Меню сайта
Поиск по сайту
Номера журнала
Рубрики журнала
Фотоальбомы
Разное
Пользователи
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Яндекс.Метрика

Индекс цитирования.
Главная » Статьи » Номера журнала » №6 (01.1999)

3 дня Эдди Джордана

3 дня Эдди Джордана

 

 Представьте, что перед вами поставили задачу охарактеризовать кого-то, используя всего три дня из его жизни. Достаточно сложно не правда ли? Однако в случае с Эдди Джорданом я бы не колебался в выборе ни секунды: 30 марта, 24 мая и 30 августа. Все три даты уместились в пределах одного 1998 г.

Первая дата - это 50-летний юбилей Эдди, вторая - худшая тонка в истории Jordan, Гран При Монако, третья - триумф всей его жизни - холодное дождливое воскресенье в Спа-Франкошам. В Монако Хилл и Ральф Шумахер проехали так плохо, как никто не ожидал даже после проваленного начала сезона: 17-е и 20-е места в свободных заездах, 15-е и 16-е в квалификации. В гонке они занимались лишь тем, что отбивали атаки куда более быстрых... Tyrrell Такаги и Minardi Накано. В итоге Ральф разбил машину и сошел, Дэмон же добрался до финиша. С отставанием в два круга! От триумфа в Спа команду отделяли всего-навсего три с небольшим месяца. Но в тот день хозяин «конюшни» был в трауре, и ничто, казалось, не могло уже спасти его от потери доверия со стороны моторостроителей, партнеров и спонсоров. В Бельгии же его пилотов ждал ни много, ни мало - дубль! Команда, единственные очки которой до середины сезона помещались на носу самого Эдди Джордана, которая проигрывала в чемпионате мира Arrows и Stewart, не говоря уже о Sauber, которая «оспаривала» с Prost малопочетный титул разочарования года, внезапно стала открытием сезона, с лихвой выполнив все традиционно щедрые обещания журналистам на предсезонной презентации. Для того, чтобы понять, как подобное могло произойти, как такая метаморфоза вообще возможна в таком виде спорта, как Формула-1, я предлагаю нам ненадолго вернуться в прошлое.

Эдди Джордан всегда жил так, будто катался на американских горках. То вверх, то вниз. Самое интересное, что судьба предназначала его для совсем другой участи: Эдди был рожден для спокойного и стабильного существования. Нельзя сказать, что он вышел из бедной семьи, но послевоенный кризис в Ирландии был таков, что и тот «средний класс», к которому с гордостью причисляли себя Патрик и Эйлин Джорданы, едва сводил концы с концами. В этой ситуации обычно находят два выхода - либо подыскивают себе стабильную работу, либо ударяются в религию. Причем в Ирландии одно не мешало другому. До 15 лет Эдди не сомневался в том, что его ждет карьера католического священника. Однако появившаяся с ранних лет коммерческая жилка очень быстро внесла в этот план серьезные коррективы. Не было, пожалуй, ни одной вещи, которой рано или поздно маленький Джордан не пытался бы втихомолку приторговывать на дублинских рынках. Причем с неизменным успехом, ибо талант убеждения покупателя был у него, как говорится, в крови. Короче говоря, своей жизненной стезей Эдди решил избрать банковское дело и к своей учебе отнесся очень серьезно. Родители были счастливы: такая работа давала необходимые гарантии стабильности в экономическом хаосе независимой, но отнюдь не процветающей Ирландской республики. И все бы ничего, не подцепи Джордан где-то вирус автогонок. Причем никакой генетической предрасположенности к этому заболеванию у Эдди вроде бы не было. В семье единственным прецедентом были лишь периодические появления в местных ралли его дяди, так что глубокой автомотокультурой Эдди не обладал. Что не помешало ему моментально стать настоящим специалистом и всерьез задуматься о карьере в автоспорте. Но только не в ущерб банковскому делу! С тех пор лейтмотивом всей последующей жизни ирландца стали две страсти - бизнес и гонки. Любовь к скорости и любовь к деньгам...

