Меню сайта
Поиск по сайту
Номера журнала
Рубрики журнала
Фотоальбомы
Разное
Пользователи
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Яндекс.Метрика

Индекс цитирования.
Главная » Статьи » Номера журнала » №66 (01.2004)

Ярно Трулли и Фернандо Алонсо

Ярно Трулли и Фернандо Алонсо: мы - настоящие друзья

 

Текст: Борис МУРАДОВ

В особом представлении эта парочка не нуждается. Достаточно сказать, что, заняв после второго года службы в боевом строю шестую позицию в личном зачете чемпионата, недавний «салага» Фернандо Алонсо вплотную примкнул к «дедам», претендовавшим в 2003 году на звание чемпиона мира. Да и «старослужащий» Ярно Трулли не намного от него отстал, завоевав восьмое место. А вместе они обеспечили команде Renault четвертое место в Кубке конструкторов и уже вполне реальный статус топ-команды. Ну а для многих тысяч москвичей и гостей столицы эти парни стали, можно сказать, родными после того, как в октябре прошлого года, сразу же после завершения чемпионата мира, они провели в Москве показательные заезды на своей боевой машине. Тогда же они и ответили на вопросы корреспондента «Формулы», заданные им в ходе трехдневного неформального общения в рамках этой программы.

Первое, что бросается в глаза при близком общении с вами: в то время как в современной Формуле-1 партнеры по команде, как правило, особо теплых чувств друг к другу не питают, вы отлично ладите. Например, тебя, Ярно, кажется, совершенно не огорчает то, что твой более молодой и менее опытный партнер зачастую оказывается быстрее тебя.

Ярно: Впервые я встретил Фернандо еще в 1998 году, когда он выступал в картинге в Италии, но познакомились мы, по сути, лишь в 2001 году, когда Алонсо пришел в Minardi. А как только Фернандо стал тест-пилотом Renault, мы уже по-настоящему подружились. Так что, когда затем стало известно, что он станет моим партнером, я очень обрадовался. Во время очередных зимних тестов мы сдружились еще больше - благодаря тому, что, как ни парадоксально это звучит, было очень много проблем с новой машиной, и мы вместе (и со всей командой, конечно) бились над их решением, но непременно с чувством юмора, что нас и объединяло. И у меня нет ни малейшей причины ревновать к успехам Фернандо. В какой-то гонке быстрее он, в какой-то - я. Разве это повод для недовольства и вражды? В конце концов, это всего лишь гонки.

Фернандо: Ярно для меня - настоящий друг. Он очень честный, открытый человек и очень опытный и талантливый гонщик, а мне еще многому надо научиться, и я благодарен ему за то, что он терпеливо помогает мне. У нас даже схожий стиль вождения, хоть я и торможу немного позже и чуть более агрессивен за рулем.

Поделитесь своими впечатлениями о прошедшем сезоне.

Ярно: Сезон выдался чрезвычайно интересным, оставил много приятных воспоминаний. Но главное, в этом году все мы явно ощутили, что положено начало чему-то очень значительному: Renault - это команда будущего, у нее блестящие перспективы, и работать в ней - огромное удовольствие.

Фернандо: Да, команде сезон явно удался. Однако, чтобы быть на уровне топ-команд, нам приходилось выкладываться на 100% абсолютно во всем, в то время как Ferrari, Williams и McLaren, бывало, опережали нас даже тогда, когда у них не все было в лучшем виде. Мы такой роскоши позволить себе не могли. Но нет худа без добра: теперь мы умеем работать на пределе, и в будущем году это пригодится. С другой стороны, опять же, будет, возможно, еще труднее. Ведь в прошедшем сезоне мы показали результаты выше, чем рассчитывали, и теперь от нас будут ждать еще большего. Скажем, уже нескольких побед.

Так что же - ты недоволен столь высоким результатом?

