного клу­ба, которой до него были удостоены лишь чет­веро: Стирлинг Мосс, Джеки Стюарт, Кен Тиррелл и Берни Экклстоун.

Надо сказать, что помимо всего прочего Мюррей прославился своими смешными оговорками в прямом эфире, которые стали кры­латыми. Вот лишь некоторые из них:

«Машина или стоит, или... движется».

«Надежды Тамбе, которые и раньше бы­ли нулевыми, теперь равны абсолютно­му нулю».

«Машина Мартина Шанке абсолютно уни­кальна. Если не считать следующей, которая ей идентична».

«Первые четыре машины - обе на одина­ковых шинах».

«С машиной все в полном порядке. Если не считать того, что она горит».

«Прост может видеть Мэнселла в своих наушниках».

«Мои глаза обманывают меня, или же мо­тор Сенны звучит немного неровно?»

«Очевидно, он поехал менять колеса. Я говорю «очевидно», потому что не вижу этого».

«В этом году состоялось уже пять гонок - Бразилия, Аргентина, Имола, Шумахер и Монако».

«...И Дэмон Хилл сворачивает на пит-лейн. Да, это Дэмон Хилл подъезжает к боксам Williams, Дэмон Хилл уже на пит-стопе... Нет, это Михаэль Шумахер».

И, наконец, вершина эфирного творчества маэстро Уокера из его беседы с Экклстоуном:

Мюррей: «Итак, Берни, какие из множест­ва ваших достижений за те семнадцать лет, как вы купили McLaren, вам наиболее памятны?»

Берни: «Начнем с того, что я не помню, чтобы я когда-либо купил McLaren...»

Вообще же британский юмор, как известно, штука особенная. Ну как не посмеяться, напри­мер, над табличкой, прикрученной к огражде­нию из металлической сетки, которой в Сильверстоуне на манер мартышек в зоопарке были отгорожены от праздношатающейся публики машины и бригады британского телевидения: «Уважаемые господа! Убедительная просьба не кормить телевизионщиков через решетку!» Одним словом, подлинным героем Гран При Британии стал, пожалуй, именно Мюррей Уокер, во всяком случае, до момента победы Мики Хаккинена.

«День сурка»

Пятница. Тренировка

В пятницу, 13-го, как водится, произошло нечто жуткое. Нет, никто не разбился и даже не подрался. Просто все пошло по уже до жути знакомому сценарию. В голову даже лезли самые мрачные мысли, что этот репортаж придется начать с чего-нибудь вроде: «Очеред­ной Гран При Формулы-1 стал очередным «днем сурка» - вес повторилось вновь».

Уже на восьмой минуте тренировки дейст­вующий чемпион мира на машине, настроен­ной под гонку, расправился с прошлогодним временем поул-позишн. Однако спустя еще де­сять минут, как того и следовало ожидать, в ли­деры выбился Мика Хаккинен, а затем Дэвид Култхард отнял у Шумахера и второе место.

Тем временем Шумахер-младший, не за­кончив и первого быстрого круга, пробороздил гравий, вынужден был вернуться в боксы и только к середине тренировки смог устано­вить лишь десятое время, причем отобрав его у Монтои. Williams явно были не в форме.

Зато хорошую форму демонстрировали оба Jordan, постоянно наступая на пятки быстрейшим - McLaren и Ferrari. А вот Кими Райкконен, которому последнее время стали упор­но прочить контракт с Ferrari в самом ближай­шем будущем и которому также удавалось все время держаться в группе лидеров, вылетел за пять минут до окончания первого часа трени­ровки в гравий и в результате остался лишь де­сятым, но все же впереди своего партнера по команде и обоих пилотов Williams.

Несолоно хлебавши остался Педро де ла Роса, чей Jaguar замер посреди трассы уже иа первом круге из-за проблем с подачей топли­ва и так и не ожил до конца первого часа тре­нировки. Но испанец не унывал, утверждая, что и без того прекрасно знает эту трассу, и надо лишь опробовать шины нового состава, что еще успеется. Зато его партнер по коман­де сумел показать отличное шестое место.

Слабым дуновением «ветра перемен» в при­вычном уже ходе событий гоночного уик-энда стало то, что в конце утренней тренировочной сессии Михаэль Шумахер и Рубенс Баррикелло все же потеснили пилотов McLaren с их «за­конных» первого и второго места.

Однако уже в начале второй сессии все пошло своим чередом, и «серебряные стрелы» восстановили «статус-кво». Разве что в тече­ние получаса лучшее время оставалось за Култхардом, но ближе к концу тренировки на первую строку протокола вернулся, как во­дится, Хаккинен. Трибуны были, конечно, до­вольны успехом британской команды, но, в общем-то, скучали. К тому же над автодромом стали собираться темные тучи, ветер стал хо­лодным. Заметное оживление вызвали разве что два примечательных события: эффект­ный разворот на 360 градусов с последующим вылетом в гравий Жака Вильнева в первом по­сле стартовой прямой повороте и появление любимца местной публики Дэмона Хилла в боксах Williams.

