Гран При США

к содержанию № 52 (11.2002)

Гран При США

 

Итальянская рулетка

 

Только благотворительностью можно заставить простить себе богатство…

Антуан Прево

Две Ferrari бок о бок вышли из последнего поворота Индианаполиса и под нарастающий рев трибун понеслись к финишному створу. Красные «жеребцы» шли настолько близко, что впервые за много лет даже за секунду до финиша никто не мог с точностью назвать победителя Гран При. Не финиш - а мечта! Судьбу «итальянской рулетки», а вместе с ней и Гран При США решили ничтожные 0,011 секунды в пользу Рубенса Баррикелло. Сколько лет болельщики Ф-1 жаждали увидеть такую плотную борьбу за победу на последних метрах дистанции, с завистью всматриваясь в кадры заокеанских гонок, изобилующих подобными моментами. И вот наконец Ferrari «от щедрот своих» подарила нам самый плотный и непредсказуемый за последние три десятилетия финиш Гран При Формулы-1. Увы, впечатление эта «благотворительность» произвела едва ли не худшее, чем скандальная австрийская гонка. «Это не было спланировано, - клялся после окончания гонки Михаэль. - Мы старались пересечь финишную линию одновременно, к сожалению, не очень получилось. Но поверьте мне, мы не знали, кто из нас выиграл гонку, пока не выбрались из машин».

Говорят, в русскую рулетку играют от смертельной скуки. Разумеется, усилия Михаэля немного развлечь себя и публику с помощью «итальянской рулетки» можно только приветствовать. Но к настоящей борьбе за победу, о которой мы все мечтаем в этом сезоне, увы, это не имеет никакого касательства. Мечту не подают как милостыню.

Свято место

Общий фон

Ф-1 всегда грезила звездно-полосатой Америкой, и этап в Соединенных Штатах во все времена занимал особое место в ряду остальных Гран При «большого цирка». Теперь же, когда гонка проходит на легендарной «Старой кирпичнице» - на самой старой из действующих трасс - «особость» этого события еще более возросла. В эпоху глобализации, как ни странно, именно Гран При США стал самым нетипичным для Формулы-1 явлением. Даже билеты здесь, в цитадели демократии, стоят по меркам «большого цирка» сущие гроши - всего $80-100 за три дня уик-энда, в три-четыре раза дешевле, чем на европейских трассах. Отчасти отсюда и огромное, опять же по меркам Ф-1, число зрителей: последние два года «Индианаполис мотор спидвей» только в день гонки собирал на своих трибунах более 250 тыс. болельщиков и являлся самым посещаемым этапом чемпионата. При этом общее число зрителей за три дня уик-энда приближалось к 400 тыс. Однако в этом году прогрессирующее - вследствие более чем подавляющего преимущества Ferrari - падение интереса к чемпионату мира не обошло стороной и Америку. Болельщиков в столицу Индианы на этот раз приехало процентов на 20 меньше, чем год назад. Что, впрочем, нисколько не испортило того великолепного праздника автоспорта, в который превращают американцы каждый свой Гран При, тем более в столь священном для любого болельщика месте как Индианаполис. Хотя сама трасса, вернее та ее часть, что проложена внутри легендарного овала, многим, в том числе большей части пилотов, кажется весьма посредственной.

«Если бы я проектировал этот автодром, то постарался бы задействовать не одну, а обе прямые овала», - заметил Жак Вильнев, который, тем не менее, не скрывал своей радости от возвращения в Индианаполис, где каждый кирпич напоминает канадцу о его победе в Indy 500 в 1995 году. Не менее сладостные воспоминания навевает свидание со священным овалом и другому «аборигену» - Монтое, триумфатору «500 миль» 2000 года. У колумбийца в Штатах традиционно много болельщиков. А обилие латиноамериканцев на трибунах вообще делает Хуана «местным» пилотом. Как дома, чувствует себя в Штатах и Рубенс Баррикелло. В четверг, загостившись у своего приятеля, пилота CART Тони Канаана, бразилец даже умудрился опоздать на пресс-конференцию. По словам Рубиньо, они «чересчур затянули с завтраком», а скорее всего, просто проспали после бурного ужина накануне.

Но и «100-процентные американцы» в этот уик-энд впервые с 1993 года увидели-таки одного своего гонщика, а вернее - гонщицу за рулем «формулы-1». В пятницу 21-летняя звезда IRL Сара Фишер, ставшая за месяц до этого первой женщиной, выигравшей поул-позицию на этапе столь престижного чемпионата, проехала три показательных круга по кольцу IMS за рулем запасного, настроенного под Райкконена, автомобиля McLaren. Настроенного, впрочем, пока еще весьма посредственно.