Фернандо: Нет, конечно, я очень доволен. Просто если бы в начале сезона кто-нибудь сказал мне, что в итоге я займу шестое место в личном зачете, я вряд ли поверил бы. Зато потом, когда за рядом успешных финишей последовали неудачи, мне чего-то стало сильно не хватать. Последние два схода в Индианаполисе и Японии очень меня разочаровали, ведь иначе я бы закончил сезон с еще лучшим результатом. В Японии я вообще мог бы победить или, по крайней мере, финишировать вторым, поскольку шел всего в секунде-двух за Рубенсом, и при этом у меня было запланировано на один пит-стоп меньше!

Фернандо

Фернандо, в минувшем сезоне ты все же одержал свою первую победу в Формуле-1, став самым молодым победителем Гран При за всю историю этих гонок. Как это на тебя повлияло?

В тот момент эта победа повлияла на меня, несомненно, самым положительным образом. Ведь случилась она, можно сказать, довольно неожиданно, поскольку на этот год, как я уже говорил, ни команда, ни я сам не рассчитывали на верхнюю ступень пьедестала и предыдущие две гонки закончились неудачей. Так что победа в Гран При Венгрии стала для меня очень приятным сюрпризом, я был невероятно счастлив. Но в целом в моем настрое это ничего не изменило: я и без того всегда нацелен на максимальный успех и до победы был столь же уверен в своих силах.

Откуда такая уверенность в себе?

Наверное, это можно объяснить тем, что я - как, впрочем, и Ярно - уже в трехлетнем возрасте начал заниматься картингом и почти всегда побеждал. Когда же победа доставалась другим, я принимался плакать и лет до восьми даже в этом случае неизменно гордо заявлял, что выиграл именно я. Но, серьезно говоря, даже и не знаю, как у меня это получается. Просто я чувствую машину на все 100% и всегда извлекаю из нее максимум. Вероятно, это природный дар. Плюс приобретенный мною в прошлом сезоне бесценный опыт работы тест-пилотом, конечно же. Я совсем не жалею о годе, проведенном в этом качестве, равно как и сезоне в Minardi. В маленькой команде успех тебе, так сказать, «не грозит», тебе отведено место где-то на заднем плане всеобщего внимания, но зато не ощущаешь и особого давления. С переходом же в большую команду давление неизмеримо возрастает, но и результат не заставляет себя ждать: это видно не только по мне, но и по Райкконену, Уэбберу.

Ранее в этом же году, в ходе Гран При Бразилии, ты пережил и самую серьезную в твоей карьере аварию. К счастью, обошлось без ущерба жизни и здоровью, и было бы любопытно увидеть эту аварию твоими глазами.

Предостерегающие желтые флаги были повсюду, поскольку на трассу выехала машина безопасности, так что невозможно было понять, что именно произошло и что тебя ждет за очередным поворотом. Но практически весь круг я проехал без проблем, как вдруг, войдя в последний поворот, увидел разбитый Jaguar Марка Уэббера. Вся трасса была усеяна обломками, и последнее, что я помню, - это одно из оторвавшихся колес прямо перед носом моей машины! Я не то что сделать - даже подумать ни о чем не успел и на огромной скорости на это колесо налетел. После чего в считаные мгновения врезался в ограждение трассы сначала левым бортом, а затем рикошетом в противоположное ограждение - правым. Сила этих ударов составила, как зафиксировала телеметрия, 35g и 33g соответственно, и меня тряхануло так, что я потом не сразу пришел в себя и не сразу понял, что произошло. Однако когда меня извлекли из кокпита, я был в полном порядке, хотя на всякий случай все же пришлось отправиться в госпиталь на обследование.

Мика Хаккинен, объясняя свой довольно неожиданный уход из Формулы-1, ссылался на очередную серьезную аварию, напомнившую ему о том, как однажды он уже побывал на самой грани жизни и смерти. Не тревожило ли и тебя некое схожее чувство страха после аварии на «Интерлагосе»?

Каждый гонщик, как и вообще каждый человек, на одно и то же может реагировать по-разному, и у меня никакого страха не появилось, ведь такие аварии - составная часть гонок. В Формуле-1 скорость всегда столь велика, что всякий раз, когда ты на полном ходу куда-то врезаешься, удар будет непременно очень сильным. Лично меня осознание этого совершенно не останавливает. Доказательство тому - моя последующая победа в Гран При Венгрии.