Между тем пилоты Williams объясняли свои низкие результаты недостаточным сцеплением шин с полотном британской трассы, для которой особенно трудно найти верную комбинацию шин и настроек шасси, но выра­жали уверенный оптимизм относительно предстоящей гонки.

Еще большую уверенность в успехе излуча­ли обитатели боксов Jordan, где помимо бое­вых, стояли еще две, а не одна, как у всех осталь­ных команд, запасные машины, как бы демонст­рируя, что Сильверстоун для Jordan - трасса бо­лее чем домашняя, практически «своя».

Головной болью пилотов Benetton стало прохождение быстрых поворотов, где их автомобили также теряли сцепление с трас­сой, но в то время как Дженсон Баттон, которого радостно приветствовала родная публи­ка, был в довольно бодром настроении, Физико, вновь оказавшийся в «зоне Minardi», мрач­но констатировал: «Денек выдался на редкость паршивым. Барахлил двигатель, баланса в на­стройках, сколько ни старались, достичь не удалось, а под конец еще и дождь пошел... В об­щем, все плохо. Может, завтра хоть что-то из­менится к лучшему?»

Зато Педро де ла Роса доказал, что не бросает слов на порывистый британский ве­тер с дождем, показав на отремонтированной машине аж седьмое время, хотя проехал меньше всех кругов.

Вообще же, опасаясь, видимо, как бы пере­менчивая английская погода не преподнесла на следующий день сюрприз в виде дождя, многие команды опробовали квалификацион­ные настройки на машинах с пустыми баками. Как оказалось, не зря.

Мокрое дело

Суббота. Тренировка

Субботнее утро «порадовало» тучами на небе, водой на трассе и изрядным холодом. Дождь то ненадолго затихал, то с новой силой обрушивался на Сильверстоун и всех там на­ходящихся. Тем не менее, не прошло и четвер­ти часа, как все дружно выехали на трассу. Ма­шины еле виднелись за огромными шлейфами водяных капель. Вильнев, едва выехав с пит-лейн, сразу вылетел в траву, а де ла Росу раз­вернуло прямо перед Хаккиненом, что, впро­чем, не помешало последнему установить луч­шее на тот момент время круга.

Михаэль Шумахер, в свою очередь, отме­тившись на первой строке протокола, со спокойной душой вылетел в гравий, а Эдди Ир­вайн вынужден был вернуться в боксы со ско­ростью черепахи из-за проблем с дросселем.

Вторая сорокапятиминутка прошла при­мерно в том же стиле. Тарсо Маркеш, не побо­явшись ринуться на залитую водой трассу пер­вым, тут же за это поплатился, вылетев и увязнув в гравии на своем первом же (и последнем) круге. А Кими Райкконену буквально под коле­са выскочил заяц (коих в окрестностях Сильверстоуна столько, что они являются героями местного эпоса), демонстрируя на трассе куда большую прыть и лучшее сцепление, чем иные пилоты. По счастью, и финский гонщик, и ко­сой остались живы и невредимы.

Тем временем Баррикелло, укрывшись от дождя в боксах, делал страшные глаза и гово­рил, что было бы полным безумием выезжать на столь мокрую трассу. Однако спустя неко­торое время он это безумие все же совершил. Условия были самые подходящие, чтобы про­верить действие антипробуксовочных систем, но минут за семь до окончания тренировки дождь настолько усилился, что трасса опусте­ла вовсе. И только Дженсон Баттон как угоре­лый, не хуже зайца носился кругами, взметая тучи брызг и периодически соскальзывая с траектории к большому удовольствию укрыв­шихся под зонтами болельщиков.

Затем дождь стал понемногу стихать, и траектория начала постепенно подсыхать, что, впрочем, не спасло Вильнева от очеред­ного вылета в гравий, а Хаккинену и Култхарду не помогло превзойти результат Михаэля Шумахера. Более того, пилоты McLaren усту­пили еще и Хайнцу-Харальду Френтцену (еще и не ведавшему, наверное, что тучи над Сильверстоуном сгустились по его душу). Все шло своим чередом. Суббота вновь оказалась не днем McLaren.

22-го не считать!

Суббота. Квалификация

Квалификация принесла аж четыре не­большие сенсации - ну или почти сенсации: вторая и третья позиция на стартовой решетке соответственно Хаккинена и Култхарда. четвертая и пятая - Трулли и Френтцена, все­го лишь восьмая и десятая - Монтои и Ральфа Шумахера и «никакая» - Тарсо Маркеша. Впро­чем, провалу Williams после столь же посред­ственных результатов на тренировках особен­но никто и не удивился, хотя после недавних головокружительных успехов от пилотов этой команды ждали куда большего. Но, видимо, го­рячим французским шинам пришлась не по нраву студеная английская погода. Не стала сенсацией и сороковая (и первая в Сильверстоуне) поул-позишн Михаэля Шумахера - к его рекордам все уже как бы привыкли.

