Меню сайта
Поиск по сайту
Номера журнала
Рубрики журнала
Фотоальбомы
Разное
Пользователи
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Яндекс.Метрика

Индекс цитирования.
Главная » Статьи » Номера журнала » №46 (05.2002)

Экклстоун в Москве.

Экклстоун в Москве.

Миссия невыполнима?

 

Вечером 21 марта сего года, передохнув пару дней после утомительного путешествия на Гран При Малайзии, на собственном самолете в Москву прибыл глава Администрации Формулы-1. Прибыл, как официально было заявлено, по приглашению мэра Москвы Ю. М. Лужкова для подписания договора на проведение в Москве ГП России.

Утром следующего дня высокие договаривающиеся стороны встретились за столом переговоров в московской мэрии. В соседнем зале внушительное число журналистов ожидало удачного завершения этих переговоров и последующего подписания договора, несколько экземпляров которого в красивых папках уже были разложены на «протокольном» столе. Однако появившийся спустя минут пять-десять руководитель пресс-службы мэрии огорошил: «Всем спасибо, все свободны. Подписание не состоится!»

Последовала немая сцена, сменившаяся бурей возгласов и вопросов. Первая мысль: «хозяина» Формулы-1 и мэра Москвы крепко и глупо подставили. Иначе как можно было организовывать такую встречу, если позиции оказались настолько не согласованы, что не позволили подписать договор?! Такие серьезные, многомиллионные дела так не делают. Но оставим эмоции и попробуем, отжав всю воду последующих заявлений для прессы, рассмотреть, что же получается в сухом остатке.

 Подсчитали - прослезились

В кратком виде официальная версия происшедшего, изложенная Ю. М. Лужковым, звучит так: «При проработке первоначального варианта соглашения нам было предложено выполнить всю работу к 2003 году. Но после изучения масштабов и объемов этой работы, всех необходимых мероприятий, в том числе экологического плана, мы пришли к выводу, что 2003 год для такого мощного строительства - слишком короткое время, и выполнить эту работу мы не успеем. А значит, требуется внести соответствующие изменения в договор».

Объяснение разумное. Странно только, что исполнителям проекта с московской стороны понадобилось больше года, чтобы осознать нереальность сроков осуществления этого проекта и в последние минуты (в буквальном смысле!) перед предполагаемым подписанием поставить об этом в известность мэра.

Были высказаны и крайние точки зрения. Федерация автоспорта и туризма России (ФАСТР) выступила с прямыми обвинениями в адрес упомянутых исполнителей в лице столичного комитета по туризму и лично его руководителя Г. В. Антюфеева. В качестве причины провала вице-президент федерации И. В. Ермилин указал «непрофессионализм в подготовке спортивно-организационных вопросов, который был допущен организатором переговорного процесса между Правительством Москвы и FOA». По мнению ФАСТР, мэр Моcквы был попросту не в курсе деталей так и не подписанного договора, что и завело переговоры в тупик.

По не подтвержденной официально версии одна из таких «деталей», в частности, это гораздо большая (примерно в шесть раз), сумма промоутерского контракта, нежели та, на которую предварительно рассчитывали московские организаторы.

100 лет Формуле-1 в России!

Вообще же в том, что при подготовке договора именно московской стороной был допущен ряд просчетов, нет ничего удивительного. Вся информация по договору, естественно, держится в строжайшем секрете, но и многие высказывания (причем регулярно повторяемые) «российского босса Формулы-1», как именуется курирующий нагатинский проект руководитель столичного комитета по туризму в пресс-релизах, распространяемых на мероприятиях с его участием, дают представление об уровне компетентности, на котором идет работа с этим проектом.

Вот некоторые из этих высказываний.

Цитата: «Россия участвовала в гонках Формулы-1 с начала века. В автомобильном музее Монако хранится половина автомобиля, на котором российская команда «Руссо-Балт» пришла первой в 1903 году. А в 1914 году была проведена гонка Формулы-1 непосредственно в России, в Лигово, под Санкт-Петербургом».

На самом деле: класс Формула-1 был учрежден FIA лишь в 1947 году, а чемпионат мира проводится с 1950 года. Ни в 1914, ни, тем более, в 1903 году никаких гонок Формулы-1 нигде не проводилось и не могло проводиться, поскольку таковая тогда просто не существовала. Под Санкт-Петербургом в 1914 году состоялись гонки на Гран При Санкт-Петербургского автомобильного клуба. Что, согласитесь, не одно и то же. Что же касается «Руссо-Балта», то этот автомобиль под управлением Андрея Нагеля занял не первое, а девятое место. И, естественно, не в гонке Ф-1, и даже не в Гран При, а в ралли Автоклуба Монако (позднее Ралли Монте-Карло). К тому же не в 1903 (тогда легендарное ралли еще даже и не проводилось), а в 1912 году. Кроме того, в музее Монако вовсе не половинка того автомобиля, а часть плохо сделанного макета, лишь с виду отдаленно напоминающего «Руссо-Батт»: ни рама, ни взятый от Delahaye радиатор, ни даже руль, расположенный почему-то слева, в то время как на «Руссо-Балте» он стоял справа, не имеют к настоящему «Руссо-Балту» никакого отношения. Автомобиль, на котором Нагель принимал участие в монакском ралли, с началом Первой мировой войны был переоборудован для нужд обороны и позднее пропал где-то на фронте.