В мире Формулы-1 высшей похвалой для тим-менеджера издавна считалось сравнение с Энцо Феррари. Тень легендарного Коммендаторе регулярно падает в статьях и репортажах журналистов то на чело Фрэнка Уильямса, то на могучий лоб Рона Денниса, а то и накрывает целиком фигуру кого-либо еще из их коллег. Единственный, кого почему- то никогда не сравнивают с великим итальянцем, - это как раз Эдди Джордан. На мой взгляд - совершенно напрасно. Из всего нынешнего «пелотона» руководителей команд именно «несерьезный» ирландец больше всего подходит на роль Энцо Феррари наших дней. Спросите кого угодно из тех, кто работает у него в команде, и вы услышите: «Это самая оригинальная личность в паддоке. Он постоянно шутит, постоянно кого-либо разыгрывает, его юмор не знает простоя, что отнюдь не мешает самому профессиональному отношению к делу. Он умеет работать с партнерами и спонсорами, он постоянно увеличивает штат, бюджет и техническое оснащение команды, он целиком устремлен в будущее. При этом он неизменно пребывает в хорошем настроении, его окружает дружеская атмосфера и т.д. и т.п.» А теперь попросите охарактеризовать Джордана тех, кто работал в его команде, но по каким-то причинам (не обязательно со скандалом или обидами) был вынужден оттуда уйти: «Это жестокий лживый капиталист. Он не останавливается ни перед чем для достижения своей цели, какой бы ничтожной она ни казалась. Он улыбается тебе в лицо и бьет ножом в спину практически одновременно. Для него все методы хороши, лишь бы достичь поставленной цели. Его алчность не знает границ, он скуп и норовит всегда обойти контракт, закон, мораль, не говоря уже об элементарном такте. Его юмор - лишь ширма для обмана».

Самое интересное, что и те, и другие будут высказывать вам свое мнение абсолютно искренне, не пытаясь сводить никаких счетов. И те, и другие приведут целую кучу фактов и расскажут множество историй в подтверждение своей точки зрения. Однако при всей противоположности этих позиций в них есть один общий момент: Эдди Джордан никого не оставляет равнодушным. И любить, и ненавидеть его можно только истово, всей душой. А это и есть основная отличительная черта всех действительно незаурядных людей. Найти же истину, реально оценить этот «персонаж» практически невозможно. Да и есть ли она, эта истина? Джордан таков, каков он есть, и отнюдь не пытается заставить себя любить. Попробуйте поговорить с ним. Если вам удастся пробиться сквозь ирландский акцент, постоянные шутки и недоговоренности, то перед вами предстанет именно тот, о ком вам и говорили: вероломный и обаятельный ирландец. Эдди сам со смехом расскажет вам, как продавал машины через знакомого дилера наивным девушкам, пришедшим в его банк просить кредит. Он поведает, как регулярно проигрывал своему партнеру по выступлениям в Формуле-2 Стефану Юханссону и, в итоге, предпочел сосредоточиться на деятельности тим-менеджера. Он недовольно поморщится при упоминании о финансовой помощи, которую Берни Экклстоун оказал ему в 1993 г. Он удовлетворенно хмыкнет, вспоминая, как умудрился получить деньги за свой единственный тест за рулем Формулы-1 в 1979 г. Охотно признается, что заплатил Мэнселлу миллион фунтов за пародию на переговоры о возможном сотрудничестве перед сезоном-97, чтобы напомнить о своей команде прессе, поднять свой престиж в глазах Benson and Hedges и постараться сохранить Peugeot. Он подтвердит слухи о парике, который носит аж с 1972 г., когда после страшной аварии в картинге с открытым переломом ноги и операции за одну ночь в больнице разом потерял все волосы. Он блаженно зажмурится при одном упоминании о том, как ему удалось вырвать Хилла из-под самого носа Алена Проста, и грустно вздохнет, вспомнив, во что это ему обошлось.