Куда большее внимание привлекло то, что пилот «младшей» итальянской «Скудерии», Minardi, не смог пройти квалификационное сито. В последнее время судьи по тем или иным основаниям «прощали» не сумевших квалифицироваться гонщиков и разрешали им выйти на старт (как тому же Маркешу в Мельбурне), однако на этот раз они не пожа­лели и без того горемычного бразильца. Не­удача пилота Minardi выглядела особенно уд­ручающей на фоне того, что за двадцать ми­нут до окончания квалификации 107-пpoцентный барьер вместе с ним не преодолели также Трулли и Френтцен, но они-то в итоге выбились чуть ли не в лидеры!

«Я крайне разочарован, однако могу успо­коить себя фактом, что я выжал и из машины, и из себя самого все, что было можно, - бод­рился Тарсо. - К несчастью, проблемы с дрос­селем уже на втором быстром круге не позво­лили мне улучшить время, на что я вполне рас­считывал, а для устранения неполадки или пе­ренастройки под меня запасной машины, на­строенной под Фернандо, уже было слишком мало времени».

Между тем времени и у пилотов Minardi, и у всех остальных могло бы быть вполне доста­точно, если бы они не тянули резину, стараясь пересидеть друг друга в боксах в ожидании, когда кто-то «расчистит» трассу от грязи после утреннего дождя - первая машина (это был Райкконен) выехала на трассу лишь на 25-й ми­нуте. Само собой, ко времени ее завершения на трассе началось подлинное столпотворение.

В этой связи снова, так же как и после Гран При Монако, зазвучало имя Бернольди. Его в очередной раз обвинили в блокировании, на сей раз Педро де ла Роса и Рубенс Баррикелло, которым он помешал улучшить позиции на их быстрых кругах. «Я-то думал, что он сам на бы­стром круге, но когда увидел, что он сворачи­вает на пит-лейн, то меня зло взяло!» - возму­щался Рубиньо таким «свинством» земляка.

Хайдфельд предъявлял аналогичные пре­тензии к Ральфу Шумахеру и пилотам McLaren, в то время как его партнер был очень доволен своим седьмым местом и нахваливал новый аэродинамический пакет на Sauber.

Панис столкнулся с неисправностью АПС, а Вильневу из-за проблем с двигателем и вовсе пришлось пересаживаться в запасную машину.

Пилоты Jaguar усмотрели позитив даже в не слишком успешных 13-й и 15-й позициях, отметив, что «никогда они еще не были так близки к самой быстрой из клиентов Michelin команде» - Williams.

Алези и Ферстаппен были, в общем, всем довольны, тогда как их партнерам кое-что по­мешало выступить более удачно: Бурти - очень большая недостаточная поворачиваемость ма­шины, а Бернольди - проблемы с дросселем.

Пилоты Benetton, занявшие, как обычно в этом сезоне, позиции в конце стартовой решетки, были, тоже как обычно, недовольны, но сослались на сей раз на то, что трасса в Сильверстоуне менее всех прочих подходит для их машин.

Борьба же за поул-позишн велась, как в до­брые старые (но совсем еще недавние) време­на между Михаэлем Шумахером и Микой Хак­киненом. Лучшее время по очереди устанав­ливал то один, то другой, пока оно не оста­лось в итоге за действующим чемпионом ми­ра. Однако «недействующий» отстал от него всего-то на 0,082 с! Так что главным итогом квалификации можно было все же считать долгожданный успех McLaren после целой се­рии провальных квалификационных выступ­лений на прошлых этапах и особенно попада­ние Хаккинена впервые в этом сезоне на пер­вый ряд стартовой решетки. Наконец-то бес­конечный «день сурка» закончился, и хоть что-то начало меняться.

Слезы сквозь смех

Воскресенье. Разминка

Солнечное воскресное утро уже ничем не напоминало о вчерашней непогоде, и размин­ка прошла без особых проблем. Разве что у ос­тавшейся в единственном числе Minardi Фер­нандо Алонсо сзади струился подозрительный дымок, Ник Хайдфельд прокатился по гравию, а Физикелла почти все время просидел в бок­сах из-за неожиданной неисправности маши­ны. Протокол достаточно уверенно возглави­ли все же пилоты McLaren, как бы подтверждая решимость привести свои болиды к победе в предстоящей гонке, хотя уже под самый клетчатый флаг Ярно Трулли и отодвинул Хакки­нена на третье место, в то время как Френтцен показал четвертое время. Гонщики Jordan тоже продолжали демонстрировать свое твердое намерение, а главное - способность сражать­ся за призовые места, а то и за победу. Миха­элю Шумахеру пришлось довольствоваться лишь пятым местом, а пилоты Williams и вовсе продолжали «отсиживаться» в середине вирту­ального пелотона.

