Меню сайта
Поиск по сайту
Номера журнала
Рубрики журнала
Фотоальбомы
Разное
Друзья сайта
Продажа журналов
Пользователи
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Яндекс.Метрика

Индекс цитирования.
Главная » Статьи » Номера журнала » №65 (12.2003)

Невероятные приключения итальянца и испанца в России

Невероятные приключения итальянца и испанца в России

 

Чтобы приехала вся команда Ф-1, да еще устроила заезд прямо по городским улицам - такого в Москве еще не было.

Текст: Борис МУРАДОВ

Фото: Борис МУРАДОВ и RF1

Все было совсем как в том анекдоте, в котором «новый русский», купив права, поехал на машине по более чем оживленной кольцевой автодороге, а жена звонит ему на мобильник и предупреждает: «Осторожно, дорогой, сейчас по радио передали, что как раз по этой трассе какой-то сумасшедший несется против движения!» - на что он ей отвечает: «Ты не поверишь, дорогая: здесь их тысячи!»

Практически то же самое происходило и в продирающемся в самый час пик по центру Москвы вслед за машиной ГАИ с включенными спецсигналами автомобиле Renault Vel Satis с логотипом Renault F1 на бортах и с гонщиками этой команды в качестве пассажиров на заднем сиденье. «Глянь, Ярно, - эти сумасшедшие русские почему-то едут навстречу нам и слева, и справа, а некоторые - вообще прямо нам в лоб! Что, черт возьми, происходит?» - вопрошал один из них, белея от ужаса. «Нет, Фернандо, все гораздо хуже, - отвечал другой. - Это наша машина вслед за полицией едет против движения! Глазам своим не верю, но это так!» Словно в подтверждение этих слов, глаза Ярно, по пояс высунувшегося из окна автомобиля, достигли величины фар, светящих ему навстречу, но, сколько он их ни тер, окружающая действительность не менялась. «Фернандо, - еле выдавил из себя совершенно ошарашенный итальянец, бессильно падая из окна обратно на сиденье, - ты хоть где-нибудь в мире видел что-то подобное?» «Ни-где-и-ни-ког-да! - прошептал оцепеневший испанец. - Расскажем ребятам, не поверят. Но, ей-богу, только ради одного этого уже стоило приехать в Москву и померзнуть здесь несколько дней!»

Непосредственным участником вышеописанного мини-триллера довелось стать автору этих строк, который в качестве официального консультанта проекта постоянно сопровождал гонщиков Mild Seven Renault F1 в течение всего времени их пребывания в российской столице, так что их диалог приведен почти дословно. Что думали и говорили водители многочисленных машин, двигавшихся в тот момент по Охотному ряду мимо здания Госдумы, осталось неизвестным. Хотя догадаться, конечно же, можно.

Да, такого в Москве еще не было. Речь, однако, не о проезде VIP-эскорта по центральной столичной улице против движения - это для заезжих иностранцев экзотика, а для нас - заурядное ежедневное зрелище (хотя при взгляде «изнутри» эскорта, все, пожалуй, и впрямь выглядит куда драматичнее). А вот такого, чтобы приехала чуть ли не вся команда Формулы-1 целиком, да еще и устроила заезд прямо по городским улицам на настоящей машине Ф-1 - такого точно еще никогда не было. И что с того, что заезд был не боевым, а показательным? Зато сколько людей, которые по тем или иным причинам не имеют возможности посетить Гран При, смогли - причем совершенно бесплатно - воочию увидеть и услышать то, что прежде могли видеть лишь на телеэкранах!

Впрочем, от проезда по Охотному ряду до заезда на Воробьевых горах было еще двое суток, а в Москву Ярно Трулли и Фернандо Алонсо с сопровождающими их лицами прибыли сутками раньше.

