Меню сайта
Поиск по сайту
Номера журнала
Рубрики журнала
Фотоальбомы
Разное
Пользователи
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Яндекс.Метрика

Индекс цитирования.
Главная » Статьи » Номера журнала » №71 (06.2004)

Пять минут счастья

 

Пять минут счастья

 

Текст: Александр КАБАНОВСКИЙ

Как назло, таксист попался немолодой, рассудительный, а главное - привыкший возить туристов. Едва ли не около каждого здания он притормаживал и с гордостью и восхищением рассказывал очередную невероятную историю. Мне же хотелось совершенно противоположного - чтобы он хоть на несколько минут позабыл о роли гида и, даже более того, о правилах движения и мчался быстро, как только может. Но увы, не первой уже свежести Renault - черный с желтыми дверьми, как и все барселонские такси, - с черепашьей скоростью продолжал свой неспешный путь по узеньким улочкам Монжуик-парка.

Наше путешествие началось от Олимпийского стадиона. Это название арена, где проводит домашние матчи футбольный клуб «Реал Эспаньол», получила в 1992 году, когда в столице Каталонии состоялись игры XXIII летней Олимпиады. Построен же он был в 1929 году, а четыре года спустя принял финальный матч Кубка Испании между командами Мадрида и Бильбао, как раз в тот самый день, когда Хуан Дзанелли выиграл первую гонку в парке. Кстати, эта игра едва не послужила причиной отмены Гран При, но в итоге автогонщикам и футболистам удалось договориться - купив билет, любой болельщик мог увидеть оба события, да еще и утреннюю мотогонку. Со стадионом связана и еще одна любопытная история. В 1975 году организаторы Гран При решили разместить команды прямо на его арене. И хотя это решение было принято еще до скандального «бунта» GPDA, оно оказалось для устроителей гонки как нельзя кстати - всего один поворот ключа, и можно не опасаться, что какая-нибудь «конюшня» в знак протеста покинет Барселону.

От стадиона еще метров 200 дорога (а точнее - улица Estadi, Стадионная) идет на подъем, достигая самой верхней точки трассы. Ее высота - 100,06 м, в то время как самая нижняя точка кольца возвышается над водами плещущегося совсем рядом Средиземного моря всего на 34,62 м. На скорости порядка 40 км/ч этот участок не кажется особенно сложным или интересным, и даже есть время, чтобы посмотреть по сторонам, - справа склон холма резко уходит вверх, и за кронами деревьев можно увидеть расположенный на его вершине замок. Слева же, в некотором удалении от дороги, скрылся в тени «маленький дворец» Palauet Albeniz.

Впрочем, гонщикам было не до окрестных красот - в этом месте машины разгонялись до 250 км/ч, а на перегибе отрывались от полотна всеми четырьмя колесами. Увы, не всегда эти прыжки заканчивались благополучно. Но сейчас ничто не напоминает о печальных событиях не такого уж и давнего прошлого. Более того, чтобы современные водители даже случайно не повторили «подвигов» Риндта, Хилла и Штоммелена, именно здесь улетавших в отбойники, на месте перегиба установили светофор и нарисовали пешеходную «зебру».

Еще несколько сотен метров - и мы в самом, пожалуй, известном повороте барселонской трассы - El Angulo, «угол». Мой попутчик перестраивается влево, пропускает, как и положено, встречный транспорт и направляет машину в «горлышко» поворота. И вновь черепашья скорость не позволяет в полной мере ощутить, что же испытывали здесь гонщики. Ведь поворот этот невероятно сложен - крутизной в 165º и радиусом всего-то метров в 15, он, кроме того, имеет уклон относительно горизонта, к тому же трасса здесь сужается. Воистину адская смесь! Тем удивительнее, что за все время существования трассы в парке здесь практически не было серьезных происшествий. Безусловно, на первом круге, особенно в кузовных гонках, пилотам приходилось изрядно потолкаться, но лишь дважды столкновения в El Angulo получались действительно опасными. В 1968 году на втором круге гонки Ф-2 на машине Жана-Пьера Бельтуаза отказали тормоза (незадолго до старта обнаружилась течь в одной из трубок, и механик, недолго думая, залепил ее жвачкой), и BRM на полном ходу ударил в борт Lotus Джима Кларка. А шесть лет спустя не в меру агрессивная езда Марио Андретти и Витторио Брамбиллы привела к тому, что, получив «пинок» сзади, Ferrari Клея Регаццони протаранила другую красную машину, за рулем которой сидел Ники Лауда.

