Меню сайта
Поиск по сайту
Номера журнала
Рубрики журнала
Фотоальбомы
Разное
Пользователи
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Яндекс.Метрика

Индекс цитирования.
Главная » Статьи » Номера журнала » №7 (02.1999)

Семейный бизнес

Семейный бизнес

 

Рождение новой команды в мире Формулы-1 событие историческое Тем более во второй половине 90-х годов, когда в чемпионате мира наметилась тенденция скорее к сокращению количества его участников, но никак не к увеличению. Последним успешным примером стал, пожалуй, Sauber, ибо покупку Простом и Уокиншоу Ligier и Arrows достаточно трудно отнести к разряду создания поистине новых «конюшен». Стоит ли говорить с каким нетерпением пресса ждала первого появления нового болида в лондонском отеле «Мэрриотт» 10 декабря 1996 г. Для острословов, узнавших, что в Ф-1 будет выступать шотландская команда, представлялась возможность съязвить, что для турнира по регби не хватает теперь только Уэльса. А для истинных поклонников ф1 этот день стал возвращением после 23-летнего «отпуска» одного из величайших пилотов всех времен и народов. 7 октября 1973 г. после смерти на тренировке своего партнера по Tyrrell Франсуа Севера, Джеки Стюарт, только что ставший трехкратным чемпионом мира, объявил об окончании карьеры и так и не вышел на старт Гран При США в Уоткинс Глене. Не вышел на старт гонки, которая должна была стать сотой в карьере шотландца. Теперь же, практически так же неожиданно, за какие-то 11 месяцев, Джеки с нуля создал команду, опираясь на которую, надеялся вернуться на вершину «королевских» гонок. Впрочем, так ли неожиданно и действительно ли с нуля? В этом нам с вами и предстоит разо6раться...

Официально о своих планах Стюарт действительно впервые упомянул лишь 4 января 1996 г. Тогда Джеки и его сын Пол гордо вышли на сцену огромного зала конференций в Дирборне, центре индустриальной империи Ford. Этот город в городе, наверное, впервые с изумлением увидел двух взрослых мужчин, с достоинством позировавших в юбках-кильтах рядом с мотором. Впрочем, в зале присутствовала в основном европейская автоспортивная пресса, которая пару часов назад приземлилась на заснеженную полосу аэропорта Детройта, в парс десятков миль отсюда, прилетев на специально зафрахтованном по этому случаю Boing 747. Если у кого-то и были сомнения в конечной цели этого визита, то такой размах их моментально развеял. Джеки и Пол были вызваны на сцену аплодисментами. В это же самое время в Швейцарии Питер Заубер понял, что его окончательно оставили за бортом. Мотористы уже давно намекали, что трехкратный чемпион намерен создать команду и получить от них официальный статус партнера, но Заубер еще надеялся, что сможет продолжать параллельно получать блоки, которые, можно сказать, в качестве подопытной крысы тестировал, несмотря на огромное количество сходов на своих машинах. Но, как и Mercedes полутора годами раньше, Ford так же решил бросить швейцарца ради громкого имени. Правда, если немцы ставили на мощь McLaren и его многочисленные титулы и Кубки конструкторов, то американцы - лишь на 30-летнюю дружбу со Стюартом, который трижды был чемпионом именно с их моторами, а затем никогда не переставал выполнять роль специального консультанта компании. Причем роль отнюдь не номинальную, как свидетельствуют 40 ежегодных полетов шотландца в штаб- квартиру Ford. Так что, если Дирборн впервые увидел Джеки в кильте, то для самого Стюарта здесь не было ни одного неизвестного уголка, и дверь любого из руководителей компании он давно привык открывать без всякой предварительной записи на прием.