В паддоке тем временем набирала оборо­ты «светская разминка» перед гонкой. Очень пафосно выглядящий сэр Джеки Стюарт водил за собой целую группу не менее пафосных сэ­ров и леди. То там, то тут можно было встре­тить Найджела Мэнселла. Затем чуть ли не толпой повалили известные британские акте­ры, телеведущие, музыканты... На фоне всего этого бурлескного веселья особенно драматич­но выглядел Тарсо Маркеш. Бедняга, совер­шенно убитый своим неучастием в происхо­дящем и в грядущей гонке, сидел, ссутулив­шись, за столиком в моторхоуме Minardi и вса­сывал в себя через соломинку какой-то напи­ток, отрешенно глядя куда-то в одну точку. И, похоже, никому не было до него дела...

Награда нашла героя. Наконец-то

Воскресенье. Гонка

На старт действующий чемпион и облада­тель поул-позишн выехал на той самой Ferrari 375 образца 1951 года, на которой ров­но 50 лет назад, 14 июля, здесь же, в Сильверстоуне, Хосе Фролайн Гонзалес принес пер­вую победу в чемпионате мира легендарной ныне итальянской «конюшне». Конечно, это был еще не старт самой гонки, а небольшое, но очень порадовавшее болельщиков Ferrari праздничное шоу, устроенное в честь юбилея той памятной победы. Михаэль внимательно выслушал советы и указания седых механиков-ветеранов, сфотографировался вместе с ними, уселся (именно уселся, а не улегся, как в современной машине Ф-1) в кокпит, помахал всем рукой и устремился вперед, проехав на старой «колымаге» целых два круга.

Увы, но то ли весь запал у трехкратного чемпиона ушел именно на эту маленькую показательную гонку, то ли его боевая Ferrari «ре­шила» ехать в таком же темпе, как и ее про­славленная, но куда более медленная «праро­дительница», однако с самого старта Гран При и до его завершения Михаэль ехал так, словно его машину удерживали привязанные сзади невидимые слоны.

И привязал этих воображаемых слонов не кто иной, как Мика Хаккинен, которого мно­гие уже поспешили списать в утиль как гонщи­ка. И вот оказалось, что слухи о его «спортив­ной смерти» сильно преувеличены: жив, жив еще финский курилка! Да, было ясно, что либо все дело в разнице тактик, и Мика едет с полу­пустыми баками, либо у Михаэля не все в по­рядке с машиной (либо с ним самим), но все равно темп Хаккинена казался просто неверо­ятным, особенно когда он, уже на пятом круге по внутренней траектории обогнав вошедше­го слишком широко в поворот Copse и зазе­вавшегося Шумахера «как стоячего», так рва­нул вперед, что только немец его и видел: финн привозил ему но две-три секунды на каждом круге!

Причем со стороны этот обгон выглядел так, словно Михаэль просто умышленно про­пустил Хаккинена вперед: мол, главный сопер­ник сезона - Култхард - все равно уже в гонке не участвует, так почему бы не пропустить «доброго старого Мику» (которого, кстати, Шума­хер до сих пор считает единственным из всех равным ему гонщиком и соперником), чтобы тот выиграл хоть одну гонку в этом году. Не­мец даже вынужден был позже отшучиваться перед журналистами и пояснять: «Ну да, ко­нечно, я просто припарковался у обочины и помахал Мике рукой, чтобы он проезжал впе­ред. Нет, я, конечно, шучу. На самом деле ма­шина с самого начала повела себя совсем не так, как мне того хотелось, и, в частности, очень большие проблемы я испытывал в пово­роте Copse. Пару раз я пойросту не мог даже правильно вписаться в поворот, и, когда то же самое произошло в очередной раз, Мика был так близко, что смог этим воспользоваться. Мне же в тот момент было не до обороны, я думал только о том, как бы вообще удержать машину на трассе, так что я ничего не мог сде­лать, чтобы предотвратить этот обгон».

Так что проблемы у Михаэля действитель­но были, но и Мика был очень быстр и пото­му недосягаем ни для Баррикелло, ни для по­трясающе удачно стартовавшего и прорвав­шегося с восьмого на третье место Монтои. Что, впрочем, удалось ему не без «любезной помощи» со стороны Дэвида Култхарда и Ярно Трулли, не поделивших первый поворот трассы и зацепивших друг друга, в результате чего амбициозный итальянец вылетел в гра­вий тут же и окончательно, а неуступчивый шотландец потерял несколько позиций, смог проехать еще три круга, после чего из-за про­блем с поврежденной при столкновении зад­ней подвеской тоже не удержался на трассе и закончил гонку в гравии, тем самым еще боль­ше сократив свои шансы на чемпионский ти­тул в этом сезоне.

