Гран При Италии

← к содержанию № 40 (11.2001)

Гран При Италии

 

Радость и грусть

Хорошо лишаться той радости, вместе с которой исчезает и грусть...

Публилий Сир

Первое, на что натыкались глаза туристов, выходивших в среду 12 сентября из душного чрева авиалайнера в длинные мраморные ко­ридоры миланского аэропорта «Мальпенса», были разбросанные то там, то здесь гигант­ские, в человеческий рост, гоночные шлемы. А наклейки на полу напоминали, что в бли­жайший уик-энд в Монце состоится очеред­ной праздник автоспорта - 72-й Гран При Ита­лии Формулы-1. Однако выражение на лицах пассажиров, большинство из которых приле­тело в Милан именно на гонки, было отнюдь не праздничное. В лучшем случае на них чи­талась лишь блаженная расслабленность по­сле отступившего напряжения полета. Никто даже не остановился сфотографироваться на память рядом со шлемами-гигантами. Все спешили к выходу, где на огромных монито­рах вместо рекламных роликов Гран При Ита­лии мелькали кадры вчерашних терактов в Нью-Йорке и Вашингтоне... Мир готовился к новой войне, а Формула-1 - к Гран При, к оче­редному своему празднику, который на этот раз получился не слишком веселым.

События в Америке не могли не повлиять на настроение обитателей паддока, не могли не вызвать живого отклика. Для Ferrari, на­пример, гоночный уик-энд начался с того, что в четверг механики с отрешенным видом при­нялись заклеивать рекламные логотипы спон­соров на машинах, грузовиках и собственной форме. Руководство Scuderia и спонсоры ко­манды в знак траура по погибшим в США ре­шили провести эту гонку без спонсорских на­клеек. Более того, с носа машин соскоблили красную краску. Черный цвет углепластика сыграл роль траурной повязки. Почти все «ко­нюшни» отменили свои званые обеды и ужи­ны, все мероприятия для журналистов, а да­вая согласие на частные интервью с гонщика­ми, пресс-атташе команд, то умоляя, то при­казывая, произносили одну и ту же фразу: «Пожалуйста, никаких вопросов об Америке!» Но вопросы эти все равно звучали, и пилоты и менеджеры вынуждены были отвечать на них, в меру собственного красноречия выра­жая свою скорбь. «Довольно трудно подоб­рать слова, чтобы описать наши чувства пос­ле всего, что произошло», - заявил Михаэль Шумахер. «Это, несомненно, тяжелый уик-энд, - согласился со своим гонщиком Жан Тодт. - Все мы видели, что случилось в Штатах, но это не только трагедия США, это трагедия для всего мира. Обычно Формула-1 - это празд­ник, но сегодня нам нечего праздновать». «Мы можем только присоединиться к соболезнова­ниям, почтив вместе со всем миром память погибших минутой молчания, - подвел итог Пол Стоддарт. - Завтра тренировка начнется и закончится на несколько минут раньше, что­бы команды могли это сделать».

Финский обмен

Пятница. Тренировка

В пятницу, как и днем раньше, с самого утра на всех телеэкранах в командных автобусах вместо гонок вновь мелькали страшные кадры из Нью-Йорка, а ровно в полдень автодром погрузился в тишину, почтив минутой молчания память погибших в США. Но хотя бы на несколько часов в этот день мир Формулы-1 отвлекся от американской трагедии. В 9:30 команда McLaren наконец объявила миру состав своих пилотов на 2002 год, и в нем - ожидаемый сюрприз - не оказалось имени двукратного чемпиона мира Мики Хаккинена. Финн решил взять отпуск на один сезон. Место Хаккинена в McLaren в будущем сезоне займет его молодой соотечественник Кими Райкконен. Уход Хаккинена, как, впрочем, и появление в McLaren Райкконена, не были такими уж сенсациями - слухи о возможности такого развития событий циркулировали в паддоке еще с весны. Но, как и любое событие, которого ждешь слишком долго, финский обмен вызвал бурю эмоций. Не каждый день из Формулы-1 уходят чемпионы. Уже через полчаса казалось, что весь паддок собрался на площади у автобусов McLaren, где Рон Деннис и Норберт Хауг вышли «пообщаться с наро­дом». А чуть позже перед журналистами пред­стал и сам виновник «торжества». «Этот сезон получился очень трудным для меня и для ко­манды, но решение сделать паузу продиктова­но вовсе не этим. Я попросил команду дать мне возможность передохнуть, потому что хо­чу подзарядить свои батареи и насладиться тихой семейной жизнью с женой и сыном. Конечно, было бы проще уйти совсем, но по­ка я не готов к такому решению. Знаю, мне бу­дет нелегко вернуться, но я также знаю, что хочу вернуться в McLaren», - признался с не­которой грустью Мика.

