Меню сайта
Поиск по сайту
Номера журнала
Рубрики журнала
Фотоальбомы
Разное
Друзья сайта
Продажа журналов
Пользователи
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Яндекс.Метрика

Индекс цитирования.
Главная » Статьи » Номера журнала » №71 (06.2004)

Прерванный полет

Прерванный полет

 

Текст: Александр КАБАНОВСКИЙ

Не так уж и давно - всего каких-то полвека назад - специальные гоночные трассы в Европе можно было пересчитать по пальцам. Поэтому гораздо чаще многочисленные гонки проводились по обычным дорогам, а то и просто по городским улицам. Но время неумолимо - лишь давно уже ставшая легендарной гонка в Монако по-прежнему остается в календаре чемпионата. Улицы же других европейских городов на протяжении уже почти трех десятилетий закрыты для соревнований чемпионата мира. Если не считать Монте-Карло, в последний раз машины Ф-1 выходили на городской асфальт Старого Света в далеком 1975 году. Случилось это в Барселоне, а точнее - в Монжуик-парке.

В начале были аристократы

Трудно сказать, когда именно началась эта история. Быть может, за точку отсчета стоит взять примерно 500-й год до нашей эры, когда иберийцы основали поселение на берегу небольшой средиземноморской бухты у подножия холма. Также не исключено, что отсчет нужно вести с октября 1929 года: ведь именно тогда в рамках Международной выставки (к ней готовились почти четверть века!) в Монжуик-парке - живописном районе Барселоны, расположенном на склоне того самого холма, - состоялась первая автомобильная гонка. 11 спортсменов приняли участие в «Выставочном подъеме на холм». Двухкилометровая трасса начиналась на главной площади экспозиции, а затем, петляя, поднималась вверх к новому, только что построенному футбольному стадиону. Быстрее всех оказался немец Курт Шлиман, хотя справедливости ради стоит сказать, что двигатель его Mercedes минимум вдвое превосходил силовые агрегаты других машин по объему.

Очень может быть, что датой рождения барселонской трассы следует считать 19 мая 1931 года. Именно в этот день испанский гонщик-любитель Фернандо де Виская прокатил по Монжуик-парку Рудольфа Караччиолу. Немцу, который за несколько дней до этого выиграл Рамбассаду - испанский этап чемпионата Европы по подъему на холм, увиденное очень понравилось. Он-то и предложил гениальную по своей простоте идею: дополнить подъем к стадиону спуском обратно и получить в результате замкнутую кольцевую трассу. Де Вискае эта идея чрезвычайно приглянулась, и он начал воплощать ее в жизнь. Вторая часть кольца пролегла по узким извилистым дорожкам и хорошо дополнила первую - широкую и скоростную. К сожалению, летом 1932 года Фернандо умер от сердечного приступа, но уже в сентябре автомобильный и мотоциклетный клубы Каталонии объявили, что следующей весной в Монжуик-парке состоятся гонки сразу в двух классах.

Согласно международному гоночному календарю на 1933 год, соревнования в Барселоне были запланированы на 7 мая. Испанское правительство даже обещало выделить на их организацию 50 000 песет. Но, как ни странно, именно этот шаг едва не погубил все предприятие. Европа переживала не лучшие времена, из-за океана долетали отзвуки Великой депрессии, и всего за три месяца до старта в деньгах было отказано. Мотогонщики решили затянуть пояса и провели-таки свою гонку, а вот представителям Автоклуба сделать ничего не удалось. И не исключено, что гоночная Европа так бы никогда и не узнала о Монжуик-парке, если бы не великосветский клуб «Пенья-Рин».

Членами клуба были преимущественно молодые барселонские аристократы, поэтому неудивительно, что «Пенья-Рин» уделял много внимания гонкам. В начале 20-х годов трижды проходил Гран При клуба в классе «вуатюретт», также именно «Пенья-Рин» организовывал Рамбассаду, да и Фернандо де Виская был одним из его членов. Так что решение клуба об организации в парке автогонки выглядело вполне логичным. Другое дело, что барселонцы решили провести подготовку к столь серьезным соревнованиям всего за полтора месяца!

