Меню сайта
Поиск по сайту
Номера журнала
Рубрики журнала
Фотоальбомы
Разное
Друзья сайта
Продажа журналов
Пользователи
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Яндекс.Метрика

Индекс цитирования.
Главная » Статьи » Разное » Кристофер Хилтон «Ayrton Senna: Incorporating the Second Coming»

Глава 5 «Выжидательная тактика» (часть 1)

Глава 5 «Выжидательная тактика»

 

Я сказал ему: «В этом году ты блеснул еще ярче, имея гораздо менее мощную машину и шасси, которое не могло сравниться с шасси Williams». Его мастерство восполнило эти недостатки. Для меня это было самым важным. Может быть, он не собирался выиграть чемпионат мира, но то, что он сделал в 1993 году, останется в истории автогонок навсегда. Я сказал: «В свое время люди по-настоящему оценят, что ты сделал».

Джо Рамирес

 

В декабре 1992 года Айртон Сенна прилетел на трассу Firebird Raceway в Фениксе и испытал индикар Роджера Пенске, что было устроено Эмерсоном Фиттипальди. Эта машина как бы всплывала из прошлого Сенны, довольно простая рядом со стандартами Формулы-1 – ручная коробка передач, обычные тормоза, а не углеродно-волоконные, рычащий двигатель.

Он проехал 25 кругов и вписался в пределы 0,4 секунды от времени Фиттипальди – 48,8 секунды. «Это напомнило мне давние дни», – сказал Сенна: – человек управлял машиной, а не машина человеком. Очень необычно после стольких лет в Формуле-1 испытать такие эмоции. Это неожиданно, как будто стал намного моложе».

Мэнселл, делающий первые попытки на машине ньюмэн-хаас, показал время 44,9 секунды. Кто-то спросил его насчет того, не переходит ли Сенна в Инди или, по крайней мере, в Индианаполис-500. Мэнселл проворчал, что «Сенна многие годы взвинчивал людей, и мы, имеем то, что имеем». Сам Сенна объяснил, что еще не определился насчет своего будущего и намерен вернуться домой и обдумать варианты.

К этому времени McLaren еще не объявил о своих планах относительно двигателя на 1993 год. Двумя неделями позже Пенске заявил, что Фиттипальди и молодой канадец Пол Трейси будут их водителями. Третьей машины для Сенны не оказалось.

Сенна сказал, что новый McLaren с двигателем Ford НВV8 он испытает в Сильверстоуне и посмотрит, что из этого получится. Он добавил, что McLaren предлагал ему подписать контракт на весь сезон, но он еще не готов к ответу. Он действительно провел испытание в Сильверстоуне и показал время лучше чем у кого бы то ни было за все зимние тесты, лучшее даже чем у Деймона Хилла на Williams Renault. Ему в принципе хотелось бы провести все шестнадцать гонок. Он пока подписал контракт на проведение первой гонки в Южной Африке 14 марта, а после этого вновь продолжит переговоры. Его партнером стал американец Майкл Андретти, Хилл будет партнером Проста, который, конечно же, вошел в команду Williams.

В первом квалификационном заезде Сенна был вторым после Проста. «Это удачный день без особых проблем с машиной и оборудованием», – считал Сенна.

Он сохранил свое место во время второй квалификации и взял прекрасный старт в гонке, плавно наращивая мощность. Пройдя через первый вираж, он перехватил лидерство у Хилла, Прост – третий. Хилла закрутило, и Просту пришлось свернуть в сторону, чтобы избежать столкновения, позволив при этом Шумахеру проскочить мимо. В самые первые мгновения сезона большая сделка, можно сказать, уже состоялась. Сенна сказал: «Я сделал хороший старт, и когда начал отрываться, почувствовал, что мы можем показать нечто удивительное».

Сенна нарастил преимущество на первом круге более чем до полуторы секунды, Шумахер шел настойчиво, Прост немного приотстал. Многие не могли понять Проста в течение всего сезона, задаваясь вопросом о пределе его устремлений. Они не понимали, что он предугадывал весь сезон, а не только его первые мгновения; не понимали, что он «читал» всю гонку, видел все семьдесят два круга Южноафриканского Гран-при, а не только следующий вираж. Он отсиделся, затем установил быстрейшее время круга, проскользнул аккуратно мимо Шумахера с правой стороны и быстро-быстро приблизился к Сенне.

