Меню сайта
Поиск по сайту
Номера журнала
Рубрики журнала
Фотоальбомы
Разное
Пользователи
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Яндекс.Метрика

Индекс цитирования.
Главная » Статьи » Номера журнала » №7 (02.1999)

Гран при Венгрии: взгляд с трибуны

Гран при Венгрии: взгляд с трибуны

 

Собираясь на гонки Формулы-1, запаситесь деньгами, терпением и пивом.

Хорошо известно, что смотреть гонки с трибуны и по телевизору - не одно и то же. По телевизору удобней, да и увидите больше. Но ради тех ощущений, которые вы получаете, когда в 15 метрах от вас с жутким ревом и на бешеной скорости один за другим проносятся разноцветные болиды, стоит проделать путь в несколько тысяч километров и преодолеть все преграды, которые могут встретиться на вашем пути.

Кстати, о преградах. Театр, как известно, начинается с вешалки. А Гран При, если у вас, конечно, нет личного вертолета, начинается с пробки перед въездом на автодром. Так что если вы хотите посмотреть Гран При по полной программе, со всеми тренировочными заездами и гонками поддержки, нужно встать пораньше и приехать на автодром загодя. Итак, мы, наконец, на автодроме. Можно смешаться с толпой болельщиков и насладиться всеми прелестями окологоночной толчеи.

О болельщиках - разговор особый. Типичный болельщик Формулы-1 независимо от пола, возраста и национальности выглядит так: на голове «формулическая» бейсболка, майка с символикой любимой команды или гонщика, шорты, кроссовки или сандалии на босу ногу, в руках - флаг или холодильная сумка с пивом или каким-нибудь другим охлаждающе-горячительным напитком. Различия касаются лишь расцветки экипировки и экспансивности поведения. Больше всего, конечно же, болельщиков Шумахера, преобладающая часть которых, естественно, немцы. Потомки тевтонских рыцарей, прусских крестьян и ганзейских ремесленников явно доминировали на трибунах - благо до Германии рукой подать. Так что Гран При Венгрии, по сути, можно считать еще одной домашней гонкой Шумахера в этом сезоне. На втором месте по численности - горячие финские парни (и не менее горячие девушки). Все, естественно, болеют за Хаккинена. Но не так шумно, как немцы за Шуми. На третьем месте в зрительском хит-параде - Дэмон Хилл. Но его поклонников (добрые глаза, бейсболка лондонского гребного клуба, флаг «go Damon, go») уже на два порядка меньше, чем болельщиков Шумахера или Хаккинена. Встречаются отдельные апологеты Вильнева (крашеные волосы, круглые очки, канадский флаг), Френтцена, Вурца. Физикеллы, Ирвайна (в руках бутылка пива и «Юнион Джек» с надписью Eddie Turbine). За остальных, похоже, переживают только их девушки в паддоке, да соотечественники, оставшиеся у телевизоров. Честное слово, в этой шумахеровско-хаккиненовской вакханалии хотелось болеть за Эстебана Туеро. Увы, аргентинских флагов в окрестных палатках не продавали.