Итак, Москва, международный аэропорт Шереметьево-2, 15 октября 2003 года, 20.00. Ярно Трулли и Фернандо Алонсо с радостными лицами людей, люто ненавидящих все живое, а особенно любителей Ф-1, журналистов, организаторов мероприятия, а также собственные контракты, позволяющие карабасам-барабасам из команды так нещадно их эксплуатировать, появляются в VIP-зале. У сопровождающих гонщиков представителей пресс-службы команды настроение не лучше. Причина этого вскоре становится ясна - все они не были дома уже три недели кряду: Гран При США, затем поездка в Мексику, затем Гран При Японии, а после него, перед прилетом в Москву, - двухдневный корпоративный визит в Южную Корею, который-то как раз и вымотал окончательно их души и тела. «Корейцы очень нас напрягли!» - скрежещет зубами явно невыспавшийся Алонсо. - У них все расписано по минутам, и ни в коем случае нельзя ни на шаг отступить от утвержденного графика!» Эх, ребята, скажите спасибо, что вы в Северную Корею попутно не заехали... «Надеюсь, в Москве будет полегче?» - с надеждой спрашивает испанец; а в ответ на вопрос, что они будут делать, если в день заезда, согласно прогнозу, выпадет снег, мрачно шутит: «Что, что... Ничего. Пойду в гостиницу спать». Но первое интервью по требованию команды - не более трех вопросов, и когда гонщики остаются предоставленными самим себе и расслаблено растягиваются в креслах в ожидании багажа, на их лицах наконец-то появляются добродушные улыбки, и они даже шутят и смеются. Полегчало. Жизнь, оказывается, не такая уж и скверная штука. Особенно, когда тебя ждет удобная постель в фешенебельнейшем пятизвездочном отеле в самом центре Москвы. В то время как мне еще предстоит всю ночь просидеть в редакции, чтобы дописать отчет о завершающем Гран При сезона, а с утра лишь на полчасика удается заскочить домой, чтобы принять освежающий душ и переодеться. Провались пропадом эти гонщики!

Не спать! Или спать?

16 октября, 8.20. Еще десять минут назад Ярно Трулли должен был выйти в прямой эфир радиостанции «Серебряный дождь» из холла отеля, где поселились гонщики, но до сих пор не появился. Цель эфира - интерактивная игра. Гонщики несколько раз в день задают в прямом эфире различные вопросы о себе любимых, а радиослушатели отвечают, выбирая один из трех вариантов ответа. Победители получают призы от команды Mild Seven Renault F1, приглашение в паддок на Воробьевых горах и возможность лично пообщаться и сфотографироваться с Трулли и Алонсо. И все бы ничего, да вот только эти парни решили, видимо, отыграться на москвичах за южнокорейцев, двое суток державших их в тисках железной дисциплины, и вовсе не спешат следовать утвержденному графику. Будучи связующим звеном между гонщиками и эфирной студией «Серебряного дождя» (инициатива ведь, как известно, наказуема: придумал радиоигру - сам ее и проводи), слышу в телефонной трубке, как во время рекламной паузы отчаянно ругается ведущий программы имени себя самого Владимир Соловьев: «Ну где же эти гонщики?! Сколько еще можно их ждать?! У меня из-за них вся передача уже наперекосяк!»

Да я и сам уже на взводе: и люди ждут, и у меня после 10-минутного «висения» на линии мобильник готов вот-вот разрядиться. Остается утешаться лишь тем, что ждем мы хотя бы не Михаэля Шумахера. Тот в последний момент мог вообще отказаться от участия в игре. Но гонщики Renault в конце концов все же нисходят посредством лифта с небес на землю, я тут же прижимаю к уху Трулли телефон, и он, еще, похоже, окончательно не проснувшийся, бормочет по-английски: «Хэлло-силвер-рейн-кем-был-ярно-сааринен-в-честь-которого-меня-назвали-родители-бай-бай».

