Меню сайта
Поиск по сайту
Номера журнала
Рубрики журнала
Фотоальбомы
Разное
Друзья сайта
Продажа журналов
Пользователи
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Яндекс.Метрика

Индекс цитирования.
Главная » Статьи » Разное » Джеймс Аллен. "Михаэль Шумахер – номер один"

Глава восемнадцатая. Личная жизнь Шумахера

ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ

Личная жизнь Шумахера

 

 

Он быстр, и у него исключительное периферическое зрение, но головой он бьет не очень.

Роланд Чаер, тренер местной футбольной команды Шумахера, ФК «Эхихенс»

 

Михаэль Шумахер всегда оберегал свою частную жизнь. В мире единицы людей его уровня, которые настолько избегают славы. Он никогда не устраивал фотосъемки у себя дома, не посещал престижные мероприятия и светские рауты. Он бережет свое достоинство и репутацию – ни разу его не уличили в интрижке и не вовлекли в скандал. В отличие от Кими Райкконена, который пришел на смену Михаэлю в Ferrari, — известного тусовщика и объекта сенсационных заметок в газетах, Шумахер ведет неброскую жизнь, его не засекают радары СМИ. Но он все же заботится о собственном имидже: после событий 1994 года в Benetton он нанял профессионального ассистента для связи с прессой.

Михаэль со свойственной ему педантичностью подошел к тому, чтобы оградить свою семью и личную жизнь от жизни публичной. Природа его работы подразумевала, что Михаэль должен находиться в центре внимания. Но они с Корин-ной были решительно настроены не пускать СМИ в жизнь своей семьи и преуспели в этом.

Михаэль говорит:

«Само собой, приходится следить за своими действиями. Если бы меня сфотографировали на трассе с какой-нибудь девицей, с которой я вел бы совершенно бессмысленную беседу, на следующий день в газетах написали бы, что мой брак вот-вот развалится. Я всегда защищал себя от подобных сплетен. Я избегаю всех сомнительных ситуаций и стараюсь не ставить себя в такое положение. Из-за этого меня часто обвиняют в закрытости и высокомерии».

Учитывая состояние Шумахера, которое давно превысило 500 миллионов фунтов стерлингов, его огромный дом и частный самолет, самая сложная его задача, вероятно, заключается в том, чтобы воспитать своих детей нормальными людьми. Эта задача требует его легендарного внимания к мелочам и силы воли.

Мир, в котором живут его дети, сильно отличается от того, где вырос он. Михаэль с Коринной намерены приложить все усилия для того, чтобы их дети твердо стояли на ногах. Они ходят в международную школу в Швейцарии и участвуют в самых обычных детских мероприятиях. Родители очень сильно их любят. Но Михаэль старается не придавать значения своему статусу. Он никогда не привозил детей на автодром, и, несмотря на то что Джина-Мария и Мик часто путешествуют вместе с родителями, они остаются в гостинице, пока их папа работает. Шумахер был поражен, когда в Монако в 2001 году Мика Хаккинен привел своего малыша Хьюго в паддок. В считаные секунды их окружили фотографы и журналисты, вокруг сияли вспышки, гудела толпа, и бедный Хьюго был в оцепенении. Михаэль часто приводит в пример этот инцидент, чтобы объяснить, почему он сам всегда держал своих детей подальше от всеобщего внимания:

«Как маленький мальчик может понять, из-за чего весь этот шум, гам, вспышки? Я думаю, это вредит детям. Им будет трудно вести нормальную жизнь. Джина-Мария и Мик должны расти, не ощущая никакого давления из-за того, что они дети Михаэля Шумахера. Мы ведем обычную жизнь, как и любая другая семья.

Детям известно о моей работе, они смотрят телевизор и все понимают. Уже в двухлетнем возрасте они знали, что алый болид – папина машина. Я с ними откровенен, отвечаю на все их вопросы».

