Меню сайта
Поиск по сайту
Номера журнала
Рубрики журнала
Фотоальбомы
Разное
Пользователи
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Яндекс.Метрика

Индекс цитирования.
Главная » Статьи » Номера журнала » №4 (11.1998)

Синяя птица удачи

Синяя птица удачи

 

Aлен Прост официально вступил в должность президента команды 14 февраля 1997 г., когда до начала сезона оставалось три недели, а до отправки болидов в Мельбурн и вовсе 12 дней. Иными словами, времени на подготовку к чемпионату уже не оставалось. Удалось лишь в срочном порядке разработать эмблему новой фирмы Prost Grand Prix и заменить все наклейки Ligier на болидах, оборудовании и униформе членов команды. Тем не менее, ощущения приближающейся катастрофы ни у кого не возникало. Флавио Бриаторе, бывший хозяин команды, и Бруно Мишель, который от его имени непосредственно управлял «конюшней», подготовились к сезону более чем основательно. Когда Ален Прост впервые попал на трассу в Маньи-Кур в своем новом качестве, машина под управлением Оливье Паниса уже проходила последнюю обкатку перед отправкой в аэропорт. Позади остались несколько тысяч километров зимних тестов на теплых трассах Южной Европы. Тестов, результаты которых позволяли надеяться на то, что грядущий сезон станет лучшим в истории «синих» с конца 70-х - начала 80-х годов, когда Жак Лаффит боролся за чемпионский титул.

Прост не мог мечтать о лучшем дебюте в качестве руководителя команды. В его распоряжении был хороший автомобиль, который многие годы разрабатывали замечательные специалисты. Само шасси, носящее по традиции Ligier индекс JS45, было логическим завершением машин прошлых лет, основанных, в свою очередь, на чемпионских болидах Benetton Шумахера. Молодой дизайнер Лоик Бигуа тщательно отшлифовал детище Фрэнка Дерни, вылизанное в свое время Россом Брауном и Рори Берном и впервые задуманное еще несколько лет назад Джоном Барнардом. Конечно, концепция машины была не самой современной, зато долгие годы постепенных эволюций и улучшений довели этот проект до совершенства. Большего из этой базы выжать уже было невозможно. В пользу этого шасси говорила его надежность и отлаженность работы всех механических элементов, включая великолепную коробку передач. Кроме того, на команду успешно работал «японский триумвират». Амортизаторы Showa разрабатывались специально и эксклюзивно под подвеску этого шасси. Мотор Mugen-Honda, хоть и уступал 50 л.с. Mercedes и Ferrari, зато был вторым после Renault по эластичности и плавности нарастания мощности, начиная с самых низких режимов, и, кроме того, достиг внушительного уровня надежности. И, наконец, дебютант Формулы-1, компания Bridgestone, выбрала своим основным и привилегированным клиентом именно Prost, поставив на него, а не на Arrows, Stewart или Minardi в своей борьбе против Goodyear, продолжавшего экипировку всех топ-команд. А это обещало дать «синим» определенные преимущества на некоторых трассах, лучше подходящих под характеристики японских шин. Конечно, от дебютанта Шинджи Накано, навязанного Бриаторе концерном Honda в обмен на бесплатную поставку своих моторов, вряд ли стоило ждать подвигов, зато в распоряжении Проста был Панис. Оливье уже обладал немалым опытом после трех лет в Формуле-1 (на протяжении которых неизменно приезжал не только в очки, но и на подиумы) и рвался в бой. О его способности сражаться на самом высшем уровне говорила хотя бы сенсационная победа в Монако в 1996 г.