В поисках компромисса

Расстановка сил

После реконструкции кольца в немецком Хоккенхайме автодром в Индианаполисе стал, бесспорно, самой трудной с точки зрения настроек трассой чемпионата, ставящей перед инженерами те же проблемы, что и старый «Хоккенхаймринг». Профилированный поворот и длинная стартовая прямая, где моторы целых 23 секунды - максимальный показатель для трасс Ф-1 - работают с открытым «в пол» дросселем, а машины развивают скорости под 340 км/ч (второй показатель после Монцы), столь резко контрастируют с медленной внутренней секцией, что совместить настройки, подходящие двум участкам, совершенно невозможно. Поэтому работа над машинами в Индианаполисе всегда сводится к поиску компромисса. Единственное, что хоть как-то облегчает жизнь командам - здесь не нужно слишком заботиться об износе резины. Благодаря малой абразивности асфальта шины почти не стираются, что обычно обуславливает выбор стратегии с одним-единственным пит-стопом на гонку. Тем более что и уровень топлива в баках тут тоже не столь критичный фактор, как на других трассах: каждые 10 кг топлива стоят пилотам всего около 0,250 с, что по меркам Ф-1 не так уж много. Однако накал борьбы на фронтах «шинной войны» в этом году куда выше, чем в целом в чемпионате, а потому и Michelin, и Bridgestone специально к Индианаполису подготовили новые типы шин, отличающиеся еще меньшей - чтобы противостоять гигантским боковым ускорениям в профилированном повороте - боковой деформацией.

Однако первый серьезный инцидент этого уик-энда произошел именно в профилированном вираже. То ли из-за прокола, то ли из-за разбалансировки колеса не выдержала задняя левая шина на Ferrari Баррикелло, и бразилец улетел в бетонный отбойник. Хорошо еще, что его вертевшийся как юла F2002 удачно «приложился» к стене. Рубенс не пострадал, но тренировки в этот день для него на этом закончились.

Впрочем, Рубенс был далеко не единственным, кому в ту пятницу доводилось вылетать с трассы. Весь четверг над Индианаполисом лил дождь, из-за чего асфальт, хоть и высохший к началу заездов, был довольно грязным, особенно на внутренней, мало используемой части кольца. Однако опасных инцидентов больше не возникло, за исключением весьма неприятной командной разборки двух пилотов Jaguar в 11-м повороте. В Монце Педро де ла Роса стал жертвой «неадекватного поведения» Фелипе Массы, которого из-за наложенного на него наказания - минус десять мест на стартовом поле - Петер Заубер тут же заменил на одну гонку Хайнцем-Харальдом Френтценом. В США испанец решил отличиться сам. За четыре минуты до конца тренировки он фактически вытолкнул на траву своего товарища по команде, после чего Ирвайну лишь чудом удалось укротить свою «дикую кошку» в десятке метров от отбойника.

Ирландец вообще стал главным героем свободных заездов, в обеих тренировках уступив лишь гонщикам Ferrari. Причем, если в пятницу многие, включая даже шефа Jaguar Ники Лауду, списали его второй результат на пустые баки Jaguar: «Мы не можем знать, какое количество топлива было в других машинах, поэтому наш сегодняшний результат я бы оценивал более сдержанно», то третье врем Эдди в субботу утром уже не оставило никаких сомнений в блестящей форме «кошек» из Ковентри. И на этом фоне квалификация стала для всей команды «холодным душем».

После обеда зеленые машины ни с того ни с сего просто перестали держать трассу. «Мы в шоке! - признался Ирвайн. - Это был словно другой автомобиль, им совершенно невозможно было управлять. Машина скользила в каждом повороте и не прощала даже малейших погрешностей». «Увеличение температуры асфальта должно было улучшить сцепление, но получилось наоборот, такое впечатление, словно едешь по льду», - вторил партнеру де ла Роса. В итоге ни тот, ни другой не смогли улучшить своих утренних результатов. Причем Ирвайн недобрал до тренировочного времени почти 0,6 с и вместо третьего места опустился на 13-е. «Сказать, что мы разочарованы - значит не сказать ничего, - убивался Ники Лауда. - Но самое ужасное, что мы абсолютно не понимаем причин этого провала».

На фоне драмы, по-другому и не скажешь, в рядах восставшего было из пепла Jaguar квалификационные неприятности остальных команд выглядели уже не столь удручающими. Все, даже Йонг, разбивший машину после первой же попытки, легко уложились в 107%. Что касается поула, то на этот раз две Ferrari не оставили шансов Williams и McLaren. Шумахер и Баррикелло заняли первый ряд. Далее почти в полусекунде за Рубиньо шли Култхард и Монтоя. Причем шотландец сумел опередить колумбийца уже под клетчатым флагом, перекрыв время Хуана на неуловимые 0.001 с. Шестерку замкнули мучившийся с настройками Ральф Шумахер и Райкконен, после утреннего контакта с отбойником проводивший квалификацию на запасной машине - той самой, которую вчера пилотировала Сара Фишер.

21.03.2002. Пятница. Тренировка

Первая часть. 11.00-12.19

00-15 мин. Сыро, в 9-м повороте и вовсе лужа. После пробного круга на промежуточной резине тренировку начинают гонщики Renault, у Баттона 1’25.771. Выезжают Френтцен и де ла Роса, но возвращаются в боксы.