Тем не менее, подробности пресс-конференции (на которой даже зачитали якобы только что полученный приветственный факс от Экклстоуна) потрясли журналистов. Еще даже не созданная команда получала от Ford эксклюзивный партнерский статус на ПЯТЬ лет и бюджетный довесок в виде 250 млн долларов на тот же период! Естественно, что одним из первых вопросов, причем заданных всерьез, прозвучало предположение о будущем названии команды: Stewart-Ford или… Ford-Stewart. «Нет, нет, именно Stewart, - хитро подмигнув, заверил Джеки и добавил - причем мое имя вы можете даже, если хотите, поставить во множественном числе». Вот тут-то мы и подбираемся к истинной мотивации шотландца - к его семейным привязанностям. Ради карьеры своего младшего сына Пола в 1988 г. он создал в Формуле Ford команду PSR, или Paul Stewart Racing. Уже через пару лет PSR становится настоящим законодателем мод на английских и европейских трассах. Команда PSR одновременно выставляет по две машины в Формуле Opel, Ф-3 и Ф-3000. Ее молодой «играющий тренер» одерживает победы на всех уровнях, вплоть до первенства Европы, а его партнеры по команде становятся главными претендентами на титул еще до начала чемпионатов. Из тех, кто уже вышел на высший уровень, питомцами PSR можно по праву назвать Дэвида Култхарда и Дарио Франкитти. Жиля де Феррана и Андре Рибейро. Не говоря уже о Яне Магнуссене, которым больше всех будет гордиться сам Джеки и которому будет суждено, выиграв в британской Ф-3 за сезон 14 гонок из 18, побить исторический рекорд Айртона Сенны (13 побед). Всего же, только к моменту вышеупомянутой пресс-конференции в Дирборне, PSR (которая продолжает существовать и выигрывать и по сен день) могла похвастаться пятью чемпионскими титулами в Формуле Opel и тремя - в наипрестижнейшей английской Формуле-3- Много это или мало? Для того, чтобы вынашивать планы скромного дебюта в Ф-1 на базе безупречной карьеры в младших формулах, - да, более чем достаточно. Для беспрецедентного 5-летнего контракта с Ford - вряд ли. Но без подобной поддержки выжить в современной Ф-1 практически невозможно. Лишь Jordan в далеком уже 1991 г. это удалось, а сколькие были выброшены на мель - Forti, Pacific, не дожившая даже до дебюта DAMS. И Джеки это понимал. 10 октября 1993 г. Пол провел свою последнюю гонку в Ф-3000, а чуть раньше, 1 сентября и 7 октября, - свои первые и последние тесты за рулем Arrows Ф-1, после которых молодой пилот понял, что чемпионом мира ему не стать. А середняком сын великого Стюарта быть не захотел и решил переключиться исключительно на менеджмент своей структуры. Отец и сын со временем начали думать о походе на Ф-1, но в последующие полтора года убедились, насколько тяжело собрать необходимый бюджет, даже несмотря на великолепные достижения в «трех тысячах» и всемирно известное имя. А от проектов купить и возглавить команду своей юности, Tyrrell, Джеки отказался практически сразу же. Слишком велико было его уважение к «дядюшке Кену», который когда-то поверил в молодого шотландца и привел его к чемпионским коронам.

Короче говоря, не будь в жизни Стюарта компании Ford, зная реализм Джеки, можно смело предположить, что машин с шотландским «охотничьим тартаном клана Стюарт» на трассах чемпионата мира мы так никогда и не увидели бы. Тем более, что шотландцы уже начали присматриваться к кузовным гонкам и IndyCar. Но 30-летняя связь с огромным концерном не прошла даром. Последующий эпизод Джеки будет вспоминать еще долго. После Гран При Канады в 1995 г. он летел с высшими чинами Ford в их частном самолете из Монреаля в Детройт. Последние были недовольны спортивными результатами своих моторов. Надо заметить, что маркетинговый отдел компании просто проспал в прошлом году титул Шумахера на Benetton, первый для Ford с 1982 г., когда чемпионом стал Кеке Росберг на Williams!

В отличие от Honda, Renault или (несколько позже) Mercedes, американцы не смогли выгодно провести коммерческую рекламную кампанию вокруг этой победы, а когда очнулись, Benetton уже сменил их на Renault... В 1995-м же, с молодой швейцарской командой Sauber, речи о титуле уже не было. И в ответ на извечное «что делать?» Джеки скромно и, разумеется, без задней мысли заметил: «Доверить дело профессионалам» (представьте себе лицо Питера Заубера, когда ему рассказывали об этом эпизоде). Реакция была молниеносной, но, учитывая обстоятельства, вполне логичной. Едва приземлившись, отец звонит сыну: «Пол, Ford просит нас идти с ним в Ф-1». Согласно традиционным представлениям, время принятия решения компании прямо пропорционально ее размеру, годовому обороту и бюрократизированности структуры управления. В этом случае такой серьезный контракт должен был «проходить» через гигантский транснациональный концерн, каким является Ford, лет десять. Но будущего партнера звали Джеки Стюарт, и это меняло все. Через шесть с половиной месяцев после того разговора в самолете Джеки и Пол уже красовались в кильтах на дирнборнской сцене!

