Меню сайта
Поиск по сайту
Номера журнала
Рубрики журнала
Фотоальбомы
Разное
Пользователи
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Яндекс.Метрика

Индекс цитирования.
Главная » Статьи » Номера журнала » №3 (10.1998)

Скорость цвета

Скорость цвета

 

Рассматривая фотографии с гоночных трасс начала 80-х годов, можно наткнуться на изображения красивых зеленых машины с большой надписью Benetton. «Ага, Benetton!» - скажет неискушенный любитель Формулы-1. И будет не прав. Это Alfa Romeo с рекламой текстильной корпорации Benetton. Будущая команда Флавио Бриаторе и Михаэля Шумахера в те времена называлась Toleman, а болиды ее имели куда более скромную раскраску с преобладанием белого...

Английский гонщик Тед Тоулмэн подавал большие надежды. Мешало ему то, что он никак не мог сосредоточиться на одном виде соревнований. Формулы, ралли, спортивные машины и даже гоночные катера - все представляло для него интерес. Наибольших успехов он, кстати, достиг именно на водной глади, пробившись в элиту - водномоторную Формулу-1. Но собственные спортивные увлечения кончились, когда в одной из гонок погиб младший брат Теда. Тоулмэн поклялся, что теперь на трассу не выйдет. Однако и без гонок он жить уже не мог. Что делать? Конечно, организовывать собственную гоночную команду, собственную конюшню!

Тед Тоулмэн отличался чутьем на таланты. Во всяком случае, среди множества юношей, желавших выступать в формуле-2, он разглядел Дерека Уорвика. Пилота, которому была суждена долгая жизнь в Формуле-1. Уорвик ездил хорошо и сразу привлек внимание к команде Тоулмэна. А в 1980 г. Toleman взял в формуле-2 два первых места. Дальше здесь делать было нечего - следовало шагнуть вверх, в высшую лигу автоспорта.

Тоулмэн сразу решил покорять Формулу-1 «по-серьезному». А для этого нельзя было, как в формуле-2, купить стандартный March. То есть можно, конечно, - покупка шасси на стороне в те времена была делом обычным, да и в 90-х годах еще встречалась (вспомните команду BMS, покупавшую шасси Dallara и Lola, а также Pacific на шасси Reynard). Но те, кто рассчитывал на успех, должны были строить машину сами.

Тоулмэн пригласил для этого конструктора Рори Берна, выходца из далекой Австралии. В Рори Тед сразу увидел родственную душу: тот тоже не мог сосредоточиться на чем-то одном и с упоением конструировал все, что двигалось, - от катеров до летательных аппаратов. Ну и гоночные машины, конечно. Берн проживет в этой команде всю свою творческую жизнь конструктора. Уже и Тоулмэна здесь не будет, и команда будет называться Benetton, а Берн будет работать, внося свой вклад в чемпионские успехи Шумахера. Отсюда и на пенсию уйдет. Уедет в свою Австралию. Да только ненадолго - Ferrari тут же пригласит Берна к себе. Пенсионный отдых Рори отложит до лучших времен.

В чем секрет столь долгого пребывания Берна в одной команде? 16 лет - конструкторы обычно на одном месте столько не сидят! А дело в том, что Берн был лишен честолюбия в обычном, человеческом смысле этого слова. Начинал он главным конструктором: потом ему предложили занять должность помощника главного конструктора - и он согласился! Пребывание на вторых ролях ничуть не уязвляло Берна. А ведь в начале своей деятельности он создавал очень оригинальные конструкции. Болиды Toleman TG183 и TG184 поражали двумя задними антикрыльями, располагавшимися одно за другим, - высокое и узкое впереди, низкое и широкое сзади. Решение это было интуитивным, в аэродинамической трубе не проверялось, однако показало свою эффективность. Немалую роль сыграло и то, что Теду Тоулмэну удалось заполучить в свое распоряжение мощный турбомотор. Моторостроительная фирма Брайана Харта тогда только начинала свою деятельность и больших денег за него не просила.

Но самой главной удачей Тоулмэна был, конечно, не Hart. А пилот, отличавшийся в младших формулах под именем Айртон да Силва. Когда Тед в 1984 г. пригласил Айртона и дал ему возможность дебютировать в Формуле-1, все уже знали бразильца как Айртона Сенну.

В первый же свой сезон Сенна вошел в десятку лучших пилотов, разделив девятое место с Найджелом Мэнселлом. Сразу стало ясно, что уровень пилота не соответствует уровню команды. Айртон получает несколько заманчивых предложений и уходит в Lotus.

Дебютант Тео Фаби полноценно заменить Сенну, конечно, не мог. К тому же у Тоулмэна хватило денег только на то, чтобы выставить одну машину. В середине сезона он меняет Фаби на другого гонщика, но безуспешно.

Рекламодатели не любят аутсайдеров. Не получая спонсорской поддержки, аутсайдер выступает все хуже. Вырваться из этого порочного круга практически невозможно. По всем приметам в 1985 г. история команды, основанной Тедом Тоулмэном, должна была завершиться. Однако она только сделала неожиданный поворот...

Виновата в этом та самая Alfa Romeo, с которой мы начали наш рассказ. Команда со славным именем выступала ужасно (несмотря на то, что имела в своем составе молодого Рикардо Патрезе), очков не набирала. Зато денег со спонсора, итальянского текстильного гиганта Benetton, требовала исправно. Лючано Бенеттону, возглавлявшему фирму, это не нравилось.