15-30 мин. Р. Шумахер проезжает круг за 1’17.720 и поскальзывается в 8-м повороте. Монтоя - 116.988. Йонг - 120.203 (3-й!). Уэббера разворачивает в 6-м повороте. Скорости растут: Панис - 1’16.736, М. Шумахер - 1’16.271, а затем и 1’15.188. Ferrari Баррикелло, который только покинул боксы, срывает с траектории в 13-м повороте, она ударяется в бетонное ограждение и сползает на середину полотна. Следующий позади Панис наезжает на обломки и повреждает днище BAR. Тренировка остановлена на 19 минут.

30-45 мин. Физикелла и Монтоя борются за 2-ю позицию: итальянец на гравии в 6-м повороте, но в итоге впереди (1’15.894). Михаэль больше не атакует - после аварии Баррикелло в Ferrari решили не рисковать, но время немца остается лучшим. Уэббера разворачивает в 8-м повороте. Де ла Роса - 1’15.561 (2-й). Мак-Ниш выезжает на трассу после замены привода.

45-60 мин. Ральф вновь поскальзывается в 8-м повороте, машина ударяется о барьер. Заднее антикрыло повреждено и вскоре отваливается. Физикелла ставит 2-е время (1’15.493) и вновь выскакивает на гравий. Под клетчатым флагом итальянец идет с улучшением и ставит рекорд второго сектора, но сворачивает в боксы.

Вторая часть. 13.00-14.00

00-15 мин. Трасса подсохла, трава еще очень мокрая: Сато ошибается в 8-м повороте. Jordan скользит и ударяется о барьер. М. Шумахера разворачивает в 11-м повороте, а Монтоя ошибается в 1-м. Р. Шумахер 2-й - 115.291.

15-30 мин. Михаэль улучшает свой результат - 1’14.082. Йонга крутит в 8-м повороте, а Баттон (дважды) и Панис совершают краткие экскурсии по траве. Сало 3-й (1’15.421).

30-45 мин. Асфальт с каждой минутой позволяет ехать все быстрее, и позиции меняются непрерывно. В тройку поочередно попадают Хайдфельд, Ирвайн, Вильнев, Райкконен. Монтоя прерывает быстрый круг и сворачивает на пит-лейн - колумбиец услышал посторонние звуки в двигателе. Михаэль - 1’13.548, Ирвайн - 114.123 (2-й).

45-60 мин. Трулли вылетает в 9-м повороте и едва не врезается в рельс. Крутит Йонга, а в 11-м повороте чуть не сталкиваются два Jaguar, машину Ирвайна разворачивает. Проверка не выявила неполадок в моторе Williams Монтои, Хуан-Пабло вернулся на трассу, но на первом же круге по совету команды запарковал машину. Также остановился Баттон - упало давление масла в КП.

28.09.2002. Суббота. Тренировка

Первая часть. 9.00-9.45

00-15 мин. Над трассой достаточно густой туман. Во время пробного круга Вильнев едва не вылетает (барахлит КП), а на Jordan Сато отказывает мотор. Тренировку начинает Уэббер: 1’13.635 - лишь на 0.1 медленнее, чем М. Шумахер вчера.

15-30 мин. На первой строчке друг друга сменяют Панис, Баттон, Ральф и Баррикелло (1’12.546). Трулли выскакивает на гравий дважды за 5 минут, но оба раза возвращается на асфальт. После ремонта КП покидает боксы Вильнев. Култхард и Монтоя обгоняют Баррикелло, но их результаты почти на секунду перекрывает М. Шумахер - 1’11.262, это быстрее рекорда трассы в квалификации.

30-45 мин. Ирвайн 5-й (1’12.640), а Баррикелло, даже установив рекорд на 2-м секторе, не может опередить товарища по Ferrari - 1’11.743, Баттон ошибается на торможении в 1-м повороте, там же блокирует колеса и выскакивает на траву Френтцен. В первой шестерке лишь пилоты «большой тройки» команд, причем четверо уложились в 0.2 с (Култхард 3-й, 1’12.182; Ральф 6-й, 1’12.282).

Вторая часть. 10.15-11.00

00-15 мин. Сало блокирует колеса в 1-м повороте и возвращается на трассу по объездной дорожке. Уэббер не удерживается на асфальте в 11-м повороте (не в порядке сцепление), а Райкконен заезжает задним колесом на траву, и машину разворачивает на 360°. Баррикелло также ошибается в 1-м повороте, а Сато покидает боксы - механики Jordan заменили двигатель. Баррикелло - 1’11.544 (2-й). Ральф вылетает и едва не врезается в барьер.

15-30 мин. Физикелла пробивается в шестерку - 1’12.220 (6-й), а Ирвайн и вовсе «выходит» из 1’12 (1’11.880; 4-й). Йонг вылетает в гравий, но выбирается обратно на асфальт. Наконец тучи над трассой рассеиваются, и появляется солнце. Баррикелло ставит рекорд 2-го сектора, но все равно не может догнать Михаэля - 1’11.394 (2-й).

30-45 мин. Гонщики после относительного затишья едут все быстрее: Хайдфельд - 1’11.910 (4-й), Ирвайн - 1’11.688 (3-й), М. Шумахер - 1’11.158! Райкконен слишком быстро входит в 8-й поворот, машина соскальзывает на траву и ударяется в барьер из шин.

