Меню сайта
Поиск по сайту
Номера журнала
Рубрики журнала
Фотоальбомы
Разное
Пользователи
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Яндекс.Метрика

Индекс цитирования.
Главная » Статьи » Номера журнала » №47 (06.2002)

Девять теней Шумахера

Девять теней Шумахера

 

Михаэль Шумахер - великий гонщик. Бороться с ним - нелегкое дело. Особенно для тех пилотов, что оказываются с ним рядом. И события Гран При Австрии ’02, когда после финиша уже сам Михаэль пытался всучить Рубенсу Баррикелло только что украденный у бразильца Большой Приз, еще раз напомнили об этом. Их было девять! Девять гонщиков, которых судьба сводила в одной команде с Михаэлем Шумахером. Никому из них так и не удалось одолеть его ни на трассе, ни за ее пределами. Иногда они подходили к нему очень близко, порой даже следовали за ним, как тени. Но только как тени.

1.     Два рекорда Андреа

22-летний Михаэль Шумахер дебютировал к Формуле-1 на Гран При Бельгии 1991 года, на сложнейшей бельгийской трассе в Спа. Справедливости ради стоит отметить, что до этого Михаэль однажды выступал в Арденнах за рулем спортпрототипа, но если не считать коротких ознакомительных тестов в Сильверстоуне, за руль Jordan немец, по большому счету, сел лишь перед началом пятничной тренировки. Партнером Михаэля в команде Jordan стал один из самых опытных гонщиков Формулы-1 - итальянец Андреа де Чезарис. И перед началом заездов Эдди Джордан попросил ветерана, для которого эта гонка должна была стать уже 160-й в Формуле-1, проехать с Михаэлем по трассе Гран При на легковом автомобиле: показать новичку точки торможения и познакомить его с хитростями бельгийского кольца. «Ну как?» - поинтересовался Эдди у Андреа, когда они с Шумахером вернулись в паддок. «Поездка оказалась очень полезной… я узнал об этой трассе много нового», - смущенно отшучивался итальянец. А через пару дней немецкий дебютант смутил уже не одного только Чезариса. На своем первом же Гран При немец умудрился показать в квалификации седьмое время и успел даже погрозить кулаком самому Профессору Просту, когда тот в одном из поворотов не пожелал уступить ему дорогу.

У своего первого многоопытного партнера по команде Шуми выиграл 0,774 с и четыре позиции. Впрочем, при всем уважении к опыту итальянца, де Чезариса вряд ли можно было считать грозным соперником. За свою долгую карьеру в Формуле-1, а это был уже 12-й его сезон, он не выиграл ни одной гонки, установив абсолютный рекорд Формулы-1 по числу Гран При без побед. Но в Бельгии итальянец установил еще одно рекордное достижение, которое до сих пор еще никем не повторено: Андреа стал единственным пока партнером Шумахера, не проигравшим немцу в гонках. Впрочем, рекорд этот состоялся, скорее всего, лишь потому, что до финиша их «общей» гонки ни тот, ни другой так и не добрались. Но даже сожженное Шумахером на первом же круге сцепление не смогло испортить впечатления от его яркого дебюта - седьмое место на старте и пятое на выходе из первого поворота, который и предопределил будущее Михаэля. На него обратил внимание Флавио Бриаторе, и свою следующую гонку Шумахер начинал уже в новой, более сильной команде и с новым, куда более грозным партнером.

2.     Последний бой «адмирала Нельсона»

По иронии судьбы, в 1991 году Шумахер стал своего рода злым гением для обладателей быстрейших кругов в гонках. В Бельгии он заменил в кокпите Jordan отличившегося на предыдущем Гран При Венгрии Бертрана Гашо, а на следующем этапе в Монце занял в Benetton место показавшего лучший круг в Спа Пупо Морено… Мистика, да и только. Новым же партнером Шумахера стал не кто иной, как трехкратный чемпион мира Нельсон Пике. Впрочем, ни титулы, ни авторитет бразильца, ни даже его сомнительная репутация одного из первых интриганов Формулы-1 ничуть не смутили молодого немца. И в первой же квалификационной схватке Михаэль хоть ненамного, но обставил бразильца, показав уже привычное седьмое время и оттеснив Пике на восьмое место. В том же порядке, но на два места выше, они финишировали и в гонке: дебютант привез чемпиону более десяти секунд. На следующем этапе в Португалии «адмирал Нельсон», правда, отыгрался и поставил зарвавшегося «юнгу» на место. Но проблемы с машиной и только 13-е место на финише в Испании так и не позволили Пике выиграть у немца гоночную дуэль. В квалификациях же лишь пятое место на старте Гран При Австралии в Аделаиде спасло Нельсона от поражения «всухую».