Мы же проходим «Угол» без происшествий и начинаем по-прежнему неспешное движение к повороту Rosaleda. Право слово, это не городская улица, и даже не гоночная трасса - это самый настоящий горнолыжный спуск! Узенькая дорожка (на картах она обозначена как улица Santa Madrona), петляя, круто уходит вниз. Справа - обрыв, слева - вертикальная каменная стена. Можно только догадываться, каково было здесь участникам Гран При 1933 года - ведь тогда ширина полотна составляла не девять, как сейчас, а всего-то пять метров. Внезапно окружающие дорогу деревья расступаются, и впереди открывается великолепный вид - залитые солнцем холмы, на склонах и у подножия которых расположились невысокие домики. Но секунду спустя пейзаж уже исчез из поля зрения - мы в Rosaleda - одном из сложнейших поворотов барселонской трассы. Дорога огибает музей этнологии, радиус - всего 20 метров, а полотно имеет обратный уклон - наружу поворота. Здесь даже осторожный таксист не смог удержаться в пределах своей полосы - примерно на полметра Renault выскочила на, к счастью, пустую в этот момент «встречку».

Дорога по-прежнему круто уходит вниз, однако несколько распрямляется. Казалось бы, можно слегка перевести дух, и мой попутчик поддает «газу», но именно в этот момент мы и попадаем в самую настоящую аварию. На спуске к повороту Font del Gat («Кошачий фонтан», так называется расположенный здесь популярный ресторан) нас пытается обогнать мотоциклист, однако сноровки ему не хватает, и на торможении Renault получает чувствительный удар в левый борт. Виновник происшествия, конечно, сразу скрывается из виду. Я же за довольно короткий промежуток времени значительно расширил свое знакомство с «непереводимым местным диалектом». Тем временем позади остается маленький скверик с фонтаном и статуями, расположенный внутри Font del Gat, а также здание Греческого театра. Трасса в этом месте ненадолго прекращает свое стремительное падение - можно глубоко вздохнуть - и вновь уходит вниз после левого поворота Teatro Griego.

Улица Santa Madrona становится заметно шире, а по обеим ее сторонам располагаются традиционные туристические достопримечательности: слева - музей археологии, справа - театр Lliure. Дорога идет все более полого, со склона холма мы перемещаемся в обычный городской квартал - правда, застроенный еще в позапрошлом веке. Жизнь здесь идет своим неторопливым чередом - на площадке играют малыши, ребята постарше гоняют мяч, а на лавочках обсуждают что-то невероятно важное пенсионеры. Идиллия, да и только, во всяком случае, когда наблюдаешь за ней с пассажирского сиденья на скорости 40 км/ч.

Гонщики же пролетали этот отрезок всего за несколько секунд, готовясь преодолеть следующий поворот - очень хитрый, недаром получивший название Tecnica. Трасса вновь сужается, чуть виляет влево, а затем резко сворачивает вправо. Именно здесь Джеймс Хант разбил свой Hesketh, лидируя в Гран При 1975 года. После Tecnica мы наконец-то оказываемся на первом действительно прямолинейном участке старого гоночного кольца (а ведь позади - почти половина круга!). Улица Guardia Urbana получила свое название в честь расположенного здесь здания «Городской гвардии». Угрюмое строение с курсирующими вокруг стражами правопорядка разительно контрастирует с расположенным напротив кинотеатром, фасад которого решен весьма авангардно и по ночам переливается множеством огней. Однако свои имена как улица, так и расположенный в ее конце поворот барселонской трассы получили все же в честь «гвардий». В этом левом повороте Тацио Нуволари едва не упустил победу в гонке 1936 года, когда его Alfa Romeo на изношенной до предела резине сорвалась в занос на самом последнем круге.