Пока радиослушатели ломают головы над тем, кем был неведомый им финн, а наиболее сообразительные попросту ищут правильный ответ на страницах нашего журнала, мы с мигалками и сиренами (московские власти, спасибо, обеспечили кортеж сопровождением ГАИ) уже отправляемся к месту первого на сегодняшний день мероприятия - на завод «Автофрамос», совместное предприятие компании Renault и правительства Москвы. Французы за короткий срок буквально на развалинах АЗЛК развернули площади по сборочному производству современных автомобилей Renault, и гонщики отправились на встречу с трудовым коллективом, дабы вдохновить его на дальнейшие свершения, а заодно осмотреть коллекцию старинных машин все той же французской марки и футуристический концепт-кар Koleos.

После завода - Васильевский спуск, где на всеобщее обозрение уже выставлен демонстрационный образец машины, на которой Трулли и Алонсо провели истекший сезон, заработав на двоих 88 очков. (Настоящий же, один из четырех боевых автомобилей R23 был еще до прибытия гонщиков доставлен в Москву на трейлере с английской базы команды в Энстоуне и располагался на территории завода «Автофрамос», откуда затем и был доставлен на Воробьевы горы.) Несмотря на холод, у кремлевской стены гонщиков давно ждут преданные поклонники - все без исключения с номерами «Формулы» в руках в надежде на заветный автограф. Попозировав минут десять на фоне Спасской башни и Покровского собора и скользнув по Красной площади совершенно безразличным взглядом (надо же, а мы-то привыкли думать, что иностранцы плачут здесь от умиления!), Ярно и Фернандо запрыгивают в машину и... уезжают обратно в отель спать.

Отдых длится совсем недолго: скоро обед, а затем пресс-конференция. Журналистов на нее собирается намного больше, чем ожидалось даже по самым оптимистичным прогнозам - так ведь и событие незаурядное. Среди СМИ не представлены разве что журнал «Проблемы кролиководства» и газета «Вечерний Урюпинск». Сам я, впрочем, оказываюсь, как говорится, по другую сторону баррикад - в роли ведущего пресс-конференции, - и мне в голову лезут страшные, леденящие душу видения: вконец измотавшиеся гонщики ненароком засыпают прямо на стульях и с грохотом валятся с них на сцену... Но что тогда говорить о себе самом? Я-то ведь и вовсе не спал всю ночь!

13.45, зал «Атриум» отеля «Балчуг». Вопреки всем опасениям, Ярно и Фернандо предстают перед журналистами отдохнувшими, бодрыми, сытыми и вообще вполне уже довольными жизнью, так что пресс-конференция проходит на ура. Гонщики даже шутят. На вопрос дотошного корреспондента, пожелавшего после подробного рассказа пилотов о их партнерских взаимоотношениях узнать, чему именно они за два года совместной работы научились друг у друга, испанец, не моргнув и глазом, с совершенно серьезной миной отвечает: «Я немного научился у Ярно итальянскому языку». Итальянец вторит товарищу в той же манере: «А я у Фернандо - испанскому». Довольны все, кроме задавшего вопрос журналиста. По завершении часовой пресс-конференции пилоты отправляются в гостиничную библиотеку, чтобы дать несколько индивидуальных интервью, и там же мы проводим очередной сеанс связи с «Серебряным дождем», на сей раз с участием Алонсо. После чего, выполнив норму общения с прессой, гонщики отправляются - куда бы вы думали? - правильно, вновь часок поваляться на кровати до официального визита в столичную мэрию.

17.00, здание правительства Москвы, Тверская, 13. Пилоты заходят через парадный подъезд, поднимаются по парадной лестнице, с удовольствием фотографируют интерьер и друг друга, позируют на фоне изваяния Юрия Михайловича в образе Георгия Победоносца, но в непременной кепке, затем их принимает вице-мэр Валерий Шанцев. Они оживленно беседуют, потом гонщики дарят правительству Москвы большую модель своего гоночного автомобиля, в свою очередь получают дары от столичного правительства. По окончании приема Ярно и Алонсо вновь отправляются в отель - само собой, вздремнуть перед ужином. А затем следует описанный в начале этого материала невероятный проезд против движения по Охотному ряду - мы отправляемся в итальянский ресторан на Красной Пресне на так называемый «приватный ужин» в очень узком кругу. Впрочем, здесь гонщики особо не задерживаются. Вкусно отужинав, они раскланиваются с остающимися и отправляются... нет, на сей раз не спать. Последний пункт их собственной программы на этот день - еще более приватная вечеринка - поэтому вы о ней ничего и не узнаете - в самом пафосном и модном ночном клубе Москвы.