28.09.2002. Суббота. Квалификация

13.00-14.00

00-20 мин. Впервые с начала уик-энда небо чистое, и трасса моментально нагрелась до 33 °С. С некоторыми командами изменение погоды сыграет дурную шутку, перечеркнув двухдневную работу над настройками. В течение первых 20 минут на трассе никого нет.

20-35 мин. Квалификацию начинают Вильнев и Мак-Ниш, но первый серьезный результат - у Монтои (1’11.414). Култхард (1’11.900; после утренней тренировки механики McLaren заменили двигатель), Ральф (1’11.675) и Райкконен (1’11.819; на запасной машине) медленнее колумбийца. Хайдфельд выскакивает на траву в первом повороте и прерывает попытку. Там же чуть ошибаются оба пилота Ferrari: Баррикелло на собранной за ночь новой машине все же показывает 2-е время по итогам круга (1’11.592), а М. Шумахер сворачивает в боксы. Хайдфельд вновь на траве в первом повороте, а Йонг разбивает машину в 8-м.

35-50 мин. Михаэль сбрасывает скорость из-за желтых флагов, но все равно показывает 1’10.790. Во второй попытке быстрее других Култхард (1’11.495; 3-й), за ним Райкконен (1’11.633; 5-й) и Ральф (1’11.658; 6-й). Монтоя не улучшает свое время. Баррикелло позже остальных завершает второй круг - 111.058, 2-й результат. Третья попытка не приносит улучшения никому из лидеров, Монтоя и вовсе вылетает в 1-м повороте. Там же ошибаются Мак-Ниш и де ла Роса. Позади пилотов «большой тройки» быстрее всех Вильнев - 1’12.023.

50-60 мин. Трулли 7-й - 1’11.888, а вот оба Jaguar за пределами первой дюжины. Панис, которого заблокировал Култхард, вылетает с трассы на выходе из 5-го поворота, но быстро выбирается обратно. Начинается решающая попытка: Вильнев возвращает себе 7-е место (1’11.738), а из лидеров улучшить позицию удается лишь Култхарду, который на 0.001 с обгоняет Монтою в борьбе за 3-е место. Уже после клетчатого флага в 1-м повороте выскакивает на траву Сало. Быстрейшие сектора у М. Шумахера (1-й: 21.718; 3-й: 19.630) и Баррикелло (2-й: 29.071), V макс. также на счету бразильца - 343.7 км/ч.

29.09.2002. Воскресенье. Разминка

8.30-9.00

00-10 мин. Во время проверки автомобилей на основной машине Култхарда обнаружилась утечка топлива - Дэвид пересаживается за руль запасной. Лучшее время пока у Райкконена (114.137) и Паниса (1’14.161).

10-20 мин. Михаэль - 113.487. Физикелла, тренируя старт на пит-лейн, заглох и самостоятельно толкает машину к боксам. Ирвайн 2-й - 1’13.964, и тут же Эдди и Хайдфельд один за другим выскакивают на траву в 1-м повороте. Сато с рекордом 2-го сектора (!) 4-й по итогам круга (114.112). Панис - 113.471! Френтцен пробивает заднюю шину.

20-30 мин. Баррикелло впереди (1’13.321). М. Шумахер тренирует старт на выезде с пит-лейн, а затем показывает 1’13.183. Хайдфельд на траве в 8-м повороте. Монтоя и Мак-Ниш (на Toyota барахлит рулевое управление) не поделили трассу в 1-м повороте, колумбиец блокирует колеса. Но это не все - Хуан-Пабло разворачивается в 9-м повороте и едва не сталкивается с де ла Росой.

Командная тактика

Красная линия гонки

Для Култхарда и Баррикелло воскресное утро началось не слишком весело. Из-за проблем с боевыми машинами большую часть разминки они вынуждены были откатать на запасных. Тем не менее, на старт оба выкатили уже на основных шасси и, как оказалось, не прогадали. Причем, если Рубенс через два часа оказался на верхней ступени пьедестала почета в основном благодаря любезности собственного партнера по команде, то Дэвид за свое третье место должен поблагодарить брата пятикратного чемпиона, уже на втором круге продемонстрировавшего всему миру кардинальное отличие командной тактики Williams от Ferrari.

После достаточно спокойного старта Ральф вырвался на четвертое место: Монтоя забуксовал на грязной стороне трассы, и напарник опередил его на резком, с дымом из-под колес, торможении в первом повороте, Однако колумбиец, который на протяжении всего этого гоночного уик-энда был заметно быстрее своего партнера по Williams, уже в конце круга полез в контратаку на стартовой прямой. Предусмотрительный Ральф тут же ушел на внутреннюю траекторию, перекрывая Хуану возможность для обгона. Монтою это не смутило, уверенный в своих силах колумбиец принял влево, надеясь перетормозить немца по внешней траектории. Именно здесь и выяснилось, что «командная тактика» в понимании младшего Шумахера в корне отличается от «братской». Ральф и не думал уступать. В последнее время у него и так остается все меньше шансов выиграть у Монтои внутрикомандную дуэль за место первого номера в Williams.

