Меню сайта
Поиск по сайту
Номера журнала
Рубрики журнала
Фотоальбомы
Разное
Пользователи
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Яндекс.Метрика

Индекс цитирования.
Главная » Статьи » Разное » Ческидов. "Михаэль Шумахер. Великий и ужасный"

Вторая попытка на третий титул. (Часть 2)

В Маньи-Куре судьи остановили гонку из-за одинокого «Стю­арта» Йоса Ферстаппена, заглохшего на стартовой прямой. В Шпильберге на старте также осталась заглохшая машина Оливье Паниса. А в придачу к этому произошли два «завала» в двух по­воротах, в которых так или иначе оказались замешанными аж восемь машин! А что, если бы вместо появления пейс-кара судьи «выбросили» бы красный флаг и дали повторный старт? Как бы тогда сложилась судьба гонки?..

«Учитывая мою стратегию двух пит-стопов, – рассказывал о гонке Шумахер, – мне надо было во что бы то ни стало опередить Хаккинена. Отсюда и моя глупая ошибка. Но механики сработа­ли оперативно, и я смог вернуться в гонку. Все пилоты, которых я обгонял, были очень корректны, а сражение с Ральфом было просто фантастическим. Под конец же у нас с Эдди были пробле­мы с тормозами».

Вопросом национального престижа стояла победа Михаэля Шумахера в Гран-при Германии. Неудачу «Спортсмена № 1» не мог бы скрасить ничей другой успех. Но не получилось...

Виной тому, как ни парадоксально, стал именно национальный престиж. Во-первых, даже у вечно невозмутимого и леденяще хладнокровного перед стартом Михаэля, похоже, чуток сдали нервы под чудовищным прессом общественного мнения, даже не умоляющего, а требующего от него победы. И он допустил роковую ошибку в субботу 1 августа на первом круге свободных заез­дов, стоившую ему затем проваленной, по сути, квалификации. Только нервным срывом можно объяснить вылет с трассы при попытке обгона по внешнему радиусу на непрогретых еще шинах. Как следствие – ни одного тренировочного круга и плохие аэро­динамические регулировки машины, которая к тому же во вто­рой серии свободных заездов продолжила черный шлейф субботних неудач, отказав на шестом круге. Девятое место на стартовой ре­шетке, в то время как главный соперник – лидер чемпионата Мика Хаккинен – на первом, да к тому же «прикрытый» от об­гона справа вежливым и порядочным Дэвидом Култхардом.

Вторая причина и, пожалуй, главная – чудовищная мощь мо­тора «Илмор-Мерседес», который дает «Макларенам» комфортное превосходство на длинных прямых, позволяя развивать рекорд­ные скорости, а «Хоккенхаймринг», по большей части, состоит именно из таких отрезков.

Вопросом национального престижа рассматривал свое возвра­щение в чемпионат Формулы-1 и «Мерседес», и возвращался он, вкладывая огромные средства, не для того, чтобы проигрывать.

Итак, Михаэлю Шумахеру в первые два дня августа противо­стояли в Гран-при Германии не только два десятка соперников, но и слепая любовь сотен тысяч соотечественников, недовольных поражением своих футбольных кумиров во Франции и потому просто жаждущих триумфа в «Мекке» немецкого автоспорта, а также мощь одного из самых сильных автоконцернов мира, если не самого сильного, чье предложение о союзе во имя национального же престижа отверг блудный сын «Мерседеса», подписав новый контракт с конкурентом – «Феррари» – и став к тому же «по­слом FIATa»!

Так что судьба Гран-при Германии была решена не в пользу Михаэля Шумахера еще до старта гонки. И хотя Михаэль сумел в итоге приехать на финиш пятым, пилюля поражения этим не была подслащена. Отрыв Хаккинена от Шумахера в чемпионате вырос вдвое.

