Меню сайта
Поиск по сайту
Номера журнала
Рубрики журнала
Фотоальбомы
Разное
Пользователи
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Яндекс.Метрика

Индекс цитирования.
Главная » Статьи » Номера журнала » №9 (04.1999)

Тайная страсть Сандро Занарди

Тайная страсть Сандро Занарди

 

Конечно, он волновался. А кто бы на его месте сохранил хладнокровие? Ведь года не прошло, как он, не самый быстрый, не самый удачливый, не самый талантливый (так, во всяком случае, считали беспощадные итальянские журналисты) участник национального первенства Формулы-3 превратился вдруг в любимца публики и прессы. Те самые журналы, что совсем недавно не прощали ему и малейшей оплошности, язвительно замечая, что восемь лет картинга и третий уже сезон в Формуле-3 могли бы научить Занарди осторожности, теперь чуть ли не официально провозгласили Алессандро главной надеждой Италии в Ф-1. Что ж, он не против! И где теперь Кольчиаго, который опередил его в Ф-3? Был, да весь вышел! А он, Алессандро Занарди, сидит за рулем Jordan Формулы-1, и до старта Большого Приза Испании 1991 года остаются считанные минуты. Теперь уж он своей удачи не упустит!

Мальчишки в Италии болеют футболом и автогонками, 13-летнему Сандро почему- то нравились лыжи. Тогда, в конце 70-х, никто и не подозревал, что вскоре итальянские фамилии будут греметь на зимних олимпиадах, а лыжники с Апеннин станут побеждать русских, финнов, шведов. Но пока даже Занарди-старшему увлечение сына показалось чересчур экзотическим, и. человек состоятельный, он решил подарить ему гоночный микроавтомобиль - карт.

Так в 1980 году Сандро Занарди нашел первую и единственную свою любовь. Теннис, велосипед, модели самолетов и даже лыжи были забыты - все свое время Алессандро отдавал картингу. Четыре сезона он набирался ума-разума у себя дома, а в 1984 году впервые попал на заграничные трассы. И выиграл - в Гонконге, Франции, Германии. Потом дважды - в 1985 и 1986 годах - стал чемпионом Италии. Знающие люди оценили этот успех. Ведь тогда, как, впрочем, и сейчас, сделать это было порой потруднее, чем выиграть мировое первенство.

В 1987 году Занарди, победив на пяти этапах, добыл звание чемпиона Европы. И в следующем сезоне отправился штурмовать Формулу-3. Но тут дело застопорилось.

Дебютный сезон принес лишь 14-е место в чемпионате Италии, следующий - 6-е и две победы в квалификации. И только в 1990 году Алессандро Занарди вновь отведал призового шампанского на пьедестале почета: две победы и вице-чемпионское звание в национальном первенстве и Кубок Европы Ф-3 в Ле Мане.

Посчитав, что покорил очередную вершину, 24-летний итальянец двинулся дальше, получив место за рулем Reynard команды Il Barone Rampante в международном чемпионате Формулы-3000. Мало кто относился серьезно к «конюшне»-дебютанту с чудным названием. Однако управляющий директор фирмы Reynard Рик Горн предупреждал: «Приглядитесь внимательнее к Il Barone Rampante и Занарди. Они очень серьезные ребята...» Этому человеку еще суждено было сыграть весьма важную роль в жизни Алекса - через четыре года.

Занарди блестяще подтвердил правоту Горна, выиграв первый же этап серии - Гран При Рима в Валлелунге. Кое-кто говорил тогда, что итальянцу помогло отличное знание домашней трассы. Но поул-позишн, да еще с рекордами дорожек, на труднейшем французском кольце в По и английском Брэндс-Хэтче показали, что дело совсем не в этом. Гораздо важнее, что отнюдь не богатырского сложения (при росте 176 см он весил 66 кг), Алессандро обладал отменным здоровьем. Поэтому легко справлялся, к примеру, с жарой, которой отличались гонки в Мюджелло и сицилийской Энна-Пергузе. Кроме того (и это вскоре очень ему пригодится на длиннейших американских гонках), на последних кругах он был так же свеж, как и на старте, и атаковал столь же настойчиво. Но главное, Занарди показал себя отличным «настройщиком» гоночного автомобиля.

