Меню сайта
Поиск по сайту
Номера журнала
Рубрики журнала
Фотоальбомы
Разное
Друзья сайта
Продажа журналов
Пользователи
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Яндекс.Метрика

Индекс цитирования.
Главная » Статьи » Разное » Кристофер Хилтон «Ayrton Senna: Incorporating the Second Coming»

Глава 3 «Трехкратный чемпион» (часть1)

Глава 3 «Трехкратный чемпион»

 

Иногда, когда собираюсь заняться йогой, я говорю себе: ты выиграл три чемпионата мира. Я говорю это с различными интонациями. Я знаю, в какой хорошей форме я должен быть, я впитал это в свой образ. Это пришло через тяжелую работу, мою и других. Это большое достижение, но добился я его с немалой долей закономерности.

Айртон Сенна


Обстановка приближающегося Гран-при в Фениксе (США) 10 марта 1991 года, первой гонки сезона: Найджел Мэнселл был выманен из отставки командой Williams, и тесты показали, что он силен. Насколько силен? Герхард Бергер, присоединившийся к Сенне в Marlboro McLaren в 1990 году, подготовил себя к тесту и тестировался всю зиму, чтобы быть подготовленнее Сенны и лучше ознакомиться с машиной. Мог бы он действительно победить Сенну, который отдыхал и восстанавливался в Бразилии?

Сенна испытал двигатель V12 фирмы Хонда в Эшториле поздней осенью, а за неделю до Феникса вернулся в Эшторил опробовать его на новой машине McLaren МР4/6. С полной откровенностью он сказал о двигателе так: «Я не знаю, что они (Хонда) делали с тех пор, но нет достаточного прогресса и нет достаточной мощности, – и добавил: – Мы совершенствовали двигатель V12 в прошлом году, и когда я приехал с ним в октябре, двигатель уже хорошо работал. Существовала программа, утвержденная инженерами Хонды, в результате которой повышались надежность, выходная мощность и управляемость. Сейчас, когда я вернулся после всех этих месяцев, чтобы испытать машину, ясно, что мы не у цели. И это ни для кого не секрет. У них есть диаграммы их стендовых испытаний. Единственная разница в том, что вместо того, чтобы не говорить правду, я говорю ее».

Испуг: не обеспечен «фасад». Обычно гонщики не говорят таких вещей и уж, конечно, публично. Когда Хонда, например, снабжала Williams в 1984 году, команда приняла политическое решение: никогда не ругать двигатель, несмотря на трудности, которые он создал в сезоне. – Кеке Росберг – восьмой, а у Жака Лаффита общее четырнадцатое место в чемпионате.

Более того, бытовало широко поддерживаемое представление, что японцы, индивидуально или коллективно, могут рассматривать открытую критику их усилий, как потерю лица. Хонда распространила заявление, в котором настойчиво утверждалось, что V12 уже выпущен более мощным, чем V10, и что двигатель, который они испытали в Эшториле ранней весной, был предназначен для Феникса и нетипичен для того типа двигателя, который вам необходим в Португалии. «Традиционно Хонда специально подстраивает свои двигатели для первой гонки года. Мы стремимся прийти к большей надежности, а не мощности. Существует непрерывная программа совершенствования в течение всего года. Так планировалось всегда. Это не паническая реакция на замечания».

Дни отсчитывались за днями, приближаясь к Фениксу. Сенна видел опасности сезона в недостаточной мощности двигателя и решил сделать ставку на жесткое вождение в тени лидеров. Но результаты как бы иронизировали над ним. Он разрушил свой собственный довод, выиграв в Фениксе, Бразилии, Имоле и Монако.

В квалификационных заездах в Фениксе он убедительно переиграл Бергера, и это достигло наивысшей точки во втором заезде. Сенна – 1 минута 2,434 секунды, Бергер – 1 минута 23,742 секунды. У Сенны поул-позишн (его пятьдесят третья), Бергер – седьмой в стартовой решетке. Это оказало глубокое воздействие на Бергера, которому потребовалось почти полсезона, чтобы восстановить уверенность в себе.

О круге, в котором Сенна завоевал поул-позишн, он отозвался так:

«Очень напряженное, сильное ощущение. Я все время думал, что время 1 минута 23 секунды будет трудно побить, но важно верить, что ты можешь сделать это и быть в нужном месте в нужное время».