Он атаковал, Сенна оборонялся. На прямой старта-финиша Прост сделал ложный выпад, а сам стал пробиваться другим путем и, казалось, завладел внутренней частью трека, но Сенна перекрыл дорогу. На следующем круге Прост действительно шел по внутренней полосе, но Сенна оставался бдительным и сохранял лидерство. В некотором смысле Сенна мог только тянуть время. Williams и его двигатель Renault слишком мощны. На двадцать третьем круге Прост занял удобную позицию на прямой старта-финиша и дал себе несколько дополнительных решающих метров, чтобы расположить машину там, где ему нужнее. Шумахер ликвидировал отставание. Сенна был уже третьим: «Сначала машина вела себя хорошо, но потом на одном из виражей она стала плохо управляемой. Сперва я подумал, что получил прокол, но затем понял: это какая-то неполадка в электрооборудовании. Прост и Шумахер мгновенно надвинулись на меня. Я связался с командой по радио, запрашивая подготовить шины с другим давлением, для того чтобы хотя бы немного постараться помочь мне. Однако, к сожалению, машина оказалась слишком плоха».

Сенна и Шумахер сделали пит-стоп на том круге, на котором Прост захватил лидерство. Сенна скорее возвратился на трассу, чтобы вернуть себе второе место.

У Сенны прямо за спиной находился сильный Шумахер, который на сороковом круге попытался обойти его по внутренней части трека на правом повороте: Сенна шел по основной полосе. Они коснулись друг друга. McLaren сильно отбросило, но Сенна удержал его. Шумахер выбыл.

Позже пошел дождь, а затем превратился в настоящую грозу. Сенне приходилось следовать за Простом, используя все свое мастерство. Заставить машину Формулы-1 идти как можно быстрее – вот чем занимается гонщик. Но удерживать ее, двигаясь будто по льду, это тоже настоящее искусство.

Как он сумел вести почти неуправляемую машину более 100 миль, а последние несколько кругов двигаться сквозь толщу воды, при этом оставляя впечатление, что машина идет плавно и естественно? Такое можно объяснить только необычайной сверхчувствительностью, позволяющей постоянно подправлять и подправлять движение машины. И все это на скоростях, которых обычный водитель не достигает ни разу в жизни.

Бланделл пришел третьим.

«Было огромной радостью стоять на подиуме вместе с двумя величайшими гонщиками десятилетия. Айртон радовался, что теперь я поднялся на подиум вместе с ним. Он приобнял меня и сказал: "Хорошо сработано». Это прозвучало как благодарность за мой труд. Но здесь была еще и другая сторона.

Год назад при испытаниях в Монце в 85 процентах заездов за день я проходил круг быстрее, чем он. В конце концов мы оба вписались в одно и то же время, но он стал изучать телеметрическую информацию, желая увидеть, где я был быстрее. День близился к концу. Я должен был вернуться в Великобританию. Единственным человеком, имеющим возможность доставить меня в аэропорт, был Джозеф, массажист. Джозефу пришлось отпрашиваться у Айртона. Я был там же, в автофургоне. Айртон ответил: «Нет, ты останешься здесь». Ему не нужен был Джозеф, он собирался заниматься изучением информации еще два с половиной часа. В подобном его поведении присутствовал некий психологический момент если хотите. Сенна как бы говорил: «Марк, ты доставил мне трудности сегодня. Добирайся домой сам». Как только он отказал Джозефу, я бросил: «О'кей, я сам доберусь до аэропорта», потому что знал, как работал Айртон, и понимал его...».

В Бразилии после квалификации Сенна оказался во втором ряду, и Прост мгновенно захватил лидерство. Сенна обошел Хилла по внутренней части трека. Лидирующая группа растянулась: Прост - промежуток - Сенна - промежуток - Хилл. Прост установил быстрейшее время прохождения круга.

На кольце в Интерлагосе Хилл обосновался прочно. Он не позволял Шумахеру заставить его ошибиться, и к десятому кругу почувствовал себя достаточно уверенным, чтобы подтянуться к Сенне и подготовиться к нападению: «Меня не пугал тот факт, что это был Сенна, я собирался попытаться обойти его». Проходя по левому повороту, выводящему на прямую старта-финиша, Хилл все надвигался и надвигался. На широком участке, завершающем прямую старта-финиша, Сенна постарался закрыть середину, готовясь устремиться на первый поворот. Хилл вывел свою машину из засасывающего разреженного воздушного пространства позади McLaren Сенны и двигался по центральной части трека.

