Меню сайта
Поиск по сайту
Номера журнала
Рубрики журнала
Фотоальбомы
Разное
Пользователи
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Яндекс.Метрика

Индекс цитирования.
Главная » Статьи » Номера журнала » №9 (04.1999)

Его университеты

Его университеты

 

Они давно приметили этот маленький итальянский ресторанчик. Во всяком случае, двое из них, швед и датчанин, чувствовали себя здесь не так одиноко посреди огромного чужого города на самом краю света. Третьему же, канадцу, жившему во Франции, учившемуся в Швейцарии и работавшему в Италии, было решительно наплевать, что от родного дома его отделяют много часов полета. Он с завидным аппетитом поглощал пиццу - точно так же, как лопал устриц в белом вине, корнфлекс или неудобоваримое японское суши. Чуждая для любого европейца или американца Страна восходящего солнца казалась для Жака Вильнева такой же привычной. как исхоженные вдоль и поперек улочки Монте-Карло. Похоже, и в сибирской тайге этот мальчишка будет чувствовать себя так же свободно, как на Елисейских полях или улицах Монреаля.

– А что, ребята, может мне податься в Инди? - отхлебнув красного вина, Вильнев откинулся на спинку стула. - Там, наверное, интересно… Решено, я еду в Америку!

Коллеги-соперники Жака по японскому чемпионату Формулы-3 Ричард Райделл и Том Кристенсен переглянулись. С высоты своих 25 лет они относились к приятелю, которому всего-то 21, как к сущему ребенку. То аппаратуры накупит на десять тысяч долларов, то всю ночь просидит в баре с японскими гонщиками и их подружками, распивая сакэ и пиво. Машину покупать не хочет, ездит на соревнования только поездом, зато первым классом - дорогое, надо сказать, удовольствие. Теперь вот захотел податься в гонки «индикаров». Только тебя, дружок, там и ждали!

Ни Райделл, ни Кристенсен, да и никто из тех, кто знал Вильнева еще по итальянскому чемпионату, и не предполагали, как изменился этот мальчишка за несколько последних месяцев. «Он здорово меня удивил, - вспоминал Массимилиано Анджеллели, встретивший Вильнева из Гран При Макао в конце 1992 года. - В Италии он просто управлял автомобилем на трассе. Если была возможность выиграть, старался. Но в общем гонки Жака не слишком интересовали. «Поеду в Японию, поживу в Токио, - сказал он, уезжая. - Просто так, ради удовольствия». Через год в Макао я встретил совершенно другого человека. Теперь это был настоящий гонщик, быстрый и умный, редко ошибающийся, сильный и в квалификации, и в гонке».

Еще больше Вильнев удивил своих соотечественников, когда 16 августа 1992 года, воспользовавшись паузой в чемпионате Японии, стартовал в Канаде, в местечке Труа-Ривьер на одном из этапов североамериканского первенства Формулы-Атлантик. На улицах этого городка в провинции Квебек начал восхождение к вершинам славы отец Жака, потом отличился здесь и дядя, Жак Вильнев-старший. Так что посмотреть на отпрыска знаменитой династии собрались 70 тысяч земляков - а ну, как повезет увидеть победу будущего чемпиона?

Стартовав с 12-го места, 21-летний гонщик спокойно и методично добрался до третьей ступеньки пьедестала. «Мальчик совсем не похож ни на своего отца, который ко что бы то ни стало хотел быть самым быстрым на каждом круге, ни на меня, - задумчиво покачал головой дядя Жак, также участвовавший в той гонке, но так и не добравшийся до финиша. - Его стиль не столь зрелищен, зато он способен сохранять контроль над собой и над ситуацией, заставлять обстоятельства работать на себя. Он очень умный. И холодный, как кусок льда».

Журналисты тоже оценили способности пилота. «Дядя продемонстрировал захватывающее шоу, а племянник привез результат», - таким был заголовок в «Журналь де Монреаль» на следующий день.