Для реализации этой идеи были привлечены колоссальные средства - более 100 тысяч песет, а также авторитет клуба. Надо сказать, что, поскольку трасса была проложена прямо по городским улицам, ее подготовка фактически свелась к установке ограждений и организации боксов на «старом месте» - центральной выставочной площади. Лишь в самых опасных поворотах пришлось вывернуть бордюрные камни да обложить фонари мешками с песком и тюками соломы.

Гораздо сложнее оказалось придать соревнованиям серьезный статус. Для этой цели барселонцы пригласили на старт одного из сильнейших пилотов того периода, выступающего за команду Ferrari итальянца Тацио Нуволари. И тот к их восторгу ответил согласием: «Я сделаю все от меня зависящее, чтобы принять участие в гонке и таким образом отблагодарить каталонцев за все, что они сделали для меня, когда я был никем или почти никем». Надо сказать, аристократы выбрали правильную «мишень» - ведь именно в Испании Тацио провел первые в своей карьере зарубежные гонки, и публика принимала его очень тепло.

Что же касается момента рождения гоночной трассы, проложенной по дорожкам Монжуик-парка, то осталось назвать всего одну дату. 25 июня 1933 года 17 автомобилей вышли на старт Гран При «Пенья-Рина», и после полутора часов гонки первым линию финиша пересек чилиец Хуан Дзанелли на Alfa Romeo Monza. Нуволари же на точно такой же машине, хоть и установил рекорд круга, финишировал лишь пятым - его двигатель заглох возле стадиона, и итальянцу пришлось катиться вниз до боксов, потеряв в итоге более десяти минут. Впрочем, на этот раз участие оказалось важнее победы. Во всяком случае - для организаторов соревнования.

Неудивительно, что гонка по красивой и сложной трассе понравилась спортсменам - уже на следующий год в Барселоне собралось немало сильных гонщиков. В том числе, конечно же, и пересевший за руль Maserati Нуволари. Но Тацио вновь не повезло - итальянец прекратил борьбу из-за сильной боли в ноге. Ну а финишировавший первым Акилле Варци из Scuderia Ferrari, с трудом выбравшись из машины, сказал: «Преодолеть здесь 265 километров гораздо сложнее, чем 500 на большинстве других трасс. Монжуик - это не для новичков».

Популярность гонки росла год от года. Гран При «Пенья-Рина» 1936 года собрал всю элиту европейского автоспорта, а посмотреть на гонку собралось 70 000 зрителей. Их надежды оправдались: в борьбу двух немецких гигантов вмешался вновь севший за руль Alfa Romeo команды Энцо Феррари Тацио Нуволари. И хотя его машина заметно уступала и Mercedes, и Auto Union, на извилистой барселонской трассе итальянец сумел переиграть соперников и выиграл гонку, прервав-таки цепь неудач.

Увы, на этом, к сожалению, закончилась довоенная история гоночной трассы Монжуик-парка. 18 июля 1937 года в Испании началась гражданская война, и всем стало уже не до автоспорта. Всего за четыре года клубу «Пенья-Рин» удалось вывести барселонские соревнования на самый высокий уровень. Но одно дело - просто сделать гонке имя, а другое - создать вокруг нее ореол легенды. За столь короткий срок трассе не удалось стать «испанским Монако». И пока на Пиренейском полуострове взрывались бомбы и ревели танковые моторы, гонщики выступали совсем в других местах, постепенно забывая о старом добром Монжуик-парке.

Трудная дорога к вершине

Война в Испании закончилась 1 апреля 1939 года, но автомобильные гонки вернулись в Монжуик лишь в 1946-м. Причем в совершенно ином качестве. За прошедшие годы «Пенья-Рин» утратил интерес к старой трассе. Представители клуба нашли другое место для соревнований - барселонский район Педральбес. Тамошнее кольцо заметно уступало парковому, поскольку было совершенно «плоским» и состояло из всего-то полудюжины поворотов. Тем не менее именно там «аристократы» провели четыре этапа ЧМ Ф-1 в начале 50-х, прежде чем трасса была признана небезопасной и закрыта.

Ну а гонками в парке стал распоряжаться Королевский автоклуб Каталонии (RACC). К числу его заслуг относится прежде всего сохранение оригинальной конфигурации кольца. Невероятно, но факт: за все время проведения автомобильных соревнований в Монжуик-парке (между первым и последним прошло 42 года) трасса не изменилась ни на сантиметр! Лишь мотоциклисты в 1951 и 1952 годах гонялись по несколько иному кольцу, но их почин не нашел продолжения.