Они прошли на первый поворот фактически вместе. Стоило ли Сенне идти внутрь трека перед Хиллом? Сможет ли Хилл, собрав свои нервы и воспользовавшись тем, что Сенна пошел поперек, захватить и удержать внутреннюю часть трека? Да, это ему удалось: «Фантастика! Мне это очень понравилось. Но нет, нельзя поддаваться эмоциям...»

Хилл стал ускоряться. В это время начался моросящий дождь. Шумахер приблизился к Сенне. Удастся ли Шумахеру оттеснить Сенну на четвертое место? Сенна заехал в боксы на двадцать четвертом круге, но затем был вынужден завести свой McLaren на штрафную боковую полосу, где провел в неподвижности 10 секунд:

«Я не мог поверить этому. Очевидно, я был оштрафован за то, что обошел кого-то на желтый флаг (я думаю, это был Кома), но этот парень сам сместился по треку, давая мне пройти! Люди, которые принимали это решение, должны были по-другому осуществить его, потому что случилась большая ошибка. Я был рассержен. Я просто обходил кругового, который давал мне дорогу».

(Взгляд Рамиреса, координатора команды McLaren: «Айртон спокоен в машине, но он может легко возбуждаться, потому что это волнующий вид спорта. Иногда, когда возникает ошибка или непонимание, он может выйти на радиосвязь очень взволнованным и несдержанным в выражениях. Однако так или иначе, кажется, что его эмоции и возбуждение не влияют на его вождение. Это выглядит так, как будто одна часть его мозга очень спокойно управляет машиной, а другая кричит: «Что происходит?». Он может быть изменчивым и резким с кем угодно, но на его искусство вождения это не влияет. Что, может быть, даже и к лучшему».)

Сенна вернул себе четвертую позицию. Моросящий дождь продолжался, и Сенна сделал пит-стоп, чтобы заменить резину на «мокрую». Хилл сделал это на следующем круге. Прост оставался на трассе – неверное понимание сообщения по радиосвязи: он подумал, что боксы не готовы, и это стоило ему всей гонки. Кристиан Фиттипальди потерпел аварию, и Прост, минуя обломки машины, соскользнул с трассы на гравий. Машина службы безопасности медленно вела гонщиков по кругу, машины теснились позади нее в том порядке, в каком они присоединялись к этой кавалькаде: Хилл, унаследовавший лидерство от Проста, потом круговой Дерек Уорвик (Footwork), затем Сенна. Дождь прекратился, и на тридцать восьмом круге машина службы безопасности исчезла в боксах. Сенна «разобрался» с Уорвиком и устремился за Хиллом. Охота разгоралась.

Сенна вовремя почувствовал, что трек подсыхает, и сделал пит-стоп для перехода на «сухие» шины, затратив на это 7,21 секунды. Хилл остался еще на круг и также произвел смену шин, потеряв 6,41 секунды. Как на театральной галерке, зрители подняли невообразимый шум, свистели и выкрикивали возгласы одобрения. Удастся ли Сенне стать лидером до появления на греке Хилла? Сенна прошел левый поворот перед выходом на прямую старта-финиша, в то время как Хилл выводил Williams на выход пит-лейна: за изгибом пит-лейна следовал уклон. Хилл достиг конца уклона, когда Сенна приближался к первому повороту нового круга.

Выйдя на трассу, Хилл выжимал все что, мог, «сухие» шины разбрасывали брызги, а Сенна упорно пробивался к нему. Сенна имел хороший разгон и прекрасно разогретые шины, и через пару виражей подтянулся к Хиллу, устроившись в разреженном воздушном пространстве позади его машины.

«Я только что выехал на новых шинах, – объяснял позже Хилл, – и немножко осторожничал. Я шел по сухой полосе, и ему пришлось чуть сместиться на мокрый участок. Он пошел на риск, и не напрасно. Ему удалось пройти вперед. Если бы у меня был в запасе хотя бы один круг, чтобы разогнаться на новых шинах!..»

Судьба Бразильского Гран-при была решена. Интервью Сенны после гонки: «Это была одна из моих лучших побед, хотя, может быть, все-таки не такая, как в 1991 году. В этих условиях необходимо, чтобы все работало на тебя, на твою победу, вся команда. Моя машина не являлась достаточно быстрой, чтобы тягаться с Williams, но прошла всю гонку без особых проблем, а посмотрите на поддержку зрителей!.. Это нечто, это каждый может испытать только на себе».

«После гонки я не видел никого более счастливого, – отмечал Рамирес. – Было безумно весело. У нас устроилась вечеринка в одном из диско-клубов, мы подбрасывали его в воздух; и Пеле был там, все было просто непередаваемо. Айртон чрезвычайно радовался успеху».

