Меню сайта
Поиск по сайту
Номера журнала
Рубрики журнала
Фотоальбомы
Разное
Пользователи
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Яндекс.Метрика

Индекс цитирования.
Главная » Статьи » Номера журнала » №44 (03.2002)

Крах Профессора Проста

Крах Профессора Проста

 

Надеждам поклонников Формулы-1 увидеть на старте чемпионата мира 2002 года 12 «конюшен» не суждено сбыться. Несмотря на дебют в гонках Гран При Toyota, число участников первенства останется равным 11: команда Prost Grand Prix «сошла с дистанции», потерпев финансовый крах. Судьбу «конюшни» Алена Проста в конце января решил арбитражный суд Версаля.

Когда 22 ноября 2001 года Prost была объявлена банкротом, мало кто предполагал, что уже вбиваются первые гвозди в крышку гроба команды, носящей имя четырехкратного чемпиона мира. На процедуре банкротства настояли кредиторы, которым «конюшня» из Гийанкура задолжала порядка 30 миллионов долларов США. В соответствии с французскими законами судебный исполнитель Франк Мишель дал Алену Просту полгода, чтобы найти инвесторов, готовых оплатить долги команды. Сугубо техническая по своей сути процедура банкротства позволяет разорившейся компании продолжить свое существование, получив нового владельца. «Мы рассматриваем предложения потенциальных инвесторов, но, по понятным причинам, я не могу вдаваться в подробности», - подобные «заклинания» Прост повторял на протяжении последних нескольких месяцев. «Надеюсь, Prost удастся найти крупного спонсора и выйти на старт нового сезона», - на словах поддерживал стоявшую у края пропасти «конюшню» президент FIA Макс Мосли. Увы, надежды так и остались лишь надеждами...

Будучи далеко не топ-командой, Prost не купалась в деньгах с самого начала своего существования. В 1997 году Ален Прост купил Ligier, вознамерившись создать на ее базе очередную французскую дрим-тим. Первый сезон прошел весьма успешно (21 очко и шестое место в Кубке конструкторов), но затем начался спад. Однако по-настоящему трудные времена наступили для Prost в конце 2000 года: не набрав за сезон ни одного очка, команда лишилась весомой спонсорской поддержки французской табачной марки Gauloises и гиганта Интернет-индустрии Yahoo!, а также бесплатных двигателей Peugeot. Тогда Прост понял, что со своими мечтами о французской команде он в конечном итоге останется у разбитого корыта, и решил пойти ва-банк. Продав 40 процентов акций богатейшему бразильскому семейству Диниц, Ален назначил экс-пилота Ф-1 Педро Диница исполнительным директором команды, а на вырученные средства приобрел чемпионские двигатели Ferrari и профинансировал подготовку к новому сезону.

На тестах зимой 2001 года новый автомобиль АР04 показывал впечатляющую скорость: чтобы привлечь внимание спонсоров, команда регулярно выпускала на трассу машину с практически пустыми баками. Однако желающих клюнуть на эту «наживку» оказалось немного: компьютерная компания Acer, в честь которой были переименованы моторы Ferrari, да южноамериканская телесеть PSN, протащившая в команду своего протеже Гастона Маццакане. На состоявшейся накануне Гран При Австралии прямо на пит-лейн трассы в Альберт-парке презентации перед журналистами предстала синяя машина, боковины (одно из самых престижных и дорогих мест для логотипов спонсоров) которой украшала надпись Prost Grand Prix. «2000 год был очень тяжелым, но я снова полон надежд», - говорил тогда Прост, еще не зная, что ждет его впереди.

За сезон-2001 Prost рассчитывала избавиться от имиджа аутсайдера, и на первых порах ей это удавалось. По прошествии четырех гонок место безнадежного Маццакане занял Лучано Бурти, а Жан Алези начал набирать очки. Тем временем Ален Прост «пошел по миру» в поисках долгосрочных партнеров для своей команды, в числе которых упоминались то некий канадский консорциум, то бизнесмены с Тайваня, то саудовский принц Аль-Валид. Громом среди начавшего проясняться неба стал уход Алези, который сопровождался слухами о том, что французскому пилоту на протяжении нескольких месяцев не платили зарплату, а Ferrari так и не получила всех 20 миллионов за свои двигатели. Ален Прост решительно опроверг сообщения о финансовом неблагополучии своей команды, предложив всем желающим ознакомиться с бухгалтерскими книгами Prost Grand Prix, однако проблемы уже начинали расти как снежный ком. Место ушедшего в конце июля Алези занял уволенный из Jordan Хайнц-Харальд Френтцен, согласившийся выступать за команду лишь потому, что не хотел сидеть без дела до конца сезона. Примерно через месяц после этого в тяжелую аварию на Гран При Бельгии попал Бурти, которого заменил малоопытный чех Томаш Энге. Команду покинул финансовый директор Жан-Люк Грипон, курировавший переговоры со спонсорами. Последней каплей стали теракты 11 сентября в Америке, за которыми последовал заметный спад экономической активности. «События 11 сентября вынудили многих наших партнеров по переговорам отказаться от своих первоначальных планов», - досадовал Прост.