Давайте теперь купим билет. В кассах - полное разнообразие: билеты от 7 тысяч форинтов (примерно 35 долларов) на «бронзовой» трибуне, до которой от входа на автодром еще несколько километров, до 55 тысяч форинтов (около 275 долларов) на «золотой» трибуне напротив боксов и стартового поля. (Это - цены воскресных билетов, то есть на саму гонку. Билеты на весь гоночный уик-энд дороже ненамного.) Я остановился на промежуточном варианте - место на трибуне gold standing, то бишь, «золотой», со стоячими местами за 15 тысяч форинтов (75 долларов). На схеме эта трибуна выглядела очень привлекательно - напротив последнего поворота перед выходом на стартовую прямую. На деле же все оказалось не так замечательно. Во-первых, все места поближе к трассе были уже заняты, по-видимому, еще с пятницы, бюргерами в шумахеровских бейсболках и их шезлонгами, сумками и прочим походным скарбом. Во-вторых, смотреть гонки стоя, оказывается, утомительно. Отмучавшись полчаса во время warm-up, я решил поменять диспозицию. Но не тут-то было - «стоячая» трибуна оказалась отгороженной от «сидячей» решеткой, все проходы в которой охраняли бдительные венгерские секьюрити: если у вас билет за 55 тысяч, вы можете ходить где угодно, если за 15 - только в своем секторе. Проще всего, конечно, купить новый билет. Но до касс - полтора километра в одну сторону. Кроме того, между 75 и 275 долларами есть некоторая разница. Второй способ проникнуть туда, куда хочется, хорош, если вы приехали на гонку компанией. Передавая один «дорогой» билет через решетку, можно по нему провести на трибуну всех своих друзей, знакомых и дальних родственников (при условии, что у каждого из них есть ‘‘дешевый» билет - иначе их просто не пустят на автодром). Однако я путешествовал один. Третий способ практиковали некоторые венгерские болельщики. Они просто совали в руку одному из охранников свернутую банкноту. Но поощрять взяточничество в рядах мадьярских добровольцев я не собирался. Поэтому пришлось выбрать иной путь. Выбрав момент наибольшей толчеи в проходе, засунув билет под футболку (а билет нам вешают на шею на манер аккредитационной карточки) и сделав вид, что меня зовут не иначе как Берни Экклстоун, я с гордо поднятой головой прошествовал мимо охранников. На Хунгароринге, впрочем, можно смотреть гонки и без билета. Венгерские тинейджеры облюбовали для этого бетонный забор, огораживающий трассу. Взгромоздившись на лесенки или более сложные приспособления, которые подвешиваются к забору, они были весьма довольны - бесплатно, хотя и далековато. Их менее предприимчивые собратья сидели вдоль забора с картонными плакатами suche karte («нужен билет» - нем.), однако при мне никто из бюргеров не осчастливил их бесплатным билетом.

Ну, вот мы и на трибуне. Скамейки здесь, правда, как на самом захудалом футбольном стадионе третьей лиги, но не это главное. Я устроился на одном из нижних рядов напротив второй линии стартового поля по соседству с живописной компанией немецких поклонников Шумахера. Те живо обсуждали шансы своего кумира, то и дело пуская по кругу очередную бутылку дешевого венгерского вина «ВВ», беззастенчиво попирая святой принцип несмешивания белого с красным.

В перерыве между warm-up и гонкой скучать не приходилось: организаторы уместили туда гонку на суперкубок Porsche, парад пилотов и демонстрационный заезд двух гоночных Mercedes 30-х годов. Одну из «серебряных стрел» пилотировал бывший гонщик Ф-1 Йохен Масс, другую - действующий хоккейный вратарь, герой последней Олимпиады Доминик Гашек. Ехали они не напрягаясь, но Масс все-таки оторвался от Гашека метров на 300. Интересно, сколько бы шайб он пропустил, поставь его в хоккейные ворота?

За 45 минут до старта началась предгоночная суета. Стартовая прямая заполнялась людьми, как чердак ненужными вещами: вначале появились «мальборовские» девушки с флагами, затем механики с тележками, полными шин, потом стали появляться машины - кто-то доезжал своим ходом, а чьи-то машины толкали механики из боксов. Когда же собрались почти все, на стартовом поле просто яблоку негде было упасть. Запоздавшему Хаккинену пришлось протискиваться на своем McLaren чуть ли не по ногам всякого окологоночного люда. Болельщики тоже активизировались и замахали флагами. Увидев Шумахера, немцы бодро грянули: «Шу-ми! Шуми!». Протяжное финское «Ми-ика Хяккк- кинен!» тоже можно было различить даже сквозь рев прогреваемых движков.

И вот, наконец, все джентльмены завели свои моторы и тронулись на прогревочный круг. Самые слабонервные из болельщиков полезли в карманы за берушами - это такие затычки для ушей из желтого поролона. Но для настоящего любителя Ф-1 звук высокооборотистого мотора (а по децибелам с ним может сравниться разве что реактивный лайнер на взлете) слаще вальсов Штрауса.

Зрители, как и гонщики, самое большое волнение испытывают, наверное, на старте. Напряжение висит в воздухе, как табачный дым. Гонщики замерли в кокпитах, подобно сжатой пружине. Руки вцепились в руль, глаза прикованы к огням стартового светофора. Вот загорелся первый красный глаз, второй, третий, четвертый, пятый. Все! Газ в пол! Старт! Рев, свист, грохот - и через 10 секунд безумное стадо чудовищ из углепластика и металла скрылось за поворотом, оставив лишь черные автографы шин на асфальте.

