Меню сайта
Поиск по сайту
Номера журнала
Рубрики журнала
Фотоальбомы
Разное
Пользователи
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Яндекс.Метрика

Индекс цитирования.
Главная » Статьи » Номера журнала » №4 (11.1998)

Наука проигрывать

Наука проигрывать

 

Гонщику Оливье Панису однажды несказанно повезло. Он родился. И родился французом! Все остальное было делом техники: Оливье начал заниматься автоспортом и в конце концов стал пилотом Формулы-1.

Разумеется, все это не так просто, как выглядит на бумаге. Сделать успешную карьеру в «королевских» гонках нелегко. И проблема не только в необходимости обладать уникальными способностями к быстрой езде. Многие команды из числа середнячков готовы пойти на контракт с далеко не самыми талантливыми пилотами лишь для того, чтобы заполучить их спонсорские деньги. Отнести к числу подобных гонщиков Оливье Паниса, которому в свое время удалось найти таких «заступников», как французский бензиновый гигант Elf и мощнейший табачный концерн Seita, мешает только одно обстоятельство: он побеждал в Монако.

«В детстве, насколько себя помню, никогда не интересовался машинами. Я всегда играл в футбол, проводил за этим занятием чуть ли не весь день и считал себя почти профессионалом. А вот отец был большим любителем Формулы-1 и не пропускал ни одной трансляции Гран При. В свое время, в 60-х, он даже купил себе старый болид Формулы и провел на нем пару-тройку гонок», - вспоминает Оливье.

Как это часто случается, пример отца оказался заразительным, и однажды Панис-младший все-таки сел за руль карта. Этот день оказался переломным. С тех пор его за уши нельзя было оттащить от машины на улице и от экрана телевизора дома, где все внимание Оливье было приковано к Алену Просту, кумиру каждого француза. Мотивация, и не слабая, была налицо. А когда Панис-старший стал совладельцем картодрома, расположенного неподалеку от дома, мальчик стал проводить там все свое свободное время - невзирая на дождь или зимний холод.

«Это было правильное решение - уже тогда не давать себе поблажек. Меня, как слепого котенка, бросили в реку, оставалось только учиться плавать. И я учился».

После победы на традиционном картинговом турнире Volant Elf и чемпионского титула во французской формуле Renault Панис получил протекцию Elf и Seita. «Я - счастливчик! Получить поддержку спонсоров было несомненной удачей. Ведь оплатить несколько сезонов в картинговом первенстве это одно, а в формуле Renault - совсем другое», - радовался Оливье. Эта поддержка еще более усилилась с того момента, когда Панис, выступая за DAMS, выиграл-таки в 1993 г. международный чемпионат в формуле-3000 и показал себя серьезным бойцом.

В него поверили, и шансы на хорошую карьеру в Формуле-1 возросли. Да и путь в Формулу-1 выглядел весьма естественным. Правда, на тот момент Франция имела в «королевской» формуле сразу пятерых гонщиков: Алена Проста, Жана Алези, Филиппа Алльо, Эрика Комаса и Жана-Марка Гунона. Однако Прост покинул гонки, а остальные свой потенциал уже показали - Алези, разумеется, был как всегда великолепен, но и весьма далек от побед. Как и все остальные. Свежая кровь могла прийтись как нельзя кстати.

«Дискуссии о месте в Ligier продолжались чуть ли не четыре месяца. И все это время моя судьба висела на волоске. Та зима стоила мне стольких нервов! Еще за неделю до отправки в Бразилию на первый Гран При сезона я не знал, паковать чемоданы или сей приятный процесс придется отложить на неопределенное время. Под меня уже изготовили пилотское кресло, я прошел тесты в Маньи-Кур, до отъезда оставалось три дня, а я ни в чем не был уверен! Но в Сан-Паулу, как только я уселся в кокпит, позабыл обо всем на свете! Некоторый опыт выступлений на глазах такой огромной толпы у меня был: в Хоккенхайме и в Спа гонки формулы-3000 проходили в один день с Формулой, поэтому я особенно не нервничал. Двумя сюрпризами для меня стали: во-первых, мощь тормозов, а во-вторых, - сумасшедшее сцепление машины с треком. Поначалу я тормозил в привычном ритме, но машина останавливалась столь резко, что приходилось опять нажимать на газ - я не доезжал до самого поворота! И каждый раз, подъезжая к быстрому повороту, у меня мелькала мысль: «На такой огромной скорости его никак не пройти - я непременно вылечу. Но я пробовал, и все получалось!».