Поначалу на старт выходили машины национальных классов, причем для массовости к гонкам допускались любые конструкции, вплоть до самодельных. В ход шло практически все, что могло двигаться. Так, в 1948 году Николас Альдир выступал в Монжуике на старенькой Bugatti, которая в официальных протоколах именовалась Willys - столько в ней было деталей от американского джипа!

Международные же гонки вернулись на извилистые дорожки вокруг Национального дворца лишь в 1954 году, когда состоялся Кубок Монжуика для спортивных машин. Очень быстро эта гонка стала популярной - заезды проводились в нескольких классах, а всего на старт выходило более полусотни спортсменов. Вскоре соревнования получили новое название - Приз Нуволари. Тогда же состоялось и еще одно немаловажное событие. С самого момента основания трассы боксы команд располагались на Фонтанной прямой, откуда стартовали еще в 1929 году участники самого первого подъема на холм. Однако выставочный комплекс расширялся, и места для гаражей стало не хватать. Поэтому в 1957 году стартовый городок перенесли, и теперь гонки начинались практически в самой верхней точке трассы - у стадиона.

В 1962 году Франсиско Годиа второй раз подряд стал обладателем Приза Нуволари. По регламенту соревнований приз навсегда стал собственностью пилота, а для гонки пришлось придумывать повое название (в следующем году она получила имя Хуана Ховера, испанского пилота, финишировавшего в 1948 году вторым в «24 часах Ле-Мана» и трагически погибшего в дорожной аварии 12 лет спустя). Однако гораздо важнее, что на 30 сентября того же года в календаре Ф-1 был запланирован Гран При Испании... в Монжуик-парке. Дело в том, что еще за год до этого мэр Барселоны де Поркиолес во всеуслышание объявил, что гонку будет организовывать клуб «Пенья-Рин». FIA поверила обещанию. Но, увы, словами все и ограничилось. Мэр не захотел финансировать проект, а клуб давно уже охладел к Монжуику. И машины тогдашней «полуторалитровой» Ф-1 так и не вышли на идеально подходящие им узкие извилистые дорожки парка.

«Формулы» вернулись в Барселону в 1965-м. Правда, поначалу это были лишь машины Ф-3, за рулем которых сидели преимущественно малоизвестные пилоты, так как гонка проходила в один день с этапом Ф-1 в Зольдере и национальными соревнованиями во Франции и Великобритании. И лишь в следующем году в Монжуик съехались действительно именитые спортсмены.

Короткий миг счастья

24 апреля 1966 года, без пары месяцев ровно через 30 лет после памятной победы Нуволари, на асфальт Монжуик-парка (кстати, обновленный по такому поводу) вывели свои автомобили сразу пять чемпионов Ф-1. Правда, двое из них к тому моменту еще не завоевали титул, а гонка проходила в классе Формула-2. Под проливным дождем первым финишную черту пересек Джек Брэбэм, но главный результат гонки заключался даже не в этом. Барселонская трасса наконец начала возвращать себе утраченные много лет назад позиции. Здесь проходило множество самых разных соревнований - от этапа ЧМ по мотоспорту до картинговых и «кузовных» стартов. В 1967 году впервые прошла гонка «6 часов Барселоны» для машин класса GT. Тогда же был построен новый постоянный пункт управления гонками и значительно обновлена пит-лейн. Дважды в год - по месяцу весной и осенью - трасса использовалась практически непрерывно, принимая до десятка стартов. Здесь проходили гонки всех без исключения национальных и подавляющего большинства континентальных серий, а также раллийные спецучастки и даже этапы велогонки «Вуэльта». Одним словом, для Монжуик-парка начался новый период расцвета. Победить здесь почитали за честь лучшие из лучших. И лишь самое главное соревнование - национальный Гран При Формулы-1 - до поры до времени обходило его стороной.

Точнее, Гран При Испании просто отсутствовал в календаре чемпионата. Впрочем, казалось, что проведение в Монжуик-парке такой гонки - лишь вопрос одного-двух лет. Но неожиданно дорожку барселонцам перешли «соседи». В1967 году близ Мадрида открылся первый на Пиренеях (не считая «испанского Бруклендса» в Ситжесе, построенного и быстро забытого еще в 20-е годы) стационарный автодром - «Харама». Именно там и состоялась гонка на Большой Приз страны в 1968-м, и тогда же было принято решение, что в дальнейшем столица Испании и столица Каталонии будут принимать это соревнование поочередно.