На фоне этой неудачи кумира радоваться двойной победе «Мер­седеса», которая «пристегнута» к британскому «Макларену» с финской начинкой в виде Мики Хаккинена, казалось столь же неприличным, сколь распевать веселые песни на поминках близкого родственника.

«Сохраняли лицо» в этой ситуации лишь немногие из соотече­ственников Шумахера, и в их числе Норберт Хауг – спортивный директор «Мерседеса», вызывающе державший в паддоке одино­кий флаг своего концерна. Желавших взять послепобедное ин­тервью у Хаккинена едва набралось с десяток; от самого Михаэ­ля внятных объяснений журналисты не дождались.

Количество народа, распивающего дармовое шампанское под звуки новой песни «Мика, Мика Хаккинен» в моторхоуме «Макларена», на сей раз было намного меньше, чем неделю назад в Шпильберге.

И это несмотря на то, что в последний раз «Мерседес» побеждал в гонках Формулы 1 на родной немецкой земле, в родном Гран-при Германии, 44 года назад! И хотя, безусловно, каждый добро­порядочный «бюргер» гордится «Мерседесом», но на трассу в Хоккенхайме он приходит сегодня в красной футболке, красной кепке и с красным флагом, на которых соседствуют два слова: «Шумахер» и «Феррари»!

«Я приношу извинения своим болельщикам, – сказал Шума­хер, – что не смог подарить им ничего большего, но после вче­рашней квалификации надеяться на чудо было просто нереально. Пятое место – это максимум того, что я мог сделать. На «Стадионе» машина была просто безобразной. Что ж, вперед, в Венг­рию!»

Когда десятки тысяч болельщиков Михаэля Шумахера, обез­умевших от переполнявшего их души счастья, прорвав огражде­ние трассы, вырвались на асфальт «Хунгароринга» прямо под ко­леса возвращавшихся в закрытый парк машин, показалось, что беды не миновать. Но, к счастью, их кумир и главный триумфа­тор Гран-при Венгрии сумел уже проскочить на пит-лейн, а иначе «Феррари» с номером 3 просто разобрали бы на сувениры. Вос­торг «фанов» был такой, что многие, выбежав на асфальт, пада­ли на колени и благоговейно целовали его шершавую поверх­ность!

Победа Шумахера стала неожиданной даже для них, самых преданных и фанатичных. После квалификационных заездов в субботу преимущество «Макларенов» Хаккинена и Култхарда было настолько впечатляющим, что на пресс-конференции Михаэль, показавший третье время, позволил себе улыбнуться лишь однажды, когда среагировал своей репликой на высказывание Дэвида Култхарда, отвечавшего на «каверзный» вопрос одного из журналистов: «Каким образом вы будете в гонке защищать свое­го коллегу Хаккинена от Шумахера?»

Дэвид пробормотал что-то типа стандартной отговорки о ко­мандной морали, об отличных шансах Мики на титул и о том, что, конечно, он, Дэвид, постарается финну помочь... И тут «Шуми» наклонился к Дэвиду и громко, так что было слышно в соседний микрофон, с мягкой улыбочкой съязвил: «Ты это прекрасно де­лаешь, парень, даже о себе порой забываешь!»

Слова пророческие, как потом оказалось...

Тактика претендентов на победу была ясна всем, как божий день над «Хунгарорингом». Хаккинен и Култхард должны были не проиграть старт и не пропустить вперед Шумахера; немец мечтал на старте обогнать «Макларены» и избежать атаки Дей-мона Хилла, блеснувшего на квалификации и напомнившего всем свою триумфальную неудачу здесь – в прошлом году.

После старта позиции лидеров не изменились, лишь Хилл проиграл свое место Эрвайну.

Тактика дозаправок была одинаковой, несмотря на взаимные провокационные вылазки механиков обеих команд. Все реши­лось после серии вторых пит-стопов.

