Меню сайта
Поиск по сайту
Номера журнала
Рубрики журнала
Фотоальбомы
Разное
Пользователи
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Яндекс.Метрика

Индекс цитирования.
Главная » Статьи » Номера журнала » №5 (12.1998)

McLaren: история с продолжением

McLaren: история с продолжением

 

Тедди Мейер и Рон Деннис. Помимо человека, давшего имя знаменитой команде, с этими двумя людьми прежде всего связаны основные вехи в истории McLaren. Не многие команды в Формуле-1 могут похвастаться столь долгой историей выступлений в «королевских» гонках, как McLaren, начавший свой путь в 1966 г. За 32 года команда познала все: падения сменялись взлетами, на смену прежним гонщикам приходили новые, у штурвала сменялись руководители. Неизменным оставалось лишь имя, данное «конюшне» ее основателем, да пополнялась копилка достижений: ныне на счету команды уже 8 Кубков конструкторов и 10 чемпионских званий.

КОРНИ

В первом официальном чемпионате Формулы-1 приняли участие всего 11 команд. Не многое изменилось и к юбилейному – десятому. А вот в 1962 г. на арене Больших Призов пробовали свои силы уже 35 «конюшен». Именно тогда довольно удачливый гонщик Брюс Мак-Ларен начал подумывать о создании своей команды. Свою идею новозеландец вынашивал вместе с друзьями, молодым американским адвокатом Тедди Мейером и авиаинженером Тайлером Александером, но собственно McLaren team была создана лишь в 1963 г. А первое выступление в Формуле-1 пришлось на 1966, переломный для гонок год, когда 1,5-литровая формула была заменена 3-литровой. Группа единомышленников «поселилась» в Колнбруке, что неподалеку от аэропорта «Хитроу», а первое шасси спроектировал Робин Херд (тот самый, чья фамилия позже составила часть аббревиатуры March). Начало было довольно трудным из-за проблем с мотором. Лишь на бумаге выходило, что переделать 8-цилиндровый 4,2-литровый Ford, использующийся в гонках Indy, в 3-литровый, необходимый для Формулы-1, довольно просто. К первому Гран При сезона была готова лишь одна машина. Да и та не принесла ничего, кроме головной боли. Команда не снискала лавров, а два последующих Гран При по техническим причинам и вовсе пропустила. И хотя уже в Великобритании (Брэндс-Хэтч) сам Брюс Мак-Ларен получил-таки одно очко, а затем в США (Уоткинс-Глен) еще два, вопросов перед следующим сезоном стояло много. И вопросов неразрешимых. В итоге Брюс выступал одной машиной с мотором BRM и лишь однажды, в Монако, попал в очки.

В общем, не будь новозеландец столь настойчивым, не обладай довольно широкими знакомствами и неисчерпаемым энтузиазмом (подкреплявшимся, между прочим, великолепными выступлениями в заокеанской серии Can-Am), не видать бы нам сегодняшнего McLaren.

Два неудачных года сменились истинным триумфом в 1968 г., когда за руль М7А на Ford вместе с Брюсом уселся действующий чемпион мира Денни Хьюм и с ходу приехал на подиум. А месяцем позже на Гран При Бельгии Брюс Мак-Ларен и вовсе победил. Кстати, это была его первая победа за свою команду и последняя в карьере. Тогда Хьюм даже мог стать чемпионом мира! Все решалось на последнем Гран При в Мексике: на 11-м круге гонки Денни сошел из-за поломки подвески.

Именно в 1968 г. команда утвердила себя в мире Формулы-1. И важна была даже не борьба за чемпионский титул, а 2-е место в Кубке конструкторов вслед за Lotus самого Колина Чэпмена. Что означало – McLaren получил место по солнцем, McLaren живет и работает.

Главную проверку на жизнеспособность команда прошла в 1970 г., когда во время тестов в Гудвуде погиб Брюс Мак-Ларен. Его смерть произвела на весь гоночный мир впечатление, чуть ли не большее, чем гибель двумя годами ранее Джима Кларка. Если шотландец пользовался славой «гения», то новозеландец был поистине всеобщим любимцем.