Пытки продолжаются

17 октября, 7.15, телецентр «Останкино». Ярно и Фернандо - гости одной из утренних телепрограмм, ради чего им пришлось проснуться в шесть утра - и это после ночного клубного вояжа. Поэтому, когда с профессионально радостных, с бодрой улыбкой от уха до уха лиц телеведущих, приветствующих гостей, камера переключается на этих самых гостей, то на экране появляются две на редкость хмурые физиономии, выражающие лишь одно: желание немедленно и с особой жестокостью поубивать всех, кто это затеял. Однако уже в следующую секунду парни собирают свою железную волю в кулак, их лица мгновенно добреют и тоже озаряются улыбками, и эфир проходит не только без сучка, но даже и с веселой задоринкой.

После такого зверского испытания на прочность гонщики - кто бы сомневался - возвращаются в отель досматривать прерванные сны, что дает мне возможность вновь на пару часов заехать в редакцию, где коллеги самоотверженно бьются над сдачей очередного номера «Формулы» в печать. А в 11.00 я уже вновь с пилотами Renault, на сей раз на Арбате. Неисповедимы, как оказалось, пути не только господни, но и господ из команды Renault F1. План визита (который утверждался неделями) летит коту под хвост - все меняется не то что ежечасно, а чуть ли не каждые десять минут, заставляя организаторов судорожно хватать ртом воздух. И если еще вчера эти милые люди (совершенно измотанные и все еще вздрагивающие при упоминании южнокорейцев) категорически отвергли экскурсию по центру Москвы, то, проснувшись после поездки на ТВ, тут же непременно решили ее провести. Маршрут: Арбат, Манежная площадь, Александровский сад, станция метро «Площадь революции», Красная площадь, ГУМ, Большой театр - и все в очень быстром темпе, едва ли не бегом. Гонщики ведь. Реакция прохожих разная: кое-кто узнает пилотов Renault, просит автографы, другие понимают, что это какие-то знаменитости, но не знают, кто именно, а многие и вовсе не обращают ни малейшего внимания. Более того, на входе в метро вреднющая тетка-контролерша, внешне родная сестра старухи-процентщицы из романа Достоевского, злобно оскалившись, начинает почему-то орать на нашу группу благим матом в классическом стиле: мол, ходют тут всякие, сволочи, работать мешают. Была бы у нее клюка, ей-богу, огрела бы ни в чем не повинных гонщиков. Те взирают на нее совершенно ошарашенно: такого, как и проезда против движения, они нигде прежде еще не видели.

Когда мы направляемся к ГУМу, мой измученный не меньше меня самого мобильник (каждые пять минут - решение каких-то организационных вопросов по визиту) вновь дает о себе знать, но на сей раз я слышу в трубке совсем нежданный голос: «Боря, привет, это Виктор Маслов. Услышал по радио тебя вместе с Трулли. Не знаешь, как с ним связаться?» «Без проблем, - отвечаю. - Он как раз рядом». Даю трубку Ярно, поясняя, кто хочет с ним поговорить, и его лицо озаряется неподдельной радостью: итальянцу явно приятно вновь услышать голос своего русского друга, в недалеком прошлом соседа по Монако. Трулли приглашает Виктора поужинать и потом, очень довольный, рассказывает, какой Витя хороший парень, но я и сам это знаю. А вот Алонсо, с которым Маслов в свое время целый год отъездил в международной Ф-3000, своего бывшего соперника при встрече вечером поначалу вовсе не узнал. Может, потому, что видел его раньше главным образом в шлеме?