Шумахер в боксы заехал раньше «маклареновцев» и выехал, сохраняя третью позицию в гонке. Уже на следующем круге он оказался вторым, поскольку в боксы заехал Култхард, и здесь, пожалуй, произошло то главное, чего поначалу все недооценили. Култхард вернулся на трассу чуть позади Шумахера, и, посколь­ку все пит-стопы немца были ранними и достаточно короткими, стало понятно, что «Феррари» по ходу гонки решила применить тактику трех пит-стопов.

На подобную гибкость «Макларен» с шотландской упертостью и чувством явного превосходства никак не отреагировал, плано­во зазвав уже на следующем круге Хаккинена в боксы. Шумахер возглавил гонку и начал атаковать эту извилистую трассу так, словно проводил квалификационные заезды. Он постоянно улуч­шал рекорд круга, рискуя вылететь на гравий (и однажды даже выехал на обочину, но, к счастью, без последствий), показав на 60-м круге (!) просто фантастические 1:19,286, которые теперь стали рекордными для «Хунгароринга». А едущий вторым Хаккинен без видимых причин отставал все дальше от немца, честно «прикрываемый» верным шотландским оруженосцем. Похоже, поначалу в штабе Рона Денниса сочли авантюрой побег Шумахера или просто не разобрались в причинах отставания Мики, но команду обойти финна Култхард получил только тогда, когда на­верстать упущенное уже было нельзя. Шумахер благополучно совершил свой третий пит-стоп и триумфально завершил гонку. А лидер чемпионата мира приехал на финиш только шестым, едва увернувшись от накатывавшего сзади «Заубера» Жана Алези, и это единственное очко вместо желанных десяти повергло в шок «Макларен», и именно этот факт, пожалуй, и вызвал столь сильное потрясение у поклонников Михаэля Шумахера, увидев­ших для своего кумира свет, блеснувший в конце тоннеля под названием «Чемпионат пилотов». Пропасть в 16 очков разом со­кратилась до ничтожных семи! Было от чего фанатам «Феррари» и Михаэля потерять голову!

Один из таких, изрядно нагрузившихся, юный, долговязый и развязный, каким-то образом оказался в паддоке. Счастливо и радостно горланя «Шу-ми! Шу-ми!», этот достойный сын своего отца решил усилить ощущение триумфа, подойдя к грустно бесе­дующим между собой в моторхоуме «Макларена» Рону Деннису и Норберту Хаугу. Протягивая фотоаппарат Хаугу, он на немец­ком языке, родном для Хауга и непонятном для Дэнниса, попро­сил «снять его вместе с великим Роном на память в день великого триумфа великого Михаэля!». От такого нахальства Хауг просто потерял дар речи и только, обалдело хлопая ресницами и топор­ща усы, запыхтел, как наш обыкновенный российский самовар. Видя унижение представителя враждебного лагеря, наш герой решил добить соперника, поразив его своим благородством, и, вытащив из бокового кармана шортов ополовиненную бутылку немецкого пива, протянул ее Деннису со словами: «Выпей, друг, за здоровье Михаэля Шумахера!»

Побледневший бритт по рации вызвал секьюрити, которая сразу окружила место происшествия и стала выяснять, откуда взялся этот тип, кто он такой и как попал в паддок. Юный пото­мок нибелунгов на допросе «раскололся» сразу, и следствие установило, что, оказывается, у парня не было не только пропуска, но даже билета на самую дешевую трибуну. Пропуском на трассу для него послужила... обыкновенная белая футболка с надписью «Хунгароринг-секьюрити», которую гость из Германии купил здесь, около трассы, по цене 20 немецких марок (смехотворной по сравнению с ценой на билеты)! Он проходил в ней, куда хотел, сидел, где хотел и делал все, что хотел. Срочное расследо­вание, проведенное венгерской полицией по просьбе FOA, выяс­нило, что таких «левых» футболок было продано несколько тысяч! И поскольку для обслуживания Гран-при привлекается очень много людей, то появление лишних «секьюрити» запросто могло остаться незамеченным, если бы не юный немецкий хвастунишка. Теперь высокодоходный подпольный бизнес лопнул, поскольку FOA тут же своим циркулярным письмом оповестила об этой афере все автодромы и трассы мира.