Ален Прост, который перешел из Marlboro McLaren в Ferrari (в то время как Бергер из Ferrari в Marlboro McLaren), стоял рядом с Сенной в переднем ряду. При появлении зеленого света они стремились опередить друг друга, но это было только мощное опьяняющее начало. Оба закрепили позиции. Сенна уже с отрывом в полкорпуса. Мгновением позже Прост протиснулся сзади, два Williams (Рикардо Патрезе во втором из них) пока притаились. Бергер – далеко слева в поисках места для атаки.

Это построение мгновенно поменялось на коротком остром отрезке до первого поворота направо, Мэнселл бросил Williams сильно влево, то же сделал и Патрезе. прижимая и сковывая Бергера. Мэнселл подтянулся к Просту, Прост сопротивлялся. В ложбинах между бетонными стенками Сенна аккуратно вписывал свой McLaren. Он предрешил гонку к концу первого круга.

 

Сенна         1 мин. 34.355 сек.

Прост         1 мин. 36.167 сек.

Мэнселл     1 мин. 36.647 сек.

 

На втором круге Сенна увеличил отрыв: разрыв между ним и Простом увеличился до 2,654 секунды, на следующем круге до 2,996. затем до 3,368, потом до 4,100. Ferrari Проста, казалось, рвался и дергался: Мэнселл словно тащил Williams силой своих рук; Жан Алези, партнер Проста, боролся упорно, но без особого успеха. Сенна мчался будто бурный поток, а бетонные стенки были берегами.

На седьмом круге он обошел на круг замыкающие машины, а после тридцати кругов разрыв увеличился до 18,475 секунды. Гонка, как и многие уличные гонки, собирала свою дань: Мэнселл выбыл (коробка передач).

Бергер выбыл (давление топлива). Патрезе выбыл (авария). Сенна пересек финишную линию за 16,322 секунды до Проста и, проведя анализ характерных особенностей машины, рассказывал: «Я был способен поддерживать хорошую скорость и, кроме того, сделал остановку для смены резины в нужное время». Комментарий совершенно в стиле Сенны.

Две недели спустя в Интерлагосе Патрезе удерживал поул-позишн до безнадежных мгновений второго заезда. Это требует более пристального рассмотрения, по крайней мере из-за предположений Сенны, что рано или поздно McLaren Хонда будет бороться против Williams Renault. В утреннем предварительном заезде Патрезе имел наилучшее время на своем двадцать четвертом и последнем круге – 1 минута 17,247 секунды; Сенна – на тридцать первом и последнем круге – 1 минута 17,483 секунды. Мэнселл проехал двадцать шесть кругов, показав наилучший результат на двадцать втором – 1 минута 17,094 секунды. «Когда два Williams проехали быстрее 1 минуты 17 секунд, я понял, нам брошен серьезный вызов», – сказал позже Сенна. А теперь квалификационные заезды и аналитический взгляд. «В моей первой попытке я обошел их, но неожиданно они улучшили результаты более чем на полсекунды. Я знал, надо было сделать две вещи: технические изменения в машине и вести ее на более высоком уровне». Первые попытки:

 

Сенна             1:17.282

Мэнселл         1:17.356, затем 1:16.843

Патрезе          1:17.647, затем 1:16.775

 

Через пять минут Прост уперся в 1 минуту 17,739 секунды – это третий ряд в стартовой решетке. Спустя две минуты Сенна делает новую попытку, крайне побуждаемый желанием успеха перед лицом родных бразильских болельщиков. Позже он вспомнил: «Поддержка, которую они оказывали мне, воодушевляла. Когда ты выезжаешь из боксов, миллиард вещей проходит сквозь твой мозг и тело. Это поразительно быстрый процесс, все направлено к одной цели, все сфокусировано на одной небольшой точке. Мы поменяли несколько деталей на шасси между первой и второй попыткой, и я также видоизменил линию прохождения некоторых виражей».

В двух хронометрируемых точках Сенна впервые превысил скорость 300 километров в час. Результат – 1 минута 16,392 секунды. Поул-позишн.

На зеленый свет Сенна взял чистый старт, Мэнселл уцепился за него, а Патрезе приотстал, остальные растянулись сзади. Только Мэнселл мог состязаться с ним, и на петлеобразных виражах стремился поравняться, но обойти не сумел. Мэнселл сделал ранний пит-стоп и очень медленный (14,59 сек.), так как ему пришлось биться с полуавтоматической коробкой передач. Сенна сделал пит-стоп на круг позже и быстрее – 6,93 секунды. Порядок такой: Сенна, Патрезе, Алези, Мэнселл. Ни Патрезе, ни Алези еще не заезжали в боксы, а когда они сделали это, установился следующий порядок: Сенна, Мэнселл, Пике, Патрезе, Алези.