Эта гонка предопределила дальнейшую судьбу Жака Вильнева. Ибо среди зрителей был австралиец Барри Грин, который решил организовать свою собственную команду в гонках «индикаров». Грин встретился с менеджером Жака Крейгом Поллоком, и дело было сделано.

Прошло совсем немного времени со дня памятного свидания в итальянском ресторанчике, как дома у Мики Сало. Мауро Мартини и других «японских европейцев» стали раздаваться звонки: «Ребята, я уезжаю. Приходите сегодня ко мне и забирайте из квартиры все, что вам приглянется. Не стану же я тащить все это барахло в Штаты.» 15 декабря 1992 года компания Imperial Tobacco официально объявила состав команды в Формуле-Атлантик - Жак Вильнев и Клод Бурбоннэ.

План Грина, Поллока и специалистов рекламного отдела табачной фирмы был рассчитан на три года. В первый сезон команда Player's Forsyte-Green участвует в 15 этапах этой младшей серии американских гонок, затем тот пилот, который покажет себя с лучшей стороны, переходит в «высшую лигу» - чемпионат CART.

Необходимо сразу оговориться (и Бурбоннэ к великому своему разочарованию это быстро понял), что под «тем пилотом, который...» с самого начала подразумевался Жак. Именно под сына трагически погибшей знаменитости давали деньги табачные короли. Такое положение, разумеется, не слишком способствовало созданию между земляками сердечной обстановки, и на гоночной трассе их схватки порой заканчивались столкновениями. Но 22-летнего Жака бескомпромиссная борьба с более опытным товарищем по команде, похоже, только закаляла, заставляя ежедневно, ежечасно учиться, постоянно совершенствовать свое мастерство.

Нелишне еще раз послушать дядю Вильнева: «Тот факт, что парень хорошо выглядит и здорово держится на публике, очень импонирует спонсорам. Кроме того, вокруг него всегда оказывались те, кто мог дать хороший совет. Но главное - мальчик обладает замечательной способностью учиться». Именно эта черта молодого пилота покорила главного инженера команды Тони Сикейла. «Жак впитывал информацию, как губка, - восхищался англичанин. - Ему никогда не приходилось повторять дважды. Если он превысил скорость на пит-лейн, и вы сказали ему об этом, - можете быть уверены - парень никогда не сделает этого снова. Лучшего ученика желать просто невозможно».

Те месяцы дали молодому гонщику очень много. Бесконечные часы проводил он с Сикейлом за компьютером, анализируя информацию. «Я думаю, Жак тогда основательно научился работать с компьютером, - вспоминал Грин. - Если он считал, что сможет найти хоть малейшее улучшение, то он не отрывался от клавиатуры до тех пор, пока действительно не находил его».

Итак, от парня все были в восторге. И результаты не заставили себя ждать. Авария на разминке на треке в Финиксе и старт с последнего места не позволили ему добраться до финиша первого этапа. Но через неделю в Лонг-Бич Жак был первым на старте и вторым в гонке. А 9 мая в Бразлтоне на трассе «Роуд Атланта» одержал свою первую победу. Когда же через месяц Жак выиграл гонку в Монреале, Барри Грин и Джеральд Форсайт официально объявили, что и 1994 году их команда стартует в чемпионате CART. Пилотом, разумеется, стал Жак Вильнев.

Хотя на этапе в Монтерее Жак, стартовав с поул-позишн, пришел к финишу лишь одиннадцатым, это был финиш чемпиона серии CART 1995 г. Произошло это на 2-й год выступлений в этом чемпионате. Секрет столь стремительного прогресса очевиден - Жак все время продолжал учиться. Канадец не подвел своих хозяев. Несмотря на несколько аварий (Жак Вильнев учился быстро, но все же еще только учился), он одержал еще три победы, дважды был вторым и однажды третьим, заняв в чемпионате 3-е место.