Зато Райкконен, который тщетно пытался скрывать от окружающих свою радость, све­тился как начищенный самовар. Вот только радовался финн недолго. Уже через полчаса после начала утренней тренировки я встретил в паддоке совсем другого Кими - злого и напу­ганного. На торможении в конце стартовой прямой его Sauber неожиданно сорвался с траектории и, вздымая в воздух тучи бурой итальянской пыли, пролетел в метре от «при­паркованной» у отбойника Minardi дебютанта Алекса Йонга, после чего воткнулся в стальной рельс на входе в Curva Grande. «Даже не знаю, что произошло, - недоумевал финн. - Все бы­ло нормально, пока задние колеса вдруг не заблокировались. Но мне еще повезло, что уда­лось миновать машину Алекса». Проблемы с тормозами мучили в этот день не одного Ки­ми. По той же причине через несколько минут вылетел во втором Lesmo и Хайдфельд - всего за полчаса оба Sauber превратились в груду металлолома. Явный дискомфорт на торможе­ниях в конце длинных прямых испытывали также Трулли и Ирвайн. А вот партнер ирланд­ца по Jaguar Педро дела Роса сотворил насто­ящую сенсацию, показав четвертое время дня - всего в нескольких десятых от двух гонщи­ков Williams и Ferrari Шумахера. А ведь лидеры приехали в Монцу с обновками: команда из Гроу в отличие от Спа привезла в Италию уже не одну, а две машины образца следующего го­да. Но Монтоя и Ральф вновь оказались в не­равных условиях: немец жаловался на неболь­шую недостаточную поворачиваемость в мед­ленных поворотах, колумбиец же, напротив, - на избыточную в быстрых. А поскольку быст­рых виражей в Монце куда больше, эта раз­ность в управляемости и предопределила ре­зультат. Ральф оказался ровно на 0,4 с быстрее Хуана, но оба без труда опередили Михаэля, который, даже имея за спиной новую модифи­кацию мотора Ferrari, оказался бессилен бо­роться со скоростью Williams и мощью BMW.

Жизнь продолжается

Суббота. Тренировка

В первый день тренировок, когда в Монце еще не так много народу, этот небольшой итальянский городок с его лабиринтом кри­вых улиц, огромным парком и легендарным автодромом кажется раем на земле. Но в суб­боту и воскресенье он превращается в настоя­щий ад. Многокилометровые автомобильные пробки окончательно закупоривают и без того узкие улицы, а аллеи Королевского парка так плотно забиваются болельщиками, что кажет­ся, будто вся Италия в этот уик-энд ринулась в Монцу. В субботу утром люди часами простаи­вали в этих заторах, негодуя по поводу пропущенной утренней тренировки. Но, как выясни­лось, можно было не торопиться. После тро­пического ливня, обрушившегося на Монцу в пятницу вечером, укрытая пышными кронами деревьев трасса подсыхала так медленно, что большинство лидеров не спешило покидать боксы. Поэтому первые 45 минут на «Аутодромо Национале» хозяйничали аутсайдеры: Prost, Arrows да гонщики Sauber, потерявшие из-за аварий в пятницу слишком много времени и теперь наверстывавшие упущенное. А вот пи­лотам Minardi так и не удалось нормально по­работать. После неполадок электросистемы на машине Йонга, случившихся днем раньше, на этот раз команде пришлось бороться с серьез­ными проблемами в работе коробок передач на обоих автомобилях. И забегая вперед, ска­жем, что избавиться от них в Minardi так и не смогли до самой квалификации.

Лидеры во главе с парой Williams и Баррикелло появились на трассе лишь на последних минутах первой половины тренировки. Дейст­вующий же чемпион мира и гонщики McLaren вообще почтили своим присутствием трассу лишь в начале второй серии заездов.

Кроме Minardi, серьезных механических проблем в это утро у команд было немного. Эдди Ирвайн, правда, все еще мучился с тор­мозами. Джанкарло Физикеллу донимала барахлившая гидросистема. А Жан Алези в се­редине второй тренировки вернулся в боксы с умершей КП. Автомобили Williams, вернее, шипы Michelin, как обычно, не слишком уве­ренно чувствовали себя на холодном асфаль­те, и Михаэль Шумахер показал лучшее вре­мя, более чем на полсекунды перекрыв свой прошлогодний рекорд трассы. Казалось, жизнь входит в свое русло. И в паддоке, и на трибунах впервые за уик-энд царило какое-то подобие благодушия. Но продолжалось это недолго.