Он был столь разговорчивым и так бурно отмечал свою победу, что в течение недели у него болело горло и ему потребовались антибиотики.

На машине, которая (теоретически) не имела никаких шансов, Сенна возглавил чемпионат мира с 16 очками, у Проста – 10 очков, у Хилла и Бланделла (Ligier) – 6. Еще более захватывающие события произошли двумя неделями позже: Айртон Сенна да Сильва, сын Мильтона Гвирадо Теодоро и Нейды, брат Вивианы и Леонардо, прошел один из самых впечатляющих из когда-либо пройденных кругов и достиг одной из величайших побед.

Еще не было договоренности об условиях проведения сезона, когда он приехал в Донингтон-Парк, и Европейский Гран-при дал необычный поворот событиям. Вполне предсказуемая стартовая решетка: в первом ряду Прост (поул-позишн) и Хилл, Шумахер и Сенна – во втором. В воскресенье 11 апреля в Донингтоне шел дождь, и хотя он потом прекратился, только Лехто (Sauber) рискнул пройти всю гонку на «сухих» шинах. Еще на стартовой позиции Сенна принял решение: «Я должен сделать все возможное до того, как оба Williams хорошенько обоснуются на трассе, ведь они имеют заметное техническое преимущество».

Красный свет сменился зеленым: Прост стартовал достаточно спокойно, Хилл рядом с ним, Шумахер – в центре трека. Вендлингер (Sauber) сперва надвинулся на Шумахера, затем сместился к центру и оттеснил его. Тот в свою очередь оттеснил Сенну на скользкий треугольник, окрашенный в бело-синюю полоску – треугольник, разделяющий газон и выезд с пит-лейна.

Сенна резко развернул McLaren и пошел поперек трека, стараясь обойти Шумахера по внутренней части трека на вираже Redgate, длинном подковообразном повороте направо. Положение сложилось такое: Прост на основной полосе, и ему никто не мешает; Хилл – сзади; Вендлингер, значительно смещенный к внутренней части трека, позади Хилла; Сенна следом за Вендлингером. Шумахер тоже устремился было к внутреннему участку, но его уже занял Сенна.

На второй части подковообразного виража Прост переместился в центр трека. Хилл за ним, за Хиллом Вендлингер. Шумахер пошел по внешней части трека. Это оставляло внутри открытым «канал». Сенна, правда, слишком поздно направился в него: вираж изогнулся, и пришлось проехать двумя колесами по линии, ограничивающей трассу. Но тем не менее он ушел от Шумахера.

Они спустились вниз к виражу Craner Curves, повороту сначала налево, а потом направо. Сенна бросает свой McLaren на внешнюю сторону по отношению к Вендлингеру и описывает огромную дугу. Он уже третий.

«Я видел его в зеркало, – сообщает Вендлингер, – и мог наблюдать, как он ведет машину. Я знал о его репутации на мокрых трассах, а также точно знал, что он собирается предпринимать. И поэтому решил просто дать ему дорогу. Ведь мне не хотелось выбывать из гонки».

Но его продвижению, казалось бы, должен наступить предел. Говорит Рон Деннис: «Он хорошо знал возможности своей машины, но вел гонку очень агрессивно». Где он, предел? Когда Сенна описывал дугу вокруг Вендлингера, мы могли бы услышать его фразу: «В некоторых случаях это психологический порог, и вы просто не можете переступить через него. И вы должны быть настойчивыми в своем намерении».

Они поднялись по склону к Starkeys Bridge, повороту налево. Сенна догнал Хилла. Покинув Starkeys, Сенна сдвинулся по треку, но остался ближе к внутренней части – идеальная позиция для захода на вираж McLeans (поворот направо). Он переместил свой McLaren еще дальше внутрь и проскочил мимо Хилла. Уже второй.

«Я плохо стартовал, – объяснял Хилл. – Фактически я надеялся, что мне удастся обойти Алена на вираже Redgate, и если бы я смог это сделать, то стремительно бросился бы вперед, потому что на мокрой трассе гонщик позади лидера имеет ограниченную видимость, в то время как перед лидером свободный трек, хотя он тоже подвергается своего рода риску, не зная, каково состояние трека впереди. Меня, конечно, раздражало положение позади Алена, ведь я не мог по-настоящему рассмотреть трассу, и мне оставалось держаться за ним в надежде, что мы оторвемся от преследователей. Да, ты видишь, что за тобой идет машина, и даже можешь различить какая она - красная она или белая, но ты не знаешь точно, что это за машина, пока она не поравняется с тобой. Я мог бы вступить в борьбу на вираже, но ведь это было только начало гонки, мне казалось непозволительно так рисковать. Когда Сенна прошел мимо меня, я подумал: «Боже мой, Айртон!». И следующая мысль была: «Удержи его, Ален. Позаботься о том, чтобы не пропустить его вперед».