Тем более обескураживающим было начало в CART - две аварии и 15-е место в трех первых гонках. «На американских трассах появился еще один сумасшедший Вильнев», - заговорили о молодом пилоте после столкновений в Серфере Парадайз и особенно в Финиксе, где Жака и японца Хиро Мацушиту спасло от смерти только чудо. Но Тонн Сикейл с пеной у рта защищал своего любимца: «Он не сумасшедший - ни в коем случае! Жак здорово чувствует предел возможностей автомобиля и своих собственных. Отец его был совсем другим - он всегда хотел получить от машины больше того, на что она способна. Очень жаль, если репутация отца ляжет бременем на плечи сына. Ведь ему, возможно, захочется доказать, что он не сумасшедший. И Жак начнет ошибаться».

Не зря знакомые Жака признают, что очень легко попасть в число его приятелей, потому что с канадцем приятно общаться. Но стать его другом, понять этого мальчишку - невозможно. «Он непоколебимо верит в свои способности и обладает невероятной силой воли, - говорил о Жаке его менеджер, Крейг Поллок. - Но эта, возможно, самая сильная черта его характера наименее заметна».

Вильнев доказал, что он не сумасшедший. Доказал очень быстро и бесповоротно, заняв 2-е место в самой знаменитой американской гонке - Инди-500. В дальнейшем он лишь дважды не сумел добраться до финиша, а в Элкарт-Лейк одержал красивейшую победу, расправившись со всеми тремя пилотами непобедимой в тот год команды Penske.

Наградой Жаку стали звание лучшего новичка чемпионата, 6-е место в личном зачете и миллион долларов призовых. Тогда же пошли разговоры о том, что юному таланту дорога одна - в Формулу-1. Но Жак, широко раскрывая глаза за круглыми стеклами очков, не уставал повторять: «Для меня важно стартовать в хорошем профессиональном чемпионате много лет подряд. Америка вообще и CART в частности меня устраивают - команда, соперники, уровень профессионализма, замечательная атмосфера. Что же касается Ф-1, мне бы, конечно, хотелось туда попасть. Но только с гарантией - сильная «конюшня» на несколько сезонов».

Барри Грин, похоже, уже немного изучил характер своего подопечного. И в начале 1995 года с беспокойством заметил: «Я думаю, ему еще рано в Формулу-1. Жаку и у нас есть чему поучиться».

У Вильнева же по этому поводу было собственное мнение. Сезон-95 выдался в CART захватывающе интересным – первые пять этапов выиграли пять разных пилотов. А шестой, 500-мильные состязания в Индианаполисе, стал триумфом Жака Вильнева. «Посмотрите на этого малыша! - удивлялись завсегдатаи Инди-500. - На его месте любой плакал бы от счастья. А парень откупоривает традиционную призовую бутылку молока с таким видом, будто для него это обычное дело».

Мистер Грин, получивший для своей команды первую победу в самой знаменитой американской гонке, тоже не был на седьмом небе. Ибо именно тогда Барри понял - Вильнева ему не удержать. Портрет Жака очутился на первой странице «Нью-Йорк Таймс», а «Пари Матч» срочно отправил корреспондента на виллу «Ла Маскетт» в Монако, где жила мама новой звезды. И Жоан Вильнев не стала скрывать: «Он всегда был беспокойным малышом, никогда подолгу не оставался на месте, все время был в движении. Совсем как его отец».

Худшие опасения Грина и всей его команды подтвердились: Поллок уже слетал в Европу и встретился с Фрэнком Уильямсом. «Железный Фрэнк» поставил условие - Жак должен выиграть чемпионат. Помните, что говорил Тони Сикейл - Вильневу не нужно повторять дважды. Одержав в сезоне четыре победы, канадец выполнил условие Уильямса за три этапа до финиша первенства. И уже в августе отправился в Сильверстоун на испытания Williams Формулы-1. Самому молодому чемпиону в истории CART предстояло покорить новую вершину. И он был уверен в своих силах.

Александр Мельник


Категория: №9 (04.1999) | Добавил: LiRiK3t (13.04.2012)
Просмотров: 993 | Теги: №9(04.1999), один на один
^Наверх
вход выход Created by LiRiK3t