«Я знал, что смогу побороться, но мог только мечтать, что удастся отыграть целых 9 очков, – радовался Михаэль. – Когда Росс Браун сказал мне по радио, что у меня есть 19 кругов, чтобы создать 25-секундный отрыв перед последней дозаправ­кой, я атаковал как мог, и это сработало».

Настоящим кошмаром для Михаэля и его поклонников стал Гран-при Бельгии. Трасса в Спа-Франкошам была всегда благо­склонна к Шумахеру. Именно здесь он одержал свою первую по­беду в 92-м, затем еще 4 раза не оставлял шансов соперникам. Ка­залось, что Eau Rouge («Красная вода» – самый знаменитый поворот во всей Формуле-1, требующий от пилота не столько мастерства в управлении машиной, сколько подлинного бесстра­шия), назван так в честь Красного Барона – Михаэля Шумахера. К тому же после гибели Айртона Сенны равных Михаэлю в гонках под дождем просто не стало. Вилли Вебер по этому поводу часто повторяет: «Лучше, чем в дождь, Михаэль может ездить толь­ко по снегу!» Свободные заезды и квалификация прошли «посу­ху». В пятницу Михаэль был лучшим, найдя совершенные для своей «Феррари» регулировки с максимумом топлива на борту. В субботу на свободных заездах был лишь шестым, а в квалифи­кации чудовищным усилием воли сумел занять второй ряд, пока­зав четвертое время. Впереди него стояли Хаккинен и Култхард, рядом, на втором ряду – Хилл. На втором, но чуть впереди, по­скольку Деймон показал третье время!

Но в воскресенье небо в Арденнских горах буквально проху­дилось. Бесконечный дождь внушал ужас организаторам и многим пилотам (хотя все они хорохорились, дескать, «дождь так дождь, даже к лучшему»). Михаэль на утренней «разминке» (warm up) вновь напряженно работал над «мокрыми» регулировками, в чем весьма преуспел. У него лучшее время на круге под дождем – 2:07,839, у его партнера Эдди Эрвайна второй результат – 2:08,608, Хаккинен только третий – 2:09,120, Култхард же и вовсе далеко – седьмой – 2:10,258, в почти 2,5 секунды за Ми­хаэлем.

Дождь к старту Гран-при не прекратился. На первом старте – массовый завал после первого поворота Ля Суре, который спро­воцировал не справившийся с управлением на мокром асфальте Култхард. В столкновении пострадали 13 машин! Подобной «массовости» история Формулы-1 прежде не знала.

Лидеры успели проскочить вперед, не пострадав, причем Хак­кинен был весьма проворен. Однако судьи остановили гонку, на­значив рестарт.

На рестарт не смогли по разным причинам (отсутствие запас­ной машины, травма) выйти Баррикелло, Панис, Сало и Россет. Впоследствии многие упрекали судей, что они, несмотря на то, что трасса была мокрой, не дали повторный старт за пейс-каром, а вновь предложили пилотам старт с места.

На сей раз Хаккинену не повезло. Шумахер не отстал от него, более того – в Ля Суре их машины слегка контактировали. Хаккинена развернуло, а Михаэль следом за Хиллом отправился вниз к «Красной воде». Финну не повезло совсем, когда в его машину врезался один из боровшихся за 10-е место – Вурц. Поклонники «Феррари» на трибунах взревели от восторга, когда тут же столк­нулись Култхард и Херберт. Казалось, что оба «Макларена» «вне игры». Но Култхарду в итоге удалось вернуться на трассу тринад­цатым, со значительным отставанием от лидеров (роковое обсто­ятельство для Михаэля и Дэвида).

