Меню сайта
Поиск по сайту
Номера журнала
Рубрики журнала
Фотоальбомы
Разное
Пользователи
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Яндекс.Метрика

Индекс цитирования.
Главная » Статьи » Номера журнала » №9 (04.1999)

Осень патриарха

Осень патриарха

 

Начиналась квалификация, и пестрая толпа журналистов и, гостей и работников команд, еще полчаса назад бурлившая возле паддока, понемногу начала рассасываться - кто-то спешил в пресс-центр, кто-то торопился занять место под гостеприимными тентами моторхоумов. Лишь высокий седой господин с характерным орлиным носом вел себя как-то нерешительно. Потоптался, грустно поглядел по сторонам, неуверенно направился к моторхоуму команды Sauber и скромно присел за самым дальним от телеэкрана столиком у выхода. Этого человека можно было принять за какого-то случайного гостя паддока, который боится, что у него нет права занимать место за столиком швейцарской команды. Но сам Питер Заубер, едва завидев высокого господина в своих владениях, подошел к нему переброситься парой слов о происходящих событиях. Да и вряд ли хоть кто-нибудь из приехавших на Гран При не знал этого человека. Человека, после смерти Энцо Феррари оказавшегося старейшим руководителем команды Формулы-1. Человека, который тридцать лет выводил свои машины на трассы Ф-1. Вряд ли кто-либо не узнал Кена Тиррелла.

Команда Tyrrell еще выходила на старт. Рикардо Россет и Тора Такаги еще пытались завоевать хотя бы одно очко в ее последний сезон. Моторхоум команды еще стоял в паддоке. Но рядом с надписью Tyrrell на нем уже значилась другая: BAR. В этом доме на колесах уже вовсю распоряжались другие хозяева, и человек, чья фамилия все еще красовалась над входом в него, сам в этот дом уже не входил. Эпопея Кена Тиррелла в Формуле-1 закончилась.

Как уходят основатели команд? Энцо Феррари умер в не самые лучшие для своей Scuderia времена. Но, словно прощальный салют погибшему полководцу от его армии, прогремела неожиданная победа Герхарда Бергера на первом же домашнем Гран При после смерти Коммендаторе. Брюс Мак-Ларен погиб на испытаниях, и на его похоронах сыграли реквием романтической эпохе, когда роли конструктора, хозяина команды и гонщика зачастую могли играть одни и те же люди.

Уходили и по-другому: гораздо более скромно и прозаично. Как скажем, Ги Лижье или Тед Тоулмен, которые просто продали свои детища, когда стало ясно, что альтернативой такой продаже является лишь банкротство. Их команды все еще живут, хотя и под другими названиями. Но осталось ли в них что-то от прежних Ligier и Toleman? Кто-то, как, к примеру, Жерар Ляррусс или Гвидо Форти, предпочел спуску флага открытие кингстонов и затопление своего корабля. А некоторые (как Эрик Бродли, руководитель команды Lola, век которой был так недолог) и рады были бы найти покупателя, но не смогли.


Уход Кена Тиррелла получился некрасивым. Уже ясно было, что в современной Формуле-1 принципы работы «дядюшки Кена» выглядят неуместным анахронизмом. Да, он не может найти богатых спонсоров, он ценит в людях прежде всего преданность делу, а уже потом профессионализм. Ясно было, что сын Кена, Боб Тиррелл, не обладает какими-либо выдающимися организаторскими способностями, а значит, передавать ему Tyrrell - бессмысленно. Единственный выход - продать команду, передав ее в надежные руки. И Кен Тиррелл согласился спустить флаг. Но сначала он решил вывести свой старенький броненосец в последний бой против эскадры современных кораблей.