И получалось, надо сказать, неплохо. В дебютный год француз даже добился второго места на Гран При Германии в Хоккенхайме и принес в копилку Ligier 9 очков, в то время как три его партнера - Эрик Бернар, Джонни Херберт и Франк Лагорс, садившиеся во вторую машину, - всего 4. В следующем, 1995 г. с 16 очками Панис поднялся уже на 8-е место в зачете чемпионата мира. Езда француза вовсе не отличалась напором, она не была зрелищной, но в отличие от многих других пилотов, исповедующих экспрессивное и яркое пилотирование, Оливье практически всегда добирался до финиша. Но если ты гоняешься не в топ-команде, где цель - победа любой ценой, а в «конюшне» второго эшелона, то это качество «выживальщика», пилота, способного в любых условиях сохранить машину, становится чуть ли не главным достоинством. Француз в полной мере постиг эту нелегкую науку - умение проигрывать. За первый год в Формуле-1 он всего один раз (!) сошел с трассы. Оливье был не очень заметен, и, как говорится, звезд с неба не хватал. Замечательной была лишь его чрезвычайная стабильность. И неизменная поддрежка Elf и Seita. И в Ligier решили сделать на него ставку. Как-то само собой получилось, что Панис занял в команде место первого пилота. И сохранил его по сей день, хотя теперь его боссом является Ален Прост.

Расплатился за доверие француз уже через два года. Победой на культовом Гран При Монако. Репутация Большого Приза, трасса которого проложена по узким и извилистым улочкам центра княжества Монако настолько велика, что будь ты прославленным чемпионом, не имеющим, однако, в своей короне этого бриллианта, всегда найдется критик, который попытается поставить под сомнение все твои достижения. И, напротив, у тебя может значиться в послужном списке всего одна победа - и твое имя уже не вытравить из умов поклонников Формулы-1. Если это победа в Монако. О такой победе могут говорить с удивлением, недоумением, даже со смехом. Но помнить о ней будут всегда. Такова сила традиции.

Оливье Панис шагнул в историю 19 мая 1996 г., когда, стартовав с 14-го (!) места, первым пришел к финишу и принес Ligier первую за 15 лет победу. Сделал он это, естественно, не без некоторой помощи соперников: по разным причинам сошли Михаэль Шумахер, Дэмон Хилл и Жан Алези, - и при поддержке своей команды. Так уж случилось, что в непростых погодных условиях (незадолго до старта гонки прошел сильнейший дождь) именно Ligier, казалось бы, ни на что не претендующая ни в этой гонке, ни в чемпионате вообще, быстрее других сориентировалась в выборе тактики и соответствующих настроек болида, что позволило Панису на последней трети Гран При штамповать круги чуть ли не на 3 с быстрее Williams Хилла на старте. В этот день на мокрой трассе Панис был единственным, вообще способным кого-либо обогнать. Он вырвался вперед благодаря просчету McLaren, позвавшего лидировавшего Дэвида Култхарда в боксы чуть позже, чем это сделала Ligier. И если до пит-стопа шотландец был в 4 с впереди француза, то после него - в 7, но позади. И гонка была сделана.