Какие у тебя вообще впечатления после двух сезонов, проведенных в Формуле-1, особенно от последнего года?

Когда я впервые сел за руль автомобиля Ф-1, то, конечно, испытал настоящий шок и подумал, что теперь мне придется забыть все то, что я знал, и учиться заново. Но это было лишь первое впечатление, потом все оказалось гораздо проще.

В начале минувшего сезона, правда, вновь пришлось поволноваться. Все же одно дело - быть тест-пилотом, и другое - вывести машину на трассу реальной гонки бок о бок с очень серьезными соперниками, к тому же я не был уверен в боевых возможностях автомобиля. Но с первой же тренировки в Мельбурне, когда стало ясно, что машина отлично настраивается, эти сомнения рассеялись.

Очень важным моментом для меня стало второе место в Гран При Испании. Тем самым я доказал, что третья ступень пьедестала в Малайзии была не просто счастливой случайностью. И кроме того, я успешно противостоял соперникам, выступающим на новейших Ferrari, что очень укрепило моральный дух команды. Ну а уж о победе в Гран При Венгрии в этом смысле и говорить нечего...

Что же касается навыков гонщика, то к тому, чему я научился еще в картинге, Формула-1 добавила немного. Гораздо больше она повлияла на меня в плане зрелости вообще: от всех прочих гоночных серий Формула-1 отличается более насыщенной и серьезной социальной составляющей, и я повзрослел, особенно за последний сезон, не по годам.

Сейчас в различных европейских и международных гоночных сериях наблюдается своего рода нашествие российских гонщиков, и возникает впечатление, что рано или поздно их количество перейдет в качество, и молодой талантливый российский пилот появится наконец и в Формуле-1. Что бы ты, исходя из собственного опыта, мог посоветовать этим ребятам?

В любом случае, безусловно, для начала надо преуспеть в картинге и тех самых сериях, в которых они выступают. Это позволит привлечь к ним внимание менеджеров Ф-1. Кроме того, чтобы попасть в Формулу-1, надо еще иметь соответствующие амбиции и элементарное везение. А также уметь привлекать спонсоров, что очень и очень нелегко. Но уже и попав в Формулу-1, очень трудно себя проявить, поскольку очень многое здесь зависит от конкурентоспособности твоей машины. В отличие, скажем, от бегуна или штангиста, ты не можешь полагаться лишь на свои мышцы и натренированность.

В последнее время твое имя чаще упоминается в сопоставлении с Михаэлем Шумахером. В недалеком будущем тебе прочат такой же, если не больший успех, и ты частично уже подтвердил это, опередив его в победной для тебя гонке на целый круг. Насколько большое значение это для тебя имело?

Опять Шумахер! Кругом только и слышишь: «Шумахер! Шумахер!» Словно только он один и выступает в Формуле-1. Конечно, Михаэль - замечательный гонщик, но он не один такой. И лично для меня он никогда не был кумиром. К тому же, когда идешь на обгон, то совершенно безразлично, кто впереди тебя. Уже потом, когда удается это сделать и в зеркалах ты видишь шлем чемпиона, конечно, ощущаешь огромное удовлетворение. Но по большому счету Михаэль для меня всего лишь один из соперников, и я не вижу ничего необычного в том, чтобы успешно соревноваться с ним. Просто, соперничая с пилотами таких команд, как Ferrari, McLaren и Williams, ты не можешь позволить себе ни малейшей ошибки. Чуть ошибся - и все, проиграл. Есть и более тонкие нюансы. Например, маневр, который Шумахер предпринял против меня в Сильверстоуне, вытолкнув меня в траву на скорости свыше 300 км/час, был весьма сомнительным. Другому на его месте влепили бы штраф, а ему - нет.