Мэнселл наседал и после двадцати кругов сократил разрыв до 7,267 секунды, продолжая уменьшать его – 4,8 секунды, 3,1 секунды. Сенна отреагировал на это, нарастив отрыв до 8,545 секунды. Мэнселл сделал еще одну остановку для смены резины после прокола. Это было на пятидесятом круге, оставался еще двадцать один. Наблюдая со стороны, вы едва ли сможете узнать настоящую действительность. Сенна потерял третью и пятую передачи в какой-то момент и переключился на шестую.

Машину Мэнселла сильно закрутило – коробка передач – и он вышел из борьбы. Сенна держался на шестой передаче, Патрезе наращивал атаку, урезая отрыв до 20 секунд.

«Я видел Патрезе, приближающегося ко мне, и фактически не думал, что мне удастся удержаться».

 

                            Сенна                Патрезе

65 круг                    1:28.305            1:21.990

66 круг                    1:28.621            1:22.320

67 круг                    1:25.899            1:21.429

 

Разрыв сократился до 14 секунд. Бортовая камера на машине Сенны рассказывает о следующем. Ни на петлях в конце круга, ни на левых, ни на правых поворотах ни разу его рука не сделала движения для изменения передачи. Он шел «на цыпочках». Густеющие облака говорили о приближающемся дожде.

 

                            Сенна                Патрезе

68 круг                    1:25.781            1:21.617

69 круг                    1:24.721            1:23.433

 

Разрыв сократился сначала до 9 секунд, затем до 5,4 секунды на шестьдесят девятом круге.

 

                            Сенна                Патрезе

70 круг                    1:25.177            1:24.711

 

Это уменьшило разрыв до 4,158 секунды. А дождь начался – спасение. Двигатель Сенны урчал и грохотал; наконец, разрыв составил 3,6 секунды. Сенна поднял свою правую руку, показывая указательным пальцем на свинцовое небо. «Остановите гонку!» Но они не сделали этого. Патрезе подкрадывался, но мокрая трасса не дала ему предпринять финальный штурм.

 

                            Сенна                Патрезе

71 круг                    1:28.985            1:28.284

 

Сенна победил с отрывом 2,991 секунды.

«Я чувствовал, что это мой долг – выиграть в Бразилии. Я подталкивал машину, невзирая на дождь. Пришлось также переносить боли от мышечных спазмов в верхней части тела, отчасти потому, что экипировка была немного сдавливающей, отчасти из-за эмоционального состояния».

Когда он пересек финишную черту и остановился, то остался в кабине, шлем снят, голова откинута назад.

«Я полностью вывел из строя двигатель и никак не мог его завести. Старался расслабиться, но острая боль в плечах и в боку все нестерпимее. Я не знал, что мне делать: кричать, плакать или улыбаться».

Эмоциональный отклик Сенны на радость бразильских болельщиков – это вещь очевидная. Он настоящий патриот. («Мой идеальный день – это проснуться дома в Бразилии, на ферме или в моем доме на берегу моря, с моей семьей и друзьями, затем отправиться на автодром в любой точке мира, а вечером вернуться обратно домой».)

Через несколько дней после Сан-Пауло Сенна проводит тренировку в Имоле, там же Бетиз Ассумпдао, чтобы передавать его намерения различным средствам массовой информации, которые имеют ежедневно волчий аппетит. Так как Бетиз самая настоящая бразильская женщина, я спросил ее, что бы она назвала бразильской средой.

«Как и в любой другой латиноамериканской стране тебе действительно хорошо, когда ты спокоен. Бразилия – страна футболистов, чемпионов мира 1970года. А перевод нашего девиза жизни таков: «Ты должен выжать максимум из всего». Для бразильцев это означает извлекать пользу, но честным путем. Существует и бес честный путь: изымать выгоду, стараться всех обманывать, быть хитрее других, практичнее. На пляже ты ведешь беззаботный образ жизнь, потешаешься над всеми, а, кроме того, существуют секс и прочие удовольствия. Конечно, все это для обычного мужчины. Сенна совсем не такой.