Дождь все усиливался, и благоразумный Хилл не сильно со­противлялся, когда Шумахер решительно обошел его и начал «проплывать» свои круги на 2,5 – 3 секунды быстрее самого бы­строго из преследователей. Все остальные проигрывали от 4 до 16 секунд на круге! У очевидцев создалось впечатление, что Ми­хаэля ведет по этой реке с асфальтовым дном само Провидение! Похоже, что и сам Михаэль находился в упоении борьбы, вдох­новения и веры в Провидение, когда, безусловно, безупречно и безнадежно лидируя, пошел на обгон Култхарда на круг, но не увидел вовремя габаритный огонь на «Макларене» в туче брызг, поднятой колесами соперника. Попытка увернуться от столкно­вения на «мыле» Спа оказалась безуспешной. После удара, ли­шившего «Феррари» правого переднего колеса, Михаэль, разгне­ванный донельзя, на трех (!) колесах сумел добраться до боксов. Совершенно напуганный этим эпизодом Култхард заявил: «Усло­вия гонки были столь ужасающими, что я мечтал о пейс-каре. По радио меня предупреждали о Шумахере, я решил пропустить его, но в итоге получил удар сзади...» Култхард в боксах мог полу­чить удар и спереди. Разъяренный Шумахер отправился выяснять отношения в «Макларен», и механикам обеих команд пришлось сдерживать его, мечтавшего при помощи весьма недвусмыслен­ной жестикуляции объяснить шотландцу, в чем тот был не прав.

Гонку выиграл осторожный Хилл, принеся «Джордану» пер­вый победный Гран-при, к тому же дубль, поскольку вторым на финише оказался младший брат Михаэля – Ральф. Но это не подсластило горечи от столь оскорбительной неудачи. «Когда я догнал Култхарда, он поехал на пять-шесть секунд медленнее своего реального ритма. А затем и вовсе затормозил передо мной, и столкновения было уже не избежать. Что ж, пусть кто-то дума­ет, что он сделал это неумышленно... В итоге я покидаю Спа с семью очками отставания в чемпионате вместо трех преимуще­ства...»

«Феррари» подала, естественно, официальный протест. Протест «Феррари» уже в 18 часов 20 минут был рассмотрен судейской коллегией в присутствии Михаэля и Дэвида, а также руководст­ва команд. Вердикт был вынесен единогласно: «Заслушав участни­ков столкновения и просмотрев видеозапись, судейская коллегия считает, что эпизод, повлекший столкновение между гонщиками № 3 и № 7, является чисто гоночным инцидентом, вызванным плохими условиями видимости, и не может считаться умышлен­ным». Протокол подписали все судьи, участвовавшие в этом раз­бирательстве, подписал представитель «Макларена» (Р.Деннис), но не стал подписывать представитель «Феррари» Ж.Тодт, выра­зив тем самым свой «личный» протест вердикту.

Первая стартовая позиция в сезоне на автодроме в Монце на Гран-при Италии для Михаэля Шумахера и «Феррари» стала таким же сюрпризом, как и второй ряд стартового поля для пи­лотов «серебряных стрел». Еще одним (героем дня квалификации в субботу можно назвать, пожалуй, и Жака Вильнева, разделив­шего с Михаэлем первый ряд на старте. Стремительно подсыхаю­щее после утреннего дождя полотно трассы и столпотворение машин на ней в последние минуты квалификации отчасти объяс­няют неудачи фаворитов из «Макларен-Мерседес», тем более что воскресный уорм-ап, казалось, не оставлял шансов их конкурен­там – настолько значительным было преимущество на круге в 5 км 770 метров лидера чемпионата Мики Хаккинена и прошло­годнего победителя Гран-при Италии Дэвида Култхарда.

Старт гонки Михаэль и Жак «провалили». Хаккинен рванул настолько резко и начал так лихо (расталкивая конкурентов бук­вально «локтями»), что со стороны могло показаться, будто у финна фальстарт. «Убрав» поначалу с траектории Вильнева, который оторопело увернулся от неизбежного столкновения, Мика оставил «слева по борту» занявшего центр трассы Шумахера и вырвался на оперативный простор.