Кроме того, Михаэль несколько лет гонялся за Ferrari безуспешно в смысле титула, что доказывает: без хорошей машины в Формуле-1 на победу рассчитывать не приходится. Затем команда Ferrari во многом именно благодаря техническому превосходству была практически непобедимой, но в минувшем сезоне ее господство уже не было безраздельным, в то время как прогресс Renault очевиден - спустя всего пару лет после возвращения в Формулу-1, после длительного перерыва, наша команда уже практически на равных соревнуется с Ferrari. Еще год-два, и уже им придется догонять нас.

Но к этому времени как раз закончится твой контракт с Renault, и многие прочат тебя именно в Ferrari...

У меня и без того полно работы и других забот сейчас, чтобы еще ломать голову над тем, что будет через два года. Я не задаюсь подобного рода вопросами. В настоящее время у меня контракт с Renault, и ни о чем другом я не думаю.

Ярно

Ярно, в этом сезоне ты выступал как никогда ярко и результативно. В чем причина: в хорошей машине или все же в желании угнаться за быстрым молодым партнером?

Если бы для достижения хороших результатов достаточно было лишь наличия быстрого партнера, все сразу же стали чемпионами! Конечно, все дело в возможностях большой команды, в которой я теперь работаю, и в хорошей машине. R23 явила собой огромный шаг вперед по сравнению с моделью прошлого года, даже при том, что у нас были проблемы с надежностью. Машина оказалась быстрой и удобной в управлении. Но главное, она была предсказуемой, это как раз то, что, вселяя в пилота уверенность, позволяет ему отыграть те самые последние доли секунды, которые могут в итоге стать решающими. И к концу сезона мы боролись за призовые места уже вне зависимости от конфигурации трассы. Машину совершенствовали вплоть до самой последней гонки, и особенных успехов в этом плане достигли с мотором. Во многом своими успехами мы с Фернандо обязаны тем, кого не видят на трассах, - заводским специалистам в Вири-Шатийоне и Энстоуне. Как гонщик, я никогда не забываю про их труд. Да и вообще, в минувшем сезоне я как никогда чувствовал себя комфортно и уверенно.

Но ведь именно в ходе этого сезона ты в одной из гонок доехал до финиша, можно сказать, полуживой. Я в числе фотографов стоял у «закрытого парка» на «Хоккенхаймринге», и мы очень переживали, когда увидели, как тебя, совершенно обессиленного, извлекли из кокпита и потом оказывали медпомощь, чтобы ты мог подняться на пьедестал... Нагрузки оказались чрезмерными?

Нет, если бы нагрузки были для меня чрезмерными, это проявлялось бы в каждой гонке, верно? Но ведь это не так. В том Гран При просто совпал ряд факторов: стояла страшная 40-градусная жара, которая вообще на всех действовала не лучшим образом, а у меня была в тот день еще и достаточно высокая температура, плюс к концу гонки задние шины износились уже настолько, что мне стоило огромного труда удерживать машину. Все это в совокупности и выжало из меня едва ли не последние соки, так что на финише я и впрямь с трудом соображал, где я и кто я, и не мог самостоятельно выбраться из автомобиля. Однако потом довольно быстро пришел в норму.

Но к концу сезона и ты, и Фернандо вымотались уже до предела, судя по тому, что все три дня, проведенные в Москве, вы в свободное время не столько развлекались, сколько то и дело отправлялись в отель поспать...

Конечно, мы жутко вымотались, это естественно. Но в отеле мы не только спали. Частично мы использовали это как уважительный, по-человечески понятный всем предлог, чтобы урвать время в и без того насыщенной программе для прямо противоположного - для занятий в тренажерном зале отеля. Провести так хотя бы пару часов в день - это не только необходимо для того, чтобы как раз выдерживать страшное напряжение гонок, но уже стало на уровне постоянной потребности.

Что же касается развлечений, то я вообще, если появляется возможность отдохнуть, предпочитаю что-то поспокойнее. Хотя, когда приходит время и бывает подходящее настроение, и веселиться мы можем как сумасшедшие - ты сам видел. Но если действительно любишь гонки, даже при возможности выбора предпочитаешь лишний раз повозиться, например, с телеметрией, нежели пойти «оттянуться» в ночном клубе.