«После первых минут волнений я полностью приспособился к мокрому покрытию. Плюс я настолько боготворил эту трассу, настолько хорошо знал этот узкий путь в плотной стене отбойников, что чуть ли не вслепую чувствовал все повороты. Но я слишком плохо отквалифицировался и почти не надеялся на приличный финиш. Однако чуть позже почувствовал - машина идет просто великолепно, мало того - она позволяет обгонять других! Это и вдохновило меня на подвиги. Я просто наслаждался самим собой! Победить в Монако, что может быть лучше? Это была сказочная гонка, и я изо всех сил старался выдержать испытание до конца.

Не думаю, что когда-нибудь мне удастся забыть звуки яхтенных сирен, сопровождающих проезд по кругу, и бесконечные ракеты, взлетавшие в небо... Вдохновленный таким бурным приемом, я взял в руки французский флаг. Я просто не смог себе в этом отказать! Я мечтал об этом еще с тех пор, как увидел флаг в руках Алена Проста. Но как можно было думать, что следующим после него французом буду я? И на этой легендарной трассе?»

Эмоции, клокотавшие вокруг этой гонки, заслонили от многих еще одно обстоятельство, придающее победе Оливье оттенок драматизма. Близился двухчасовой рубеж, и в баках Ligier катастрофически быстро кончалось топливо. На последних кругах из команды постоянно поступали сообщения: «Олли, будь осторожен, экономь бензин!». Когда машины после круга почета замерли перед подиумом, инженеры Ligier так и не смогли завести мотор - топливные баки оказались сухими... Кто теперь скажет, что победить в Монако можно, только стартуя с поул-позишн?

В следующем году Оливье Панис стал автором другой сенсации - самой страшной за последние годы. На 52-м круге Гран При Канады, в одном из скоростных поворотов француз потерял управление машиной и на скорости около 250 км/ч врезался в отбойник. Ужасная сцена этого столкновения до сих пор у многих стоит в глазах... «Не сомневаюсь в том, что все произошло из-за механического повреждения. По ходу гонки у Оливье были два легких столкновения. Ни о какой ошибке в пилотировании и речи быть не может», - моментально отреагировал Ален Прост, владелец команды.

Очень долго француза не могли вынуть из расколовшегося почти надвое болида: тяжесть повреждений была не ясна, потому медики фиксировали позвоночник. Затем прямо на трассе разрезали комбинезон, обследовали ноги и под капельницей увезли гонщика в госпиталь. Диагноз - двойные закрытые переломы обеих ног...

Панис вернулся на Гран При уже во Франции. Правда, в качестве гостя и в инвалидной коляске. Первым испытанием на прочность для француза стали тесты Ligier в Маньи-Кур, где Оливье - о чудо! - показал время, с которым Михаэль Шумахер выиграл поул! А пропустив всего шесть этапов чемпионата, он вновь сел в кокпит болида.

По мнению президента FIA Макса Мосли, авария Паниса стала самым ужасным событием того сезона, а его быстрое возвращение - самым счастливым.

Так сложилось, что с тех пор результаты Оливье в гонках пошли на убыль. Но даже если он и не выиграет больше ни одного Гран При - он уже неотъемлемая часть славной истории Формулы-1.

Возможно, пережить не слишком-то удачно сложившуюся карьеру Панису помогает дружная семья - супруга Анн и трехлетний Орельен - и философское отношение к жизни. «Я никогда не любил слишком много путешествовать по миру. Ведь до Формулы-1 моя жизнь была очень тихой и мирной. И сейчас самыми счастливыми мгновениями я обязан семье, своему сыну. Его рождение совершенно изменило мои взгляды. В мою душу пришел мир. Все, что я делаю сегодня, я делаю для него. Я не совсем понимаю, почему многие считают, что как только у тебя родился ребенок, как гонщик ты кончился? Все наоборот. Теперь я знаю, если со мной что-нибудь случится, Анн не останется одна».

Лина Холина


← к содержанию № 4 (11.1998)

Категория: №4 (11.1998) | Добавил: LiRiK3t (27.03.2012)
Просмотров: 1432 | Теги: один на один, №4(11.1998)
^Наверх
вход выход Created by LiRiK3t