Воспользовавшись сумятицей в умах «перворядников», вы­званной прорывом Хаккинена, его партнер Дэвид Култхард «про­шил» трассу слева и замкнул «маклареновские клещи» во главе гонки, заняв привычное место ведомого своего лидера. На третью же позицию сумел прорваться Эрвайн, оставив позади себя кол­легу по команде, которому он просто обязан был всячески помо­гать, наступая, если необходимо, и «на горло собственной песне». Но, видя, как стремительно начали уходить вперед «серебряные стрелы» Хаккинена и Култхарда, Эрвайн совершил традицион­ный маневр – пропустил вперед себя Михаэля Шумахера, предоставив немцу самому решать свою судьбу.

А судьба, словно извиняясь за свою черную неблагодарность в Спа, оказалась 13 сентября явно благосклонна к Михаэлю и «Феррари». К шестому кругу уже ясно ощущалось, что лидер – Хак-кинен – не способен поддерживать изначально заданный им темп и что Култхард, а самое страшное – Шумахер проходят круги на полсекунды быстрее и стремительно настигают Хакки­нена. На следующем круге, очевидно, получив приказ из боксов (вот он – урок «Хунгароринга»!), Култхард обходит Хаккинена, оставляя того на растерзание Красному Барону, и как ошпарен­ный уносится вперед, «везя» остальным почти по секунде на круге.

Главные события развернулись 9 кругов спустя перед Variante della Roggia. У Култхарда взрывается мотор, шлейф густого дыма окутывает трассу, и ошалевший от неожиданности Хаккинен притормаживает перед «шпилькой», ошибаясь в выборе тра­ектории. Именно тут его настигает Михаэль, который очертя го­лову ринулся в возникший просвет, – и перед поворотом «Лесмо 1» судьба Гран-при Италии была решена.

Но для Хаккинена это событие не стало последним испытани­ем. Уже после пит-стопа, когда на свежих шинах Мика бросился в погоню за Михаэлем, на 46-м круге он ошибся в том же пово­роте Variante della Roggia, вылетел с трассы, но, хотя и сумел вернуться в гонку на 2-м месте, вылет, если он не на самолете (или другом «лете») и не из аэропорта, всегда обиден и нелеп. Поте0ряв массу времени, но, к счастью, сохранив мотору жизнь, Мика оказался перед дилеммой: заезжать в боксы, чтобы проверить машину и заменить резину, или рискнуть продержаться остав­шиеся семь кругов до финиша. Наступающие на пятки соперники выбора не оставили – финну надо было уже бороться за макси­мально высокое место после клетчатого флага, а заезд на пит-лейн вообще грозил вывести его из числа первых шести финише­ров. На 48-м круге Хаккинена наконец настиг и прошел Эрвайн, на 51-м – Ральф Шумахер, частично искупивший этим обгоном свою вину перед старшим братом за прошлогодний «Нюрбургринг», где он своей «бесшабашностью», выбив брата в гравий, по сути, лишил Михаэля третьего титула чемпиона мира. В Монце «младшенький» выравнял эти шансы, сведя к нулю былое пре­восходство Мики в чемпионате пилотов.

Но равенство в чемпионате еще не тождество – при одинако­вом общем количестве побед в сезоне (по шесть) формальным лидером все же остался Хаккинен, так как у финна было больше вторых мест, чем у Шумахера-старшего (два против одного).

После награждения Михаэль, поблагодарив команду за бес­сонные ночи работы, признался, что «после Хоккенхайма мы смотрели на Монцу с пессимизмом».

Гоночный уик-энд Гран-при Люксембурга начался двойным успехом «Феррари» в квалификации – первым в сезоне, и пер­вой явной неудачей в этом виде испытаний на «сухой» трассе пилотов «серебряных стрел».

Шумахер, сокрушив оппонента, чувствовал себя весьма ком­фортно, о чем не преминули сообщить средства массовой инфор­мации всего мира.