Ты очень положительно отозвался о машине, на которой выступал в минувшем сезоне. А как оцениваешь новую, R24? На ней ведь уже и мотор будет стоять принципиально другой, с углом развала цилиндров 72 градуса вместо прежних 108.

Если говорить о R24 в целом, то, как и всегда в случае с новой машиной, ее трудно должным образом оценить, пока реально не выведешь на трассу. Однако уже сейчас испытания модели нового автомобиля в аэродинамической трубе очень впечатляют, и инженеры довольны показателями. Можно предположить, что наилучшим образом он проявит себя именно на тех трассах, где особенно важна аэродинамика - в Сепанге, Барселоне, Сильверстоуне и Сузуке. Что же касается мотора, не думаю, что у нас есть повод для беспокойства. Ведь новые правила предписывают в 2004 году использовать один мотор в течение всего уикэнда, так что всем командам придется радикально менять двигатель, ведь сейчас ни один из них не может служить так долго. И, хоть нашим соперникам не надо менять угол развала цилиндров, им все равно придется изменить очень многое для повышения срока службы мотора, ну а мы заодно поменяем и угол, поскольку не уверены, что двигатель с углом развала 108 градусов может пробежать требуемые 600 миль.

Только что (На момент этой беседы. - Прим. ред.) стало известно о переходе технического директора Renault F1 Майка Гаскойна в команду Toyota. Не скажется ли это негативным образом на доводке новой машины?

Для успеха важен каждый член команды, и жаль терять любого, не важно кого. Майк же и вовсе был одной из ключевых фигур, и формирование крепкого, спаянного коллектива во многом - его личная заслуга. Но в конечном счете он отвечал главным образом за привлечение людей в команду, организацию их работы и за окончательный результат. В то время как сменивший его Боб Белл, будучи его заместителем, непосредственно осуществлял техническое руководство. В любом случае мы благодарны Майку за прекрасную работу и желаем ему успехов в дальнейшем.

И если он и впрямь будет получать там, как говорят, 6,5 миллионов долларов, то это больше, чем получаю я. Буду советовать своим детям, чтобы не гонщиками мечтали стать, а изучали точные науки и инженерные дисциплины...

А как у тебя с Флавио Бриаторе? Он ведь не только шеф команды, но еще и ваш с Фернандо личный менеджер. Каков он в отношениях с вами: это «заботливый отец» или «жестокий деспот»?

С тех пор как я оказался в команде под его началом, он, конечно, стал куда жестче и требовательнее по отношению ко мне, чем прежде. Флавио хочет показать людям, что я пришел в Renault вовсе не потому, что он мой личный менеджер, а потому, что у меня есть достаточный для топ-команды потенциал и я могу способствовать совершенствованию машины. Поэтому он то и дело «пинает» меня - только держись! Но вообще-то он очень хороший человек и друг, так что никаких проблем.

Почему, в то время как большинство гонщиков традиционно стремятся поселиться в Монако, ты, прожив там несколько лет, недавно переехал в Англию?

Если не считать отсутствия подоходного налога, единственное, чем привлекает постоянное место жительства в Монако, это прекрасная погода в течение всего года, дающая, в частности, возможность заниматься физическими упражнениями на открытом воздухе. Все остальное в Англии мне нравится больше. В Монако, по сути, просто нечего делать, даже пообщаться толком не с кем, там все замкнуты в своих бетонных коробках-квартирах и не видят друг друга, даже если и живут в одном подъезде. Роскошное, но совершенно бестолковое и очень скучное, на мой взгляд, место, к тому же вечно наводненное туристами. В Англии же у меня много друзей, с которыми я с удовольствием встречаюсь, да и вообще жизнь здесь куда приятнее, чем в Монако.

А что произвело самое яркое впечатление в Москве?