Одним словом, Прост прилетел в Мельбурн, имея все основания надеяться на лучшее. И, тем не менее, в пятницу, впервые наблюдая, как его болиды покидали боксы, Ален едва не упал в обморок от волнения. Его сердце, по собственному признанию, билось так, как никогда за всю его карьеру пилота. Он волновался не так сильно, даже когда боролся за чемпионский титул. Предыдущие несколько месяцев Ален практически не спал, работая по 18 ч в сутки над своим проектом. Однако, оказавшись на Гран При, отнюдь не пожелал ограничиваться ролью президента и заниматься исключительно финансовыми проблемами. Прост был везде. Он обсуждал со спортивным директором Чезаре Фьорио тонкости правил и регламентов, бежал на технический брифинг, пытаясь помочь Лоику Бигуа найти правильные регулировки, подолгу размышлял с инженерами и пилотами о преимуществах или недостатках той или иной гоночной стратегии. Иными словами, в субботу после квалификаций, когда Панис показал великолепное 9-е время, уступив всем остальным (не считая Вильнева) лишь 1,5 с, у Алена уже не было сил даже радоваться. Он просто падал с ног. Президент компании прилег «на полчасика» вздремнуть в своем кабинете, отгороженном в углу боксов, и проснулся... уже в воскресенье утром, разбуженный ревом моторов на уорм-апе. А вечером того же дня обычно экономный и расчетливый чемпион закатил в одной из дискотек Мельбурна грандиозный праздник, пригласив всю команду - от директоров до механиков. А отмечать действительно было что: Панис финишировал 5-м, отстав от победителя лишь на минуту, и привез команде первые очки в первой же гонке. И даже Накано, на которого не возлагали по итогам квалификации (16-й) особых надежд, умудрился в свою дебютную гонку добраться до финиша на почетном 7-м месте.

Такой успех позволил Просту незамедлительно по возвращении в Париж подписать контракт с первым крупным спонсором (помимо традиционных для Ligier Gauloises Blondes и Elf) - частной платной телекомпанией Canal+. Чуть позже к ним присоединились также французские гиганты Alkatel и BIC. Там, где французские политики годами не могли «раскрутить» патронов частных империй на спонсорство Ligier, Ален Прост моментально смог убедить их подписать огромные, на многие десятки миллионов франков, чеки. Кроме того, партнерство в обоих случаях выходило за рамки простого размещения наклеек на бортах машины за деньги. Alkatel, мировой лидер в области телекоммуникаций, разработал для Prost специальную систему цифровой радиосвязи боксов с пилотами и систему онлайновых телекоммуникаций между заводом в Маньи-Кур и паддоком, работающую в режиме высокого дебита информации. BIC же взялся за выпуск всей символики фирмы и ее маркетинговую эксплуатацию. Долгие годы, проведенные в сверхпрофессиональных английских командах, многому научили Проста. С самого начала он поставил для своей команды планку очень высоко и заставил персонал постепенно изменить менталитет, обрести психологию победителей.

Турне команды по Южной Америке стало сенсацией. В Бразилии Панис заканчивает квалификацию 5-м, всего в 0,7 с позади поул-позишн Вильнева, а в гонке приезжает на подиум, отстав лишь на 15 с от выигравшего канадца (при том, что всего было классифицировано 18 машин из 21 стартовавшей). Команда ликует и боится даже думать о том, что ждет ее в Аргентине. А там Оливье показывает в квалификации уже 3-е время, причем от первой линии старта его отделяют какие-то 0,2. Качество резины Bridgestone, с легкостью выдерживающей высокие температуры, позволило Алену Просту выбрать рискованную стратегию. Вскоре после старта Панис выходит на 2-е место и с легкостью следует за Жаком Вильневым, стремительно отрывающимся от всех остальных пилотов. Но легкий Williams канадца идет на три пит-стопа, в то время как Панис, заправленный на старте под завязку, даже не атакует в ожидании середины дистанции и единственной остановки. Таким образом, постепенно вырисовывается не просто первая победа новой команды, но и победа с огромным преимуществом. К сожалению, в дело вмешивается его величество случай, и болид Оливье из-за неисправности в гидравлической системе замирает на обочине. Но не пилот, ни его тим-менеджер не горюют. «Нас ждет великий сезон», - с гордостью бросает Ален Прост журналистам.