Итак, 4 мая 1969 года Монжуик принял первый Гран При Формулы-1 в своей истории. RACC приложил все усилия, чтобы гонка превратилась в праздник, и это почти удалось - по итогам сезона барселонский этап получил приз за лучшую организацию. «Почти» же относится к той сфере, которая неподвластна человеку и имя которой - случай. На старт гонки вышли лишь 14 машин, а до финиша добрались и вовсе пять, причем угодившему в серьезную аварию и сломавшему нос Йохену Риндту пришлось даже провести несколько дней на больничной койке (любопытно, что именно австриец инспектировал трассу за два месяца до старта и дал «добро» от Ассоциации гонщиков Гран При на проведение соревнования). Ну а первым победителем гонки Ф-1 в Монжуик-парке стал выступавший за команду Кена Тиррелла Джеки Стюарт.

По подсчетам испанского журналиста Хавьера дель Арко де Иско, за все время своего существования трасса в Монжуик-парке приняла 155 гонок самого разного уровня, в которых участвовали в общей сложности более трех тысяч спортсменов. Конечно, автомобильные соревнования не обходились без происшествий, и порой их последствия оказывались весьма тяжелыми, но за четыре десятилетия существования гоночного кольца там не погиб ни один человек.

27 апреля 1975 года на 26-м круге Гран При Испании на автомобиле неожиданно вышедшего в лидеры немца Рольфа Штоммелена стало разрушаться крепление заднего антикрыла. В самой верхней точке трассы - на перегибе возле стадиона - узел окончательно разрушился, автомобиль моментально потерял прижимную силу, его подбросило и швырнуло влево. На скорости почти в 250 км/ч машина ударилась об отбойник и отлетела обратно. Преследовавший Штоммелена Карлос Пасе не успел увернуться, и автомобиль немца, как от трамплина оттолкнувшись от Brabham, продолжил неуправляемое движение (а точнее - полет) к правому краю трассы. Там он зацепил край защитного рельса, перевернулся в воздухе и наконец ударился в фонарный столб. Четыре человека, оказавшиеся на его пути, погибли мгновенно, еще шестеро, в том числе и сам гонщик, были срочно доставлены в больницу.

Сейчас, по прошествии почти трех десятилетий, можно попытаться проанализировать события того ужасного апрельского дня. Конечно, смерть человека - это всегда огромная трагедия. Однако в скорбном списке - пожарный и три репортера, то есть люди, которые работали в непосредственной близости от несущихся машин. Каждый из них подписал документ, что уведомлен об опасности автогонок и действует на свой страх и риск. Еще пять человек (в том числе девятилетний мальчик) были вскоре отпущены из больниц, поскольку получили лишь легкие повреждения - от более серьезных травм их спасла защитная сетка. Но крупнейшая барселонская газета вышла на следующее утро с большим заголовком на первой странице: «За рулем автомобиля - Смерть», да и представители «профсоюза гонщиков» поспешили использовать трагедию в своих целях. И у Королевского автоклуба Каталонии не хватило смелости протестовать, хотя его вины в происшедшем фактически не было: трагедия стала просто результатом несчастливого стечения обстоятельств. Все соревнования, которые планировалось провести в парке в 1975 году, отменили, а календарь на следующий сезон и вовсе не стали составлять. Все было кончено. Пятой жертвой аварии Штоммелена стал сам Монжуик-парк.

Последняя попытка вдохнуть жизнь в барселонскую трассу состоялась в середине 80-х. Город тогда выиграл право проведения Олимпиады 1992 года, и это событие планировалось отметить розыгрышем Олимпийского Гран При в 1986 году. Но затея провалилась - в это же самое время открылась новая трасса близ городка Херес-де-ла-Фронтера, и гонка на испанский Большой Приз состоялась там. Посте этого мэр Барселоны Хорхе Виньяс запретил проведение соревнований в парке окончательно.