Для McLaren же это была, казалось, полная катастрофа – она лишилась своего главного движителя и вдохновителя... Стоило или не стоило продолжать выступления – таким вопросом мучались все, начиная от болельщиков и кончая людьми, близкими к Брюсу, такими, как Тедди Мейер и Тайлер Александер. В итоге было принято решение продолжать выступления (и слава Богу! Ведь в противном случае современная Формула-1 лишилась бы одной из самых блестящих команд). Хотя один Гран При, последовавший за гибелью Брюса, команда все-таки пропустила. Но и окончание 1970 г., и последующие два сезона прошли в тени этой трагедии.

РАЗБРОД И ШАТАНИЯ?

Традиционным стало говорить о годах, последовавших за гибелью Брюса Мак-Ларена, как о времени «разброда и шатаний», неразберихи и некоего межвластия. Видимо, в некоторой степени, это верно. Если иметь в виду переход команды от Мак-Ларена к Рону Деннису, что последует через десяток лет. Но, постойте! Были же еще эти самые 10 лет, за которые гонщикам команды удалось выиграть 20 Гран При, Кубок конструкторов и два чемпионских титула! Если не это видел в мечтах Брюс, то что же?

Так или иначе, а у руля McLaren оказались люди, которым Брюс безоговорочно доверял – Мейер и Александер. На смену же ушедшему после первых нескольких лет сотрудничества Робину Херду пришел Гордон Коппак, работавший у Херда ассистентом.

Сами же гонки Гран При изменялись стремительно: несмотря на то, что техника становилась все дороже и дороже, количество машин на стартовом поле росло, как на дрожжах, а расцветки машин, разукрашенных в тона спонсоров, становились все более пестрыми. Но машин, способных выигрывать, по-прежнему оставалось немного. И одной из таких был McLaren. И несмотря на то, что в 1971 г. команда заняла в Кубке только 6-е место, в следующем сезоне получила спонсорство от знаменитой английской парфюмерной фирмы Yardley, а также Gulf и Goodyear, так что финансовая сторона дела была на высоте. Не замедлили появиться и успехи на трассах: первый Гран При эпохи «после Брюса» выиграл в ЮАР Денни Хьюм, и McLaren потихоньку начал восстанавливать свой высокий статус.

А в 1973 г. Коппаку удалось спроектировать потрясающе удачное шасси М23. Стоит только упомянуть, что с различными доработками (база становилась чуть длиннее, шире, навешивались другие моторы, коробки передач, изменялась аэродинамика и др.) шасси продержалось до конца 1978 г.! Это редчайший случай в истории гонок – машина выиграла 16 Гран При, два чемпионских титула и один Кубок конструкторов. В 1973 г. McLaren на М23 финишировал на почетнейшем 3-м месте. А в самом начале на Гран При ЮАР Денни Хьюм даже получил поул – первый и единственный в своей карьере чемпиона.

В следующем году Marlboro предложило McLaren прекрасное соглашение – создание команды Texaco-Marlboro-McLaren с участием двух машин, пилотом одной из которых должен был быть Эмерсон Фиттипальди (бразилец, ставший в 1972 г. чемпионом мира, в 1973 г. не повторил своего успеха и был чрезвычайно недоволен Lotus). Однако соглашение о спонсорстве с Yardley было в силе еще на один год, и в 1974 г. McLaren пошел на выступление двумя командами. Пилотами Marlboro были два чемпиона мира – Хьюм и Фиттипальди, а Yardley – Майк Хейлвуд, Дэвид Хоббс и Йохен Масс. Машина продемонстрировала чудеса стабильности: болид, хотя и не отличался фантастической быстротой, но постоянно доезжал «до дома».

Талант бразильца, которому очень подошло бы прозвище «Бухгалтер» (Фиттипальди не столько стремился к победе в каждой отдельной гонке, сколько считал очки, полученные в зачет чемпионата), подкрепленный аналогичными качествами Хьюма, дали свои «золотые» плоды: McLaren праздновал двойной триумф – чемпионский титул и Кубок.

Правда, уже в 1976 г. двукратный чемпион мира не горел желанием продлевать контракт с McLaren, хотя положение Фиттипальди было очень прочным. Вот что вспоминает о годе, проведенном с бразильцем, Йохен Масс: «McLaren всегда был командой очень обеспеченной. Они имели прочные взаимосвязи с Philip Morris, хороших дизайнеров, сильных гонщиков. Но одновременно с этими плюсами был и один большущий минус: в те годы это была команда одного пилота. Помню, как в 1974 г., когда я подписал контракт, Денни (Хьюм) сказал мне: «На второго пилота здесь всем насрать!». В общем, в команде мне было хорошо, но будущего не было. Я наслаждался самими гонками, но не думаю, что получил от McLaren все, чего заслуживал. Да и чего можно было ожидать, когда в первый год своего пребывания там я был напарником чемпиона мира (Фиттипальди), а на следующий год – англичанина (в английской команде)!»