Завершив сезон на девятом месте - впереди Arrows и Minardi, в Prost, тем не менее, продолжали надеяться на лучшее и подали заявку на участие в чемпионате-2002. Для этого «конюшне» было необходимо порядка 50 миллионов долларов: 30 на оплату долгов и 20 для подготовки к новому сезону. К тому моменту Педро Диниц оставил пост исполнительного директора команды, дав понять, что намерен продать купленный год назад 40-процентный пакет акций. Этому предшествовали интенсивные переговоры между Простом и семейством Диниц, которое предлагало Алену продать остававшиеся в его руках 60 процентов акций команды за символическую сумму в 1 доллар, со своей стороны оплатив все ее долги. Посчитав, что его погрязшая в долгах «конюшня» стоит куда дороже, француз отказался от этого предложения. Через несколько недель судьба Prost Grand Prix оказалась в руках арбитражного суда, который должен был либо дать «зеленый свет» инвесторам, либо ликвидировать команду и продать ее имущество с аукциона, чтобы рассчитаться с кредиторами.

Просту предстоял последний раунд борьбы за будущее носящей его имя «конюшни» Формулы-1. Отчаявшись найти спонсоров за рубежом, он решил поискать их на родине, заодно написав болельщикам открытое письмо, в котором пообещал, что «все будет хорошо». В прессу время от времени просачивались слухи о группе французских предпринимателей, вызвавшихся прийти на помощь Prost Grand Prix. Бывший спортивный директор команды Чезаре Фьорио свел Алена с потенциальными инвесторами из соседней Италии. 4 января более 200 рядовых сотрудников Prost провели митинг у здания министерства промышленности Франции в Париже, попытавшись привлечь к судьбе «конюшни» внимание всей нации. «Мы не просим государственных денег, мы просто хотим, чтобы нам помогли найти инвесторов», - объяснялась пресс-секретарь команды Вирджини Папен. Сам Прост назначил крайний срок 15 января, после которого команда физически не успевала бы подготовиться к новому сезону. Как и следовало ожидать, к 15 января ничего не прояснилось, а четырехкратный чемпион мира многозначительно заявил, что «верит в лучшее, но готов к худшему».

Худшее произошло две недели спустя, 28 января, когда арбитражный суд Версаля объявил о своем решении инициировать процедуру ликвидации Prost Grand Prix, признав все предложения инвесторов несостоятельными. По имеющейся информации, самые щедрые из них готовы были вложить в команду не более 30 процентов от требуемых 50 миллионов. «Для меня это решение - не наказание, а лишь констатация нашего поражения, - развел руками Прост. - Я сочувствую моим сотрудникам, которые в результате остались без работы».

Реакция «формульного» мира на уход со сцены одной из «конюшен» была невнятной. Президент FIA Макс Мосли высказался в том духе, что в Формуле-1 выживает сильнейший, и эта аксиома верна далеко не только в отношении соперничества на гоночных трассах. Теперь высвободившееся 12-е место в пелотоне FIA сможет отдать более надежной в финансовом отношении команде: в Федерации наверняка надеются, что это будет один из автогигантов. Занятые презентациями и предсезонными тестами команды словно не заметили «потери бойца», ограничившись дежурными «соболезнованиями». Шеф Minardi Пол Стоддарт, накануне старта сезона-2001 в похожей ситуации ставший «спасителем» команды из Фаэнцы, охарактеризовал произошедшее как «тревожный звонок», призвав к более справедливому распределению доходов в Формуле-1. Год назад бизнесмену Стоддарту удалось то, что не удалось гонщику Просту, и в этом смысле прав, пусть и высокомерен, глава McLaren Рон Деннис, заметивший, что великие пилоты не всегда становятся блестящими тим-менеджерами.

Но, пожалуй, самую точную оценку ситуации с Prost Grand Prix дал руководитель Jaguar Racing Ники Лауда. «Команда Алена Проста сбилась с курса в самый неподходящий для этого момент, - резюмировал он. - Если ты терпишь поражения на трассе, а в экономике дела складываются далеко не лучшим образом, то пиши пропало». Иными словами, до судьбы Prost, по большому счету, никому не было дела.

Ну а что же сам Прост? Покаявшись в чрезмерной наивности на посту руководителя гоночной «конюшни», Профессор, как его называли, когда он выступал в Формуле-1, не замедлил найти виноватых и среди ближайших соратников. Таковых нашлось немало: от «разваливавшего техническую базу команды» бывшего технического директора Алана Дженкинса и «прохлаждавшегося на яхтах во время переговоров, несерьезного» Педро Диница, до французского правительства, которое за последние четыре года трижды проводило налоговые проверки команды. «Я намерен взять паузу и отдохнуть, после чего обязательно вернусь, - обещает четырехкратный чемпион мира, - но больше никогда не буду заниматься гоночным бизнесом во Франции».

Максим Бордунов

Категория: №44 (03.2002) | Добавил: LiRiK3t (14.01.2014)
Просмотров: 710 | Теги: команда, №44(03.2002)
^Наверх
вход выход Created by LiRiK3t