Последняя гонка прошла в Монжуике 2 марта 1986 года. Это были соревнования по подъему на холм. Участники стартовали с главной выставочной площади, а финишировали возле стадиона. Вот только в отличие от самой первой гонки 1929 года на этот раз автомобили двигались в противоположном направлении. Но время - не трасса соревнований, его не повернуть вспять. Хотя взглянуть назад и провести определенные параллели с прошлым иногда все-таки можно. Монжуик-парку во второй раз не хватило совсем чуть-чуть, чтобы стать гоночной легендой. Ведь в той же Монце гонки проходят до сих пор, несмотря на то, что авария Вольфганга фон Трипса в 1961 году унесла почти полтора десятка жизней.

После закрытия барселонской трассы городские гонки Формулы-1 проходили преимущественно в США. Вместо извилистых аллей старого парка гонщикам пришлось преодолевать сплошную вереницу 90-градусных поворотов. Так что нет ничего удивительного, что к настоящему моменту лишь этап в Монако сохранил прописку в календаре чемпионата. Кто знает, надолго ли?

Редакция выражает благодарность кампании BMW Russland Trading за помощь в подготовке этого материала

Трасса в Монжуик-парке

Рекорд трассы в квалификации: 1’21.8/166.8 км/ч, Р. Петерсон, Lotus 72Е, 1973 г. Рекорд трассы в гонке: 1’23.8/162.8 км/ч, Р. Петерсон, Lotus 72Е, 1973 г.

 

Самые знаменитые Гран При на трассе в Монжуик-парке

IV Gran Premio Penya Rhin

25 июня 1933 г. 40 кругов, 151.626 км

1      X. Дзанелли            Alfa Romeo Monza             1:35’38.3/95.1 км/ч

2      В. Самейру             Alfa Romeo Monza             +1’45.7

3      М. Ленуа                 Bugatti 51                           +2’55.9

4      X. Паласио             Bugatti 35                           +3’55.9

5      Т. Нуволари           Alfa Romeo Monza             +2 круга

6      Э. Дурел                 Amilcar C6                         +5 кругов

ПП  Э. Торт                   National Pescara

БК   Т. Нуволари           Alfa Romeo Monza             2’13.1/102.5 км/ч

Эта гонка в Монжуик-парке останется в истории не только потому, что стала самой первой. Ее спортивная «начинка» оказалась также очень интересной. Со старта первым умчался француз Марсель Ленуа (решетка была сформирована в порядке стартовых номеров, поэтому формальным обладателем поула стал местный спортсмен Эстебан Торт), которого преследовали Жан-Пьер Вимилль и Тацио Нуволари. Однако вскоре именитый итальянец вышел вперед - Ленуа отправился в боксы, чтобы сменить свечи зажигания (погода в день гонки выдалась влажной, и так поступили сразу несколько гонщиков), а Вимилль ошибся, и его Alfa Romeo развернуло.

Казалось, Нуволари спокойно доведет гонку до победы, но на 19-м круге - почти ровно на середине дистанции - двигатель на машине лидера «зачихал» и заглох, похоже, именно из-за свечей. Хорошо еще, что это произошло возле стадиона, и Тацио смог под горку докатиться до боксов. Однако на трассу он вернулся лишь восьмым, в трех кругах позади неожиданно оказавшегося лидером чилийца Хуана Дзанелли. Тот не пытался угнаться за более быстрыми соперниками и вел гонку в своем темпе. Более того, на его машине также залило маслом свечу (!) и двигатель потерял один из цилиндров. Но соперникам Дзанелли не везло куда сильнее: сначала Вимилль, вырвавшись было в лидеры, взорвал мотор своей Alfa Romeo, а затем Ленуа пришлось останавливаться и менять износившиеся шины. В итоге победа в этот день досталась тому, кто совсем не числился в фаворитах. Но разве чилиец не заслужил ее?