Еще одна трагедия

Суббота. Квалификация

После американского «фильма ужасов», ка­залось, уже ничто не сможет столь же сильно потрясти мир Ф-1. Но в субботу информаци­онные агентства принесли еще одну страшную весть. Как раз в то самое время, когда в Монце на старейшем автодроме Европы Хуан-Пабло Монтоя радовался своей третьей поул-позишн в Формуле-1, всего в нескольких сотнях кило­метров от «Аутодромо Национале», по ту сто­рону альпийских хребтов, на одной из новей­ших гоночных трасс Старого Света, немецком «Лаузицринге», в ужасную аварию угодил Алекс Занарди, человек, чье место Монтоя занял ког­да-то в команде Чипа Ганасси в CART, а затем и в Williams. Такие вот превратности судьбы.

В Монце в тот день тоже не обошлось без аварий. И хотя вылет Хаккинена на последних минутах квалификации закончился, к счастью, не столь трагически, как столкновение Занар­ди и Тальяни в Германии, выглядел он доволь­но страшно. Расстроенный своим невысоким результатом, Мика на последнем зачетном круге очень быстро вышел из второго Lesmo - слишком быстро, чтобы удержаться на трассе, и McLaren соскользнул двум колесами на гра­вий. Обратным движением руля Хаккинену удалось выровнять машину и даже вернуться на асфальт. Но скорость была слишком велика для столь резких маневров, и McLaren все-таки раскрутило вокруг оси и швырнуло в левый отбойник. Мика отделался легким испугом, но, чтобы убрать его машину, квалификацию при­шлось остановить, что дало потом некоторым пилотам возможность оправдаться за слабое выступление: дескать, помешали красные фла­ги. В целом же квалификация стала логичным продолжением утренней тренировки.

Как и утром, уже на первых минутах отка­зали трансмиссии обеих Minardi. Правда, на этот раз все произошло более эффектно: ма­шины из Фаэнцы с разницей в пару минут остановились в первом повороте и Алонсо с Йонгом пришлось бегом добираться до боксов, где их ждал запасной автомобиль, один на двоих. Ирвайн, второй день тщетно боров­шийся с тормозами собственного Jaguar, в ше­стой раз подряд проиграл квалификацию де ла Росе и то и дело бросал завистливые взгля­ды на работавшую как часы машину испанца. Нечто подобное творилось и в Benetton, где у Физико на смену отказу гидравлики пришли проблемы с мотором. Утренние неполадки и замена коробки передач так и не позволили Алези подняться на своей любимой трассе вы­ше 16-го места. А дебютант Prost чех Томаш Энге, у которого во время второй попытки от­казал двигатель, вынужден был завершать свою первую в жизни квалификацию за рулем запасной машины, но так и не завершил - за пять минут до конца сессии у него сгорел еще один мотор.

Но к борьбе лидеров это не имело отноше­ния. За поул в этот день боролись лишь две ко­манды: Williams и Ferrari. Все четыре гонщика, за исключением разве что Ральфа, Williams ко­торого немного рыскал в поворотах, страдая то от избыточной, то от недостаточной пово­рачиваемости, были довольны машинами. Все были одинаково уверены и быстры. Поэтому в итоге все решила сосредоточенность и не­много везения. Ральф, не угадавший с на­стройками под пустой бак и попавший в своей последней попытке под желтый флаг, остался в итоге четвертым. Его венценосный брат, в самый ответственный момент заваливший первый сектор своей потенциально лучшей попытки, показал третье время. Баррикелло, из-за небольшого вылета угробивший первую попытку и уже прикатанный комплект рези­ны, затем взял себя в руки, больше не ошибал­ся и впервые в сезоне сумел опередить своего партнера по Ferrari. Монтоя же не ошибался в этот день вообще и постепенно, по мере того как росла температура асфальта, наращивая темп, с видимой легкостью выиграл свой тре­тий поул в сезоне. «После тренировок мы лишь слегка изменили настройки переднего антикрыла, и этого оказалось достаточно. Ма­шина вела себя просто замечательно, хотя, ду­маю, можно было и еще немного прибавить - как всегда», - ликовал счастливый колумбиец на пресс-конференции, еще не зная о траге­дии гонщика, с судьбой которого невидимой нитью связана его собственная судьба.

«Забастовка» сорвалась

Воскресенье. Разминка

Воскресное утро в Монце выдалось немно­го ветреным и прохладным, но зато солнечным и насыщенным событиями. Собственно утренняя разминка прошла вполне обычно. В Ferrari и Williams экспериментировали с на­стройками антикрыльев. Машину Ральфа Шу­махера на гонку решили «упаковать» в старый аэродинамический пакет, использовавшийся командой до Гран При Бельгии, что, впрочем, скорости английским машинам не прибавило. На холодном асфальте Williams традиционно уступала Scuderia, но команда не отчаивалась, рассчитывая на реванш в гонке, - температура росла с каждым часом. Гонщики Benetton в один голос жаловались на избыточную поворачиваемость, а вот Ирвайн, наоборот, - был доволен, наконец избавившись от проблем с тормозами. С серьезными неприятностями столкнулись лишь Хаккинен - на машине финна после субботней аварии поменяли мо­нокок и все утро ему пришлось потратить на настройку усилителя рулевого управления и электроники - да Энге, ставший жертвой электросистемы Prost.

