Меню сайта
Поиск по сайту
Номера журнала
Рубрики журнала
Фотоальбомы
Разное
Пользователи
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Яндекс.Метрика

Индекс цитирования.
Главная » Статьи » Номера журнала » №70 (05.2004)

Красные дьяволы

Красные дьяволы о гонках и о себе

 

Текст: Владимир МАККАВЕЕВ

Плановые интервью у гонщиков Ferrari расписаны на годы вперед. И, право, в Малайзию стоило съездить только затем, чтобы получить возможность побеседовать с ними «вне очереди»

После раскаленного, как в хорошей сауне, насыщенного влагой малайзийского воздуха мягкая кондиционированная прохлада пятизвездочного отеля «Пан-Пасифик», где во время Гран При Малайзии традиционно останавливаются все гонщики «большого цирка», кажется райским блаженством. Контраст с тропической парилкой за окном подчеркивает искусственная елка из серебристой мишуры в фойе. Эта елка вкупе с веселым журчанием «горного» ручейка в зимнем саду превращает «Пан-Пасифик» в своего рода кусочек весенней Европы посреди душной малайзийской вневременности. Именно в этом «европейском доме Ф-1» в четверг накануне Гран При местное отделение компании Philip Morris вот уже несколько лет подряд устраивает большие, занимающие практически полдня пресс-конференции и встречи пилотов Ferrari с журналистами. Как заметил во время интервью «Формуле» прилетевший в среду в KLIA (Международный аэропорт Куала-Лумпура) Михаэль Шумахер, «в Малайзии, как и в Монако, наша работа начинается в четверг». И поскольку европейский журналистский корпус на этом Гран При не так уж и многочислен, то добиться аудиенции у «краснокожих» оказывается значительно легче. Одним словом, здесь все свои. И отказать в беседе довольно сложно.

Однако свести вместе двух партнеров по Ferrari даже здесь практически невозможно: каждая минута их времени стоит слишком дорого, чтобы они тратили их, ожидая своей очереди для ответа. Приведенный ниже разговор двух партнеров самой грозной команды чемпионата, конечно, заочный. Просто двум гонщикам задавались одни и те же вопросы. Но ответы получились разными...

«Формула»: Михаэль, Рубенс, надеюсь, вы неплохо провели те полторы недели, что отделили этот гоночный уик-энд от австралийского Гран При и готовы к жаркой малайзийской гонке.

Михаэль Шумахер: О, я действительно здорово отдохнул. После Мельбурна мы с Коринной, Бобом (Сингхом - тренером Шумахера) и Вилли (Вебером) отправились к морю на Лангкави, где отлично провели время: попривыкли к малайзийской жаре, поплавали и даже отметили день рождения Вилли. Словом, я чувствую себя великолепно отдохнувшим и на 100% готовым к гонке. А вот Рубенсу, думаю, пришлось тяжелее, ведь он вынужден был слетать в Европу и обратно.

Рубенс Баррикелло: Я действительно побывал в Европе. Более того, на тестах в Валенсии среди тест-пилотов я оказался единственным действующим гонщиком. Но я тоже отнюдь не чувствую себя уставшим, хотя, может быть, и не так сильно загорел, как Михаэль, зато неплохо отоспался и в самолетах, и (смеется) на тестах в Валенсии, где из-за огромной разницы во времени меня все время клонило ко сну. Ведь когда в Европе утро, на долготе Мельбурна и Малайзии уже вечер. Ну да ничего, у нас «вахтовый метод», так что после этой гонки вкалывать будет уже Михаэль, а я поеду домой в Бразилию.

«Ф»: Получается, за две недели ты совершишь кругосветное путешествие.

Р.Б. Я пока не знаю, как полечу из Сан-Паулу в Бахрейн, но, скорее всего, так оно и случится.

«Ф»: В Австралии вы буквально разбили всех своих соперников, не оставив им ни единого шанса. После предсезонных тестов вы ожидали, что будете иметь столь подавляющее преимущество?