«Когда у вас есть возможность много времени проводить за рулем, вы начинаете чувствовать машину, как самого себя, - говорил Занарди. - Шины становятся частью вашего тела! Я меняю пружины, завожу мотор, выезжаю на пит-лейн и уже знаю, ведет ли себя автомобиль хуже или лучше! Потому что я это чувствую…»

Такой пилот - находка для любой команды. Гонщики, которые могут раскрыть инженерам все особенности поведения автомобиля и подсказать механикам, что и насколько следует изменить в регулировках болида, всегда ценились в гонках Гран При на вес золота. Неудивительно, что Эдди Джордан даже не счел нужным дожидаться окончания чемпионата Ф-3000 и подписал с молодым итальянцем контракт на последние три гонки сезона в Формуле-1.

Увы, с того самого Гран При Испании в жизни Занарди началась черная полоса: 20-е место на старте и 9-е в гонке - после впечатляющего дебюта Михаэля Шумахера за рулем того же Jordan всего лишь месяцем раньше. Такие результаты никого не вдохновили. Через неделю Занарди проиграл финал Формулы-3000 Кристиану Фиттипальди, а через три - сошел уже на 8-м круге японского этапа чемпионата мира Ф-1 - отказала коробка передач. А на последней гонке, в Австралии, судьи вывесили красные флаги на 15-м круге – шел настоящий ливень. Занарди занимал тогда малопочетное 9-е место.

Алессандро не заметили. Счастье еще, что владельцы Benetton предложили ему место водителя-испытателя. И на целый год Занарди ушел в тень, мелькнув лишь на трех этапах - за рулем Minardi он заменил получившего травму Фиттипальди. Но дважды не прошел квалификацию.

В феврале 1993 года ему повезло. Мика Хаккинен ушел из Lotus в McLaren, и на освободившееся место пригласили Алессандро. Увы, первая же гонка сезона, в Южной Африке, закончилась столкновением с Дэмоном Хиллом. И хотя на следующем этапе Занарди набрал первое очко, большего в Формуле-1 ему добиться не удалось. Специалисты толковали о резком, слишком уж бескомпромиссном стиле езды итальянца, более опытный Джонни Херберт выглядел за рулем Lotus предпочтительнее. А в Бельгии на утренней воскресной разминке Алессандро чудом остался жив, вдребезги разбив автомобиль, и хозяева команды - от греха подальше - решили заменить итальянца португальцем Педро Лами.

В следующем сезоне Занарди вновь вернулся в Lotus, однако знаменитая команда тогда буквально дышала на ладан, остро нуждаясь в деньгах. И по окончании очередного безрезультатного сезона приказала долго жить. Так Алессандро в третий раз оказался без работы.

Начался самый трудный год в жизни итальянца. В 29 лет вдруг понять, что дело, которое ты считал главным и единственным в своей жизни, вдруг кончилось, что мечта - стать чемпионом мира, на меньшее он не был согласен с тех пор, как сел за руль гоночного автомобиля! - похоже, никогда нс осуществится, такое может сломать самую сильную натуру.

Однажды, два года спустя, уже богатого и знаменитого, его спросили: правда ли, что после увольнения из Lotus ему пришлось пойти работать развозчиком пиццы? Алессандро тогда широко улыбнулся - ну что вы! Но тут же помрачнел: «Нет, конечно, за руль грузовика я все же не садился. Впрочем, по правде говоря, был весьма к этому близок...»

В сезоне 1995 года он стартовал лишь дважды - за рулем Lotus в международном чемпионате Grand Tourismo. При этом - бесплатно, лишь бы вновь почувствовать себя за рулем гоночного автомобиля... «Главное для пилота, - скажет Занарди через пару лет, - любовь к своему делу. Как только гонки станут для вас всего лишь профессией, как только вы утратите любовь к своей работе, вы не сможете делать ее достаточно хорошо. И будь вы даже сверхталантливым, никогда не сумеете добиться главной цели своей жизни».

«Любовь - безумье мудрое, - писал Шекспир в «Ромео и Джульетте», - оно и горечи и сладости полно». Осенью 1995 года Алессандро, кажется, выпил горькую чашу до самого дна. И был сторицей вознагражден за долготерпение.

Чип Ганасси, владелец команды в американском чемпионате CART, искал замену одному из своих пилотов. Автомобили ему поставляла английская фирма Reynard. А там, как мы помним, работал мистер Горн. Он-то и посоветовал Чипу: «Попробуй, Занарди, не прогадаешь!»

«Я сразу увидел, что парень чертовски хорош, - вспоминал по прошествии нескольких лет Ганасси. - Мне хватило всего нескольких кругов, что прошел он по треку за рулем IndyCar, чтобы это понять. А пообщавшись немного с Алексом, я неожиданно подумал а ведь он самый неитальянский гонщик из всех итальянцев, которых я видел! Умный, осмотрительный, спокойный. Алекс будет моим - решил я тогда.»