Эта гонка стала последней в карьере бразильского чемпиона. Зимой, после нескольких месяцев раздумий, так и не дождавшись приглашения ни от одной команды «большой четверки», кроме Benetton, Пике решил оставить Формулу-1 и перебраться в CART. Какую роль в этом решении сыграла перспектива соперничества в одной команде с набирающим силу немцем - неизвестно. Сам Пике, естественно, заявлял, что Шумахер тут совершенно ни при чем. Как бы то ни было, но Нельсон все-таки оставил «большой цирк». Так что в свой первый полный сезон в Формуле-1, имея за спиной всего шесть гонок, Михаэль вступил уже в роли лидера четвертой команды чемпионата и с новым, уже третьим партнером.

3, 4. Гроза авторитетов

Если бы в автогонках, как в футболе, существовал приз «Гроза авторитетов», вручаемый не принадлежащему к когорте великих пилоту, наиболее отличившемуся в схватках с чемпионами, его обладателем, наверное, стал бы Мартин Брандл. В Формуле-3 он едва не объехал самого Сенну, а на фоне своей довольно средней карьеры в Формуле-1 - всего два вторых места за 12 лет - англичанин вошел в историю как единственный партнер, сумевший «напугать» немца.

Брандл никогда не был специалистом по квалификациям. Шумахер выиграл у Мартина квалификационную дуэль «всухую»: 16:0. Но зато в гонках опытный Брандл сражался с молодым немцем на равных. «В квалификациях я мог умчаться от него, - вспоминает Шумахер, - мне удавалось гораздо раньше Мартина привести машину к пределу ее возможностей. Но после нескольких тренировок он почти всегда настигал меня, и в гонке мы соперничали уже почти на равных. Четыре раза Мартин уступил Шумахеру в Гран При, но зато трижды финишировал впереди Михаэля.

«Михаэль, безусловно, очень талантлив и через несколько лет непременно станет звездой первой величины, но работать с ним очень сложно, - говорил в конце 1992 года Мартин. - Он весьма специфическая личность: в нем чересчур много высокомерия и надменности. Но главное - это его потрясающая уверенность в собственных силах и в своей абсолютной правоте. Уже сейчас он, по сути, еще мальчишка-новичок, позволяет себе поучать гораздо более опытных инженеров. Но он чертовски быстр, и за это ему многое прощают».

В те годы Шуми не имел статуса «неприкасаемого» первого номера в команде, и Мартину позволяли бороться с ним. Своего апогея их противостояние достигло в Венгрии ’92. На «Хунгароринге», в очередной раз проиграв квалификацию, в гонке Брандл шел вплотную за немцем, давил на него и однажды даже слегка пнул на торможении акульим носом своего Benetton в коробку передач Шумахера. От удара на Benetton Михаэля треснуло крепление заднего антикрыла, и вскоре, не выдержав вибрации, оно оторвалось в конце стартовой прямой, после чего машина молодого немца вылетела с трассы.

Шумахер тогда не на шутку перепугался. Причем не самой аварии, а скорости и напористости Мартина. Брандл был, пожалуй, единственным партнером Шумахера в Ф-1, которого немец побаивался. Не удивительно, что осенью 1992 года Михаэль сделал все, чтобы поскорее избавиться от англичанина.

В 1993 году место уволенного Брандла в Benetton занял пришедший из Williams вице-чемпион мира 1992 года итальянец Риккардо Патрезе. На первый взгляд, казалось, что эта замена должна значительно усилить команду. Но, увы, Риккардо - гонщик, за плечами которого было больше всех Гран При в истории Формулы-1 - в отличие от Брандла так и не смог составить конкуренции Шумахеру ни в квалификациях, ни в гонках. Патрезе никогда не был баловнем судьбы: из своих 256 Гран При в Ф-1 он выиграл всего шесть и на закате своей не слишком удачной карьеры ничего не смог противопоставить величайшему чемпиону следующего десятилетия, на которого к тому времени работала почти вся команда. Полсезона Патрезе жаловался на отвратительные настройки своего Benetton, но после того, как, однажды сев за руль его машины, Шумахер намного перекрыл время итальянца и заявил, что настройки Benetton Риккардо гораздо лучше его собственных, судьба Патрезе была решена. И следующий сезон Михаэль начинал уже с новыми партнерами по команде.