Основные же события этого утра разверну­лись уже после окончания заездов. Почтив в 11:15 еще одной, организованной по инициа­тиве Итальянского Олимпийского комитета, минутой молчания память погибших в США, гонщики отправились на традиционный па­рад пилотов, о чем-то напряженно совещаясь. Тема этой «летучки» стала ясна уже через не­сколько минут: грузовик с пилотами еще толь­ко приближался к Curva Parabolica, когда Миха­эль Шумахер уже рассказывал об их новом со­глашении. Трагедия Занарди, воспоминания о гибели здесь же в прошлом году пожарного Паоло Джислимберти и два завала, которыми сопровождались старты «разогревочных» го­нок Ф-3000 и Суперкубка Porsche, побудили гонщиков принять решение не обгонять друг друга в первых поворотах. «Мы проголосовали: 21 пилот высказался «за» и один - «против», - признался Шуми, но не захотел называть имя «штрейкбрехера». Впрочем, его все равно вы­числили. Когда пресс-атташе Ferrari стала об­ходить пилотов, собирая подписи под состав­ленным Шумахером письмом, единственным, кто отказался его подписать, был Жак Вильнев.

Понять канадца можно. Мало того что Жак оказался единственным пилотом, кто напря­мую пострадал от терактов в США (впервые с 1996 года Вильнев остался без своего гоноч­ного инженера Джока Клиа, который застрял в Штатах и так и не смог прилететь в Италию), так еще весь уик-энд машина, на которой, как и на Williams, уже испытываются некоторые узлы автомобиля 2002 года, просто не хотела ехать быстро. В воскресенье после ужасного 15-го места в квалификации и ночных бдений механиков наконец-то удалось найти прием­лемые настройки, и вдруг гонщику говорят, что он не должен никого обгонять! Что было делать канадцу? «Бред, это же гонки!» - навер­няка подумал Жак, да и не он один. Флавио Бриаторе и Том Уокиншоу, узнав о договоре гонщиков, тоже запретили своим пилотам подчиняться «пакту о ненападении». «Мы так и не смогли достичь согласия, - признался уже после финиша Монтоя, - но, думаю, эти пере­говоры все-таки сыграли положительную роль, потому что все были особенно внима­тельны, и старт прошел довольно чисто».

«Наконец-то он закончился...»

Воскресенье. Гонка

К поступку Вильнева отнеслись по-разному. Нашлись люди, которые поспешили смешать канадца с грязью: вот, дескать, человек, у которого нет ничего святого и которому пле­вать на жизнь и безопасность других. Но ведь Жак, по крайней мере, был честен. Возможно, честнее того же Шумахера! Конечно, Михаэль мог играть в благородство, ведь для него лич­но и для его команды эта гонка уже ничего не решала. А вот как бы повел себя Шуми, если бы на кону стоял чемпионский титул? Однако на трассе в этом году немец уже всем и все дока­зал, поэтому в Монце он откровенно отбывал номер и даже не скрывал этого. «Сегодня я не буду гоняться, я буду просто ехать», - заявил Михаэль после парада пилотов и слово свое сдержал. Уже давно Шумахер не проводил та­кую безликую гонку. Лишь один раз за этот день зрители увидели прежнего Михаэля: же­сткого и агрессивного. На первом круге, когда на входе в Curva Grande Ральф отобрал у него третье место, но затем слишком медленно стал выходить из второй «эски», Михаэль на более легкой Ferrari проскочил внутрь и, едва не вы­давив брата с трассы, прошел его в первом Lesmo. Зато вся оставшаяся дистанция Гран При Италии превратилась для Михаэля в боль­шую прогулку. Чемпион мира даже не пытался соперничать с Williams, предоставив отлич­ную возможность показать себя Баррикелло.

Несмотря на все разговоры перед гонкой, без столкновений на старте все-таки не обош­лось. Подгоняемый строгими напутствиями Бриаторе, Баттон как ужаленный рванул попе­рек стартового поля со своего 11-го места и, достав к первому повороту стоявшего в треть­ем ряду Трулли, легонечко пнул в зад его Jordan. В итоге автомобиль Ярно развернуло в «эске», горячий Дженсон отправился в боксы за новым передним антикрылом, а почти все­му пелотону пришлось перетормаживать в Prima Variante и резать «эску», уворачиваясь от раскорячившегося поперек трассы Jordan. Хаккинена же в этой суматохе вообще выдави­ли на объездную дорожку, в итоге Мике при­шлось лавировать между ретардерами, что стоило ему целых шести мест. Это вообще был не день McLaren. Серебристые машины не продержались на трассе и половины дистан­ции: Култхарда подвел мотор, Мику - коробка передач. Но в любом случае, оба они были уже слишком далеко от лидеров, чтобы претендо­вать даже на место на пьедестале, за победу по-прежнему боролись Williams и Ferrari. Вернее, на этот раз Монтоя и Баррикелло.