Получив за свою команду хорошие деньги, Тиррелл тут же пустил их на подготовку к своему последнему сезону. Хроническое безденежье последних лет не давало возможности конструкторам команды создать более-менее конкурентоспособную конструкцию. Но сейчас Харви Постлтуэйт и Майк Гаскойн постарались. Последний Tyrrell был хорош. Конечно, слабенький мотор Ford накладывал свои ограничения. Но ведь в программе чемпионата есть не только Монца и Хоккенхайм. Есть и Хунгароринг, и Монако, где мощность мотора - не самое главное, а уж шасси-то конструкторам удалось на славу. Даже малоопытный японец Тора Такаги во время тестов показывал на новой машине отличные результаты. А ведь второй болид Кен Тиррелл рассчитывал доверить опытному пилоту - Йосу Ферстаппену.

Но тут вмешались новые владельцы команды, уже почувствовавшие себя хозяевами. У них были свои планы на место во второй машине. Они решили, что в ней поедет Рикардо Россет. Россет был объективно слабейшим среди всех пилотов Формулы-1. Но он внес в бюджет команды спонсорские деньги, на которые сменившие Тиррелла люди уже имели конкретные планы.

«Дядюшка Кен» был, что называется, поставлен на место. Команда продана, и единственная роль, на которую может рассчитывать Тиррелл - роль свадебного генерала. Ездить на Гран При, сидеть в моторхоуме и на пресс-конференциях, в общем, представлять команду, но не управлять ею (хотя договоренность при продаже предусматривала, что еще один сезон Tyrrell будет функционировать в прежнем режиме). Казалось бы, Кена Тиррелла это должно было вполне устроить. Но Кен решил иначе, и незадолго до начала чемпионата заявил о том, что досрочно покидает команду, созданную им десятилетия назад.

Tyrrell весь сезон был похож на дом без хозяина. Кена Тиррелла некоторое время замещал Харви Постлтуэйт, но и он вскоре ушел проектировать машину для фирмы Honda. Его бывший заместитель Майк Гаскойн в середине сезона получил место в команде Jordan. Новое руководство во главе с Крейгом Поллоком только входило в тонкости управления гоночной командой, считая, что настоящая работа начнется, когда Tyrrell будет переименован в BAR. Пилоты тоже решали свои проблемы. Такаги не гнался за результатами, потихоньку набирая необходимый для дальнейшей карьеры опыт, а Россет на деньги спонсоров творил свою биографию, добавляя в статистику проведенные Гран При. То, что они создают последнюю страницу биографии великой команды, похоже, никого не волновало.

А тут еще функционерам FIA во главе с самим Максом Мосли не понравилась мода па придуманные Гаскойном «крылышки» X-wings, или дополнительные боковые антикрылья, создавали дополнительное прижимное усилие, столь необходимое в условиях измененных правил. Новшества в техническом регламенте всех последних лет были направлены на ограничение скорости, - а одним из путей ограничения как раз и было ослабление прижимной силы. Модной новинкой обзаводилась одна команда за другой, вплоть до одного из лидеров - Ferrari. Чашу терпения автоспортивных чиновников переполнил инцидент с Жаном Алези, Sauber которого потерял одно из боковых крыльев во время обслуживания в боксах. Х-крылья были вскоре запрещены.

Но если для всех остальных они были лишь эффективным дополнительным аэродинамическим элементом, то Tyrrell проектировался в расчете на обязательное использование «крылышек». Они были неотъемлемой частью конструкции машины, и без них болид просто невозможно было сделать сбалансированным. Предсезонные результаты, которыми поражал всех Тора Такаги, остались в прошлом, - теперь автомобиль был сродни беспомощным Arrows и Minardi.


Равнодушное руководство, думающее только о перспективе, занятые собственными проблемами пилоты, кастрированная машина - да, грустное зрелище представлял собой Tyrrell в свой последний сезон. Еще более грустно было смотреть на Кена Тиррелла, вдруг из хозяина команды в одночасье ставшего «бездомным» гостем паддока.