5, 6, 7. Три «товарища»

В 1994 году у Михаэля оказалось сразу три товарища по команде. Первоначально планировалось, что за руль Benetton под шестым номером сядет опытный финн Юрки Ярвилехто. Однако 21 января на тестах Benetton в английском Сильверстоуне 28-летний финн угодил в аварию и выбыл из строя на несколько месяцев. Поэтому на двух первых гонках сезона в Бразилии и Японии партнером немца стал никому не известный голландский дебютант Йос Ферстаппен. В Имоле за руль вернулся Ярвилехто, но лишь два финиша в четырех гонках, причем оба в круге от Шумахера, заставили Флавио Бриаторе вновь усадить в кокпит второго Benetton Йоса - голландские спонсоры готовы были платить гораздо больше финских. И надо сказать, Ферстаппен в том сезоне проявил себя относительно неплохо: в чемпионате он проиграл завоевавшему свой первый титул немцу «всего» 82 очка, а однажды - в Венгрии - даже поднялся вместе с ним на пьедестал почета. Но на фоне Шуми Йос выглядел бледной тенью и не сумел сохранить место в команде даже до конца сезона. В Японии и Австралии на смену ему пришел приглашенный из Ligier Джонни Херберт. И хотя ни в Стране восходящего солнца, ни на Зеленом континенте до финиша англичанин так и не добрался, его пятое и седьмое время в квалификациях, при том, что Лехто и Ферстаппен лишь пять раз в 18 гонках смогли пробиться в первую десятку на старте, Флавио Бриаторе расценил как весьма позитивный результат и оставил Джонни в команде прикрывать тылы Шумахера и в 1995 году.

Тот сезон стал лучшим в карьере Херберта: две победы и четвертое место в чемпионате мира. Однако с психологической точки зрения для талантливого англичанина сотрудничество с Шумахером стало настоящим кошмаром. Впрочем, об этом мир Ф-1 узнал лишь после завершения чемпионата мира 1995 года, когда Херберт, уже покидая Benetton, смог, наконец, поведать правду об их взаимоотношениях с Шуми. «Моя главная проблема заключалась в том, что в начале сезона на тестах я имел неосторожность быть, по мнению Шумахера, слишком быстрым, - рассказывал Джонни в интервью одной из английских газет. - С тех пор я ни разу за весь год не чувствовал поддержки со стороны команды. Михаэль провел на тестах 21 день, я - в два с лишним раза меньше. Все технические новинки ставили только на его машину. Мне не давали даже работать с распечатками его телеметрии, в то время как вся информация с моего автомобиля поступала в полное распоряжение Михаэля. Да что там говорить, если мне даже не давали настраивать машину так, как я того хотел, фактически заставляя повторять настройки Михаэля! Они идеально подходили ему, но не мне. То же самое касается и работы команды на пит-стопах. В Бельгии, к примеру, мне не долили сорок с лишним литров топлива. Вы можете себе представить, чтобы подобное случилось с Михаэлем? Я не спорю, команда, безусловно, должна быть сосредоточена на гонщике, который ведет борьбу за титул, но я даже не представлял себе до какого абсурда это может дойти! Шумахер такой же эгоцентрист, как Сенна или Прост. Иногда это даже неплохо, но все должно быть в меру. Ни Сенна, ни Прост не гноили так своих партнеров по команде...»

После года сотрудничества Михаэль и Джонни разбежались по разным командам: Херберт - в Sauber, Шумахер - в Ferrari. Однако англичанин еще долго не мог успокоиться и все межсезонье пугал Эдди Ирвайна, который должен был стать напарником Шуми в команде из Маранелло: «Думаю, Эдди будет удивлен и разочарован, когда поближе познакомится с Михаэлем и поймет свое место в команде».

8. Второй номер

На первых порах казалось, что Джонни преувеличивал. Шумахер, который фактически сам выбрал себе нового партнера по команде, наложив вето на переход в Ferrari Рубенса Баррикелло, встретил Ирвайна довольно дружелюбно. «Многие пугали меня тем, что Михаэль будет своим авторитетом тормозить мою карьеру, но пока этого нет, - радовался в начале 1996 года Ирвайн. - Напротив, на зимних тестах он был весьма мил и даже дал мне несколько полезных советов. Конечно, пока мы еще не слишком хорошо знаем друг друга, но уже сейчас у нас неплохое взаимопонимание. Надеюсь, и дальше особых проблем у нас не возникнет. Думаю, все дело в том, что я знаю, что он безусловный первый номер команды и принимаю это без всяких разговоров, а его бывшие партнеры по Benetton не делали этого. В то же время Жан Тодт обещал мне, что я получу точно такую же машину, как и у Михаэля, а требования к настройке у нас с ним схожи. К тому же у меня уже есть опыт работы «вторым номером». Помнится, когда семь лет назад в Pacific Ф-3000 я был «лакеем» при Юрки Ярвилехто, я неплохо выкрутился из этой ситуации».