Alfa Romeo была оставлена и прекратила свое существование. Название Toleman тоже исчезло из заявочных листов. Команда Теда Тоулмэна была куплена Бенеттоном и с тех пор носит название Benetton. Новым хозяевам команды не пришлось даже заботиться о грамотном руководстве своим приобретением. Benetton возглавил приглашенный еще Тоулмэном Питер Коллинз.

Коллинз был одним из самых авторитетных менеджеров, до этого проявившим себя в команде Williams. С бенеттоновскими деньгами он был способен на многое. Рори Берн сделал хорошую машину, а с мотором помог баварский автогигант BMW. В первый же год существования команды под новым именем ничем доселе не примечательный австрийский пилот Герхард Бергер приносит ей победу!

Но главное, что сделал Коллинз - привил всем сотрудникам команды психологию победителей. За пару лет под его руководством Benetton стал топ-командой. Именно в те годы и сформировалась в нынешнем составе «большая четверка» (Williams, Benetton, Ferrari, McLaren), которая на протяжении десятилетия неизменно определяет погоду в Формуле-1.

Питер не хотел уступать требованиям Лючано Бенеттона и приглашать пилота-звезду. Он хотел открыть новое дарование и довести его до чемпионских вершин. Но гонщики еще не считали Benetton командой-лидером и предпочитали, обратив на себя внимание, перейти в «конюшни» посильнее. Так от Коллинза ушли Герхард Бергер и Тьерри Бутсен. Другим открытым Коллинзом талантам не везло. Алессандро Наннини попал в катастрофу на вертолете, а Джонни Херберт получил тяжелые травмы в аварии в гонке формулы-3000. Новый Сенна не объявлялся, несмотря на все старания Питера Коллинза. А Лючано Бенеттон уже забыл, что Питер когда-то принял умирающую команду и вывел ее в лидеры.

И Коллинза заменяют Флавио Бриаторе - человеком, который в мире автоспорта был никому не известен. Зато Бриаторе отлично торговал одеждой и показал себя в высшей степени деловым человеком. На новом поприще он получил большие деньги и задачу: сделать одного из гонщиков команды чемпионом мира.

И пилота тоже подобрали очень хорошего. Benetton сделал ставку на трехкратного чемпиона мира бразильца Нельсона Пике. Но, как выяснилось, перемешать хорошие компоненты в одном стакане - вовсе не рецепт отличного коктейля! Подбирать составляющие надо было с умом.

Барнард был одержим все новыми и новыми идеями. Лючано Бенеттон не готов был финансировать его эксперименты, и гениальный конструктор вскоре покинул команду. Пике не видел смысла рисковать, садясь в кокпит машины, которая пока не может дать возможности бороться за чемпионское звание. Нужно было найти молодого гонщика, способного пройти с командой весь путь до чемпионского звания. Ведь и во времена Тоулмэна, и во времена Коллинза «конюшне» на таланты везло! Повезло и на этот раз. Флавио Бриаторе после первой же гонки Михаэля Шумахера за Jordan понял, что этот парень - то, что нужно его команде. И сумел с помощью судебного процесса отспорить Шумми у Эдди Джордана.

Дальнейшее происходило на наших глазах. Российское телевидение, словно нарочно, начало трансляции Формулы-1 в тот момент, когда Михаэль вместе со своей командой начал резко прогрессировать. Да-да, это была уже команда Шумахера - в большей степени, чем команда Бенеттона, Бриаторе или кого-либо еще.

Рори Берн и заменивший Барнарда Росс Браун делали машину специально под специфические запросы немца. И Шумахер завоевал на ней два чемпионских звания. Пусть эти сезоны были несколько запятнаны подозрениями соперников, считавших, что Benetton использует запрещенные электронные устройства. Пусть не очень спортивным выглядит поступок Михаэля Шумахера в Гран При Австралии 1994 г., когда он выбил из борьбы своего соперника Дэмона Хилла, сохранив свое преимущество в очках. Но главное было сделано: команда Benetton приобщилась к элитарному чемпионскому клубу, а Михаэль Шумахер стал гонщиком-звездой. От сотрудничества выиграли и пилот, и команда.

Напротив, годы пребывания здесь Алези и Бергера выглядят потерянными зря. После двух сезонов в команде Бриаторе Герхард был вынужден вообще уйти из Формулы-1, а Жан перешел в более слабый Sauber.

Увы, команда уже не имела прежних стимулов. Взойти на вершину легче, чем удержаться на ней. Да и Бриаторе готовился уйти в другую сферу бизнеса, постепенно передавая дела своим помощникам. С уходом Бриаторе прежняя история «конюшни» была закончена. В нынешнем году она ведется как бы «с чистого листа». Менеджер Дэвид Ричардс, добившийся признания в мире ралли (он возглавлял команду Prodrive-Subaru), теперь пробует свои силы в Формуле-1. Машину делают достаточно опытные конструкторы Ник Вирт и Пэт Симонс. А в кокпитах сидят подающие большие надежды Александр Вурц и Джанкарло Физикелла. Ведь Benetton во все времена давал дорогу молодым талантам...

Евгений Юданов



Категория: №3 (10.1998) | Добавил: LiRiK3t (27.03.2012)
Просмотров: 1558 | Теги: команда, №3(10.1998)
^Наверх
вход выход Created by LiRiK3t