Проезд вечером, в самый час пик в сопровождении полицейского эскорта по центральному проспекту против движения! (Подробности этого эпизода изложены в № 1203. - Прим. ред.) Впечатление - незабываемое! Такого раньше нигде не доводилось испытывать. Я даже не думал, что такое вообще возможно, и просто не мог поверить своим глазам! Мы кричали друг другу: «Смотри, вот это да! Уж не снится ли нам это?!» Казалось, что сейчас в нас врежутся все идущие навстречу машины, и хотелось поскорее повернуть обратно. Такого не испытаешь и на трассе Формулы-1!

Если же серьезно, то нам, несмотря на сумасшедший ритм нашего визита, очень понравилась Москва и тот потрясающе теплый прием, который нам здесь оказали. И здорово было погонять на машине Формулы-1 прямо по московским улицам!

Двое на снегу

Ярно, можно ли сравнить те настройки, которые вы использовали для показательных заездов в Москве, с настройками на какую-либо из трасс чемпионата мира - например, Монако?

Ярно: Нет-нет, ничего общего даже с Монако. Мы просто установили максимально возможную прижимную силу и, учитывая неровность покрытия, максимально увеличили дорожный просвет.

Фернандо, как тебе, кстати, выступление в Москве по сравнению с аналогичными «покатушками» в Мадриде?

Фернандо: В Москве было посложнее. Хотя бы потому, что в Мадриде я просто пару раз проехался по прямой, а здесь было некое подобие трассы с поворотами, и мы проехали по ней довольно много кругов. К тому же здесь у вас ужасно холодно: три градуса тепла, знаешь ли, не самая подходящая температура для автомобиля Ф-1. Резина никак не желала прогреваться, а, наоборот, остывала, когда мы выезжали из-под шатра на улицу. Да еще как раз в момент заезда пошел дождь, едва не грозя перейти в мокрый снег, и тогда впору было бы ставить даже не дождевую резину, а лыжи, а в качестве тягловой силы вместо мотора использовать упряжку ездовых собак.

Где и как вы собираетесь отдохнуть перед началом следующего сезона?

Ярно: Я непременно побываю в родных местах, собираюсь просто побездельничать, а больше пока не планирую ничего конкретного. Мне не часто случается побывать на родине, но когда удается, я люблю забраться куда-нибудь повыше в горы поблизости от своих родных мест и вдали от городской суеты, от шума Формулы-1, посидеть в деревенском ресторанчике в одиночестве и полнейшей тишине. Расслабиться и подумать о жизни. Взбираюсь туда целый час на велосипеде, чтобы заодно поддержать форму, но люблю проехаться и на своем стареньком Fiat-500 (послужившем в свое время образцом для «горбатого» «Запорожца». - Прим. авт.). Почему не использую более быструю машину? Во-первых, конечно, обычно я езжу на современном и куда более быстром и роскошном Renault Vel Satis, а это всего лишь ностальгическая дань прошлому. Во-вторых, я и так вожу одну из самых быстрых в мире машин на работе, и по сравнению с ней любая дорожная машина все равно будет медленной.

Кстати, сказываются ли как-то профессиональные навыки пилота Ф-1 на управлении обычным автомобилем?

Ярно: Нет, никоим образом. Между тем и другим очень мало общего. Разве что нам по сравнению с обычными водителями присуща чуть большая концентрация на управлении машиной. Чтобы наилучшим образом проехать дистанцию гонки, необходима предельная сосредоточенность, что в конце концов превращается в привычку. Это, разумеется, не означает, что я веду машину, судорожно вцепившись в руль и напряженно глядя на дорогу, - просто четко оцениваю и контролирую ситуацию и свои действия.

Фернандо: Да, особенно это помогает снизить риск аварийных ситуаций, причем уже практически на рефлекторном уровне.

Что же касается отдыха, то я тоже пока еще ничего не планировал. В родные края, в Овьедо, я и так лечу сразу из Москвы, а затем тоже собираюсь, как выразился Ярно, по возможности побездельничать дома в Оксфорде вплоть до начала зимних тестов.

Категория: №66 (01.2004) | Добавил: LiRiK3t (27.02.2014)
Просмотров: 655 | Теги: №66(01.2004), интервью
^Наверх
вход выход Created by LiRiK3t