Теперь о другом. Мы говорим друг другу: «О'кей, увидимся в семь», но все прекрасно знают, что в семь никто не придет. Что для англосаксов означают пять минут, для бразильцев означают полчаса. Если ты прибываешь точно в назначенное время, тебе скажут: «Что ты здесь делаешь? Я еще не принял душ!». Сенна и в этом отношении совсем не такой. Фактически он как раз противоположен такому типу людей. Он очень пунктуален, делает все, что должен сделать вовремя. Если он опаздывает, – значит, что-то его задержало.

Другие народы считают, что бразильцы всегда смеются и веселятся. Сенна опять не таков. И он не собирается изменять себя. В Бразилии такой парень, как Сенна, должен быть героем. Люди сходят с ума по нему. Когда он приехал к себе домой в Сан-Пауло после Гран-при, перед домом собралось около двух тысяч человек. Он не мог пробраться сквозь толпу и вынужден был сесть в полицейскую машину, чтобы добраться до дому. Толпа стояла до часу ночи, и полиция попросила Айртона выйти. Иначе эти две тысячи человек никогда бы не разошлись, и полиция начала опасаться, как бы не вышло каких-либо осложнений.

Сенне пришлось выйти и встать на трехметровую стену с призом в руках, так что каждый снова мог увидеть его. Успокоившись, люди разошлись. Это просто удивительно, как люди любят его, хотя, конечно, он добивается результатов».

Несколько эпизодов с тестов в Имоле. Длинноногая девушка в чулках, обтягивающих ноги до самого верха бедер, в мини-юбке не длиннее, чем бикини. Она расположилась настолько близко к боксу McLaren, насколько могла пробраться, и говорит, что приехала из Милана, потому что она давняя подруга Айртона и хочет передать ему привет. Ее терпение вознаграждено. Если он даже не узнал ее, то искусно притворился. Они коротко поговорили, в то время как фоторепортеры запечатлевали их. Он улыбается, а она дрожит от волнения. Может, это с ее стороны рекламный трюк? Может, она просто наняла одного из фоторепортеров? А может, фоторепортер нанял ее? Кто знает. Для Сенны же это всего лишь еще один рядовой эпизод.

Какие они, болельщики в Имоле? Тестовые заезды в Имоле неизменно привлекают зрителей, передающих Сенне нечто совершенно противоположное теплоте латиноамериканских болельщиков. Всякий раз, когда он выводит свой McLaren, чтобы побороться с результатами, установленными Простом на Ferrari, они отпускают язвительные замечания и всячески под девают его.

Чувство осады не покидает его здесь. Автофургон McLaren, припаркованный в дальнем углу огороженного участка в тридцати или в сорока ярдах от бокса, имеет второй этаж с дымчатыми стеклами. Сенна живет там. Он никогда не прогуливается к столикам, расположенным на огороженной территории. Чтобы достичь бокса, он выходит очень быстро, энергично пересекает территорию и попадает в узкий проход между транспортерами, а затем входит внутрь бокса, и механик немедленно натягивает веревку на заднюю стенку бокса. Сенна обитает в боксе, иногда почти незаметно. Время от времени люди произносят его имя, что-то не вполне внятное сообщает телевидение, останавливаются длинноногие девицы. После последнего тестового заезда он осматривает что-то с инженерами, и вновь энергично возвращается к автофургону. Телевидение не дает забыть о нем – «Айртон, Айртон», – а он исчезает на своем втором этаже с дымчатыми стеклами, укрываясь от осады.

Я часто удивляюсь, какое колоссальное давление испытывает человек, если отслеживаются все его действия. Примените, например, это к директору вашего банка. Предположим, он вышел позавтракать и обнаружил несколько сотен человек, толпящихся вокруг, распущенную девицу, настаивающую, что она его подруга, телевидение, выкрикивающее его имя; то же самое и во время завтрака, и на пути обратно; то же самое, когда он заканчивает работу; а когда он возвращается домой, то обнаруживает, что двухтысячная толпа расположилась лагерем вокруг его дома, и он нуждается в полицейской машине, чтобы войти внутрь. Теперь помножьте это, день за днем, на большую часть десятилетия...