По возвращении в Европу команду занимает другая проблема. Новый президент решает предпринять наполеоновский план перестройки всех структур, включая переезд штаб-квартиры на новый завод. После долгих переговоров с властями Прост предпочитает делать все самостоятельно и выбирает место будущей грандиозной стройки неподалеку от Версаля, в одном из пригородов Парижа. При этом команда теряет близость к испытательному полигону в Маньи-Кур, однако приобретает, по словам Проста, «близость к цивилизации». Ален лично проводит немало времени с архитекторами. Его завод должен стать одним из лучших в Формуле-1 и воспринять некоторые конструктивные решения аналогичных сооружений Williams, Benetton и McLaren. Параллельно штат фирмы должен резко увеличиться, и Просту приходится не раз собирать всех своих сотрудников и клятвенно обещать максимальную помощь в будущем переезде семей из Маньи-Кур под Париж.

Тем временем сезон продолжается, и Проста ждет серия европейских гонок. В Имоле великолепная серия продолжается, и Оливье Панис занимает 4-е место на старте. В гонке же он не попадает в очки лишь по причине сломанного амортизатора. Тем не менее, француз продолжает сражаться и все же добирается до финиша на 8-м месте с отставанием в один круг.

От следующей гонки, в Монако, команда ждет еще большего. Именно здесь 21 января Флавио Бриаторе провел презентацию нового болида, называвшегося тогда еще Ligier. Именно здесь год назад Оливье Панис одержал свою сенсационную победу в дождевой гонке. В принципе, ситуация повторилась и на этот раз. Несмотря на неудачное выступление в квалификации, где резина Bridgestone уступила Goodyear, Панису удалось в самом Гран При под проливным дождем прорваться с 12-го на 4-е место и привезти в копилку команды еще три очка. И это при том, что, в отличие от прошлого года, поддавшись на неправильные метеопрогнозы, команда настроила его болид под сухую трассу.

Самого же Алена ждали проблемы несколько иного рода. Он встречается со специально прилетевшим из Японии Хиротоши Хондой, патроном Mugen, и просит того разрешить замену Накано на более «полезного» пилота. Шинджи начал раздражать Проста, так как помимо слабых результатов и огромного отставания от Паниса (что еще можно было бы простить новичку) он оказался абсолютно неспособен к техническому диалогу с инженерами и никак не мог повлиять на работу с болидом. Тут-то Прост и произносит в сердцах свою знаменитую фразу: «Это мертвая машина для команды». Но Хонда непреклонен: если Накано покинет свое место, то за моторы придется платить. Правда, вскоре все эти проблемы показались мелочами по сравнению с настоящими бедами, обрушившимися на команду.

На Гран При Канады все переворачивается вверх дном. На предыдущей гонке, в Испании, Панис показывает свой лучший в сезоне результат - 2-е место в каких-то 5 с от победителя, Жака Вильнева. Оливье выходит в чемпионате мира на 3-е место, вслед за Вильневым и Шумахером, и приезжает в Монреаль, надеясь, как и сам Прост, на победу. На старте Оливье попадает в аварию и после пит-стопа и замены спойлера откатывается на последнее место. Однако после этого проводит всю гонку в бешеном ритме, выходит на 7-е место и начинает стремительно догонять соперников, у которых возникают проблемы с резиной Goodyear. Но поврежденная на старте подвеска внезапно лопается, и машина, сорвавшись с траектории, разбивается вдребезги. Итог - двойной перелом ног у Паниса, и Прост, бессильно наблюдающий за трагедией из боксов, находится на грани сердечного приступа. Всю жизнь, пилотируя болиды Ф-1, он смертельно боялся физической травмы и смог избежать ее. И вот теперь на страшные страдания обречен пилот, которого он сам послал в бой. В этой обстановке первое очко Шинджи Накано прошло практически незамеченным.