Цитата: «Проводить соревнования Формулы-1 очень выгодно. Стоимость билетов на Гран При доходит до 40 тыс. долларов».

На самом деле: самые дорогие билеты на Ф-1 стоят не более 3 тыс. долларов. К тому же количество таких билетов столь мало, что доходы от их продажи не могут рассматриваться как основа для расчетов окупаемости проекта.

Цитата: «Автодром в Нагатино через несколько лет окупится и будет приносить городу доход. Мы уже имеем договоренности относительно проведения на нем целого ряда автоспортивных мероприятий и уверены, что так или иначе он будет задействован с достаточным постоянством». Там же, чуть позже: «Шум от гонок не будет беспокоить жителей соседних районов, поскольку не превысит экологических норм. К тому же речь идет всего о трех днях в году».

На самом деле: в целях защиты от шума планируется застекление окон близлежащих жилых домов звуконепроницаемыми стеклопакетами на сумму $13 млн. Об этом сказал сам Ю. М. Лужков за столом переговоров с Берни Экклстоуном (и также подтвердил префект Южного округа Москвы П. П. Бирюков), и это как раз и есть одно из «необходимых мероприятий экологического плана», о которых мэр упоминал, поясняя причины неподписания договора. Это не помешало непосредственному куратору проекта на пресс-конференции заявить, что информацией о сумме затрат на упомянутые цели он не располагает. Кроме того, так и не ясно: гонки будут проходить постоянно или же только три дня в году? Для справки: именно из-за проблемы шума было запрещено проведение автогонок на Ходынском поле в Москве.

А в остальном все хорошо…

Стоимость проекта, по неоднократным заявлениям российской стороны, составляет около $100 млн. Это примерно столько же, во сколько обошлось строительство автодрома «Сепанг». Но при этом речь идет исключительно о стоимости строительства собственно автодрома. Упомянутые выше $1З млн в эту стоимость не входят, но поскольку и их, и другие аналогичные расходы предполагается выделить из городского бюджета, то реализация проекта обойдется городу куда в большую сумму. Например, предполагается 100%-я компенсация ущерба всем тем организациям, которые сейчас размещаются на доброй половине территории Нагатинской поймы, но которым придется переезжать. Нетрудно догадаться, что это тоже немалые затраты.

В основном к «денежной» же версии неподписания склоняются и большинство зарубежных аналитиков. Вот типичное мнение на сей счет из числа опубликованных: «Реализация проекта была отложена из-за проблем организаторов с финансированием, что выдвигает необходимость поиска новых инвесторов. Стоимость проекта оценивается примерно в $150 млн, но московские власти надеются, что более привлекательный имидж российской столицы существенно увеличит доходы от туризма, изрядно упавшие в последние годы».

Между тем и Ю. М. Лужков, и Берни Экклстоун, как и подобает личностям такого масштаба, невзирая на встречу, которую трудно назвать удачной, очень достойно и дипломатично «сохранили лицо». Оба в один голос твердо заявили, что после того, как «будет исключено разное понимание ряда пунктов договора», последний непременно будет подписан не позднее 28 дней со дня этого заявления, то есть не позднее 19 апреля (этот номер журнала подписывается до этой даты, но когда он выйдет в свет, уже будет известно, подписан все же договор или нет), и ГП России сможет пройти в 2004 году.

Ясно одно: Берни Экклстоун очень хочет привезти Формулу-1 в Москву, однако прорабатывает и запасные варианты. Сразу же после Москвы он направится в Стамбул, где на столь же представительной встрече столь же высоко оценил шансы на организацию Гран При Турции. После чего продлил еще на пять лет договор с хозяевами автодрома им. Энцо и Дино Феррари в Имоле на проведение Гран При Сан-Марино - еще недавно основного кандидата на «вылет» в случае принятия решения о проведении ГП России.

Ясно и другое: мэру Москвы под силу воплотить в жизнь проект такого масштаба - это было им уже неоднократно доказано. Важно только, чтобы его изначально правильно информировали.

Борис Мурадов

Категория: №46 (05.2002) | Добавил: LiRiK3t (15.01.2014)
Просмотров: 641 | Теги: №46(05.2002), Калейдоскоп
^Наверх
вход выход Created by LiRiK3t