В Имоле Сенна казался занятым больше обычного, иногда беседовал с инженерами до позднего вечера, возвращаясь после десяти часов, Бетиз объясняла это так: "Он старается проанализировать информацию, которую выдают компьютеры. Сейчас у них есть компьютеры для всего, вся аэродинамика, подвеска – в общем, все, компьютер выдает даже действие подвески на каждом вираже. Если вы не можете прочитать эту информацию как следует, вы не узнаете, что происходит, и не сможете использовать данные компьютера. Сенна хочет все знать. Люди показывают ему графики, а он спрашивает: «Это хорошо? Считается, что это хорошо? Это то, что предполагается?». Он проводит сейчас больше времени на обсуждениях, потому что хочет проанализировать, понять. Ты знаешь, что он за человек. Инженеры дают ему информацию, но он сам хочет досконально разобраться в происходящем».

Две недели спустя он занял поул-позишн в Гран-при в Сан-Марино, а гонка по мокрой трассе продемонстрировала причудливые фокусы. Прост попал прямо в ручей, и его вынесло на травянистый склон, где Ferrari застряла. Бергера также снесло, но немного под другим углом. Он был способен, используя уклон, вернуться на трек. Прост выкарабкался из машины, его гонка закончилась даже не начавшись. Это, конечно, не прибавило ему популярности в Имоле.

Зеленый свет. Казалось, на долю секунды Сенна взял старт лучше, но Патрезе, находящийся с ним на одной линии, соскользнул и выдвинулся вперед, проходя по внешней стороне виража Тамбурелло.

Сенна спрятался сзади. Патрезе разбрасывал брызги из луж настолько глубоких, что в них отражались нависающие деревья. Сенна отступал на прямых участках, чтобы уменьшить брызги и подтягивался на виражах. На этом начальном круге Мэнселл вылетел, подталкиваемый Brabham Мартина Брандла. Сенна отступил дальше. Его размышления: «Мы вынуждены вести гонку в условиях компромисса, потому что знаем: трасса будет подсыхать. Патрезе взял старт лучше. Я отсижусь за ним, пока состояние трека не улучшится».

Заканчивая девятый круг, Сенна продвинулся вперед и на участке перед прямой на пит-лейн переместился на внутреннюю часть трека, занял трассу и захватил лидерство. Патрезе тотчас же сделал пит-стоп для замены скользких колес, но задержался надолго, так как не было зажигания. Сенна выигрывал теперь пять секунд у Бергера. Бергер ухватился за него, они уперлись в круговых.

Затруднение: полоса, по которой шли круговые, была сухой, но не более чем на ширину машины. Отважится ли Сенна сойти с этой полосы для обгона, подвергаясь риску со своими скользкими колесами на мокром участке? Отважится ли Бергер? Сенна сделал этот маневр и теперь имел между собой и Бергером, как защиту, трех круговых.

Кто беспокоился теперь о Патрезе, который потерял четыре круга на ремонтных пунктах и который теперь просто давал своему Williams хорошенько пробежаться? Сенна обогнал его и еще кругового, думая:

«Хорошо, я не увижу пока снова Патрезе».

Сенна, прибавив скорость, оторвался от кругового. Но вскоре Патрезе тоже обогнал кругового и вновь ухватился за Сенну, установив при этом быстрейшее время круга.

Сенна не пропустил этого события. У него появилась мысль: «Если Williams способен на это, что случится, когда он пройдет нормально всю дистанцию гонки? Не имело значения, что Патрезе просто странствовал по кругу, двигатель барахлил. Учитывались два фактора: в этом сезоне победа оценивалась в десять очков и все шестнадцать гонок засчитывались. С тринадцатью гонками после Имолы оставалось еще возможным взять сто тридцать очков – потенциальная вершина, если Williams Renault станет надежным. Renault, вкладывая огромные средства и ресурсы в свои двигатели, рассматривала себя как компанию, доказывающую европейским производителям, что японцы могут быть побиты.

Сенна выиграл в Имоле у Бергера.

«На пути у меня упало давление масла и загорелась аварийная лампочка, я подумал, что не смогу финишировать, поэтому сбавил скорость, пока Герхард не начал настигать меня».

Три победы из трех. Сенна, осуществляющий жесткое вождение в тени. Квалификационные заезды в Монако обнаружили мастерство Стефано Модены, который поставил свой Tyrrell в передний ряд рядом с Сенной, Патрезе и Пике – во втором ряду. Мэнселл и Бергер – в третьем. (Проницательный взгляд Брандла подметил, что «Сенна преодолел сходу трудные условия трассы. Некоторые из его квалификационных кругов и его победы в Монте-Карло, например, были просто поразительными. Я знаю, насколько там сложно. Ты должен быть очень точным и настолько уверенным в себе, чтобы быть там быстрым, и он был таким. Он отличился в Монако, это было блестящее зрелище».)