В слепом желании не уступить колумбийцу немец затянул с торможением до предела. Ко входу в первый поворот они подошли примерно на одной скорости. Разница была лишь в том, что Хуан входил в поворот по более широкому радиусу, а значит, мог себе позволить войти в вираж на большей скорости. Это, правда, совсем не гарантировало, что он в итоге пройдет немца в этом повороте, но давало шанс затем перекрестить траектории и вновь атаковать в «шпильке». Ральф же вошел в поворот по внутренней, более крутой траектории. И как только он повернул руль вправо, задний мост потащило влево в сторону автомобиля Монтои. Колумбиец насколько мог ушел вглубь поворота, но развернувшаяся на 180° машина немца все-таки догнала его Williams, ударив антикрылом в заднее правое колесо. Автомобиль Хуана слегка подпрыгнул, но каким-то чудом остался невредим, и колумбиец продолжил гонку, пропустив при этом вперед Трулли, Райкконена и Вильнева. Ральф же понес куда больший урон. Лишившись в столкновении заднего антикрыла, он медленно покатил в боксы. Механики Williams фантастически быстро поставили ему новое крыло (благо у них уже был опыт подобной работы: в пятницу Ральф точно так же снес антикрыло об отбойник в 8-м повороте), но в гонку немец вернулся с круговым отставанием и фактически выбыл из борьбы даже за место в шестерке.

Между тем гонка шла своим чередом. Две Ferrari укатили далеко вперед. А за оставшиеся очки боролись пара пилотов McLaren, Трулли, Вильнев и Монтоя. Причем канадец, как и два гонщика Ferrari, предпочел тактику двух дозаправок, в то время как пилоты Michelin остановились на одном пит-стопе. Ferrari, похоже, постарались полностью себя обезопасить от сюрпризов с шинами, вроде того, что произошел с Баррикелло в пятницу. А канадец, вероятнее всего, сделал свой выбор в силу присущей ему экстравагантности. Впрочем, как показала гонка, особого преимущества разное число дозаправок так никому и не дало. Монтоя, опередив Райкконена, Вильнева и Трулли, выбрался обратно на четвертое место еще до первого пит-стопа. Однако потерянного из-за столкновения с Ральфом и ошибки на пит-стопе (перепутав команды из боксов, он раньше положенного заехал на дозаправку) времени ему как раз и не хватило, чтобы опередить Култхарда. В итоге на финише колумбиец уступил третьему месту шотландца всего 2,112 с. Это, конечно, больше, чем одна тысячная в квалификации, но все равно обидно.

А вот Райкконену, в отличие от партнера, не повезло. Из-за проблем с зажиганием уже после нескольких кругов в моторе Кими осталось всего девять цилиндров, и он пропустил Вильнева и Монтою. А после пит-стопа мотор и вовсе приказал долго жить, выплюнув под колеса ехавшего следом Паниса струю масла. Четырьмя кругами раньше с еще большей «помпой», окутав дымом всю главную трибуну, рванул в конце стартовой прямой двигатель на Minardi Йонга. В целом же сходов было немного. Помимо Кими и Алекса до финиша из-за технических проблем не смогли добраться лишь Марк Уэббер и Педро де ла Роса. Остальные с грехом пополам финишировали, но, исключая первую шестерку, проиграли победителям больше круга и в большинстве своем тоже остались недовольны: кто настройками, кто шинами, кто соперниками.

При этом саму гонку по меркам нынешнего сезона язык не повернется назвать скучной. В Индианаполисе пилоты подарили болельщикам немало захватывающих дуэлей, самой яркой из которых стала, безусловно, схватка Сато с Френтценом. В отличие от своего партнера по Jordan, японец выбрал на эту гонку неожиданно ставшую популярной тактику с двумя дозаправками и со старта старался прорваться наверх. На первом же круге Такума выстрелил с 15-го места на 13-е, но затем дело застопорилось. Сато застрял в плотной группе между Френтценом и Баттоном, и лишь в начале седьмого круга решился на отчаянную атаку в первом повороте. На стартовой прямой японец ушел вправо, поравнялся с немцем, но не рассчитал скорости и вынужден был срезать «эску» по траве. Чтобы избежать контакта, Френтцену пришлось в последний момент вильнуть влево и уйти вглубь виража, чем тут же воспользовался Баттон, нежданно-негаданно выигравший сразу две позиции. Между тем схватка Сато и Френтцена продолжалась.

Выбравшись с полосы безопасности, Такума на несколько секунд вновь пропустил Хайнца вперед, но затем, перекрестив траектории, прошел его по внутренней стороне в «шпильке». И хотя после этих титанических усилий Сато так и остался на своем 11-м месте, эта схватка доставила немало удовольствия как самому японцу, так и многочисленным зрителям.