Не прошло и полутора минут как машины снова вылетели на стартовую прямую. Хаккинен, Култхард, Шумахер, Ирвайн. Вот и Хилл. Ага - дальше Вильнев с Френтценом. А вот висящие на заднем спойлере друг у друга Диниц, Сало, Ральф и Барикелло. Вот Туеро, обогнавший на старте троих, и готовые съесть его при первом же удобном случае Накано, Такаги и Панис. Кто сказал, что Minardi или Tyrrell - медленные машины, а Диниц или Накано - бесталанные гонщики, попавшие в Формулу только благодаря деньгам? Нет, здесь нет плохих машин и пилотов. Есть только лучшие и самые лучшие. Мои немецкие соседи, конечно, убеждены, что самый лучший - Шуми. Каждый раз, когда его алая Ferrari проносится мимо, они вскакивают с мест, неистово машут флагами и орут, перекрывая рев двигателя. А вместе с ними вскакивают и все остальные - просто иначе ничего не увидишь.

Что ж, с ними можно согласиться - Шуми действительно был великолепен в этой гонке. Что творилось на трибунах, когда он выезжал с пит-стопов впереди McLaren! Благо, большой экран позволял наблюдать за ходом гонки во всех подробностях. Финские флаги поникли. Северяне пригорюнились еще больше, когда McLaren лидера чемпионата стал на глазах терять темп. Ну а немцы теперь пытались вдохнуть энергию не только в Шуми, но и в каждого, кто собирался обгонять бедного Хаккинена, отбирая у него очередное очко. Надо отдать должное этим немцам. Несмотря на изрядное количество выпитого (по-моему, они уничтожили урожай балатонского винограда за пару лет), они до конца гонки не утратили интереса к происходящему и координации движений.

Что касается последней, то она особенно пригодилась, когда, не дожидаясь финиша Шумахера, первые зрители бросились форсировать два ряда металлических решеток высотой метра два с половиной, отгораживающих трибуны от трассы. Первую преодолевали понизу, оторвав ее в нескольких местах от земли, а вторую - через верх. И я, как истинный поклонник больших гонок, не преминул проделать то же самое. Самые экзальтированные из болельщиков, оказавшись на трассе, припадали к асфальту, как к образу, Особенно популярной была белая полоса, очерчивающая третью стартовую позицию, - именно там стояла на старте Ferrari Шумахера. Доблестные венгерские секьюрити, как спартанцы при Фермопилах, пытались защитить пит-лейн. Но с гораздо меньшим успехом. Когда гонщики появились на подиуме, сдержать несколько сотен человек было уже невозможно. Восторженно поприветствовав вручение Шумахеру кубка и традиционный душ из победного шампанского, зрители двинулись в гаражный переулок и к закрытому парку. Наученные, по- видимому, горьким опытом, механики команд заранее забаррикадировали свои боксы. Все. что они не успели или не смогли спрятать - таблички с названиями команд, именами гонщиков, номерами боксов - было мигом разобрано на сувениры. Лишь в самом конце пит-лейна, в боксах Tyrrell и Minardi, царило спокойствие. Добродушные механики не спеша разбирали оборудование и возились с машинами, перебрасываясь шутками с публикой. Им явно нравилось купаться в отблесках лучей славы, которые перепадают каждому, кто имеет хоть какое-то отношение к Формуле-1. Впрочем, на просьбы осчастливить какой-нибудь «формулической» железкой отвечали вежливым, но категорическим отказом.

Но вот все машины привезены в боксы, все вещи собраны. В гаражном переулке появляются разноцветные грузовики-транспортеры. Через несколько часов после финиша гонки трасса пустеет. Разбредаются самые преданные болельщики. Даже охранники и маршалы погрузились в желтый «Икарус» и укатили. Пойдем и мы, напоследок пройдя по асфальту трассы пару поворотов, гравийную полосу безопасности и преодолев барьер из старых покрышек. До свиданья, Хунгароринг!

Вадим Степанов


Категория: №7 (02.1999) | Добавил: LiRiK3t (12.04.2012)
Просмотров: 1110 | Теги: тема, №7 (02.1999)
^Наверх
вход выход Created by LiRiK3t