Шумахер старается дать своим детям нормальное воспитание. Частично именно по этой причине семья переехала из Монако в зеленый регион Швейцарии. Это случилось в 1996 году, летом, когда Михаэль узнал, что Коринна беременна их первым ребенком, Джиной-Марией. Но, как говорит Шумахер, ему порой приходится сложно – он не знает, правильно он поступает или нет.

«Честно говоря, я часто спрашиваю об этом. Я советовался со своим отцом и с другими родителями. Но, как оказалось, запатентованного рецепта нет. Я думаю, нужно быть самим собой, быть искреннее. Все мы передаем свой жизненный опыт и руководствуемся важными для нас принципами. В моем случае это честность и прямота. Я не стану за что-то хвалить Мика и Джину, а назавтра наказывать их за это же. И если они, к примеру, поранятся, несмотря на то что я их предупреждал, я не буду кричать на них. Я обниму их, утешу, а затем спокойно все объясню.

У них я научился тысяче потрясающих вещей: свободе, любопытству, смелости. Чего стоят одни их забавные, но такие мудрые фразы!»

Шумахер всегда рисует картинку идеальной семьи, культивирует образ идеального мужа и отца. Он хочет, чтобы его считали надежным семьянином, нормальным человеком. И в нем есть и то и другое, иначе бы он просто не выдержал такого напряжения, которому подвергался в Формуле-1. Если бы не его стабильная личная жизнь, он не смог бы достичь того, чего достиг, – нашлось бы множество отвлекающих факторов, которые отнимали бы у него энергию и время.

И все же перед Михаэлем стоят важные задачи. В последние годы часто встречается следующий феномен: дети богатых и успешных родителей страдают от депрессии при мысли о будущем. Вероятно, у них недостаточно амбиций или мотивации. Разумеется, задача родителей в таком случае помочь детям обрести цели в жизни. Некоторые передают отпрыскам семейный бизнес и вручают бразды правления, в то время как другие с неохотой отпускают детей от себя и тем самым мешают им взрослеть. Шумахер заработал огромное состояние и является одним из самых знаменитых людей в мире. Он сказал, что «хочет стать анонимом, и, возможно, когда-нибудь ему это удастся, но пока его детям придется жить с его фамилией.

Михаэль говорит:

«Им придется понять, что богатство нельзя воспринимать как должное. Им дают столько же денег на карманные расходы, как и остальным детям, два евро в неделю. Они могут копить их или что-то купить. Что касается подарков на день рождения или Рождество, мы пытаемся не переборщить. Но все равно наши подарки отличаются от тех, что дарят в семьях со средним достатком. Да, мы зарабатываем больше денег, так почему мы не можем порадовать детей?»

Очень немного известно о детях Михаэля, Джине-Марии и Мике. Как говорят друзья семьи, Мик очень милый мальчик, всегда солнечный, смеющийся. Джина-Мария, как и мама, обожает лошадей и все свободное время проводит с Коринной в конюшне – как Михаэль на картодроме в 1970-х годах. Росс Браун однажды сказал мне, что видел, как Мик водит карт, и что мальчик очень талантлив, но в данный момент нет никаких планов относительно его будущего.

Дети Шумахера смирились с его частыми отъездами, но Михаэль делал все возможное, чтобы проводить с ними максимум времени. Он утверждает, что в результате занимался с детьми больше, чем многие работающие отцы. Ferrari согласилась пойти на компромисс. В конце 1990-х Шумахер проводил вне дома – на гонках, тестах и мероприятиях по продвижению – около двухсот дней в году, но постепенно сократил количество «выездных» дней.

Совсем не случайно, что именно Пеле вручал Шумахеру подарок на Гран-при Бразилии 2006 года. Футбол всегда играл большую роль в жизни Михаэля Шумахера. Это помогало ему сохранять некий баланс. Интересный факт: человек, который обладал исключительным талантом и все равно неустанно трудился и стремился к совершенству всякий раз, когда садился в машину, мог выйти на футбольное поле и получать огромное удовольствие от того, в чем он не очень хорош.