Сенна лидировал, но по мере развития гонки Модено нависал и цеплялся за него. Сенна избрал свою хорошо известную тактику изматывания противника. Модена тратил бесплодные, тщетные усилия, захваченный соперничеством. Это дало Сенне более двадцати секунд преимущества. Двигатель у Модены не выдержал, извергая масло на трек. Близко идущий Патрезе не смог избежать попадания в масляное пятно, закрутился и разбил свой Williams. Сенна немного расслабился. Прост был вторым, правда, достаточно далеко отставшим, но Мэнселл – перебой зажигания двигателя ликвидировался сам собой – надвигался на Проста. Из тоннеля Мэнселл вылетел быстро, он очень спешил, идя на нервах, с подъемом.

Сенна мельком наблюдал за этим на большом телевизионном экране в боксах. Он, видимо, подумал: «Да, что ждет меня, когда Williams Renault пройдет нормально всю дистанцию гонки?». Вскоре Сенна взглянул на экран и увидел на нем последний круг, хотя думал, что должны остаться еще два круга.

«Я еще сохранял скорость движения после того, как, проехав круг, пересек линию финиша и Джеки Икс дал мне отмашку клетчатым флагом. Я замедлял движение почти полкруга, а затем Рон Деннис связался со мной по радио, сообщив, что необходимо ускоряться, потому что остался еще круг. А я уже расстегнул свои ремни, но, конечно, сделал все от меня зависящее. Трасса в Монте-Карло очень трудна физически, потому что она не очень ровная и причиняет немало боли плечам, шее, другим мышцам тела. Действительно больно (улыбается), но я выиграл и поэтому счастлив».

Четыре победы из четырех. Никто еще не выигрывал ранее четыре первые гонки подряд. У Сенны 40 очков, у Проста – 11, у Бергера – 10, у Патрезе и Мэнселла по 6.

Канада изменила такой ход событий. Патрезе отобрал поул-позишн у Мэнселла, Сенна – третий.

«Как обычно, я старался изо всех сил, но два человека смогли сделать это лучше меня и заслужили быть впереди. До сих пор многие думают, что мы уступили спокойно, уже имея четыре поул-позишн и четыре победы, но мое выступление показывает, насколько острая конкуренция существует в действительности. Вывод: мы должны работать лучше».

Положение лидеров сезона изменилось: Мэнселл первый, за ним – Патрезе, Сенна – третий, и постепенно отстает от них до тех пор, пока отказ электрооборудования не лишает его возможности продолжать борьбу. «Если честно, я и не думал, что смогу побить двух Williams, говорил потом Сенна.

Мэнселл должен был выиграть, но уже вблизи финишной черты машина сломалась, отдавая эту гонку Пике, Модена – второй, Патрезе – третий.

Сенна прибыл в Мехико после травмы, полученной при катании на лыжах. Он упал, а человек, идущий за ним, натолкнулся на него. Потребовалось наложить десять швов на его голову. Профессор Сид Уоткинс, работающий в Формуле-1, признал его способным участвовать в гонке, и в последние пять минут, оставшиеся для первой квалификации, он старался отобрать предварительный поул-позишн у Патрезе. Он достиг виража, называемого Peralta, – широкого неровного поворота направо, который Сенна считал небезопасным.

Заходя с левой стороны на Peralta, он расположил свой McLaren на внешней части трека, создавая пространство для выбора оптимальной траектории. Он повернул внутрь, проходя середину трека, повернул дальше. Когда поворот Peralta заключил его в себя, McLaren вдруг дернулся и быстро повернул к внешней стороне трека, бешено вращаясь. Он пронесся назад, разбил барьер из покрышек, поднялся и, перевернувшись, ударился, приземлившись вверх дном.

«Вплоть до этой точки машина шла вполне хорошо, но моя пятая передача был а слишком низкой, и я переходил на шестую, держа одну руку на руле, когда вдруг наткнулся на неровность и выпустил управление».

Во время второй квалификации пошел дождь, поэтому время, показанное в пятницу, осталось в силе – Патрезе, Мэнселл, Сенна.