Михаэль, как вы уже знаете, сдался без боя. Ральф в начале гонки не мог идти быстро - с полными баками Williams имел значительную недостаточную поворачиваемость, из-за чего у него начала пузыриться резина. С похожими проблемами столкнулся и Монтоя. К девятому кругу на одной из его задних покрышек обра­зовался пузырь, Williams колумбийца стало мотать на торможениях из стороны в сторону, и потребовалась пара кругов, чтобы сцепные свойства шин восстановились. Этих несколь­ких кругов оказалось достаточно, чтобы си­девший на заднем антикрыле Williams Баррикелло сумел опередить Хуана-Пабло на выходе из Seconda Variante и умчаться вперед.

За десять следующих кругов Рубенс ото­рвался от Монтои на 10 секунд, после чего завернул на пит-стоп - в отличие от Williams Ferrari выбрала на гонку тактику не одной, а двух дозаправок, что и позволяло более легким «жеребцам из Маранелло» проходить англий­ские машины. Большинство обозревателей впоследствии назвали подобную тактику ошибкой, но бразилец не согласился с подоб­ным мнением. «Я думаю, сегодня одолеть Williams мы могли только за счет правильной тактики. Росс Браун - настоящий волшебник в этих делах, его план дал нам возможность сра­жаться с ними», - говорил потом Баррикелло. План Брауна действительно мог принести по­беду Рубенсу, если бы не досадная оплошность на первом пит-стопе. В последний момент, ко­гда Ferrari Баррикелло уже стояла перед бокса­ми, заправщик вдруг бросился менять шланг заправочной машины, что стоило бразильцу лишних семи секунд и потерянной позиции в гонке. Из-за этих семи секунд Рубиньо после своих пит-стопов оказался позади Ральфа и вместо того, чтобы продолжать отыгрывать по секунде на круге у Монтои, вынужден был те­рять время на борьбу с его партнером. В пер­вый раз младший Шумахер продержал за со­бой Баррикелло 16 кругов, потом свернул на дозаправку. Во второй - лишь шесть, посколь­ку на свежей резине Рубенс был явно быстрее и в начале 47-го круга решительно пошел в ата­ку. В конце стартовой прямой Баррикелло вы­нырнул из-за спины Ральфа на внутреннюю, более выгодную траекторию, Ferrari и Williams поравнялись, но немец не сдался и в Prima Variame они вошли вместе. Но там Шумахер оказался внутри, скорость была слишком вели­ка, и Ральфу пришлось срезатъ «эску» по траве, после чего он сбросил скорость на входе в Curva Grande - останься немец впереди Рубиньо, судьи могли наказать его штрафной оста­новкой в боксах. Правда, Ральф попытался контратаковать в следующем повороте, но тщетно. Баррикелло предусмотрительно занял внутреннюю траекторию, чем и пресек атаку. На этом гонка фактически закончилась. За ос­тавшиеся семь кругов бразилец хоть и сумел немного сократить свое отставание от Мон­тои, но позиции его Williams уже не угрожал.

Хуан-Пабло стал первым колумбийским гонщиком, завоевавшим Гран При Формулы-1, но, как мог, старался скрыть свою радость. Празднества в Монце на этот раз вообще по­лучились весьма скромными. Гигантское по­лотняное сердце Ferrari так и не развернулось у подножия пьедестала. Вместо него то там, то здесь мелькали маленькие флаги США, напо­миная о недавней трагедии. Выслушав пока еще непривычные для уха болельщика аккор­ды колумбийского гимна, гонщики на этот раз обошлись даже без традиционного шампан­ского на пьедестале. Да и описывая на пресс-конференции свои чувства, Монтоя был пре­дельно лаконичен: «Радость и грусть», - эти два слова, наверное, могли бы стать девизом всего этого Гран При. «Это был очень тяжелый уик-энд, не только из-за того, что случилось в Штатах, но и из-за того, что произошло вчера с Занарди. Я все время думаю о нем...» - при­знался второй призер итальянской гонки. А Михаэль Шумахер, впервые в сезоне финиши­ровавший за пределами первой тройки, не скрывал облегчения: «Я рад, что этот уик-энд подошел к концу».

Гонки закончились. Трибуны опустели. Болельщики отправились по домам. В аэропорту туристов провожают все те же огромные шлемы, как гигантские грибы разбросанные по мраморным залам. У стойки регистрации очередь невольно оглядывается на победителя Гран При - полномасштабную модель Williams. А чуть дальше, уже за про­ходной паспортного контроля, на «ничейной земле», замер точно такой же «манекен» Minardi. Победитель и неудачник. Однако мы­сли людей, торопящихся по домам, далеки от философских параллелей. И никакие воспо­минания о далеких трагедиях не в силах удержать их от суетливых набегов на магази­ны беспошлинной торговли - нужны сувени­ры для друзей и близких. Гонки закончились. Жизнь продолжается.