Одним словом, перед вами предстанет именно тот, о ком вам и говорили, - человек, влюбленный в автоспорт и в его деньги. Причем последний фактор отнюдь не обязательно негативен. Лишь благодаря своему чутью и банковскому опыту нашему герою удалось войти в закрытый клуб тим-менеджеров «конюшен» Ф-1. В конце концов, сам Эдди постоянно любит повторять, что главная победа его команды в том, что она выжила. Выжила, придя в Формулу-1 в самом начале 90-х, в самое неблагополучное с экономической точки зрения время. Из всех созданных тогда или чуть раньше команд уцелела только эта. Разорялись же один за другим не только зеленые новички, но и гранды вроде Lotus и Brabham, которых, казалось бы, спасти от банкротства должно было одно только имя. Чуть позже нечто похожее на подвиг Jordan удалось Sauber и Stewart, но только благодаря огромной стартовой финансовой и технологической поддержке таких гигантских корпораций, как Mercedes и Ford. Джордан же был один. Когда он решился на создание команды Ф-1, в активе был лишь богатый опыт выступлений в младших Формулах, где за него ездили и побеждали многие будущие звезды «больших гонок» - Мартин Брандл, Дэмон Хилл, Джонни Херберт, Жан Алези. Именно с его маленькой структуры начинался европейский путь к мировым вершинам Айртона Сенны. Eddie Jordan Racing собрала целую коллекцию выигранных в Формуле Ford, Ф-3 и Ф-3000 чемпионатов. Но было ли это достаточным основанием для уверенности в «королевском» дебюте? Вряд ли...

Тем не менее, Эдди решился на «большой скачок». Он поручает своему соратнику Гари Андерсону (с которым познакомился еще в 1986 г. на одной из гонок в Бирмингеме) построить шасси, подписывает контракт на поставку 8-цилиндровых моторов Ford (на пару эволюций хуже, чем у основного партнера американцев - Benetton) и собирает 6 млн (!) фунтов бюджета. Пилотами его команды становятся вечный ветеран Андреа де Чезарис (против которого Джордан гонялся в Формуле-2 еще в бытность свою гонщиком) и никак не проявивший себя пока Бертран Гашо. Именно в это время Lotus переживает очередной кризис, и Эдди предлагают просто-напросто купить эту прославленную команду. Тогда ему разом достался бы и Джонни Херберт и (что куда важнее) готовая «торговая марка», несущая избавление от статуса новичка и, соответственно, от мучительной процедуры существовавших тогда предквалификаций. Но гордость берет верх над практичностью, и Джордан все же предпочитает самостоятельный путь. И что же? В Канаде оба пилота получают очки, в Венгрии на счету Гашо - лучший круг, а в Бельгии в команде дебютирует суперновичок Михаэль Шумахер, при этом в той гонке де Чезарис едва не выигрывает у самого Айртона Сенны. Итог сезона - 5-е место в Кубке конструкторов и обещание Джордана, который сам не ожидал такого поворота событий, стать через три года чемпионом мира.