17.00, отель «Хаятт». Перед вечерним VIP-приемом, ведение которого также возложено на меня, я поднимаюсь в номер Ярно, чтобы сделать несколько «домашних» фотографий и в очередной раз вывести его в эфир «Серебряного дождя». В то время как у Алонсо и еще нескольких представителей команды - роскошные, но стандартные люксы, Трулли занимает единственные в своем роде апартаменты «Зимний сад» на самом последнем этаже отеля. Через практически полностью стеклянные стены этих апартаментов, интерьер которых действительно включает целый сад экзотических растений, открывается прекраснейший вид на Кремль и вообще весь московский центр. В номере - легкий беспорядок: на большой двуспальной кровати - раскрытый чемодан с вещами, на столе - следы чревоугодия, на диване в гостиной - предающийся лености и позирующий командному фотографу Фернандо. Сам Ярно сидит за рабочим столиком перед «ноутбуком» и работает с электронной почтой. И в эти минуты он совершенно иной, нежели в моменты официального общения, - совершенно обычный человек, предельно открытый и доброжелательный - то есть такой, какой и есть на самом деле, вне ударопрочной формульной «скорлупы»...

После официозного VIP-приема отправляемся на уже неформальную и развеселую диско-вечеринку Mild Seven в очередной итальянский ресторан. Там, среди шума и гама и в окружении теплой компании Ярно и Фернандо окончательно расслабляются, оттягиваются от всей души и демонстрируют (не в смысле «работают на публику», а искренне проявляют) самое приязненное отношение друг к другу. Они вообще на удивление дружны, по-настоящему дружны, что в Формуле-1 не часто бывает между партнерами по команде. Видно, что совместное времяпрепровождение действительно доставляет им удовольствие, и, даже когда они сильно устали или чем-то очень недовольны, парни друг другу непременно улыбаются, о чем-то все время болтают, а то вдруг и петь на два голоса начинают. Особенно когда выпьют - совсем как русские.

Великая Октябрьская

В субботу, в день заезда на Воробьевых горах, гонщики отдыхают до самого обеда, чтобы после вчерашнего 18-часового рабочего дня и бурного вечернего веселья обрести должную форму. Поэтому последний раз в радиоэфир мы с Ярно вновь выходим из его гостиничного номера, но на сей раз он уже в полной боевой амуниции, поскольку сразу после этого мы отправляемся на Воробьевы горы, где уже собрались все, кроме как раз гонщиков и мэра Москвы Юрия Лужкова. В ожидании последнего и проходит время до заезда - несколько больше, чем планировалось. Но вот мэр в сопровождении своей свиты появляется, быстрой твердой походкой проходит в техническую зону, общается там с гонщиками и другими представителями команды и компании Renault, осматривает машину, затем выходит к бурно приветствующим его зрителям и произносит пламенную речь, посвященную знаменательному событию и включающую - что особенно важно, поскольку у Юрия Михайловича слово никогда еще не расходилось с делом - твердое обещание построить-таки в Москве автодром (на сей раз, слава богу, не в заведомо негодной для этого Нагатинской пойме, а все же в Молжаниновском районе, как планировалось ранее) для проведения на нем Гран При России! Громким «ура!» собравшиеся одобрили это заявление мэра. Что ж, теперь осталось лишь подождать, когда он, как и всегда, сдержит свое слово. Тем более что начало гонкам Формулы-1 в России, причем при непосредственном содействии московского мэра, уже положено.