«Я много времени провожу дома, могу спланировать график тренировок, не отлучаясь от семьи. Это очень привилегированная позиция. Другие отцы целыми днями работают, а когда возвращаются домой, дети уже спят. Они видят свою семью гораздо реже, чем я. Я очень серьезно отношусь к работе, но я сказал своему менеджеру после рождения Джины, что хочу больше времени проводить с семьей, что придется сократить количество встреч со спонсорами или организовывать их по-другому».

У детей Михаэля есть свои способы поддержать отца. Однажды Джина-Мария дала ему талисман на удачу – обыкновенную расческу. Он клал ее в карман, когда бы ни садился за руль. В другой раз она вручила ему медальон, и он случайно выронил его в паддоке. Фотограф нашел вещицу и вернул Шумахеру, позже рассказав, что последний испытал явное облегчение. Образ любящего отца смягчает жесткий имидж Михаэля как гонщика.

Швейцария оказалась идеальным местом для семьи с точки зрения покоя и анонимности – именно то, чего желал Шумахер. Он рассказывает историю о том, как встретил соседа, когда однажды катался на велосипеде, и после долгой беседы тот спросил его, чем Михаэль занимается. «Я вожу гоночные машины», — сказал ему Шумахер. «Какие?» – спросил сосед. «Ferrari», — ответил Шумахер. И хотя Монако долгие годы было убежищем для гонщиков Гран-при, ищущих жизни без налогов, именно Швейцария в последнее время становится для них все притягательнее. В дополнение к налоговым поблажкам и удобному расположению страны – из аэропортов Женевы и Цюриха легко можно улететь в любую точку мира – ее резиденты наслаждаются полным уединением. Джеки Стюарт переехал в Швейцарию в 1970-е, но Ален Прост стал первым из современных пилотов Формулы-1, выбравших Швейцарию. За ним последовал Жан Алези. По стопам Шумахера пошли Алонсо, Райкконен, Ник Хайдфельд и Ярно Трулли.

Шумахер одиннадцать лет прожил в замке семнадцатого века в Вюффленс-ле-Хтау – деревеньке в трех километрах к северу от Женевского озера. Позднее он построил себе настоящий дворец на берегу озера, с максимальными удобствами, включая подземную парковку на двадцать пять машин.

Совсем не случайно, что именно Пеле вручал Шумахеру подарок на Гран-при Бразилии 2006 года. Футбол всегда играл большую роль в жизни Михаэля Шумахера. Это по¬могало ему сохранять некий баланс. Интересный факт: человек, который обладал исключительным талантом и все равно неустанно трудился и стремился к совершенству всякий раз, когда садился в машину, мог выйти на футбольное поле и получать огромное удовольствие от того, в чем он не очень хорош.

Михаэль говорит:

«В футболе меня привлекает именно то, что в нем я не профессионал. Когда я выходил на поле, я порой нервничал больше, чем когда садился в болид Формулы-1. Если я хотел удерживать мяч, мне приходилось концентрироваться сильнее, чем когда я входил в опасный поворот на огромной скорости. Забавно, что в ходе гонки у меня всегда оставалось время подумать о чем-то еще. В футболе же у меня едва ли есть возможность посмотреть по сторонам, осознать происходящее и выстроить подачу».

Когда Шумахер играл в футбол, ему не приходилось зацикливаться на деталях или беспокоиться о том, что он что-то упустил по части подготовки. Это позволяло ему наслаждаться спортом в чистом виде. Удивительно, что как гонщику Михаэлю удавалось сохранять мотивацию столько времени, особенно когда он достиг такого успеха – ведь нужно было продолжать ставить перед собой новые цели и задачи. В футболе же он мог играть просто ради удовольствия – победа ли, проигрыш или ничья. Никто от него ничего не ждал, и он мог совершать ошибки безо всяких последствий для себя самого, не подводя этим сотни коллег и миллионы фанатов. Спорт без давления. Но, естественно, будучи Шумахером, Шумахер не умеет довольствоваться одним лишь участием.