Конечно, после гонки и оба пилота, и ше­фы их команд в один голос принялись обвинять друг друга в происшедшем, и каждый, ра­зумеется, приводил свои доводы. Причем Култхард даже подчеркнул, что он не видит иного смысла в маневре Трулли, чем умыш­ленное желание вынести его с трассы, по­скольку McLaren были явно быстрее Jordan. Однако же сдастся, что Дэвид разнервничался и излишне погорячился. Не стоило свеч, на­верное, так резко захлопывать калитку перед Трулли в тот момент, когда Ярно практически поравнялся с ним в повороте. Столь резвый рывок итальянца был вполне закономерен, ведь по итогам утренней разминки он, пока­зав второе время, отстал от Култхарда меньше чем на 0,2 с, а в квалификации уступил и во­все лишь 0,003 с! Дэвид вполне мог, не дерга­ясь, остаться на своей траектории: даже если бы Трулли и продвинулся чуть вперед, то все равно тут же уперся бы в Хаккинена. Култхард же, так или иначе, на третьей ли, на четвер­той ли позиции мог бы - это главное! - ус­пешно продолжить борьбу за столь необхо­димые ему в соперничестве с лидером чемпи­оната очки, причем имел все шансы соста­вить с Хаккиненом победный дубль на своей домашней трассе, на которой он к тому же уже дважды побеждал.

Но он эти шансы упустил. Упустил те са­мые благоприятные возможности (см. эпиграф к репортажу), которые ему удалось со­здать в квалификации. А ведь в то время как безутешный Дэвид покидал кокпит, Мика, к ог­ромному восторгу зрителей (за исключением болельщиков Михаэля, конечно), как раз обго­нял лидера гонки и чемпионата, тоже не су­мевшего воспользоваться успехом, достигну­тым днем ранее...

На семнадцатом круге с Шумахером почти так же легко расправился и Монтоя, обойдя его слип-стримом на прямой «старт-финиш», чем тоже вызвал одобрительный гул трибун. Куда меньше повезло его партнеру по коман­де. Тоже отменно стартовав и пробившись с десятой на пятую позицию, «надежда и опора Williams» Ральф после затяжной и трудной борьбы сначала с Райкконеном, а потом с Хайдфельдом и Френтценом (к тому же еще отчаянно и с переменным успехом боровших­ся между собой) в попытках удержать их поза­ди, был вынужден встать у обочины из-за вне­запной потери мощности мотора. «Я услышал какой-то шум, и машина остановилась», - довольно раздраженно пояснил он, направляясь в сопровождении судьи в паддок. Также из-за проблем с двигателем еще в самом начале дис­танции гонка закончилась и для Бурти. Его старшему товарищу Алези тоже пришлось не­сладко: оказавшись сначала впереди Вильнева, француз затем вновь пропустил канадца, а позже еще Ирвайна и Ферстаппена, чем был крайне огорчен. Но куда больше не повезло Панису, которого его же товарищ по команде отправил в гравий (безвозвратно) практичес­ки сразу же после старта, буквально «вдогон­ку» за Трулли. Жак после гонки извинился пе­ред своим партером, но тому от этого, похо­же, легче не стало. «Ну что я могу сказать? - пожимал он плечами. - Конечно, это крайне досадно. Наши машины всегда хорошо прояв­ляют себя в гонке, но сегодня я был просто ли­шен возможности принести какой-либо успех команде, потому что Гран При для меня закон­чился, мягко говоря, слишком рано. Однако это обычный гоночный инцидент, о котором стоит поскорее забыть».

Хаккинен же, создав внушительный отрыв от Шумахера, преспокойно провел первый пит-стоп, лишь на время уступив лидерство Хуану-Пабло, также использовавшему тактику двух, но более поздних дозаправок, и вернул­ся на трассу по-прежнему впереди лидера чем­пионата. Уже в этот момент гонка была факти­чески «сделана». Помешать финну победить могло только что-то непредвиденное, но ни­чего такого, к счастью, не произошло. Монтое тот же фокус удался хуже: вернувшись после первого своего пит-стопа позади Баррикелло, он так и не смог уже больше его опередить, в результате выпав из призовой тройки.

Не оправдал надежд своей команды и Френтцен, по ходу гонки все более отдаляясь от очковой зоны, в которой стартовал, имея все шансы на успех, - тоже не смог реализовать на домашней трассе перед лицом многочислен­ных гостей и спонсоров команды созданные ранее благоприятные возможности. За что, в частности, неделю спустя и поплатился крайне жестким по форме увольнением из Jordan.