Renault такая опасность не грозит - мы спокойно преодолеваем Guardia Urbana, и в этот момент все меняется, словно по мановению волшебной палочки. Нет, старый черно-желтый автомобиль не превратился внезапно в Audi ТТ, но вот окружающий пейзаж претерпел, пожалуй, равносильные изменения. Куда девались узкие извилистые улочки, небольшие дома, да и собственно сам холм? Мы оказались на широченной, прямой как стрела, авеню Ruis i Taulet - слева высятся величественные здания Национального дворца, отделенные от дороги каскадом фонтанов, справа - огромные павильоны выставочного комплекса, а за ними просматривается Plaza Espana - одна из главных площадей каталонской столицы. Неудивительно, что именно на Ruis i Taulet первоначально располагались боксы команд - места здесь хватало всем. Длина прямого участка, получившего название «Фонтанная прямая», - около полукилометра, и после череды сложнейших поворотов широкая прямая авеню зачастую играла с гонщиками дурную шутку. Именно здесь случилась первая серьезная авария в истории Монжуик-парка. На тренировке перед гонкой 1934 года американец Питер де Паоло (между прочим - победитель Indy 500 1925 года) налетел здесь на фонарный столб и оказался зажат под перевернувшейся машиной.

Авеню заканчивается почти так же неожиданно, как и возникает. Полотно вновь сужается, и начинается подъем - улица Marques de Comillas. Мы минуем левый изгиб, получивший название La Pergola. Справа расположилось здание старой текстильной фабрики, где сейчас находится музей, а вот слева - весьма любопытное сооружение. Первоначально Pueblo Espanol задумывалась как маленькая крепость. Но вскоре необходимость в боевом форпосте отпала, и Pueblo Espanol решили превратить в музей под открытым небом. Со всей Каталонии сюда свезли строения, представляющие национальную историческую ценность, или же воссоздали их точные копии.

Трасса же продолжает упрямо карабкаться вверх. Подъем совершенно не похож на спуск - дорога пошире, повороты гораздо более плавные. Но здесь столь же важно не переусердствовать со скоростью. Андреа де Адамич в 1973 году и Марио Андретти в 1975-м пренебрегли этим правилом - в обоих случаях машины, как бильярдные шары, летали между отбойниками. Между тем справа открывается великолепный вид на пригород Барселоны, расположенный в своеобразной долине между Монжуиком и грядой других холмов. Мы минуем небольшую площадь Sant Jordi, где рабочие столь же неспешно перекладывают бордюрный камень, и по длинной - почти полукилометровой - затяжной левой дуге попадаем на уже знакомую улицу Estadi. Справа остается Каталонский институт физики, а прямо по курсу находится площадь Европы - Plaza Europa, - в центре которой вознеслась на несколько сотен метров бетонная игла. Это не произведение абстрактного искусства, а точнее, не только оно, - столь изящную форму решила придать своей передающей антенне компания Telefonica.

Огибая площадь, улица выписывает достаточно скоростную «эску». На выходе из нее в 1972 году случилась самая массовая авария в истории Монжуик-парка, В конце первого круга во время гонки «400 километров Барселоны» в классе спортпрототипов здесь развернуло машину Макса Кохен-Оливара. В нее тут же врезался Мари Паломо, в результате чего трасса оказалась перегороженной. А позади мчались еще восемь участников соревнования, причем баки их машин были заправлены под завязку. Проскочить опасное место удалось лишь половине из них. По счастью, серьезных последствий удалось избежать, но гонку пришлось начинать заново.

Круг тем временем подходит к концу. Вдали виднеется чаша стадиона, и нам осталось преодолеть лишь финишную прямую. Этот участок - единственный из всех 3790 метров и 65 сантиметров барселонской трассы, подвергшийся изменениям за 28 лет, прошедших с момента ее закрытия. Когда готовили к Олимпиаде 1992 года спортивный комплекс города - реконструировали стадион, бассейн и возводили здесь же баскетбольную и волейбольную арену, - дорожное полотно перенесли и чуть сузили. А заодно избавились и от ненужного уже пункта управления гонкой, организовав на месте боксов автостоянку. Так из парка исчезло последнее свидетельство гоночного прошлого.

Наше путешествие продолжалось около пяти минут. Не считая тех 80 лет, что пронеслись перед моим мысленным взором. Сегодня Барселона в сознании болельщиков Формулы-1 ассоциируется с автодромом «Каталунья». Открытый в 1991 году, он, безусловно, хорош. Широкие длинные прямые, огромные зоны безопасности, интересное сочетание медленных и быстрых поворотов. Вот только почему-то гонки здесь почти всегда получаются невообразимо скучными.

Редакция выражает благодарность кампании BMW Russland Trading за помощь в подготовке этого материала

Категория: №71 (06.2004) | Добавил: LiRiK3t (28.02.2014)
Просмотров: 933 | Теги: №71(06.2004), история
^Наверх
вход выход Created by LiRiK3t