Последующие 11 месяцев пролетели для Стюартов, как один день. Джеки и Пол решили пожертвовать выступлениями в Ф-3000. но сохранить свои команды в двух младших дисциплинах. Так что бывший штат из 50 человек надо было очень быстро увеличивать по крайней мере до 100-120. Кроме того, предстояло существенно расширить производственные площади. Stewart Grand Prix было решено разместить в старом здании PSR, которое постепенно должно было обрастать производственными корпусами. Во всяком случае, по словам самого Джеки, с их «стартовым капиталом» надо было выбирать между постройкой нового сверхзавода или оснащением команды по последнему слову науки и техники. Отец и сын, практически не задумываясь (а все важные решения они с самого начала договорились принимать исключительно вместе), склонились ко второму варианту. В итоге новая команда получила в свое распоряжение новейшее производственное оборудование, а конструкторское бюро было оснащено невиданными еще в мире Ф-1 суперкомпьютерами. Они позволили, например, первому болиду, SF-01. стать первой в истории Гран При машиной, целиком созданной на компьютере, без малейшего промежуточного макета или чертежа на бумаге. Кроме того, Stewart начал строительство собственной аэродинамической трубы, позволяющей работать с моделями масштаба 1:2. В то время в Формуле такое позволить себе могли лишь Williams и Ferrari. В ожидании же этого уникального инструмента все аэродинамические исследования велись в Калифорнии на трубе фирмы - строителя шасси для автогонок CART Swift. На все это, естественно, нужны были деньги. Но и тут дела шли неплохо. Стоило Джеки заручиться поддержкой Ford, как и разговоры с возможными рекламодателями упростились до предела. Базовой идеей было не связываться с титульным спонсором - производителем сигарет (учитывая грядущее запрещение табачной рекламы), а создать группу из 5 (в идеале) равноценных мощных партнеров, подписав с ними длительные (желательно - на 5 лет) договоры. Цель была практически достигнута, и Stewart удалось на таких условиях найти 4 спонсоров - Texaco, Sanyo, HSBC и Министерство туризма Малайзии, Последние два - предмет особой гордости Джеки Стюарта, Крупнейший банк «Гонконг-Шанхай» и правительство Малайзии, страны, которая открывалась миру и готовилась к проведению собственного Гран При. Стюарт верил, что будущее именно за Юго-Восточной Азией. Не все прогнозы оправдались.- с одной стороны, запрет на табачную рекламу был отсрочен до 2006 г., с другой - в Азии вспыхнул экономический кризис. Но тогда Джеки собрал для сына пятый бюджет в Ф-1, уступавший по величине лишь деньгам 4 грандов гонок Гран При. Пол тоже не сидел без дела и сумел привлечь в команду бывшего гоночного инженера Алена Проста в McLaren и генерального конструктора Arrows Алана Дженкинса. Его шасси должно было «обуться» в новинку сезона-97 - шины Bridgestone (привлечь японцев к сотрудничеству Полу помогли старые контакты еще на уровне PSR). Оставался вопрос с пилотами. Место во второй машине практически с самого начала было зарезервировано для Яна Магнуссена, которого Джеки не раз называл «вторым Сенной». Впоследствии Стюарта будут много критиковать за отчисление молодого датчанина после полутора лет сотрудничества, но ведь Джеки и так дал Яну дополнительный шанс в первой половине 1998 г., что после предшествующего провала в 1997 г. сделали бы не многие. Первым пилотом в команде, конечно же, хотели видеть опытного британца, но Дэвид Култхард (самый желанный выбор) и Джонни Херберт были связаны контрактами с McLaren и Sauber (реванш Питера?), а Дэмон Хилл буквально в последний момент предпочел Arrows Тома Уокиншоу. Пол решил дать шанс молодому, но уже опытному и, увы, несколько начавшему увядать в Jordan Рубенсу Баррикелло, о чем ни разу не пожалел. Именно бразильцу команда была обязана своим историческим 2-м местом (вслед за Ferrari самого Михаэля Шумахера) в дождевом Гран При Монако - всего-навсего пятой гонке в истории команды. Но это было уже потом, пятью месяцами позже, пока же, 10 декабря 1996 г., на презентации своего первого болида Джеки Стюарт сказал в ответ на скользкий вопрос о том, насколько долго он рассчитывает продержаться в Ф-1: «Я ношу на запястье один и тот же Rolex вот уже 32 года. Я пью шампанское «Моэт э Шандон» 27 лет. С моей женой Эллен мы обвенчались уже 34 года назад, а моя секретарша работает на меня 29 лет. Я достаточно ясно ответил или разъяснить?»

И все та же улыбка. Мягкая улыбка. Команда Stewart родилась под гром оваций.

Артем Бунин


Категория: №7 (02.1999) | Добавил: LiRiK3t (12.04.2012)
Просмотров: 1309 | Теги: команда, №7 (02.1999)
^Наверх
вход выход Created by LiRiK3t