Р.Б.: Пока еще рано говорить о том, что наше преимущество будет таким уж безоговорочным. На зимних тестах очень неплохо смотрелись Renault и Williams, думаю, и McLaren к ним еще подтянется. В любом случае, если не сейчас, то после возвращения в Европу соотношение сил в пелотоне может сильно измениться, вспомните хотя бы прошлый сезон...

М.Ш.: Мы не знаем, насколько осторожничали наши соперники в Мельбурне, заботясь о долговечности своих моторов, поэтому первая гонка - еще не показатель. А вот Гран При Малайзии - традиционно не самый удачный для нас Гран При сезона - во многом прояснит ситуацию. Подождите три дня, и мы все поймем: так ли уж мы сильны, как вам показалось в Австралии.

«Ф»: Хорошо, если понять истинную силу конкурентов после одной гонки действительно достаточно сложно, то оценить боевой потенциал собственной машины вы, безусловно, уже смогли. Михаэль, как тебе понравилась F2004 по сравнению с F2003-GA?

М.Ш.: Оказавшись за рулем этого автомобиля, я в очередной раз убедился в том, что нет предела совершенству. Год назад я распевал дифирамбы в адрес F2003-GA, совершенно искренне утверждая, что это лучший автомобиль, на котором мне доводилось выступать, и сегодня могу лишь повторить то же самое в адрес F2004. Я не перестаю восхищаться этой машиной и людьми, построившими ее. Просто невероятно, как нашим инженерам год от года удается столь значительно улучшать и без того самые совершенные машины Формулы-1.

«Ф»: Удивительно, но правило одного двигателя на уик-энд, кажется, не только не умерило прыти автомобилей Ф-1, а, наоборот, сделало их значительно быстрее. Каково ваше отношение к тем изменениям в правилах, что произошли минувшей зимой?

М.Ш.: Не думаю, что машины стали быстрее с одним мотором на уик-энд. Я бы сказал, что из-за этого они стали не настолько быстрее, насколько могли бы, хотя, если честно, мы потеряли не много. Мотористы поработали этой зимой просто замечательно. Да и не только мотористы... С технической точки зрения этой зимой Формула-1 сделала большой шаг вперед, может быть, самый большой за последние годы.

Р.Б.: По большому счету, гонщикам все равно, раскручивается ли мотор до 18,5 или только до 18 тысяч оборотов. Мощность практически не изменилась, так что никаких проблем. Но что меня - и, насколько я знаю, не только меня - действительно разочаровало, так это новый формат квалификаций. Если в прошлом году мы полностью выкладывались на обоих квалификационных кругах, то теперь в первой серии кругов большинство просто отбывает номер и бережет машину. Возможно, на холодных или сырых трассах что-то изменится, но, в любом случае, не думаю, что такой формат квалификаций интересен зрителям больше, чем нам.

«Ф»: Михаэль, а что ты думаешь по поводу квалификационных новшеств?

М.Ш.: Я тоже не испытываю пока большого восторга, но спешно что-то менять после первой же гонки, на мой взгляд, было бы ошибкой. Это не игрушки. Формула-1 - серьезное предприятие, и нужно сначала найти несколько альтернативных решений, а потом спокойно выбрать из них лучшее. Спешка здесь - плохой советчик.

«Ф»: А что вы скажете о запрете автоматических коробок передач? Это как-то отразилось на работе пилотов?

М.Ш.: Безусловно, это сделало нашу работу несколько разнообразнее, теперь (улыбается) нам гораздо труднее уснуть в кокпите, постоянно нужно переключать передачи... Ну а если серьезно, это повышает роль гонщика в управлении автомобилем, что меня всегда радует.

Р.Б.: Я тоже не против возвращения к ручному переключению передач. Автомобили Формулы-1 и так в последние годы стали слишком умными и сложными.

«Ф»: Следующим этапом после Малайзии будет Гран При Бахрейна, с какими чувствами вы поедете на первый ближневосточный Гран При Формулы-1?

М.Ш.: С любопытством.