На участке Соррiсе, повороте направо, Сенна почти догнал Проста. На прямой Starkeys Straight он продолжал приближаться к Просту, а при прохождении через вираж Esses – поворот налево, а затем поворот направо – смог уже уцепиться за него. Они прошли вместе по направлению к шпильке Melbourne, довольно узкому подковообразному участку. Сенна направил свой McLaren по середине трека. Прост – снаружи от него и пытается завладеть внутренней частью трека. Обе машины соскользнули внутрь, но Сенна все-таки первым захватил трек на шпильке. Лидер.

 

1 круг                      Сенна                1:35.843

                                Прост                1:36.541

                                Хилл                  1:36.963

 

Из миллионов кругов, пройденных с 1950 года – начала современной эры чемпионатов мира, – никто не смог бы с определенностью назвать лучшего. Поскольку предмет необъятен, а подход субъективен, я думаю, ни у кого не возникло бы сомнения, что круг со временем 1 минута 35,843 секунды – один из явных кандидатов на подобное звание.

Рамирес, находясь в боксах, позже рассказывал: «Я никогда не забуду этот круг, он их вывел из равновесия, всех просто деморализовал. Сенна выиграл гонку на этом первом круге. Я смотрел на него, проезжающего первым мимо нас, и думал: «такого не может быть! Как это могло случиться? Как он смог добиться преимущества? «Williams», должно, идут на «сухих» шинах. Пригляделся – нет, они так же, как и наши, на «мокрых». Конечно, все мы знали мастерство Айртона – он был просто суперменом на мокрой трассе, настолько он тоньше чувствовал машину по сравнению с другими гонщиками. И наша машина была хорошо подготовлена для подобных условий, но все же...»

2 круг                      Сенна                1:27.882

                                Прост                1:31.429

                                Хилл                  1:32.003

 

«Я вновь засомневался по поводу шин на машинах Williams, – продолжает Рамирес. – И на втором круге подбежал к стенке пит-лейна, но нет, никакой ошибки: «мокрые», как и у нас. И продолжал недоумевать: как мог этот парень получить такое невероятное преимущество? Может быть, у Williams какие-то проблемы с переключением передач? Переход на более низкую передачу иногда вызывал блокировку задних колес, машиной становилось трудно управлять, но даже в этом случае...»

 

3 круг                      Сенна                1:28.203

                                Прост                1:30.722

                                Хилл                  1:30.908

 

Порядок определился следующий: воодушевлено идущий Рубенс Баррикелло – четвертый, затем Алези, за ним Шумахер. Он поддерживался до 16 круга, когда Алези сделал пит-стоп для замены шин, Хилл и Шумахер произвели замену на круг позже. Сенна – на круг позже них, Прост – на круг позже Сенны. Затем порядок стал таким: Сенна, Прост, Хилл, Алези, Баррикелло, Шумахер – все на «сухих» шинах. Далее графики прохождения кругов приняли запутанный характер, осложненный обилием пит-стопов – таким многочисленным, что команда Williams, например, просто замучилась на смене шин, – поэтому прервем наше повествование до двадцатого круга, чтобы проверить правильность стратегии пит-стопов.

Деннис – координатор действий команды McLaren. Он располагается на стенке пит-лейна. У него наушники, и он может переговорить с гонщиком. Перед ним экран компьютера, выдающий информацию о графике движения гонщиков. Он рассказывает: «Я нахожусь в уникальном положении по сравнению с гонщиком, который (я слегка упрощаю) может видеть только машину впереди и машину сзади. Я имею полную картину гонки, вижу, каково время прохождения круга другими машинами при их выборе резины. Я отслеживаю ситуацию, которая ожидает нашего гонщика в ближайшее время. Это дает мне возможность выбрать время для пит-стопа так, чтобы в дальнейшем стратегически верно вернуться на трассу. Я подбираю команду, которая была бы высоко дисциплинированной и квалифицированно эксплуатировала новую технику. А если взять все вместе – это значительно влияет на результат выступления на Гран-при.