Владимир Маккавеев

Круг за кругом

Перед стартом:

Незадолго до старта прогревочного круга механики откатывают ма­шины Физикеллы (потек топливный фильтр) и Хайдфельда (упало давление в гидравлической системе) обратно к боксам. Оба стар­туют с пит-лейн, причем немец пересаживается в запасную машину.

1-й круг

Лидеры стартовали очень аккуратно и на входе в первый поворот со­хранили свои позиции. Рванувший с 11 -й позиции Баттон настиг Трул­ли. но не рассчитал с торможением, ударил Jordan сзади и развернул его поперек трассы в Prima Variante. Из­бегая столкновения с машиной Трулли, почти все пилоты вынуждены срезать первую «эску», Хаккинену же и вовсе пришлось свернуть на объездную до­рожку, что отбросило его на 13-ю пози­цию. На входе в Curva Grande P.Шумахер сумел опередить своего брата, но в Lesmo Михаэль вернул себе третье место. Порядок в конце круга: Монтоя, Баррикелло, М. Шумахер, Р. Шумахер, Култхард, де ла Роса. Баттон отправился в бок­сы менять поврежденный в столкновении с Трулли передний спойлер, Ферстаппен за один круг прорвался с 19-го места на старте на 8-е.

2-й круг

Бернольди обгоняет Вильнева в борьбе за 11-е место, Физикелла опережает Йонга и становится 19-м.

3-й круг

Ирвайн (7-й), двигатель которого начал стремительно терять мощ­ность, пропускает вперед Ферстаппена и Райкконена.

4-й круг

Тройка лидеров стремительно отрывается от Ральфа Шумахера. Ир­вайна (9-й) обгоняют также Алези, Бернольди и Вильнев.

5-й круг

Де ла Роса (6-й), в машине которого слишком много топлива, пропу­скает вперед Ферстаппена, Райкконена и Алези. Энге (17-й) теряет два места, пропустив вперед Хайдфельда и Физикеллу. У Баттона (21-й) перед Seconda Variante взрывается мотор.

6-й круг

Хаккинен, Панис и Френтцен обгоняют Ирвайна, который уже 15-й.

7-й круг

В Curva Grande взрывается двигатель McLaren Култхарда. Вильнев обгоняет Бернольди и выходит на 9-е место. Ирвайн (15-й) пропуска­ет вперед даже Minardi Алонсо.

8-й круг

Проблемы Ирвайна продолжаются: его обгоняют Хайдфельд, Физикелла и Энге. Теперь позади остается лишь Йонг (19-й).

9-й круг

Из-за проблем с задней шиной Монтоя слишком медленно выходит из Seconda Variante, Баррикелло легко обходит его и начинает стреми­тельно отрываться от колумбийца и сдерживаемого им М. Шумахера.

12-й круг

Баррикелло выигрывает у Монтои более секунды на круге. Алези об­гоняет Райкконена и выходит на 6-е место.

13-й круг

Хаккинен опережает Бернольди в борьбе за 10-е место.

14-й круг

Ирвайн (18-й) возвращается в боксы и прекращает гонку из-за проблем с мото­ром. Шумахер безуспешно атакует Монтою в борьбе за второе место.

16-й круг

Алези (6-й) на торможении в конце стартовой прямой опережает Ферстаппена и срезает по траве «эску» Prima Variante. Следом за ним Йоса, у которого начали барахлить тормоза в Curva Parabolica, обго­няет и Райкконен. Йонг (18-й) вылетел на гравий на выходе из пер­вого Lesmo, но сумел вернуться на трассу.

17-й круг

Монтоя (2-й) наконец избавился от проблем с шинами и значительно прибавил в скорости. Алонсо (14-й) первым из всего пелотона заез­жает на плановый пит-стоп и откатывается на 17-е место.

18-й круг

М. Шумахер (3-й) и Ферстаппен (7-й) останавливаются в боксах. Немец пропускает вперед только своего брата, а голландец теряет 8 мест.

19-й круг

Доведя свой отрыв от Монтои до 10 с, Баррикелло (1-й) заезжает на первую дозаправку, механики Ferrari в последний момент бросаются менять заправочную машину, из-за чего пит-стоп длится более 16 с и Рубенс возвращается на трассу 3-м в 6 с позади Р. Шумахера.

20-й круг

Хаккинен (9-й) останавливается в пер­вом повороте - коробку передач заклинило на пятой скорости.