Р.Б.: Всегда интересно познакомиться с новой страной, новой трассой, новой культурой. Насколько я знаю, этот Гран При - крупнейшее спортивное событие в истории Бахрейна, поэтому уверен, он будет организован на высоком уровне. Единственное, что меня беспокоит, - абсолютно незнакомая трасса и песок, которого, говорят, там немало.

«Ф»: Конечно, после одной гонки делать прогнозы рановато, но все-таки что вы думаете о шансах на титул своих собственных и своего партнера?

М.Ш.: Думаю, F2004 и блестящая работа команды дает нам неплохие шансы на победу в чемпионате. Но, как показал прошлый сезон, силы нескольких команд в Ф-1 практически выровнялись и уровень конкуренции заметно повысился. Мне бы, конечно, хотелось, чтобы моим главным оппонентом в борьбе за титул стал Рубенс, хотя, если он проявит слишком много прыти, не исключено, что это может доставить мне немало неприятностей.

Р.Б.: Я в отличной форме. Кажется, еще никогда я не ощущал себя настолько готовым к схватке за титул, как сегодня, но бороться с Михаэлем безумно сложно. Хотя нынешняя система подсчета очков, мы видели это на примере прошлого сезона, делает главным фактором победы стабильность и надежность машины. Достаточно постоянно финишировать в первой тройке, и... чем черт не шутит. Поэтому я пока воздержусь от прогнозов, надеюсь только, что титул достанется все же пилоту Ferrari.

«Ф»: Рубенс, а в чем, как ты считаешь, главный секрет Михаэля, позволяющий ему столько лет удерживаться на вершине?

Р.Б.: Он совершает гораздо меньше ошибок, чем все остальные.

«Ф»: Годы, проведенные в команде из Маранелло, сильно изменили тебя?

Р.Б.: Безусловно, и в первую очередь - психологически. Поверь, разница в психологии между пилотом, который борется за победы в гонках, и гонщиком, сражающимся за места в очковой зоне или даже на подиуме, куда больше, нежели кажется при взгляде на разрыв между ними на трассе. И преодолеть невидимый психологический барьер порой бывает гораздо труднее, чем отыграть несколько секунд.

«Ф»: Михаэль, ты перекрыл уже почти все возможные рекорды «большого цирка», но при этом много раз говорил в своих интервью, что цифры для тебя не важны.

М.Ш.: Да, верно.

«Ф»: Но, помнится, когда в 2000 году в Монце ты догнал Сенну по количеству побед, то от избытка чувств даже заплакал на пресс-конференции, а теперь ты все ближе подбираешься к его «вечному» рекорду по числу поул-позиций...

М.Ш.: Тот случай в Монце лишь доказывает искренность моих слов. Если ты помнишь, когда я побил абсолютный рекорд Проста (51 победа в Гран При), я не уронил ни слезинки, а тогда в Монце плакал не от того, что догнал Сенну, меня переполняли эмоции от нахлынувших воспоминаний об Айртоне. С детских лет, с тех пор как в 10-летнем возрасте я впервые увидел его на трассе, он был моим кумиром, которому я всегда стремился подражать. Правда, потом, когда я попал в Ф-1, наши отношения поначалу складывались очень непросто. А когда они стали налаживаться, он погиб в Имоле. С тех пор прошло уже почти 10 лет, но мне по-прежнему не хватает его.

«Ф»: Рубенс, надо думать, для тебя Сенна значил не меньше, чем для Михаэля?

Р.Б.: Еще бы! Айртон был моим кумиром, моим идолом, а потом, когда я приехал в Европу и попал в Формулу-1, он постоянно помогал мне, опекал, присматривал за мной. Когда в пятницу перед гонкой в Имоле я попал в аварию, он примчался ко мне в больницу, а через два дня его не стало. Это было ужасно. Сенна был для меня не просто наставником, а одним из самых близких людей. Помню, когда пять лет назад на фестивале в Гудвуде я сел за руль его старого McLaren, я тоже чуть не разрыдался от избытка чувств.