Еще бы – «ринг» Нюрбурга – родной для Шумахера, о чем он неоднократно громко заявлял; болельщиков двукратного чем­пиона мира, жаждущих для него третьего титула, здесь собирается всегда рекордное количество; превосходство в главном компоненте боя – скорости, – столь наглядно продемонстрированное Ми­хаэлем в квалификации, внушало такой оптимизм «красным», что серебристо-черная расцветка «Макларена» с красной «повязкой» West стала отчетливо напоминать траур по безвременно усопшему...

Когда 27 сентября был дан старт Гран-при Люксембурга, ощу­щение преждевременной кончины «Макларенов» еще более укре­пилось. Вырвавшийся на оперативный простор со второй пози­ции Эдди Эрвайн мило пропустил вперед Михаэля, и тот начал уезжать от соперников под оглушительно-одобрительные вопли трибун.

На каждом круге Шумахер выигрывал у Хаккинена от полсе­кунды до более чем секунды, и при этом финн не мог предпри­нять никакой попытки не только обогнать едущего перед ним Эрвайна, чтобы приблизиться к Шумахеру, но и ликвидировать «просвет» между собой и ирландским пилотом «Феррари».

Но вот 9-й круг. Хаккинен проехал его всего лишь на две ты­сячные секунды медленнее, чем Шумахер, а 10-й – быстрее 1 ми­нуты 22 секунд, чего Шумахеру до этого не удавалось. Эти 1 ми­нута 21 и 927 тысячных, показанные на 10-м круге Хаккиненом, оказались первым звонком, который, кроме штаба «Феррари» и самого Шумахера, никто поначалу не расслышал. Преимущество Михаэля достигало к этому моменту более пяти секунд и выросло почти до восьми с половиной, когда Михаэль показал 1:21,923 на 14-м круге, пока Хаккинен обгонял Эрвайна.

Но как изменился рисунок гонки уже на 15-м круге! Мощная атака финна – 1:21,434! – против 1:22,229 у Шумахера. Ми­хаэль пытался противостоять и к 17-му кругу достойно отве­тил – 1:21,337 против 1:22,298 у Хаккинена.

И тут многим показалось, что финну уже не переломить ход боя, он сдает, а Шумахер увеличивает темп поединка:

18-й круг 1:21,308

19-й круг 1:21,267!

Но финн отвечает великолепной серией:

18-й круг 1:21,112!

19-й круг 1:21,170

20-й круг 1:21,190

21-й круг 1:21,211

22-й круг 1:20,790!

После 23-го круга разрыв сократился более чем на три секун­ды, и Шумахер счел за благо передохнуть на пит-лейн в надежде, что новый комплект шин поможет ему ехать быстрее.

Пока «красные» обслуживали своего «барона», финн «засадил» 25-й круг за 1:20,450, почти на семь десятых быстрее принадле­жащего ему рекорда круга в гонке! Затем Хаккинен добавил еще два отличных результата, проехав 26-й и 27-й круги за 1:20,629 и 1:20,632 соответственно, и помчался в свои боксы менять шины и дозаправляться.

Мика вложил в эту серию максимум сил, поскольку потом ему ни разу не удалось «разменять» 1:21 на круге, не удалось ему, не удалось и Шумахеру (хотя однажды Михаэль был очень близок к этому).

Имея чуть более восемнадцати секунд преимущества, финн на пит-лейн не чувствовал себя комфортно, но «маклареновцы» не замешкались, уступив обслуге «Феррари» всего чуть более семи десятых, и Хаккинен выехал из боксов лидером, в тех же чуть более семи десятых впереди Шумахера.

До 36-го круга разрыв то чуть сокращался, то чуть увеличивал­ся, достигнув минимума ровно в полсекунды, после чего стал неук­лонно расти (к 47-му кругу – почти две с половиной секунды).