Зато в очередной раз блеснули умением Райкконен и Хайдфельд, принеся Sauber важные три очка, передвигающие команду на чет­вертое место в зачете конструкторов. Не зря, не зря, видимо, молодого финна усиленно «сватают» последнее время за Ferrari...

Ну а «летучему финну» удалось благодаря отлично продуманной тактике и своему от­нюдь не утраченному таланту сохранить ли­дерство до конца гонки. Его победа вызвала и восторг на трибунах, и подлинное ликование в боксах McLaren. Надо было видеть, как теп­ло его поздравляли все, начиная с механиков и кончая женой Эрьей, как сияли лица Марио Иллиена и Эдриана Ньюи, с которых наконец-то свалился давивший на них в послед­нее время груз неудач сотворенной ими тех­ники, как был счастлив за своего подопечно­го Рон Деннис! Как был «тихо упоен» и в то же время слегка ошарашен (это можно было увидеть только очень близко, почти глаза в глаза) своей победой - первой с августа про­шлого года - сам Мика!

И в то же время это был тот самый случай, когда можно говорить о «радости со слезами на глазах». Радость за долгожданный успех Хаккинена не могла затмить понимания: по­беда очень важна психологически для Мики, но победные десять очков для него теперь уже не имеют практически никакого значения, в то время как для Култхарда они были крайне необходимы в его борьбе с Шумахером, осо­бенно при том, что тот заработал-таки еще шесть очков. Победа первого пилота команды обернулась, увы, как ни парадоксально, своего рода поражением для McLaren в целом. Даже при том, что машина с таким названием впер­вые победила после целой серий неудач. Про­сто это оказалась не совсем та машина. Не с тем номером.

А рекорд Алена Проста, установленный им в июле 1993 года - 51 победа в Гран При - благодаря поражению Шумахера устоял. На­долго ли?

Борис Мурадов

Круг за кругом

1-й круг

На старте М. Шумахер и Хаккинен со­хранили свои позиции. Култхард и Трулли столкнулись в первом поворо­те, для итальянца гонка закончилась, шотландец откатился на последнее ме­сто. Позади столкнулись пилоты BAR, и Панис также выбыл из борьбы. Ферстаппен отыграл на старте шесть позиций, Монтоя, Р. Шумахер и Алези - по 5. Френтцен потерял три места. В конце круга пара лидеров оторвалась на 2 с от Монтои, Баррикелло, Р. Шумахера и Райкконена.

3-й круг

Хаккинен в каждом повороте пытается опередить М. Шумахера, но пока немцу удается удержать лидерство. Ферстаппен обогнал Вильнева и поднялся на 10-е место. Култхард из-за проблем с подвеской окончательно выбыл из гонки, вылетев в повороте Priory.

4-й круг

Физикелла (17-й) вылетел с трассы в повороте Copse и откатился на последнее (18-е) место. Ферстаппен (10-й) отыграл еще одну пози­цию, опередив Вильнева.

5-й круг

М. Шумахер слишком широко вышел из Copse, и Хаккинену удалось обогнать его и стать лидером гонки.

6-й круг

Хаккинен начал быстро (примерно на 2 с на каждом круге) отрываться от М. Шумахера. Позади Бурти выбыл из гонки после взрыва мотора в начале прямой старт-финиш.

11-й круг

Вильнев обогнал Алези в повороте Stowe и вышел на 10-е место. Хаккинен лидирует, опережая М. Шумахера на 12 секунд. Монтоя со­кратил отставание от немца до 1,5 с.

15-й круг

Монтоя (3-й) окончательно догнал М. Шумахера. Баррикелло уступа­ет колумбийцу 10 секунд, выигрывая 2 с у группы Р. Шумахер-Райкконен-Хайдфельд-Френтцен.

18-й круг

После нескольких кругов упорной борьбы Монтоя обгоняет М. Шума­хера на стартовой прямой и выходит на второе место.

20-й круг

Райкконен (6-й) первым заезжает на пит-стоп и теряет четыре места.

21-й круг

В боксах Хаккинен, который выбрал стратегию двух остановок. На трассу он возвращается вторым, непосредственно позади Монтои. Хайдфельд (6-й) после пит-стопа теряет четыре места.

22-й круг

Ферстаппен (7-й) и Баттон (13-й) после остановок в боксах вернулись в гонку 13-м и 17-м соответственно.

23-й круг

Бернольди (13-й) и Алонсо (15-й) также совершают пит-стоп и отка­тываются на два последних места (16-е и 17-е).

24-й круг

Вышедший было на 6-е место Френтцен также останавливается в боксах и теряет три позиции.

25-й круг

Лидирующий Монтоя совершает первый пит-стоп из двух запланиро­ванных и возвращается на трассу непо­средственно позади Баррикелло и Р. Шу­махера, которые ведут борьбу за 3-е ме­сто. В полуминуте позади Вильнев с тру­дом сдерживает атаки пилотов Sauber.