«Ф»: Хотя вы несколько лет выступали вместе в «большом цирке», Сенна все-таки был для вас пилотом старшего поколения. А сегодня в Ф-1 уже вовсю идет новая смена поколений. Вы ощущаете себя ветеранами?

М.Ш.: Ничуть. Я в отличной физической форме и совершенно не чувствую возрастной дистанции между собой и теми молодыми парнями, что в последнее время стали появляться в Формуле-1: Алонсо, Райкконен, Масса... Разве что с годами я стал гораздо меньше отвлекаться на разные посторонние вещи, которые происходят в паддоке, и совершаю меньше глупостей как на трассе, так и вне ее.

Р.Б.: Смена поколений - это нормальный процесс в Формуле-1, от этого никуда не деться. В свое время я сам очень рано дебютировал в «большом цирке» и на собственном опыте знаю, как это непросто, а потому искренне восхищаюсь новым поколением «формульной» молодежи, которая пришла в Ф-1 так рано, да еще прямиком из «младших» Формул. Десять лет назад во времена моего дебюта такое было невозможно. Формула-1 сильно помолодела.

«Ф»: Михаэль, в последнее время в паддоке все больше разговоров о твоем возможном скором уходе из гонок...

М.Ш. (поспешно): Я уже устал от этих разговоров, сколько можно... Я продолжу гоняться до тех пор, пока буду выигрывать гонки и пока это будет доставлять мне удовольствие. В настоящий момент у меня нет проблем с мотивацией, уходить я не собираюсь, и давайте на этом закроем тему.

«Ф»: Хорошо, давай сменим тему. Знаешь, в Ф-1 бытует мнение, что ты, как бы это сказать, очень аккуратно подбираешь себе партнеров по команде. Вспомни, ведь в 80-е годы в «большом цирке» было сразу несколько «дрим-тим»: Сенна-Прост в McLaren, Мэнселл-Пике в Williams... У тебя же, по сути, не было ни одного столь сильного партнера. Тебе не кажется, что это несколько обесценивает некоторые твои победы?

М.Ш.: Тебе кажется, что Рубенс - слабый партнер?

«Ф»: Нет, но я имею в виду гонщиков чемпионского уровня.

М.Ш.: Я думаю, уровень Рубенса ничуть не ниже, да и Мартин (Брандл), Джонни (Херберт) или Эдди (Ирвайн) не были слабыми партнерами. Но, если хочешь, обратимся к 1991 году, когда я выступал в одной команде с Нельсоном Пике. Конечно, можно сказать, что это был закат его карьеры, но, с другой стороны, ему тогда было не намного больше лет, чем мне сегодня.

«Ф»: А как насчет Мики, Жака или Хуана?

М.Ш.: Я не отказывался выступать с ними в одной команде, но этот вопрос никогда и не поднимался, поскольку никто из них не горел желанием делить со мной «конюшню».

«Ф»: Хорошо, тогда скажи, на твой взгляд, Формула-1 - это командный вид спорта?

М.Ш.: Безусловно, командный, но... немного не в том смысле, как футбол.

«Ф»: Сегодня гонки для вас - и жизнь, и работа, но если на секунду представить, что вы могли бы не стать гонщиками, где бы вы нашли себя в жизни?

Р.Б.: Жизнь слишком сложна и непредсказуема, чтобы можно было вот так просто сказать, кем бы мы стали, если бы не выбрали автоспорт. Думаю, в таком случае я бы занялся семейным бизнесом, а может, нашел бы совсем иное применение своим силам, кто знает...

М.Ш.: В свое время я получил диплом механика (смеется), у моего отца картодром в Керпене... Возможно, я занялся бы им или попробовал себя в другом виде спорта: футболе, дзюдо, но не думаю, что добился бы там таких же успехов, как в гонках. Как-то раз в детстве я уже сделал выбор между картингом и дзюдо в пользу последнего, однако успеха мне это не принесло.

«Ф»: Михаэль, жизнь пилота Формулы-1 связана с постоянными переездами, но я знаю, что у вас с Рубенсом по несколько домов: у тебя - в Швейцарии и Норвегии, у Рубенса - в Монако и Сан-Паулу, где же вы все-таки живете, и что считаете своим настоящим домом?