Шумахер вновь бросается в боксы, надеясь, что Хаккинен за­вязнет в обгонах отставших на круг, но руководство «Макларена» незамедлительно зазывает его в боксы, и расчет оправдывается с лихвой – вновь Мика выезжает из боксов впереди Михаэля, причем уже почти в трех секундах! И даже на еще не совсем про­гретых шинах проезжает следующий после пит-стопа круг бы­стрее, чем Михаэль!

Но Шумахер нисколько не смирился с возможной неудачей. Проигрывая к 65-му кругу почти шесть с половиной секунд, Ми­хаэль промчался 65-й за 1:21,001, показав свое самое быстрое время в гонке! Но до взмаха клетчатого флага оставалось всего два круга, и Хаккинену удалось не растерять преимущества...

«Я разочарован, – сказал Михаэль, – так как был уверен, что смогу сегодня выиграть. Однако мы просто были недостаточно быстрыми. Я атаковал, как мог, но технически наше отставание оказалось слишком большим. Что ж, теперь предстоит сосредото­читься на Сузуке и много работать на тестах».

Достигнув перед Гран-при Японии преимущества в 4 очка над Шумахером, финский пилот и его команда сделали так, что тур­нирное положение вновь обязывало Шумахера атаковать. Никакое иное место, кроме первого, на Сузуке уже не могло удовлетво­рить «Феррари» и его, Михаэля, поклонников. Титул чемпиона мог бы достаться немцу в третий раз и в том случае, если бы он финишировал вторым, а Хаккинен вообще не получил бы очков. Но даже если Михаэль выиграет Гран-при Японии, а Мика при­едет следом, то чемпионом впервые станет финский пилот. Оба будут иметь равное число побед в сезоне, но у Хаккинена ока­жется на одно второе место больше, чем у Шумахера.

О том, что случилось в решающей гонке на трассе Сузука, вы уже знаете. Блестяще выигранная Михаэлем поул-позишн. За­глохший на повторном старте двигатель. А дальше был героичес­кий третий старт с последней линии стартового поля; Трулли, Туэро, Накано, Ферстаппен и едва не спровоцировавший ава­рию Херберт, оставшиеся «за кормой» уже к первому повороту; Такаги, Диниц, Сало и Баррикелло, обойденные уже на первом круге; Панис и Алези на втором, Физикелла на третьем, Вурц на четвертом и брат Ральф на пятом. В итоге Михаэль отыграл 13 мест за первые 25 (из трехсот) километров дистанции. Но даль­ше, на шестом месте, шел Хилл. А Деймон замыкал плотную груп­пу, состоящую из Френтцена, Култхарда и Вильнева. Англичанин не раз в прошлом пострадал во время «выяснений отношений» с Шумахером, да к тому же он сражался на этот раз за 5-е место в чемпионате пилотов и 3-е – в чемпионате конструкторов. Одним словом, «подарков» от старого соперника ожидать не при­ходилось. И после нескольких попыток отчаянных атак Михаэль вынужден был затаиться и ждать пит-стопа. А после – стре­мительная атака и обгон Вильнева и пройденные, за счет «вклю­чившего турбо» немца и расторопности его механиков, Хилл, Култхард и Френтцен. «Феррари» выходит на третье место, но

Хаккинен и Эрвайн уже так далеко, что Шумахеру приходится уповать лишь на чудо (или на сход финна). Тем не менее Миха­эль продолжает отчаянно бороться и даже постепенно прибли­жается к лидерам, пусть и ценой постоянных перетормаживаний, атак бордюров и стертой до основания резины. А на 30-м круге сталкиваются два дебютанта, Туэро и Такаги, и углепластиковые обломки их машин прокалывают колесо красной «Фер-рари» и ставят точку на подвигах и мучениях Красного Барона в сезоне-98.

Категория: Ческидов. "Михаэль Шумахер. Великий и ужасный" | Добавил: LiRiK3t (15.06.2012)
Просмотров: 583
^Наверх
вход выход Created by LiRiK3t