Финальным же и, безусловно, самым ярким «спецэффектом» этого Гран При стал одновременный финиш пары Ferrari. В последнем повороте лидировавший почти всю гонку Михаэль Шумахер неожиданно ушел наверх виража, открывая приклеившемуся к нему Баррикелло внутреннюю траекторию. «Войдя в поворот, я не знал, что делать, мне ничего не говорили по радио, но Михаэль был так любезен, что позволил нам финишировать вместе», - признался Баррикелло. «Жеребцы из Маранелло» поравнялись и бок о бок понеслись к финишному створу. «Клянусь, это не было спланировано! - утверждает Михаэль. - Незадолго до финиша я запросил команду, могу ли я пропустить Рубенса, но они ответили - нет. И тогда я решил, что мы должны финишировать вместе. Может быть, это у нас не слишком получилось, но, поверьте, еще почти целый круг мы не знали, кто же из нас в итоге выиграл гонку: команда хранила гробовое молчание». Лишь бесстрастный компьютер смог назвать победителя этой «итальянской рулетки»: Рубенс, вернее «маячок» его Ferrari пересек невидимый финишный створ на 0,011 с раньше Михаэля. «Я рад, что победа в итоге досталась Рубиньо, он ее заслужил, - радовался вместе с партнером Шумахер. - Если хотите, я вернул ему долг за Австрию. И рад, что эта гонка принесла ему вице-чемпионский титул». Впрочем, чтобы обеспечить себе второе место в чемпионате, Баррикелло хватило бы и второго места в Штатах.

Несмотря на несколько различающиеся командные тактики, Williams и Ferrari добились на ГП США своих главных целей: команда Железного Фрэнка обеспечила себе второе место в Кубке конструкторов, a Ferrari - вице-чемпионский титул Рубенсу Баррикелло, оставив перед «Сузукой» лишь одно вакантное место на пьедесталах обоих чемпионатов. В Японии Монтоя, Ральф и Култхард разыграют между собой третье место в зачете пилотов. Правда, перед последним этапом Хуан опережает своего партнера по Williams на пять очков. А это по нынешним временам просто гигантский отрыв. Ведь мало сомнений, что реальная борьба в Японии пойдет только за четыре очка, которые дает третье место. Что касается победителя, то после всей этой игры в поддавки на исходе сезона трудно сказать, кто из двоих гонщиков Ferrari окажется на верхней ступени пьедестала. Но, честное слово, язык не повернется назвать исход предстоящей японской, как и прошедшей американской, гонки непредсказуемым.

Владимир Маккавеев

Круг за кругом

1    Тройка лидеров сохранила позиции в первом повороте. Р. Шумахер обогнал Монтою, а Трулли поднялся с 8-го на 6-е место. Провалили старт Панис, пропустивший пятерых соперников, и де ла Роса, откатившийся на последнее место. Порядок к концу первого круга: М. Шумахер, Баррикелло, Култхард, Р. Шумахер и Монтоя бок о бок, Трулли.

2    В первом повороте Монтоя (5-й) атакует Ральфа, машину немца разворачивает, и два Williams сталкиваются. Хуан-Пабло продолжает гонку 7-м, а Шумахер отправляется в боксы для замены заднего антикрыла. На протяжении оставшейся части дистанции Ральфу предстоит замыкать гонку. Сато (12-й) обгоняет Баттона в 8-м повороте, Мак-Ниш (15-й) опережает Ирвайна.

4    Сало (14-й) и Мак-Ниш (13-й) едва не повторяют аварию двух Williams, но в последний момент шотландец благоразумно пропускает финна вперед.

7    Сато (11-й) атакует Френтцена в 1-м повороте. Немец сопротивляется до последнего, и обе машины оказываются на траве. Баттон (12-й) опережает и японца, и немца, а в 4-м повороте Такума «дожимает»-таки Хайнца-Харальда.

12  Ирвайн (15-й) пропускает Паниса с Уэббером. Отрыв пары Ferrari уже больше 10 с.

13  На стартовой прямой Вильнев (5-й) опережает Райкконена, у которого перебои с зажиганием в одном из цилиндров.

15  Панис (15-й) обгоняет Мак-Ниша на торможении перед 1-м поворотом.

17  Райкконен (6-й) там же, на стартовой прямой, пропускает и Монтою.

19  Ирвайн (17-й) возвращает одну позицию, опередив Уэббера в 1-м повороте.

21  Там же де ла Роса (19-й) обгоняет Йонга, пользуясь тем, что обоих обходят на круг лидеры. Панис (14-й) первым совершает плановый пит-стоп и пропускает пятерых соперников.

25  Вильнев (5-й) первым из лидирующей шестерки заезжает в боксы (9.4) и откатывается на 11-е место.

26  Также на пит-лейн Сато (10-й) и Сало (13-й), гонку они продолжают 15-м и 18-м.

27  М. Шумахер также меняет шины и дозаправляется (8.0), но созданный отрыв позволяет немцу вернуться на трассу 2-м, впереди Култхарда.

28  Баррикелло повторяет действия товарища по команде (8.0) и возвращается на 2-е место. Также останавливается Хайдфельд (7-й), теряя на этом 4 позиции. Сато (15-й) обгоняет Уэббера, а де ла Роса (18-й) выбывает из гонки в 13-м повороте - отказала трансмиссия.