Неужели так вот и проходит слава мирская? Неужели человек, большую часть своей жизни отдавший Формуле-1. не был достоин более красивого завершения своей карьеры? Наверное, каждый любитель Ф-1 вправе задаваться подобными вопросами. Но, с другой стороны, правомерен и такой вопрос: а была бы в каком-то красивом финале логика? Скорее всего, все завершилось так, как должно было завершиться: уж больно не вписывался Кен Тиррелл в наше время, в нынешнюю Формулу. Он, до седых волос оставшийся мальчишкой. Потому что только мальчишка может в достаточно солидном возрасте бросить свой бизнес и заняться автогонками только потому, что они ему очень понравились. Да, в шестидесятые-семидесятые годы именно так и начинали заниматься гонками - исключительно из-за того, что скорость раз и навсегда покоряла людей, а вовсе не из-за каких-то меркантильных соображений.

На заре своей карьеры босса Кен Тиррелл разом получил все то, к чему другие руководители идут долгие годы, а то и десятилетия: начал строить свои машины (в те времена - вовсе не обязательное занятие для «конюшни»), нашел «своего» гонщика, Джеки Стюарта, и завоевал с ним три чемпионских титула. Но дальше судьба столкнула Кена Тиррелла с жестокой прозой гонок: погиб его пилот Франсуа Север, а Джеки Стюарт решил прекратить выступления. Пришлось Кену искать новых пилотов, начинать все заново, но это уже было начало пути с вершины вниз, И чем дальше, тем меньше шансов было на успех: в гонки приходили большие деньги и большой бизнес. Конечно, не стоит представлять Тиррелла ангелом, этаким бескорыстным романтиком гонок. И он в меру сил заботился о собственной материальной выгоде (а как же без этого?). И он пытался обойти регламент, был на этом однажды пойман и более чем сурово наказан. Но когда вставал выбор между преуспеванием и принципами, как ни патетично это звучит, Кен Тиррелл выбирал принципы. Помните историю с Договором Согласия, который не подписали три команды? Рон Деннис, Фрэнк Уильямс и Кен Тиррелл посчитали, что некоторые положения Договора содержат в себе угрозу безопасности гонок. В итоге к их мнению прислушались и их требования удовлетворили. Но не об этом речь. Начиная борьбу с боссами Формулы-1, Деннис и Уильямс чувствовали за собой финансовую мощь своих спонсоров. «Пряником», полагавшимся командам, присоединившимся к Договору, была доля доходов от телетрансляций - так вот. Williams и McLaren вполне могли без этих денег обойтись. У Тиррелла положение было иное. Спонсоров практически не было. Большие средства, потраченные на разработку различных электронных систем и активной подвески, можно сказать, улетели на ветер, - все эти устройства были запрещены. Денег на тесты не было, и оригинальные разработки Харви Постлтуэйта так и оставались недоведенными до конца. Фирма Yamaha заявила о своем решении прервать сотрудничество с командой, а контракт с фирмой Ford перехватил не кто иной, как Джеки Стюарт. Будущее было туманным, ясно маячила перспектива банкротства. Без «телевизионных» денег команде было не выжить. Тем не менее, Тиррелл не подписывал Договора Согласия до тех пор, пока требования «старой гвардии» руководителей команд не были выполнены.

Поток бурлящей жизни гонок Гран При обтекал его, не затрагивая. Он возвышался посреди обеспокоенного сиюминутными заботами паддока, как символ стабильности и постоянства. Рядом с ним можно было постоянно видеть пожилых людей, приносивших старые фотографии, а иногда и целые альбомы. «Дядюшка Кен» рассматривал эти пожелтевшие свидетельства былого с таким интересом, будто не сам творил когда-то эту историю, а только сейчас с ней знакомится.

Наверное, не стоит упрекать сегодняшний день в том, что он оказался к Тирреллу равнодушным. Служение патриарха Формулы не осталось без награды. Этой наградой стала, наверное, вся его жизнь.

Евгении Юданов

Категория: №9 (04.1999) | Добавил: LiRiK3t (13.04.2012)
Просмотров: 1134 | Теги: №9(04.1999), один на один
^Наверх
вход выход Created by LiRiK3t