Дорожка для стартового разбега на автодроме имеет характер ложбинки, приглашающей гонщиков бороться, теснить друг друга, биться на поединке. Когда после появления зеленого света кавалькада машин достигла первого поворота, лидировал Мэнселл, за ним – Алези, Сенна – третий, Патрезе – четвертый, Бергер – пятый. Пересекая линию, завершающую первый круг, Алези и Сенна двигались как беспокойные рыбы: Сенна резко бросился вправо и поравнялся с Алези, который не оценил ситуацию. Они почти коснулись друг друга «жабрами». Сенна метнулся сильно влево на первый поворот. Алези рванулся за ним. Сенна закрыл его, бросившись на середину трека. Алези остался позади, ища возможности для маневра, но было слишком поздно. Сенна несомненно впереди, имеет чистую трассу до Мэнселла и за несколько следующих кругов закрепил положение.

 

                            Мэнселл            Сенна

2 круг                      1:25.168            1:25.334

3 круг                      1:23.815            1:23.537

4 круг                      1:23.488            1:23.600

5 круг                      1:22.359            1:22.856

 

Эти небольшие разницы накапливались, и, хуже того, Патрезе ухватился за Сенну и прижимал его. Оба Williams выглядели быстрыми, а Патрезе оказался таким шустрым, что, на одиннадцатом круге, обошел Сенну.

 

                            Патрезе             Сенна

11 круг                    1:21.128            1:23.032

12 круг                    1:23.523            1:22.515

13 круг                    1:22.407            1:23.161

 

Патрезе уходил вперед, Сенна сближался со следующим за ним Пике. Патрезе обошел Мэнселла и после двадцать первого круга лидировал с отрывом 7,254 секунды, Сенна в 10,346 секунды от лидера, Пике проигрывал лидеру 10,905 секунды. Двигатель Мэнселла перегревался, замедляя его на прямых участках. На тридцатом круге Сенна поравнялся с Мэнселлом и на первом повороте вступил в бой. Мэнселл не придал этому большого значения. Он отрегулировал топливную смесь и установил быстрейшее время круга, отбросив назад Сенну. Мэнселл сделал еще более быстрый круг, и еще, и еще, увлеченный доказательством своей боеспособности.

 

                            Патрезе             Мэнселл

55 круг                    1:18.850            1:17.444

56 круг                    1:18.351            1:17.379

57 круг                    1:18.561            1:18.070

57 круг                    1:18.242            1:23.161

 

Патрезе выиграл у Мэнселла. Сенна - третий с отставанием в 57,356 секунды.

Williams были очень быстрыми, и мне было трудно поддерживать такой же темп. Хонда сейчас усердно работает, чтобы выжать больше мощности из нашего двигателя. Я не мог приблизиться ближе к машинам, которые впереди, потому что у моей температура была на самом пределе. Найджел сделал это очень трудной задачей для меня, но то была прекрасная гонка, а результаты показали, что чемпионат является открытым. Главным было финишировать на подиуме, приобрести четыре очка для борьбы за первенство. Рикардо доминировал, а Найджел был самым быстрым на последней стадии. Они организовали тот уровень исполнения, которого могли достичь. Теперь у Сенны – 44 очка, у Патрезе – 20, у Пике – 16, у Мэнселла – 13.

В Магни-Кур, на новом кольце Французского Гран-при, Сенна занял предварительный поул-позишн в пятницу, но в субботу опустился на третье место за Патрезе и Простом. Мэнселл – четвертый.

«Машина и двигатель работали прекрасно, но недостаточно быстро».

Сенна, по его собственному признанию, сделал «слабый старт», хотя многие были бы довольны им – третий за Простом и Мэнселлом. Первый круг создал такую расстановку сил: Прост наращивал темп, Мэнселл преследовал, Сенна уже отставал. Его размышление:

«Я знал, что не смогу идти вместе с ними. Мы не имеем двигателя или шасси, чтобы состязаться с Williams и Феррари в настоящий момент. (Мэнселл выиграл у Проста, Сенна – третий с отставанием на полминуты..)

Третье место, конечно, добавило очков к моей сумме и сохраняло наши позиции, пока специалисты работали над улучшением машины».

У Сенны – 48очков, у Мэнселла – 23, у Патрезе – 22, у Проста – 17.

Категория: Кристофер Хилтон «Ayrton Senna: Incorporating the Second Coming» | Добавил: LiRiK3t (18.06.2012)
Просмотров: 749 | Теги: Кристофер Хилтон «Ayrton Senna: Inc
вход выход Created by SeldonSF