27-й круг

Хаккинен (1-й) продолжает отрываться от М. Шумахера, доведя свое преимущество уже до 10 с. Баррикелло проигрывает товарищу по команде 15 с, за ним плотно держатся Р. Шумахер и Монтоя. Виль­нев (6-й) уступает пилотам Williams полминуты.

30-й круг

На середине дистанции единственный пит-стоп совершает Алези (10-й), теряя три позиции. Ирвайн (12-й) также в боксах, причем на трассу он возвращается впереди Алези.

32-й круг

Поднявшийся уже до шестой позиции Вильнев теряет на пит-стопе пять мест и покидает очковую зону.

34-й круг

Хаккинен проходит круг с рекордным временем -1’23.405. Баррикел­ло, Р. Шумахер и Монтоя держатся в одной секунде в борьбе за 3-е место. Де ла Роса (9-й) посте пит-стопа возвращается на трассу 12-м.

35-й круг

Р. Шумахер (4-й) совершает единственный пит-стоп и возвращается в гонку на 6-й позиции. Де ла Роса вновь в боксах - на предыдущем кру­ге возникли проблемы с заправочным устройством. Испанец откаты­вается на последнее (17-е) место.

37-й круг

Р. Шумахер (6-й) выбывает из гонки после отказа двигателя его Williams в повороте Bridge.

39-й круг

Хаккинен и М. Шумахер, которых разделяет уже 20 с, на одном кру­ге совершают пит-стоп. Финн сохраняет лидерство, немец пропуска­ет вперед Баррикелло и Монтою. Позади на пит-стоп заезжают Бат­тон (12-й) и Апонсо (14-й), причем Minardi испанца в повороте Luffield в сотне метров от въезда на пит-лейн теряет переднее левое колесо. На трассу Баттон возвращается 15-м, Алонсо - 16-м и последним.

40-й круг

Райкконен (5-й) теряет после пит-стопа два места.

41-й круг

Монтоя, Хайдфельд и Френтцен, занимающие 3-е, 5-е и 6-е места со­ответственно, на одном круге заезжают в боксы. Все трое опускаю­тся вниз на одну позицию.

42-й круг

Последним среди лидеров пит-стоп со­вершает вышедший было на второе место Баррикелло, пропуская из-за этого вперед М. Шумахера. Позади Бернольди (12-й) и Физикелла (13-й) во время синхронного пит-стопа в борьбе за позицию бок о бок проезжа­ют по пит-лейн, в итоге впереди ока­зывается пилот Benetton.

45-й круг

Ирвайн (9-й), который на протяжении нескольких кругов вел ожесто­ченную борьбу с Вильневом (8-й), останавливается в боксах, не по­теряв при этом места.

58-й круг

Позиции в первой шестерке остаются неизменными: Хаккинен-М. Шумахер-Баррикелло-Монтоя-Райкконен-Хайдфельд. Все отрывы превышают 7 с.

60-й круг

Мика Хаккинен одерживает свою первую в сезоне и 19-ю в карьере победу в Формуле-1. В по­следний раз финн побеждал еще в августе 2000 года на Гран При Бельгии.

Пресс-конференция после гонки

Мика Хаккинен

После всех трудностей, которые у меня были в этом году, очень приятно наконец-то вновь по­бедить, особенно здесь, в Сильвсрстоуне, высту­пая за английскую команду перед английской публикой. Получилось отличное шоу! Нам очень удались тесты перед этим Гран При, привезенные сюда шины прекрасноподошли под мой стиль пилотирования, и мы смогли достичь необходи­мого баланса в настройках машины. Так что я мог атаковать повороты, выбирая желанную мне траекторию. Это отчасти и объясняет высокую скорость, которую я смог показать к этой гонке. Я был очень удивлен тем, что случилось с Михаэлем. Он был достаточно быстр в первом секторе и отнюдь не так быстр в двух остальных. А потом он то ли ошибся, то ли у него возникли какие-то проблемы с машиной, но мне уда­лось его обогнать. Я даже оставил ему немного пространства на случай, ес­ли он решит ответить в ближайшей паре поворотов, однако он не стал это­го делать. Видимо, он сейчас просто не видит смысла бороться со мной. Но если бы я «просидел» за Михаэлем слишком долго, мне было бы нелегко достичь затем необходимого для удачной реализации тактики двух пит-стопов отрыва. Надеюсь, это не последняя моя победа в этом сезоне.