VII Gran Premio Penya Rhin

7 июня 1936 г. 80 кругов, 303.252 км

1      Т. Нуволари           Alfa Romeo 12С                 2:43’07.5/111.7(111.5)* км/ч

2      Р. Караччиола        Mercedes Benz W25/36      +3.4 (+2.2)

3      Дж. Фарина            Alfa Romeo 8С                   +3 круга (+4 круга)

4      Э. фон Делиус        Auto Union С                     +4 круга (+5 кругов)

5      Б. Розмайер            Auto Union С                     +5 кругов

6      Л. Широн                Mercedes Benz W25/36      +5 кругов

ПП  Б. Розмайер            Auto Union С

БК   Т. Нуволари           Alfa Romeo 12С                 1’58/115.6 км/ч

На старт этой гонки вышли сильнейшие пилоты своего времени на лучших машинах, однако все они, кроме двоих, оказались в итоге лишь статистами. А украшением Гран При стал поединок Тацио Нуволари на Alfa Romeo и Рудольфа Караччиолы, выступающего на Mercedes. Дистанция гонки возросла с 1933 года вдвое и предполагала не только собственно борьбу на трассе, но и поединок тактик. Поэтому на командном мостике немцев не слишком обеспокоились, когда красная машина команды Энцо Феррари в начале дистанции все больше отрывалась от «серебряной стрелы». И действительно, уже на 39-м круге Нуволари свернул в боксы, пропустив своего соперника вперед. Но еще через десяток кругов правая задняя шина на Mercedes не выдержала нагрузки, и уже Караччиола, потеряв несколько десятков секунд, отправился на дозаправку и замену резины.

Преимущество Тацио в результате превысило минуту, но вновь сократилось, когда на 58-м круге он во второй раз поменял шины, однако дозаправлять Alfa Romeo на этот раз не стали. В результате за 20 кругов до финиша двух итальянцев разделяло около полуминуты, но Караччиола на каждом круге отыгрывал примерно по две секунды. Руководитель команды Mercedes Альфред Нойбауэр, который, как и всякий, кто внимательно следил за гонкой, прекрасно понимал, что Нуволари не дотянет до финиша на имеющемся топливе, посоветовал своему пилоту сбавить темп. Ну а механики Scuderia Ferrari готовились к пит-стопу. Однако круг за кругом красная машина продолжала мчаться по трассе. Тацио не собирался останавливаться.

В Mercedes спохватились слишком поздно. Караччиола ринулся вперед, отыгрывая у соперника по 3-4 секунды на круге. Отставание таяло буквально на глазах. В последнем повороте заключительного круга машину Нуволари едва не развернуло. Но Тацио все же сохранил контроль над ней и на последних каплях бензина, на стертых едва ли не до дыр шинах пересек линию финиша на мгновение раньше своего преследователя.

* - Примечание: хронометраж гонки вели представители автоклубов Каталонии и Испании, причем «засечки» были расположены в разных местах трассы. Представленные ими результаты не совпали. Поскольку каталонцы опубликовали свой вариант раньше, «испанские» данные указаны в скобках.

XVII Gran Premio de Espana

4 мая 1969 г. 90 кругов, 341.159 км

1      Дж. Стюарт            Matra MS80-Cosworth      2:16’54.0/149.5км/ч

2      Б. Мак-Ларен          McLaren M7C-Cosworth    +2 круга

3      Ж.-П. Бельтуаз       Matra MS80-Cosworth      +3 круга

4      Д. Хьюм                  McLaren M7A-Cosworth   +3 круга

5      Дж. Сертиз             BRM P138                          +6 кругов

6      Ж. Икс                     Brabham BT26-Cosworth  +7 кругов/НФ

ПП  Й. Риндт                  Lotus 49B-Cosworth          1’25.7/159.2 км/ч

БК   Й. Риндт                  Lotus 49B-Cosworth          1’28.3/154.5 км/ч

Гонку Формулы-1 1969 года в Монжуик-парке не назовешь слишком интересной или захватывающей. Но не рассказать о ней нельзя просто потому, что она стала самым первым соревнованием чемпионата мира, проведенным на испанской трассе. По итогам квалификации предпочтительнее других выглядели шансы команды Колина Чэпмена, но ни одному из двух Lotus добраться до финиша не удалось. Дело в том, что на начало 1969 года пришелся пик увлечения команд Формулы-1 антикрыльями на высоких стойках. Но испанская трасса с ее сложным рельефом как нельзя меньше подходила для таких устройств. Поэтому на девятом круге у занимавшего третью позицию Грэма Хилла, а на 19-м - у возглавлявшего гонку его товарища по команде Lotus Йохена Риндта в одном и том же месте - на перегибе трассы возле стадиона - не выдержали нагрузки и подломились стойки крыльев. Аварии выглядели практически точными копиями друг друга, за тем лишь исключением, что машина Хилла после удара о рельс просто замерла у края трассы, а вот Риндту повезло меньше: Lotus Йохена не успел остановиться и налетел на автомобиль Грэма. В результате сильного удара австрийцу пришлось выбираться из перевернувшейся машины, и его даже направили в госпиталь для обследования. Гонку же возглавил Крис Амон на Ferrari, но в который уже раз невезучему новозеландцу не довелось попробовать победного шампанского - на 57-м круге отказал мотор. Также технические неполадки вывели из борьбы еще нескольких сильных гонщиков - Зифферта, Брэбэма, Икса. В результате победу одержал Джеки Стюарт, а финишировавший вторым Брюс Мак-Ларен проиграл ему два круга - за все время проведения чемпионатов мира такой большой отрыв был зафиксирован еще лишь однажды: на Гран При Австралии 1995 года.