29  Трулли (4-й) совершает единственный визит на пит-лейн (12.2) чуть раньше середины дистанции и продолжает гонку 8-м.

30  Также в боксах Баттон (7-й) и Френтцен (10-й), которые пропускают шестерых и пятерых соперников соответственно.

31  Вильнев (8-й) атакует Трулли в 1-м повороте, но не успевает затормозить, выскакивает на траву, и Ярно возвращает себе 7-ю позицию.

32  Сало обгоняет Йонга и выходит на 16-е место, на пит-лейн Монтоя (4-й; 11.2) теряет две позиции, но возвращается на трассу впереди Трулли и Вильнева.

33  Ирвайн (11-й) в 1-м повороте обгоняет Мак-Ниша, у которого все хуже работает рулевое управление.

34  Вильнев (8-й) там же опережает Трулли.

37  Поднявшийся было до 5-го места Физикелла после пит-стопа (11.6) теряет 4 места.

39  Уэббер (14-й) сворачивает на пит-лейн и прекращает гонку - отказал усилитель руля. Трио лидеров держится в двух секундах.

40  Йонг (16-й) дозаправляется и меняет шины, пропуская Паниса.

41  Также в боксах Мак-Ниш (11-й), на трассу Аллан возвращается 16-м.

42  Замыкающий тройку Култхард останавливается (10.8) и продолжает гонку позади Райкконена.

43  Кими в свою очередь посещает боксы (12.9), откатываясь на 6-ю позицию. Пара Ferrari опережает гонщиков McLaren на полминуты, но Шумахеру с Баррикелло еще предстоит пит-стоп. Ирвайн (10-й) теряет на пит-лейн 4 места, Ральф сохраняет 18-ю позицию.

45  Сало (13-й), у которого барахлит гидравлика и не в порядке система зажигания, обгоняют Ирвайн и Панис.

47  В конце стартовой прямой взрывается двигатель на Minardi Йонга (17-й). Следующий за Алексом Баррикелло вынужден уйти с траектории, чтобы не поскользнуться на пролитом масле.

48  Хайдфельд (7-й) совершает второй пит-стоп и продолжает гонку 11-м.

49  Также останавливаются М. Шумахер (1-й; 7.8). Френтцен (12-й) и Панис (14-й). Михаэль вновь пропускает лишь Баррикелло, а Хайнц-Харальд выезжает из боксов 14-м, но в 4-м повороте вылетает и пропускает Оливье.

50  Баррикелло в свою очередь посещает боксы (7.6) и вновь откатывается на 2-е место. Сато (9-й) теряет на пит-лейн 3 позиции.

51  Волну пит-стопов закрывают Вильнев (5-й; 8.2) и Сало (13-й), пропуская по одному сопернику. На выходе из 7-го поворота на McLaren Райкконена (6-й) отказывает мотор - это уже 10-й сход финна в сезоне и третий подряд по такой причине.

54  Хайдфельд (9-й), пропуская Култхарда на круг в 1-м повороте, поскальзывается, но «ловит» машину.

67  Ирвайн (10-й), пытаясь обогнать Хайдфельда все в том же 1-м повороте, также скользит на вылившемся из Minardi Йонга масле, но продолжает гонку.

73  М. Шумахер сбавляет скорость, и две Ferrari бок о бок пересекают финишную черту. Баррикелло делает это на 0.011 с раньше и становится победителем Гран При. Култхард поднимается на пьедестал, шестерку замыкают Монтоя, Трулли и Вильнев. Лучшие сектора в гонке у Баррикелло (1-й: 22.618; 3-й: 19.832) и М. Шумахера (2-й: 29.898). Максимальную скорость в конце стартовой прямой (350.1 км/ч) выжал из своего Jordan Сато.

Пресс-конференция после гонки

Рубенс Баррикелло

Перед стартом мы до последнего момента решали, какую тактику избрать на гонку и какую машину мне лучше взять. На разминке мне больше понравилась запасная, но в итоге я все же взял основную, поскольку у запасной не все было в порядке с тормозами. Было достаточно непросто обгонять круговых - казалось бы, ребята вполне могли подвинуться в середине прямой, а затем спокойно вернуться на траекторию. Так нет, некоторые тормозили прямо перед моим носом. Так дважды происходило с машинами Toyota, потом двигатель на Minardi взорвался прямо передо мной. Перед стартом гонки мы никогда не говорим о том, что будет на финише. Когда я входил в последний поворот, то просто не знал, что мне делать. Мы попытались финишировать бок о бок, но я оказался чуть впереди. Потом на протяжении трех четвертей круга мы с Михаэлем пытались выяснить, кто же победил - он показывал пальцем на меня, а я думал, что он первым пересек линию финиша. А радио, как обычно, не работало.