Итак, Москва, 18 октября 2003 года. На улицах свирепствует холод и голод (в смысле аппетита не на хлеб, а на зрелища). С беспросветного промозглого неба нудно моросит дождь, то и дело норовя перейти в мокрый снег. Но массы людей - жители столицы и приезжие, среди которых и безнадежно стар и умилительно млад, и братья, и сестры, и рабочие, и крестьяне, и даже пара-другая олигархов вместе с парой-другой министров (под теплым шатром суперVIP-зоны, впрочем) - героически сомкнули свои ряды на Воробьевых горах в едином пламенном порыве. Это осеннее наступление трудящихся в борьбе за свои права, главное из которых на этот поистине революционный момент - посмотреть Формулу-1 «живьем», увидеть пилотов и машину в действии своими глазами, услышать оглушительный визг мотора этой машины своими ушами, унюхать неповторимый запах формульного бензина своими носами. Народ, несмотря на собачий холод, до предела разогретый адреналином, горячим чаем и кофе и обещанием столичного мэра устроить все-таки в Москве Гран При России, уже еле сдерживает свое нетерпение. Да и караул, стоящий в оцеплении, устал: молодым ребятам в форме тоже хочется поскорее увидеть то, ради чего их поставили здесь мерзнуть и мокнуть.

А представьте, каково было теплолюбивой франко-испано-итальянской по составу команде Mild Seven Renault F1? Разве что британцы из числа персонала могли чувствовать себя как рыбы в воде, но и они жаловались, что у них даже зимой и то теплее, чем у нас осенью. Но сами гонщики с посиневшими носами держались молодцом, и, пока Алонсо разогревал и самого себя, и публику лихими виражами на «заряженном» Renault Clio V6, Трулли с бесшабашной обреченностью приговоренного, идущего на казнь, готовился к заезду. Под «техническим шатром» все почти как в реальном гаражном боксе: механики хлопочут над машиной, гоняют движок и прогревают резину, инженеры следят за телеметрией, гонщик облачается в шлем...

И вот наконец то, о чем так долго говорили организаторы акции и болельщики, свершилось: на улицы российской столицы выехал и стремительно (ну, честно говоря, почти стремительно) понесся настоящий автомобиль Ф-1 с настоящим пилотом Формулы-1 за рулем! После первого же круга, впрочем, Ярно вернулся обратно: попросил ввиду неровности покрытия максимально увеличить клиренс машины и прижимную силу, да и резина при столь непривычно низкой для нее температуре никак не желала работать как следует, из-за чего через пару кругов гонщику пришлось вновь останавливаться для их подогрева. Так что на Трулли легла, главным образом, сложная и ответственная задача «прикатать» машину к московским дорогам, и Алонсо затем уже было легче откатать его 14 кругов, прокрутить 7 «кренделей» и провести два старта с места. Хотя рассказывать непосредственно о самом заезде смысла, наверное, нет. Кто видел - тот видел, а тем, кто не видел, описание ничего не даст, ведь заезд потому и был по своему статусу «показательным», что целью этой акции было именно показать всем желающим, что представляет из себя машина Формулы-1 в действии.

Ну а по окончании заезда, ради которого, собственно, все и затевалось, гонщики отправились - тут уж, как говорится, сам бог велел - вновь поспать перед последней клубной вечеринкой в Москве. А рано утром, пожелав друг другу счастливого пути и тепло попрощавшись с теми, вместе с кем они буквально прожили эти три с лишним дня в Москве, Ярно Трулли и Фернандо Алонсо разлетелись наконец по домам: первый - в Лондон, куда он недавно переехал из надоевшего ему Монако, второй - в родное Овьедо. Сезон закончился для них на несколько дней позже, чем финишировал последний Гран При. И эти несколько дней, очень для них ценных, они подарили Москве, российским любителям Ф-1. И за это им и всем тем сотням людей, специалистам самого разного профиля, кто задумал и на протяжении нескольких месяцев готовил, а затем провел это грандиозное и очень дорогостоящее во всех смыслах мероприятие, - огромное спасибо!

Эксклюзивное интервью с Ярно Трулли и Фернандо Алонсо читайте в ближайшем номере «Формулы»

Категория: №65 (12.2003) | Добавил: LiRiK3t (27.02.2014)
Просмотров: 782 | Теги: №65(12.2003), тема
вход выход Created by SeldonSF