«Я всегда стараюсь сделать все, что в моих силах, для победы. Это смысл спорта, тем более что я такой и меня не исправить. Просто участие, как в девизе Олимпийских игр, — не для меня. Меня привлекают сложные задачи, я должен чего-то достигать, вне зависимости, где я – на трассе или на футбольном поле».

Тем не менее, оценивая свои выступления в качестве футболиста, Михаэль всегда смеялся над собой и умалял собственные достоинства, чего никогда бы ни сделал в Формуле-1. «На поле я не великий гений», — часто говорит он. Он смеется, вспоминая о том, как буквально завязывался узлом, пытаясь подражать Роналдо. Михаэль-футболист кажется более человечным. В футболе его обыграл электрик из другого кантона Швейцарии, а в Формуле-1 такого с ним не случалось – он никогда не был аутсайдером, простым смертным, соревнующимся с остальными. Футбол, вне сомнения, сделал его более цельной личностью. Тренер футбольного клуба в Швейцарии (ФК «Эхихенс») Роланд Чаер сказал о Шумахере следующее: «Он быстр, и у него исключительное периферическое зрение, но бьет головой он не очень». Шумахер всегда с радостью говорит о футболе, ему не приходится следить за каждым своим словом, как когда он говорит о гонках.

Футбол для Шумахера – не упражнение в тщеславии. Он искренне привязан к футболу и очень активно играл даже в самые напряженные периоды своей формуличе-ской карьеры. Выйти на поле, побегать и потолкаться с другими игроками – отличный способ выпустить пар и ненадолго забыть обо всем. Ежегодно Шумахер участвовал примерно в тридцати матчах в год, даже в свою «золотую эру» в Формуле-1 – с 2000 по 2006 год. Это почти половина от того числа матчей, которые играют топовые профессиональные игроки за сезон. Но для человека с такой работой, как у Шумахера, тридцать матчей – невероятно много. Он составил свое расписание так, чтобы играть в матчах, которые не приходятся на уик-энды Гран-при.

Михаэль также участвовал в благотворительных играх, иногда проводя до десяти таких игр за сезон. Они обычно проводились накануне Гран-при, а полученные средства шли в фонд ЮНЕСКО и других организаций. Команда Шумахера называлась Nazionali Piloti, форма была клетчатой, как флаг, а спонсором выступала итальянская компания Grissini, производитель хлебной продукции. На поле вместе с Михаэлем выходили и другие пилоты, как, например, Джанкарло Физикелла и То-нио Льюцци, а также звезда мотогонок Макс Бьяджи и другие. Они обычно играли против поп-звезд, кроме того, в обеих командах были экс-футболисты из Италии, Испании и Германии. Один из самых престижных матчей проводится перед Гран-при Монако, игра проходит на стадионе.

Еще один аспект, который всегда импонировал Шумахеру в футболе, – связующая функция этого спорта. На слетах Гран-при Шумахер играл по четвергам с механиками и инженерами команды Ferrari. «Футбол дает нам возможность проводить больше времени вместе, — говорит Михаэль. — Это всегда сложно, учитывая наши расписания. Но, играя в футбол, мы узнаем друг друга лучше. Это помогает в работе».

Шумахер всегда внимательно следил за матчами профессиональной лиги. Он признался, что в школьные годы врал, что немецкий вратарь Харальд «Тони» Шумахер – его дядя. Так он хотел произвести впечатление на одноклассников! По иронии судьбы Тони совершил один из самых ужасных фолов в истории мирового чемпионата, когда сбил с ног французского форварда во время полуфинала 1982 года, в результате чего француз оказался в коме.

Шумахер рассказывает:

«Я полузащитник, люблю нападать, но относительно часто отхожу назад – мне нравится бегать. Я пытаюсь координировать игру. В команде Nazionali Piloti я часто беру все в свои руки. Физикелла – отличный командный игрок. Он быстр, хорошо держит мяч, легко включается в игру».