Михаэль Шумахер

В этом сезоне мы уже побили столько рекордов, что не грех было записать в свой актив и самый плотный финиш в истории. Я полагаю, что тактика двух пит-стопов как раз и принесла нам примерно десять секунд преимущества над соперниками, что позволило победить сегодня. Впрочем, это могло и не сработать, если бы мы застряли за круговыми. На первом комплекте шин я старался не атаковать во всю силу, но, по прошествии некоторого количества кругов, ситуация в гонке более-менее прояснилась и необходимость атаковать отпала сама собой. Когда же мне удалось выехать из боксов впереди Дэвида, то я понял, что такое положение, скорее всего, получится сохранить до конца. У меня не было никакого плана относительно финиша, честное слово. Я просто чувствовал, что Рубенс не меньше меня заслужил победу, и когда мы финишировали бок о бок, ни один из нас не знал, кто же в результате выиграл гонку. Нам пришлось ехать до одного из больших экранов около трассы, и там, наконец, узнать имя победителя гонки.

Дэвид Култхард

Поначалу я сомневался - на какой машине стартовать. Но все же я решил взять основную - к ней как-то привыкаешь по ходу уик-энда. Мне удалось здорово стартовать, учитывая, сколько топлива было на борту. Получилось даже догнать Ferrari, но затем лишний вес сказался, и в первый поворот они вошли раньше меня. Поначалу машина вела себя несколько нервно, но когда бак стал пустеть, баланс пришел в норму. В середине гонки передо мной оказалось какое-то невероятное число круговых. Мне никогда не приходилось обгонять столько машин. Хорошо еще, что Ferrari тоже пришлось прорываться. Впрочем, в своем третьем месте я был уверен. После отказа мотора у Кими мы изменили программу работы моего двигателя, и последние 20 кругов я откровенно берег его. Мой темп мог бы быть и быстрее, хотя догнать Ferrari было нереально. Впрочем, моей главной задачей под конец гонки было сдержать Монтою, и это мне удалось.

Гонка глазами пилотов

Хуан-Пабло Монтоя: Оглядываясь назад, я думаю, что это была хорошая гонка с разочаровывающим исходом. На втором круге, обгоняя Ральфа, я затормозил насколько можно поздно. Я уже входил в поворот по внешнему радиусу, когда он внезапно ударил меня. Подозреваю, он затормозил еще позднее. Затем я ошибся с пит-стопом, заехав слишком рано. Дело в том, что на информационной доске мне привиделся условный знак, и я свернул в боксы, но там меня никто не ждал.

Ярно Трулли: Я очень доволен результатом. Сегодня нам удалось найти отличные гоночные настройки, правда, непосредственно перед визитом в боксы шины заметно истерлись, и автомобиль было сложновато держать под контролем, но несравненно более длинный второй отрезок прошел замечательно. Также совершенно верной сказалась наша стратегия пит-стопов.

Жак Вильнев: Тактику двух остановок в боксах продиктовали шины - я боялся, что сцепление резко упадет. После разминки мы внесли некоторые изменения в настройку, и в гонке машина работала отлично. И хотя сцепление шин с трассой возросло, первые 6-10 кругов на новых покрышках получались непростыми. Но по мере того как бак пустел, шины работали все лучше и позволяли проходить действительно быстрые круги и атаковать по-настоящему.

Джанкарло Физикелла: Не вижу ничего хорошего в финише на седьмом месте. Темп сегодня был весьма высок, и гонка для меня складывалась хорошо, если бы не шины, поведение которых было труднопредсказуемым. Оба комплекта неплохо работали на первых кругах, но затем возникала огромная избыточная поворачиваемость, которая после 15-20 кругов постепенно сходила на нет, и только тогда мне снова удавалось ехать быстро. Я очень разочарован.

Дженсон Баттон: Восьмое место - далеко не самый лучший результат, который я мог сегодня показать. Уже во втором повороте Джанкарло Физикелла выпихнул меня на траву, а еще мне не повезло с пит-стопом - на трассу я вернулся в самой середине плотной группы. В этой гонке мы использовали меньшие углы атаки антикрыльев, чем большинство соперников. И хотя я был быстр в конце прямых, потери времени в медленных поворотах, особенно 11-м, оказались слишком велики. Я атаковал всю гонку, но впереди было так мало сходов, что добиться лучшего результата оказалось слишком сложно.

Ник Хайдфельд: Поначалу все складывалось замечательно - я ехал восьмым и проходил круги с хорошим временем. Это дало мне надежду на очки, но прямо перед вторым пит-стопом с передней частью машины начало твориться что-то странное - появилась и стала быстро расти недостаточная поворачиваемость, машиной сразу стало сложно управлять. Надо еще проанализировать, в чем же здесь дело, но в таких условиях девятое место - лучший результат, на который я мог рассчитывать.

Эдди Ирвайн: Сегодня мы расплачивались за вчерашние ошибки. Не сумев показать хороших результатов в квалификации, мы были вынуждены использовать компромиссную стратегию. Я уверен, что если бы вчера мы проехали лучше, то сегодня смогли бы опередить обе Renault в гонке. Машина показала хорошую скорость, и за всю гонку у меня не было ни малейших проблем, за исключением Ральфа Шумахера, который, отставая на круг, постоянно старался вклиниться между нами с Хайдфельдом, хотя мы боролись за позицию. Впрочем, не слишком умное поведение нормально для Ральфа.

к содержанию № 52 (11.2002)

Просмотров: 9