22-й круг

Алези (5-й) и Райкконен (6-й) синхронно заезжают на дозаправку. Француз теря­ет всего два места. А вот финну не везет, он возвращается на трас­су 13-м, позади плотной группы из пяти машин.

26-й круг

Arrows Ферстаппена (14-й) останавливается в Lesmo - упало давле­ние топлива.

27-й круг

Бернольди (8-й) и Йонг (16-й) первыми из гонщиков, которые едут с одной дозаправкой, заезжают на пит-лейн. Пилот Arrows откатывает­ся на 14-е место, дебютант Minardi так и остается 16-м и последним.

28-й круг

Монтоя (лидер) заезжает на единственный пит-стоп и откатывается на 3-е место, оставаясь впереди М. Шумахера. В боксы также заезжает Хайдфельд (11 -й), который теряет на этом лишь одну позицию.

29-й круг

Френтцен (9-й) сходит с трассы из-за проблем с коробкой передач.

30-й круг

Физикелла (9-й) заезжает на пит-стоп и теряет на этом два места.

32-й круг

Панис (8-й) и Энге (10-й) совершают плановые дозаправки и возвра­щаются на трассу 9-м и 13-м соответственно. Алези (7-й) из-за мед­ленного прокола вынужден свернуть на пит-лейн. Жан возвращает­ся на трассу 8-м, но с полным баком уже не может атаковать.

33-й круг

Вильнев (6-й) заезжает на единственную дозаправку и успевает вер­нуться на трассу, сохранив свою позицию. Алонсо (14-й) во второй раз посещает боксы и также не теряет мест.

35-й круг

Р. Шумахер (1-й) в боксах. Ему, так же как и Монтое раньше, изме­няют настройки переднего антикрыла. На трассу Ральф возвращается 4-м. Лидером становится Баррикелло.

36-й круг

Де ла Роса (5-й) последним из всего пелотона заезжает на дозаправку и сохраняет позицию.

40-й круг

М. Шумахер (3-й) после второй дозаправки возвращается на трассу в 20 секундах позади брата.

41-й круг

Баррикелло (1 -й) заезжает на дозаправку и теряет два места. Монтоя возвращает себе лидерство.

43-й круг

Энге в борьбе за 12-е место опережает Бернольди.

47-й круг

Баррикелло атакует Р. Шумахера на торможении в конце стартовой прямой. Защищаясь, немец срезает поворот по траве и на выходе из Prima Variante все-таки пропускает бразильца на 2-е ме­сто. Йонг (15-й) повторно вылетает с трассы в Lesmo и на этот раз застревает в гравии. На выхо­де из Seconda Variante из-за отказа мотора съезжает на траву Бернольди (13-й).

53-й круг

Монтоя одерживает свою первую победу в Формуле-1, Баррикелло сокращает отставание от Култхарда в борьбе за вице-чемпионское звание до трех очков, Р. Шумахер опережает своего брата в борьбе за нижнюю ступень пьедестала почета.

Пресс-конференция после гонки

Хуан-Пабло Монтоя

У меня уже пару раз была возможность выиг­рать, но не получалось. Я лишь говорил себе: «Ни­чего страшного, время еще придет». Сегодня дей­ствительно великий день для меня. Мой отец тоже здесь, и мне удалось, преподнести ему от­личный подарок ко дню рождения. К тому же по­следнюю победу в серии CART я одержал ровно год назад. Вскоре после старта на задней шине возник пузырь, и машина начала скользить на торможениях. Я ошибся, и Рубенс вышел вперед. После этого мне потре­бовалась пара кругов, чтобы привыкнуть к возникшей избыточной пово­рачиваемости, и ехать достаточно быстро. Чтобы восстановить баланс, мы решили изменить регулировки переднего крыла на пит-стопе, однако ошиблись. Возникла огромная недостаточная поворачиваемость. Но мне удалось справиться и с этим, и дела пошли лучше. Я счастлив, что предсто­ит вновь выступить в Индианаполисе. Я выиграл там последнюю 500-мильную гонку, а теперь хотел бы победить и в Гран При Формулы-1. Спасибо всем, кто поддерживал меня в этом сезоне. Он получился непростым, по­беды чередовались с поражениями, мне частенько не везло. Сегодня мы перевернули эту страницу.

Рубенс Баррикелло

Не могу точно сказать, что именно произош­ло на первом пит-стопе. Мы потеряли много вре­мени, зато потом устроили неплохое представле­ние. У нас была отличная машина, замечательный мотор и великолепные шины. К сожалению, за­минка в боксах стоила мне победы в гонке. Такти­ка двух пит-стопов была сегодня единственной возможностью побить Williams. Росса Брауна можно назвать волшебником за то, что он предо­ставил нам такую возможность. Я видел, что у Хуана-Пабло возникли про­блемы с задними шинами. Он заблокировал их на торможении, и мне уда­лось выйти вперед в честной борьбе. Кстати, то же самое случилось и с Ральфом. Он боролся как с шинами, так и с тормозами в первом повороте, и я смог поравняться с ним на подходе к повороту. Он решил не уступать, остался на внешнем радиусе, и ему пришлось срезать следующий поворот. Поскольку Михаэлю уже не надо было бороться за титул, в этой гонке мы с ним получили возможность соперничать друг с другом. Этот уик-энд стал для меня одним из лучших - я опередил его и в квалификации, и в гонке.