Страсть Шумахера к футболу вспыхнула в 1996 году, когда местная команда в Швейцарии «Обонн» пригласила его поучаствовать в тренировке. Он начал играть регулярно, ему это очень нравилось. Затем Михаэль перешел в команду третьего дивизиона – «Эхихенс», где обычно играл в запасе. Он не мог принимать участие во всех матчах во время сезона Формулы-1, но умудрялся посещать тренировки трижды в неделю, когда был дома. На его частном самолете, вне зависимости от того, куда Михаэль летит, всегда показывают футбол.

Статус Шумахера дал ему возможность сыграть в показательных матчах с великими игроками: Фигу, Роналдо и Зи-даном. Он восхищается их мастерством.

«Это потрясающе – получить мяч прямо в ноги. Когда я играю с чемпионами, все кажется легко и просто. Мяч приходит к тебе в нужный момент, в нужном месте, на ухоженном поле, и внезапно все начинает работать на тебя, и ты играешь гораздо лучше, чем обычно. Но затем приходится возвращаться с небес на землю – и вот я снова играю за свою команду в Швейцарии и кажусь себе хуже, чем недавно».

Шумахера приглашали потренироваться с командами «Манчестер Юнайтед», «Ювентус» и «Болонья», также как и с национальными командами Германии и Аргентины. Он обнаружил, что, хотя профессиональные игроки лучше него в том, что касается контроля мяча и искусства игры, он превосходит многих по уровню физической подготовки.

«Я был удивлен – тренировка оказалась довольно простой. Я спросил себя: «И это все?» Я же только начал разогреваться. Однако полноценная подготовка футболистов в зимнее время гораздо интенсивнее того, к чему привык я. Я не представляю себя профессиональным велосипедистом или футболистом. У меня просто кости бы не выдержали».

Боссам команд Формулы-1, мягко говоря, не нравится, когда их гонщики участвуют в футбольных матчах. Я играл в одном матче перед Гран-при Испании в 1991 году, в котором Найджел Мэнселл вывернул лодыжку и вечером сидел со льдом. У босса его команды Фрэнка Уильямса чуть сердце не остановилось от ужаса, и он запретил Мэн-селлу играть в футбол. Если пилот Гран-при порвет связку или ахиллово сухожилие, он не сможет участвовать в гонках несколько месяцев. Целый сезон в Формуле-1 (а вместе с ним инвестиции в размере сотен миллионов фунтов, не говоря уж о трудах 700 человек на заводе) будет поставлен на карту из-за какой-то забавы вроде игры в футбол. Шумахеру было что терять. И все же немец выходил на поле по тридцать раз в год. Я никогда не играл с Михаэлем вместе, но стал свидетелем нескольких матчей с его участием и могу сказать, что, хотя он, может, и не Рой Кин, определенно играл очень увлеченно. Как говорит сам Шумахер, он понимал, чем рискует, но просил Жана Тодта позволить ему играть. Как его друг и его босс, Тодт уступал его желаниям.

«Невозможно обезопасить себя от всего. Нужно просто быть уравновешенным и рациональным. Жан знает, что я такой. Я хочу иметь личное пространство. Это делает меня более мотивированным в гонках – потому что в свободное время я живу своей жизнью, и команда позволяет мне это делать. Нужно трезво оценивать, на какой риск ты можешь пойти. Я считаю, что могу играть в футбол, понимаю, что для этого требуется. Конечно, всегда может настать неудачный день. Но я верю в судьбу, а судьбу не изменить.

В футболе я не раз попадал в переделки. Но надо признать, что, как правило, со мной обходятся по справедливости. И вероятно, я пользуюсь определенным бонусом. В сомнительной ситуации вмешивается судья. По этой же причине мне никогда не показывали желтую карточку. Но я и не рвусь как сумасшедший. Я не хочу травмировать себя или других игроков на поле».

Зато как гонщик Шумахер определенно получал «желтые карточки», даже несколько красных. Большие Призы требовали другого менталитета.

Категория: Джеймс Аллен. "Михаэль Шумахер – номер один" | Добавил: LiRiK3t (26.06.2012)
Просмотров: 1112 | Теги: Джеймс Аллен Михаэль Шумахер
вход выход Created by SeldonSF