И тут Прост принимает еще одно решение, доказывающее его самостоятельность и желание никогда не идти на поводу ни у прессы, ни у общественного мнения. Он организует сравнительные тесты между французом Эммануэлем Колларом и итальянцем Ярно Трулли, чтобы найти временную замену тяжело травмированному Панису. В самой Франции вопрос кажется уже решенным, однако Прост склоняется скорее к Трулли и несмотря на все сопротивление болельщиков и журналистов берет в итоге именно Ярно. Будущее покажет, насколько он был прав. В любом случае сезон уже был безвозвратно потерян с того самого рокового 52-го круга Гран При Канады. И редкие очки Трулли (4-й в Германии) и Накано (6-й в Венгрии) уже не могут вернуть улыбку на лицо патрона. Зато в своей последней гонке за команду итальянец лидирует всю первую половину дистанции в Австрии, где шины Bridgestone были просто великолепны, и лишь взрыв мотора на последних кругах лишает его гарантированного 2-го места. Но эта гонка не остается незамеченной, и Прост подписывает с Трулли контракт на 1998 г. А Панис, едва вернувшийся после аварии, попадает в очки в первой же гонке на Нюрбургринге, что также обнадеживает Алена по поводу благополучного выздоровления своего пилота. В этой связи нельзя не упомянуть об одном факте, который характеризует Проста с человеческой стороны и никак не вяжется с обычным имиджем тим-менеджеров, этаких холодных и расчетливых «акул капитализма». Чемпион подписал с Панисом новый контракт еще в Спа, когда Оливье еще ни разу не сел за руль после аварии и только-только с трудом начал ходить на костылях. Риск был огромным, но он придал травмированному пилоту дополнительные моральные силы и лишний раз доказал, что в него верят, что он нужен, что его не только не забыли, но и с нетерпением ждут.

Короче говоря, все было готово к тому, чтобы новый сезон стал триумфальным. Увы, теперь его можно охарактеризовать лишь одним-единственным словом: катастрофа... Все пошло наперекосяк с самого начала. Новая машина появилась очень поздно и не успела наездить на тестах достаточного количества километров. Мотор Peugeot оказалось куда сложнее адаптировать к шасси (впервые носившему индекс АР-01), чем планировалось. А «революционная» коробка передач Джоджа Райтона оказалась не только предельно сложной и «съедающей» более 30 л.с. мощности мотора, но и крайне ненадежной. Бесчисленные поломки и экстренные замены КП (иногда по 5-6 раз за гоночный уик-энд) выматывали механиков. Кроме того, команда потеряла свой привилегированный статус у Bridgestone, целиком переключившегося на McLaren. Да и переезд на наконец-то законченный новый завод уже непосредственно по ходу сезона отнял у команды силы и время. Новый же технический директор, Бернар Дюдо, несмотря на огромный опыт работы с Williams и Benetton оставался, в первую очередь, прекрасным мотористом и далеко не всегда мог принять эффективные решения в области шасси. В общем, машина не только ехала медленно, но и постоянно ломалась. Хуже того, из-за проблем с коробкой стали взрываться и очень надежные моторы Peugeot. Это стоило Оливье Панису единственного возможного в этом году для команды подиума в Канаде. Глубину охватившего команду кризиса может продемонстрировать та радость, с которой команда встретила результат Трулли в Бельгии - 6-е место с отставанием в два круга... А в боксах царил праздник - ведь это было первое очко Prost в 13-й гонке сезона! На самого Алена тяжело было смотреть - за несколько месяцев четырехкратный чемпион мира постарел чуть ли не на десять лет.

Но Прост не сдается. Работа над новой машиной идет полным ходом, и на этот раз команда уверена, что не повторит «ошибок молодости». Ален твердо решил оставить все неприятности в прошлом и сконцентрировать все свои усилия на подготовке к следующему сезону. В конце концов, хуже, чем в этом году, быть уже не может. А значит, обязательно будет лучше!

Артем Бунин


Категория: №4 (11.1998) | Добавил: LiRiK3t (27.03.2012)
Просмотров: 1559 | Теги: команда, №4(11.1998)
^Наверх
вход выход Created by LiRiK3t