Большой беды в уходе Фиттипальди не было – на крючке у Тедди Мейера уже был Джеймс Хант, который вполне мог потягаться за чемпионство с Ники Лаудой. Что он и сделал – лишь одно очко решило судьбу чемпионского титула, но это очко оказалось в пользу пилота McLaren.

Но уже с 1977 г. результаты команды медленно, но верно пошли на убыль. Дизайнеры McLaren никак не могли приспособиться к новым техническим веяниям. А возможно, McLaren просто не оценил некоторые тонкости дизайна машины с «граунд-эффектом». Гордон Марри, Патрик Хед, Жерар Дюкаруж очень быстро адаптировались к новейшим требованиям, Мейер же несколько потерял интерес: шасси М28 было никудышным, сделанное по ходу сезона М29 – не намного лучше. Был прекрасный шанс поправить дела – на 1979 г. Мейер фактически подписал контракт с Ронни Петерсоном, но, увы, швед до команды не дошел.

«ЗОЛОТОЙ ВЕК»

Все изменилось с приходом в McLaren в конце 1980 г. Рона Денниса, «Project Four» которого уже созрел для перехода в Формулу-1. Союз Marlboro, McLaren и Денниса, уже тогда вынашивавшего смелые планы, оказался «золотым».

«McLaren старого образца представлял собой маленькую группу единомышленников, – вспоминает Дэвид Райан, нынешний менеджер команды и один из самых старых ее сотрудников (Дэвид пришел в McLaren еще в 1974 г. в качестве механика). – В 1986 г. мы встретились для того, чтобы отпраздновать десятилетие чемпионского титула Джеймса Ханта, и пришло всего 12 человек, включая самого Тедди. Теперь команда выросла несказанно. Тогда, в 1982, мы несколько побаивались Рона – никто из нас его не знал. Но в итоге все сложилось очень даже хорошо. Он был нетерпелив, хотел изменить все в один момент. И он делал это».

Рон был очень корректен, много работал, прекрасно знал, чего хочет и, что главное, – как этого добиться. Планы Денниса тогда казались весьма рискованными – он все поставил на, пожалуй, единственную свою козырную карту – Джона Барнарда. И выиграл, ибо талантливый дизайнер, ходивший в свое время в ассистентах у Гордона Коппака, построил революционное, первое в истории фиброкарбоновое шасси.

Еще два года, до конца 1982 г., у руля оставались Тедди Мейер и Тайлер Александер, но постепенно вся власть перешла к Деннису. Это вовсе не был некий дружеский шаг, на протяжении этих лет постоянно чувствовались некоторая враждебность, обида и несомненное сопротивление. Ведь, по сути, McLaren был командой Мейера, который чувствовал в себе силы и способности руководить ей, подбирать нужных людей. Ко всему прочему Тедди был совсем неплохим гоночным инженером. В этой связи вспоминается 1982 г., когда гонщик Мейера Джон Уотсон выступал в чемпионате даже лучше, чем Ники Лауда, бывший на попечении Барнарда.

Но, как говорится, процесс пошел. И ничего уже невозможно было остановить. В конце 1982 г. из McLaren ушли и Мейер, и Александер, и Коппак. А сама команда к тому моменту стала свежей, агрессивной и амбициозной. МР4/1C от Барнарда и Джон Уотсон в 1983 г. принесли первую победу «новому» McLaren. А затем на McLaren обрушился «золотой дождь»: за последующие 11 лет команда 6 раз завоевывала Кубок конструкторов и 7 раз чемпионский титул! Большую часть этих успехов команде принесли содружество Алена Проста и Айртона Сенны и взрыв страстей, на пределе которых они работали. Но это уже совсем другая история.

Лина Холина



Категория: №5 (12.1998) | Добавил: LiRiK3t (27.03.2012)
Просмотров: 1670 | Теги: команда, №5(12.1998)
^Наверх
вход выход Created by LiRiK3t