Увы, благодушия Михаэля хватило лишь на несколько месяцев. Как только в первой же их совместной гонке за Ferrari в Австралии Ирвайн посмел опередить Шумахера в квалификации (всего лишь в третий раз за пять лет в Ф-1 немец стоял на старте позади своего партнера по команде), от добродушия Шуми не осталось и следа. А у Ирвайна вскоре появились те же проблемы, что преследовали и предыдущих напарников Михаэля в Benetton. Ирландцу перекрыли доступ к телеметрии с машины Шумахера, стали недоливать топливо и забывать в боксах покрышки во время пит-стопов... Словом, все пошло по уже знакомому сценарию, хотя Ирвайн все еще на что-то надеялся: «У Михаэля контракт с Ferrari на два года, у меня - на три! Так что через два года, когда он уйдет, я хочу остаться здесь первым номером и стать чемпионом мира».

Самое удивительное, что желание Эдди действительно едва не исполнилось, Михаэль из Ferrari никуда не ушел, однако авария на первом круге Гран При Великобритании-99 (кстати, при атаке на Ирвайна) стоила Шумахеру сломанной ноги и надежд на чемпионский титул 1999 года. В отсутствие Михаэля Эдди, как и мечтал, стал лидером Ferrari, выиграл две гонки. Но в Нюрбурге механики Scuderia в очередной раз потеряли в боксах его шины, Ирвайн лишился иескольких верных очков, а с ними, как потом выяснилось, и чемпионского титула. Даже благородство Шумахера, подарившего Ирвайну победу на финише Гран При Малайзии, уже не позволило ирландцу опередить Мику Хаккинена. Эдди остался в чемпионате вторым, но зато стал первым с 1991 года партнером Шумахера, сумевшим опередить немца в чемпионате.

Тем не менее, осознав, что отныне в Ferrari он навсегда будет оставаться в тени Михаэля, Ирвайн покинул Маранелло. И, как тремя годами раньше Херберт, первое, что сделал Эдди, оказавшись «на свободе», так это высказал все, что он думает о Михаэле и команде. И, естественно, предостерег своего бывшего партера по Jordan Рубенса Баррикелло, заступившего после ухода ирландца «на пост № 2» в Ferrari.

9. Объятия «красной Сирены»

«Эдди просто потряс меня, согласившись на все оговоренные контрактом условия, ставящие его в положение человека второго сор та. Я бы никогда не пошел на это. Что же касается Шумахера, то он вовсе не так уверен в своей непобедимости, как хочет показать, иначе бы он не наложил вето на мой приход в Ferrari», - говорит обиженный Баррикелло осенью 1995 года, когда понял, что в Scuderia в пару к Шумахеру возьмут не его, а Ирвайна. А между тем сам Рубиньо не переставал мечтать о красном автомобиле. «Для Ferrari не составляет труда найти пилота в пару к Шумахеру, ведь несмотря ни на что, практически любой гонщик спит и видит себя за рулем машины из Маранелло», - заявил как-то Ален Прост. Красные машины с черным гарцующим жеребцом на борту, словно мифические Сирены, завлекают в команду все новые жертвы. Не стал исключением и Баррикелло. Как только осенью 1999 года его поманили в Ferrari, Рубиньо тут же забыл о своих словах четырехлетней давности и бросился в объятия «красной Сирены». При этом условия его контракта были ничуть не лучше, чем четыре года назад у Ирвайна.

Как и ожидалось, быстрых успехов сотрудничество с Шумахером Рубиньо не принесло. За два года бразилец буквально выплакал одну, почти случайную победу в Германии. Когда же после Гран При Австрии ’01, где его в очередной раз заставили пропустить Шумахера, Рубенс попытался было покачать права, ему тут же заткнули рот... продлив его контракт с Ferrari еще на год. И вскоре Рубенс уже вновь разгуливал по паддоку со счастливой физиономией. Через год история повторилась! Но теперь Рубенса заставили отдать победу. Правда, уже после подписания нового двухлетнего контракта. И высшая ступень пьедестала, на которую бразилец взошел по приглашению Шумахера под звуки немецкого гимна - больше походила на издевательство.

Невольно задаешься вопросом: а можно ли вообще победить Михаэля, выступая с ним за одну команду? Возможно, Жан Тодт и не лукавил, когда обещал Ирвайну, а потом и Баррикелло машину, идентичную с автомобилем Шумахера. Но вся соль этой дьявольской шутки в том, что обе эти «одинаковые» машины все рано остаются «машинами Шумахера», которые создаются и настраиваются исключительно под немца. Поэтому, чтобы победить Михаэля на одинаковой (именно одинаковой, а не равной) машине, нужно быть либо вторым Михаэлем Шумахером, либо гонщиком, который сможет оказаться на трассе на голову выше четырехкратного чемпиона мира. Все же остальные его партнеры, похоже, так и обречены прозябать в тени Красного Барона.

Владимир Маккавеев

Категория: №47 (06.2002) | Добавил: LiRiK3t (20.01.2014)
Просмотров: 842 | Теги: №47(06.2002), тема
^Наверх
вход выход Created by LiRiK3t