М.Ш.: Мой дом в Швейцарии. Это наше с Коринной уютное гнездышко, там постоянно живут мои дети, и туда я каждый раз спешу после гонок. Поначалу я хотел купить виллу в Италии, поближе к базе Ferrari, но так и не смог найти вариант, полностью соответствующий моим требованиям, поэтому продолжил поиски в Швейцарии, где и отыскал дом своей мечты. Что же до моей виллы в Трисиле под Осло, то это сказочный деревянный домик в зимнем раю, куда я езжу в межсезонье покататься на лыжах, пообщаться с друзьями (рядом находится вилла пятикратного олимпийского чемпиона по биатлону и большого поклонника Михаэля Уле Эйнара Бьорндалена) или просто насладиться покоем снежной пустыни.

Р.Б.: Большую часть времени по ходу сезона я, естественно, живу в Монако, но душой всегда стремлюсь в Бразилию. Там мой истинный дом.

«Ф»: Я знаю, что вы оба очень любите футбол и, наверняка, будете внимательно следить за чемпионатом Европы. С Михаэлем все понятно, он будет переживать за Германию, а за кого будешь болеть ты, Рубенс, ведь Бразилия в этом турнире не участвует?

Р.Б.: Что за вопрос? Конечно, за Италию. Думаю, вся Ferrari будет болеть за «Скуадру адзурру», и Михаэль не станет исключением... Разве что в матче с Германией.

«Ф»: Михаэль, говорят, что в Швейцарии есть футбольная команда, за которую ты время от времени выступаешь, а как насчет Германии, ты болеешь за какую-нибудь из команд «Бундеслиги»?

М.Ш.: Да, конечно, я с детских лет болею за «Кельн», и хотя сейчас команда переживает не лучшие времена, менять своих пристрастий не собираюсь.

«Ф»: Михаэль, ты один из руководителей Ассоциации гонщиков Гран При. Расскажи, пожалуйста, своим российским болельщикам, в чем состоит твоя работа на посту руководителя GPDA?

М.Ш.: Что бы там ни говорили, а автогонки все же очень опасный вид спорта. Хотим мы этого или нет, но аварии - неотъемлемая часть Формулы-1, и, несмотря на все усилия Федерации, сделать гонки абсолютно безопасными нельзя. Мы лишь можем постараться минимизировать риск - в этом и состоит основная задача GPDA. Мы очень плотно сотрудничаем с комитетом по безопасности FIA, даем им свои консультации относительно строительства новых автодромов, реконструкции поворотов и зон безопасности. Сейчас одним из главных путей повышения безопасности трасс, на мой взгляд, является частичный отказ от гравийных зон безопасности в пользу асфальтовых.

«Ф»: Скажи, насколько велика вероятность того, что по окончании твоей гоночной карьеры мы увидим тебя на капитанском мостике одной из команд Формулы-1?

М.Ш.: Вероятность такого развития событий близка к нулю. Когда я оставлю Ф-1, я уйду из гонок окончательно и бесповоротно. Я не собираюсь ни продолжать гоночную карьеру в других сериях, ни становиться тим-менеджером. Мне это не интересно.

«Ф»: Рубенс, со стороны вы с Михаэлем кажетесь столь психологически разными людьми: ты очень эмоциональный человек, он же, напротив, - образец эдакого нордического спокойствия. Как вы уживаетесь?

Р.Б.: Великолепно. Думаю, мы и ладим так здорово именно потому, что действительно очень разные люди, и не только в том, что касается эмоций. Возможно, это мешало бы нам, если бы мы были очень близкими друзьями, но для приятельских отношений и работы внутри команды это даже хорошо.

Редакция благодарит малайзийское представительство Philip Morris за помощь в подготовке этого материала

Категория: №70 (05.2004) | Добавил: LiRiK3t (28.02.2014)
Просмотров: 828 | Теги: №70(05.2004), интервью
^Наверх
вход выход Created by LiRiK3t