Ну а Риндт, покинув больничную койку, преподнес организаторам гонки подарок - статуэтку в виде позолоченного участка заградительного рельса. Ведь именно он уберег австрийца от более тяжелых травм, да и никто из зрителей, стоявших буквально в метре от места аварии, не пострадал. Тогда никто и предположить не мог, что в судьбе и самого Йохена, и Монжуик-парка эта незамысловатая штуковина в дальнейшем сыграет самую печальную роль.

XXIII Gran Premio de Espana

27 апреля 1975 г. 29 кругов, 109.929 км

1      Й. Масс                   McLaren M23-Cosworth    42’53.7/153.7км/ч

2      Ж. Икс                     Lotus 72E-Cosworth          +1.1

3      К. Рейтеманн          Brabham BT44B-Cosworth     +1 круг

4      Ж.-П. Жарье           Shadow DN5-Cosworth     +51.1

5      В. Брамбилла         March 751-Cosworth         +1 круг

6      Л. Ломбарди           March 751 -Cosworth        +2 круга

ПП  Н. Лауда                 Ferrari 312Т                       1’23.4/163.6 км/ч

БК   М. Андретти           Parnelli VPJ4-Cosworth     1’25.1/160.3 км/ч

За неделю до гонки в Монжуик для инспекции трассы прибыл делегат GPDA (Ассоциация гонщиков Гран При) Жан-Пьер Бельтуаз. «Гонщицкий профсоюз», в середине 70-х стремившийся всеми силами показать свою значимость, продолжал начатую Джеки Стюартом борьбу за безопасность гонок. Поэтому француз (опоздавший, к слову, на четыре часа) потребовал от организаторов гонки установить третий защитный рельс поверх двух уже имеющихся, а также оградить зоны для зрителей специальными высокими сетками. И с этим отбыл.

Представители RACC выполнили все пожелания гонщика, но допустили, быть может, единственную ошибку - не проконтролировали работу нанятой строительной фирмы. И когда в четверг перед гонкой команды стали съезжаться в Барселону, выяснилось, что установка рельса выполнена крайне халатно - рабочие выкручивали болты из двух нижних секций и крепили ими верхнюю. Это был хороший повод «поиграть мышцами», и представители GPDA во главе с Эмерсоном Фиттипальди решили бойкотировать соревнование - в пятницу ни одна машина не покинула боксов. В итоге после непростых переговоров к полудню субботы RACC через хозяев команд все же удалось договориться с пилотами, но забастовка имела очевидное негативное последствие - многие гонщики впервые оказались в Монжуик-парке и не получили достаточного времени для тренировок. На столь сложной трассе это обернулось очень скверным результатом.

Стартовавшие с первой линии два представителя Ferrari столкнулись в первом повороте (не без «помощи» Марио Андретти), после чего никому не удалось надолго остаться лидером. Удирая от того же Андретти, разбил машину в повороте Tecnica Джеймс Хант, затем уже у самого Марио не выдержала задняя подвеска, и Parnelli американца ударилась об ограждение трассы. Первая позиция перешла к Рольфу Штоммелену, после чего до завершения славной и долгой «карьеры» Монжуик-парка осталось всего каких-нибудь восемь кругов.

Категория: №71 (06.2004) | Добавил: LiRiK3t (28.02.2014)
Просмотров: 1293 | Теги: №71(06.2004), история
вход выход Created by SeldonSF