Через год итальянским гонщиком уже восхищалась вся Америка. Чтобы приспособиться к новым машинам и абсолютно незнакомым трассам Занарди понадобилось всего три месяца. Уже в конце июня он праздновал свою первую победу в чемпионате CART в Портленде. А во второй половине сезона ему вообще не было равных - три победы, шесть поул-позишн, восемь стартов подряд из первого ряда и третья позиция по итогам сезона при равенстве очков с серебряным призером, Майклом Андретти. Сам же чемпион, товарищ Алекса по команде, Джимми Вассер, так отозвался о партнере: «Да, я стал лучшим пилотом в Америке. Но, должен сказать, сегодня Алекс лучше меня».

Следующие два сезона блестяще подтвердили слова американца, Занарди выигрывал на автодромах «европейского» типа и городских трассах, он финишировал первым на коротких, в милю длиной, и длинных треках, так называемых «суперспидвеях», где европейцы обычно чувствуют себя не слишком уютно. Он записал в свой актив еще 12 побед и 2 чемпионских титула, заработал несколько миллионов долларов. В 1996 году американские болельщики снисходительно улыбались, слушая его беспомощный английский, а через два года оглушительно свистели, приветствуя нового своего любимца, когда он вновь первым пересекал финишную черту и заставлял машину бешено крутиться на месте, поднимая клубы сизого дыма от горящих покрышек. Инженеры обычно не слишком приветствуют подобные выходки, справедливо полагая, что так можно загубить двигатель. Но Алексу все прощали. «Его латинский темперамент выплескивается после финиша, - улыбался инженер Chip Ganassi Racing Морис Нанн, - когда он накручивает на асфальте любимые свои «пончики». Он вообще горячий парень, вспыхивает, как порох! Но в следующую секунду обо всем забывает.»

Да, признаться, Чип Ганасси оказался не совсем прав, когда говорил о хладнокровии и осмотрительности своего нового пилота. Куда там! Алекс - его редко теперь величали Алессандро, не говоря уже о мальчишеском Сандро, - бился за победу в каждой гонке от первого метра до последнего. И неважно, какое место занимал он в чемпионате, неважно, кто был его соперником, цель всегда оставалась неизменной - первым пересечь линию финиша.

«Я видел многих пилотов, - вспоминал Нанн, которому довелось работать с такими «великанами», как Эмерсон Фиттипальди и Марио Андретти, - Алекс - одни из самых, если не самый талантливый. Но это еще не все. Преимущество Занарди перед подавляющим большинством пилотов в том, что он наслаждается гонками. И неважно, мокрая трасса, сухая ли, хорошая машина или не очень, он хочет лишь одного - быть впереди».

И самому Занарди Америка понравилась. «Здесь такая замечательная атмосфера, - отмечал он с удивлением. - Вы можете сразу после финиша пойти куда-нибудь с другими гонщиками, посидеть, выпить немного, пошутить, побалагурить. Никогда прежде я не видел такого! А какая у меня замечательная команда! Они вкладывают в работу душу. Когда все сделано и со спокойной совестью можно идти домой к женам и детям, наши механики еще пять минут проверяют, все ли сделано для того, чтобы завтра машина была лучшей на трассе».

Итак, Сандро, наконец, нашел, что искал. Черная полоса его жизни осталась позади, он среди единомышленников и имеет возможность делать любимое дело. Его любят, им восхищаются. Но...

Не раз и не два в течение этих трех феерических сезонов журналистские расспросы заставали Алекса врасплох. И тогда голубые глаза победителя чуть затуманивались: «Хочу ли я вернуться в Формулу-1? Что за вопрос... Я уверен, что чемпионат мира - вершина автогонок. Я не говорю, что мне не нравится Америка. Я очень люблю эту страну. И очень люблю американские гонки. Но... Формула-1 для меня - все же ближе к той мечте, что не дает мне покоя всю мою жизнь. И если я вдруг получу приглашение из Ferrari или Williams, долга раздумывать не буду».

И Ганасси все же пришлось расстаться со своим любимцем - Фрэнк Уильямс предложил Занарди 3 млн. фунтов стерлингов и место первого пилота в своей команде. А разве может итальянец - настоящий итальянец! - забыть свою первую любовь - «первую Формулу»? Вспомним слова шекспировского героя: «Мне покажи красавицу любую. В ее красе я лишь прочту о том, что милой красота гораздо выше. Так не учи; забыть я не могу».

Александр Мельник


Категория: №9 (04.1999) | Добавил: LiRiK3t (13.04.2012)
Просмотров: 1097 | Теги: №9(04.1999), один на один
^Наверх
вход выход Created by LiRiK3t