Ральф Шумахер

На протяжении всего уик-энда мы так и не смогли найти правильных настроек. В квалифи­кации приходилось выбирать между недостаточ­ной и избыточной поворачиваемостью, а одна попытка была испорчена желтыми флагами. Из-за проблем с шинами в конце гонки я все равно не удержал бы Рубенса позади. Я мог бы защи­щаться и чуть дольше, но не видел причин этого делать. Михаэль также опередил меня. Собствен­но, мы здесь именно для этого - иногда обгоняешь ты, иногда тебя. Это был честный поединок, хотя его автомобиль был легче. Вообще, на первой части дистанции моя машина была одной из самых тяжелых среди лиде­ров, а в начале гонки приходилось бороться еще и с сильной избыточной поворачиваемостью, что привело к появлению волдырей на шинах.

Гонка глазами пилотов

Михаэль Шумахер: В квалификации машина была очень хороша, но мне просто не удалось собрать три лучших сектора в один круг. К счастью, гонка прошла без происшествий, и ничего не случилось. Я рад, что этот уик-энд закончился. Жаль, конечно, что Рубенсу не удалось победить. Но самое важное - что в гонке не произошло ничего плохого.

Педро де ла Роса: Случилось то, чего мы так долго жда­ли. Последние несколько гонок сложились не слишком удачно, и я рад за всех в команде. Сегодня все работало как часы. Машина была великолепно сбалансирована и не доставляла ни малейших проблем. До гонки я опасал­ся столкновения в первой «эске», но мне, к счастью, уда­лось пройти ее без проблем. Дженсон Баттон после от­личного старта буквально влетел в «эску» и вытолкнул несколько машин оттуда. Это дало мне преимущество, и я, к собственному удивлению, оты­грал четыре места к концу первого круга. Шины работали просто отлично, но поскольку я выбрал тактику гонки с одним пит-стопом, то не выжимал из них все до последнего, чтобы они не износились слишком рано. По ме­ре расходования топлива машина становилась все лучше и лучше.

Жак Вильнев: Наилучшее окончание трудного уик-энда. В гонке мы были гораздо сильнее, чем в квалифика­ции. На пит-стопе возникли сложности с заправочной машиной, поэтому не удалось залить в бак достаточно топлива. Чтобы в конце гонки не возникло проблем, я не­множко сбросил, и поэтому не смог бороться с де ла Ро­сой. Впрочем, в конце сезона и одно очко очень ценно.

Кими Райкконен: Я стартовал неудачно, и уже потерял два места, когда Трулли развернулся прямо передо мной в первой «эске». Я потерял еще больше, пришлось вести плотную борьбу, и это окончательно испортило мне гонку - ведь мы изначально залили мало топлива, чтобы атаковать в начале гонки. После пит-стопа мне пришлось беречь шины, и атаковать Вильнева я смог только в самом конце гонки. Мне удалось сократить отрыв с восьми до полусекунды, но именно в этот момент гонка закончилась и поставить в ней финальную точку, к сожалению, не удалось.

Жан Алези: Квалификация сложилась - хуже не приду­маешь. Из-за отказавшей в субботу утром коробки пере­дач нам даже не удалось нормально подготовить машину. Гонка тоже получилась непростой, но мне хотя бы удалось добраться до финиша. Я не слишком-то доволен итого­вым результатом - пришлось слишком рано заехать на второй пит-стоп из-за проблем с одной из покрышек.

Оливье Панис: Надо признать, что результат в гонке го­раздо лучше квалификационного. Боевая машина весь уик-энд выглядела не слишком хорошо, поэтому в гонке я использовал запасную - и она показала себя неплохо. Когда стартуешь с 17-го места, очень трудно показать все, на что ты способен, но сегодня мы выжали из ситуа­ции все возможное. Я уверен, что мог бы выступить даже лучше, если бы не упорство Бернольди, который никак не хотел уступать.

Джанкарло Физикелла: Мы ставили перед собой реалистичную цель - набрать несколько очков. С утра пятницы машина выглядела отлично, но на втором круге в гонке отказала антипробуксовка, и шины стали изна­шиваться быстрее. В такой ситуации я показал макси­мально возможный результат, но, конечно же, разочаро­ван, я рассчитывал на большее.

← к содержанию № 40 (11.2001)

Просмотров: 43