Но мы не зря упоминали американские горки в начале статьи. Все оказалось далеко не столь розовым, как это виделось сквозь очки Эдди Джордана. Команда закончила сезон, истратив 10 млн. фунтов - чуть ли не вдвое больше своего реального бюджета. Все это грозило большими неприятностями в самом ближайшем будущем. И Эдди решил убить кучу зайцев одним выстрелом. Вместо того, чтобы оставаться рядовым клиентом Ford, он решил найти моториста, который стал бы его партнером. И нашел его в лице концерна Yamaha. Джордан получил эксклюзивный 12-цилиндровый двигатель, имевшего у японцев высокий статус после сотрудничества с Tyrrell-Honda Стефано Модену, а главное - неиссякаемый поток йен, позволивший залатать дыры в бюджете. Выручила ирландца и зарождающаяся дружба с Роном Деннисом (который при первой встрече бросил ирландцу: «Добро пожаловать в страну акул», а в Спа’98 приказал Култхарду, отстававшему на пять кругов, обогнать Алези и прикрывать два болида Jordan). Были времена, когда McLaren выигрывал все гонки подряд, и его коммерческая служба просто не знала, как разместить на бортах болидов логотипы всех своих спонсоров. Решение было найдено, и «лишних» рекламодателей в обмен на солидный процент «перекинули» на Jordan. А в придачу Сенна устроил туда и своего старого друга Маурицио Гужельмина. Перед началом сезона Джордан уверял, что Модена и Гужельмин обладают потенциалом чемпионов мира, но уже с середины сезона начал обвинять их в неспособности к настройкам машины и давал открыто понять прессе, что ему их навязали. «Крайними» гонщики стали потому, что качество шасси было далеко от прошлогоднего, двигатели Yamaha оказались тяжелыми, маломощными и крайне ненадежными, а команда набрала за весь чемпионат лишь одно очко. Это был уже не первый случай разлада Эдди с его пилотами. Ранее он бросил в беде Бертрана Гашо и до сих пор судится с Михаэлем Шумахером, ушедшим в Benetton после той самой дебютной гонки в Спа. Судиться он будет и с Физикеллой, и с Ральфом Шумахером. В 1996 г. он выгнал верой и правдой служившего ему 4 года Баррикелло (ставшего очередным «козлом отпущения» грехов плохого шасси). Годом раньше долго и упорно спекулировал своим другом, тезкой и соотечественником Эдди Ирвайном в переговорах с Ferrari, а в 1993 г. и вовсе устроил выездную распродажу, сменив за рулем одной машины аж пятерых пилотов. О вероломстве Джордана может много рассказать и то, как он поступил с мотористом Брайаном Хартом, которого долго убеждал прийти в 1993 г. на смену Yamaha, но которого, несмотря на несколько неплохих результатов (например, памятную гонку юного Рубенса Баррикелло в Донингтоне под дождем или невероятный дебют Ирвайна в Японии), моментально забыл, стоило Рону Деннису (да-да, опять...) предложить Эдди бесплатные двигатели Peugeot (и спонсорские миллионы Total в придачу), которые шеф McLaren в свою очередь бросал в угоду Mercedes. Peugeot затем три года безуспешно ждал в ирландской «конюшне» побед и едва не стал жертвой Джордана, захотев уйти к Prost. Одним словом, если посмотреть с этой точки зрения, то картина складывается действительно не в пользу Эдди.

Но можно ведь посмотреть и иначе. Кто на его месте смог бы пережить кризис 1992-1993 гг.? Кто ухитрился бы затем лавировать между требующим побед Peugeot и хронической нехваткой средств, да еще и найти при этом такую мощную финансовую поддержку, как Benson and Hedges? Кто сумел бы пережить потерю такого партнера, как Peugeot? Тем более, что как раз 1997 г., когда решение французов (о котором они теперь наверняка жалеют) было уже принято, оказался удачным, и молодые Физикелла и Ральф Шумахер не только регулярно попадали на подиум, но и реально претендовали на пару-тройку побед. Кто смог бы в этих условиях в корне сломать свою политику, отказавшись от идеи небольшой динамичной команды в пользу перспективы, и регулярно увеличивать штат, наращивать производственные мощности, строить аэродинамическую трубу? Кто, наконец, нашел бы в себе довольно сил и решимости, чтобы принести в жертву Формуле-1 лучшего друга, Гари Андерсона, с которым начинал когда-то и вместе прошел по трассам всего мира сквозь 90-е годы. Именно приглашение на пост главного конструктора молодого и талантливого Майка Гаскойна, именно его «пожарные» меры по спасению потенциально неплохого шасси и позволили команде совершить столь впечатляющий рывок, приведший в итоге и к дублю в Спа, и к историческому 4-му месту в Кубке конструкторов на Сузуке. Одним словом, Джордан действительно достоин сравнения с Энцо Феррари. Он беспощаден и профессионален. Именно такие люди и оставляют след в истории. Эдди, как уже говорилось, только 50 лет. И вполне возможно, что парочка первых десятилетий XXI века будет принадлежать именно его команде.

Артем Бунин

PS. На презентации новой машины перед минувшим сезоном Хонда заметил на руке Эдди часы... Ferrari. В ответ на вопросительный жест своего нового моториста ирландец замялся и пустился в длинные и маловразумительные рассуждения о подарке брата одного из его пилотов. Думается, что нажитое в последние несколько лет состояние вполне позволило бы Джордану узнавать время и без помощи подарков Михаэля. Так что эти часы можно, наверное, рассматривать как символ. Как вы считаете?


Категория: №6 (01.1999) | Добавил: LiRiK3t (11.04.2012)
Просмотров: 1334 | Теги: один на один, №6(01.1999)
^Наверх
вход выход Created by LiRiK3t