Михаэль Шумахер

Мне сегодня пришлось нелегко - машина ве­ла себя далеко не так, как мне того хотелось бы. Не то чтобы была какая-то конкретная проблема, просто все в целом на протяжении всего уик-эн­да работало не идеальным образом. Но и обгон - дело очень трудное, пока тот, кого хочешь обо­гнать, не совершит ошибки или не произойдет еще что-то необычное. Так сегодня и получилось в повороте Copse. Как говорится, знал бы где со­ломки подстелить... Ведь обычно обгоняют не здесь, а после поворота Becketts, из которого поэтому очень важно правильно выйти, на чем я и был сосредоточен, стараясь удерживать Мику позади. Но в то время как у меня дела шли отнюдь не блестяще, он был гораздо быстрее меня, просто неудержим и провел выдающуюся гонку. Так что в любом случае соперни­чать с ним и победить в этом Гран При мне было бы очень трудно, и, как только это стало очевидно, я сконцентрировался на том, чтобы просто спокойно доехать до финиша и заработать очки.

Рубенс Баррикелло

Мы решили, что самым лучшим будет макси­мально оттянуть пит-стоп, чтобы остаться впереди парней из Williams - состояние шин это позволяло. Я тоже, начиная с пятницы, не был удовлетворен настройками машины, поэтому старался ехать хоть и быстро, насколько было возможно, но все же осторожно. Хорошо еще, что удавалось хотя бы удачно входить в Becketts, иначе я никого не смог бы удержать позади. Когда я увидел, что Монтоя отправился на свой второй пит-стоп, то понял, что у меня есть шанс после моего пит-стопа вернуться на трассу по-прежнему первым. К тому же на но­вом комплекте шин машина поехала немного лучше, так что я смог даже поднажать, а в конце гонки даже немного расслабиться. В итоге, после стар­та с восьмого места в Маньи-Куре и с шестого здесь - два пьедестала подряд. Может, это и не повод быть фантастически счастливым, но я доволен.

Гонка глазами пилотов

Хуан-Пабло Монтоя: Гонка прошла довольно удачно, и думаю, что я даже мог финишировать третьим, если бы не выбранная нами тактика, которая не оправдала се­бя. Я весьма хорошо стартовал, но не представлял, на­сколько далеко я могу продвинуться вперед. После столь слабого результата, показанного утром, я мог рассчитывать разве что на одно очко, так что зарабо­тать в итоге три - это не так уж и плохо.

Кими Райкконен: Старт мне не удался, зато потом все пошло наилучшим образом. Машина на протяжении всей гонки ехала отлично, а наша тактика сработала именно так, как мы и планировали. Мне пришлось про­явить терпение, следуя сначала за Ральфом Шумахе­ром, а затем за Вильневом. но в таких обстоятельствах ничего другого просто не остается. В остальном же эта гонка прошла для меня великолепно.

Ник Хайдфельд: Я очень доволен своим результатом. После того как на утренней разминке мое время про­хождения круга ухудшилось, я использовал установоч­ный круг в качестве пробного, а затем в течение гонки удалось улучшить электронные настройки машины. Проблемы были лишь с медленными машинами впере­ди и с атаками на меня со стороны Френтцена - поборо­лись мы на славу! Вообще же стартовать девятым и заработать очко в гонке, которая была отмечена целым рядом вылетов, - очень неплохо.

Хайнц-Харальд Френтцен: Команде этот день принес большое разочарование, особенно после столь успеш­ной квалификации. Я потерял несколько позиций перед первым поворотом, но потом вошел в ритм, что позво­лило мне от души побороться с Хайдфельдом. Однако во время второй попьпки обогнать его я почувствовал, что в машине что-то сломалось, что тут же повлекло очень сильную недостаточную поворачиваемость и заметно увеличило время прохождения круга в конце дистанции.

Жак Вильнев: Я хорошо стартовал, но потом возникли проблемы с переключением передач «вверх», что свело мое преимущество на нет. На входе в первый поворот я ударил по тормозам слишком сильно, заблокировав пе­редние колеса, из-за чего не мог повернуть. Оливье в этот момент находился как раз сбоку от меня, я не смог избежать контакта с ним, и он в результате вылетел и выбыл из гонки. Такое случается на старте, но команде и Оливье от этого не легче, так что я глубоко сожалею о случившемся.

Эдди Ирвайн: Я провел хорошую гонку, хотя довольно скверно стартовал и потерял пару позиций в первом по­вороте из-за аварий Паниса и Трулли. В начале в баках было очень много топлива, так что нелегко было угнать­ся за другими, и гонка для меня фактически началась лишь тогда, когда оба Benetton впереди меня ушли на пит-стоп, а я обошел Педро. Все это вновь доказывает, насколько важно для нас выступать более успешно в квалификации.

Йос Ферстаппен: Я очень хорошо стартовал, с ходу вы­играв шесть позиций, а затем обошел еще Вильнева и Алези, оказавшись в результате девятым. На первом комплекте шин машину слегка сносило, но после перво­го пит-стопа с балансом стало значительно лучше. Антипробуксовочная система и рулевое управление работа­ли хорошо, но к концу гонки из-за проблем с двигателем пришлось ехать медленнее.

← к содержанию № 38 (09.2001)

Просмотров: 44