С гонщиком существует непрерывная взаимная связь. Гонщик всегда находится в лучшем положении в смысле понимания того, что происходит с шинами, чем его команда на стенке пит-лейна, и это естественно – он сидит в машине. Однако, несомненно, существует и информация, доступная только для нас (как, например, в Аделаиде в 1993 году – другая история о пит-стопах), которая создает необходимость оказывать большее давление на гонщика, чтобы заставить его сделать пит-стоп. В такой ситуации в Аделаиде команда «взяла власть» над гонщиком и дала ему знак остановиться. Конечно, все гонщики делают так, как им говорят (улыбается), но иногда уходит пара кругов, чтобы внушить им необходимость остановки». Время после двадцатого круга:


Сенна                    29мин. 34.973сек

Прост                    +5.141 сек

Хилл                      +6.913 сек

Алези                    +16.445сек

Баррикелло           +19.876сек

Шумахер               +20.495 сек

 

Сенна мог сорвать гонку на двадцать первом круге. Проходя через вираж Соррiсе, он уткнулся в Фиттипальди и Бланделла и старался протиснуться между ними. На прямой Starkeys Straight Бланделл выдвинулся, чтобы обойти Фиттипальди, в то же время выдвинулся и Сенна, чтобы в свою очередь обойти Бланделла.

Бланделл достиг левого поворота виража Esses, но инерция заставляла его двигаться вперед и немного в сторону. Фиттипальди, видя надвигающегося Бланделла, резко дернулся влево, заходя на поворот, но обнаружил, что там уже находится Сенна. Сенна направил свою машину на бордюр, но они все-таки слегка подтолкнули друг друга колесами.

«Да, я соперничал с Фиттипальди, – сказал Бланделл. – Это была одна из гонок в тяжелых погодных условиях, но к тому моменту трасса уже начала подсыхать. Правда, была только одна сухая полоса. Неведомый для меня Сенна находился позади нас, превращая нашу компанию в маленькое трио. Я предпринял маневр, чтобы обойти Фиттипальди, а Сенна пристроился и сделал рывок, стараясь обойти нас обоих. Я вышел на мокрый участок трассы и, честно говоря, слишком далеко, чтобы иметь возможность потом вернуть машину в нужное место. Я вынужден был идти дальше по прямой – не было сцепления. Только в тот момент, когда я овладел машиной, из своей кабины увидел, как Сенна прорывается вперед. Я решил, что ему придется в любом случае несколько притормозить, потому что иначе Фиттипальди окажется в довольно затруднительном положении.

Гонщики, конечно же, следят за окружающей обстановкой. Какую-то часть времени ты всегда поглядываешь в зеркало, но когда борешься на скорости 180 или 200 миль в час, твои концентрация и напряжение неизбежно переходят на другой уровень: ты рассчитываешь элемент риска. Ты прикидываешь слабые места машины соперника, оцениваешь машину и гонщика в целом, решаешь, где ты можешь обойти его. Это может продолжаться на протяжении, скажем, пары кругов. Если кто-то находится за тобой (а, может быть, и целая группа) с большой разностью в скорости – он вскоре будет у тебя «на хвосте». А в данном случае Сенна как раз имел гораздо большую скорость, все мы видели, как он ушел вперед сразу же на первом круге. Положение осложняется в считанные секунды, поэтому ты не всегда можешь на сто процентов контролировать его».

Опять застучали капли дождя, все чаще и чаще. На двадцать втором круге Прост перешел на «мокрые» шины, Хилл – двумя кругами позже. Но это могло оказаться и опасным. Кто знает, насколько мокрым будет трек через 5 минут, через 10, 20? Или насколько сухим? Вспомните, ведь это Англия в апреле. Сенна как бы играл в рулетку. Появилось преимущество у Проста? Нет.

 

                            Сенна                Прост                  Хилл

24 круг                    1:26.363            1:27.015              1:30.772

25 круг                    1:26.210            1:26.552              1:47.749

(после его остановки)

26 круг                    1:26.365            1:27.720              1:27.249

27 круг                    1:26.249            1:27.291              1:28.607

28 круг                    1:27.617            1:26.441              1:27.706

 

По радиосвязи можно было услышать: «Прост только что прошел круг быстрее, чем ты, Айртон». Порядок следования стал таков: Сенна, Алези, Прост, Баррикелло, Хилл, Херберт. Сенна имел преимущество более чем в 20 секунд над Алези и более чем в 30 секунд над Простом. Выдерживая такой темп, Сенна создал достаточное преимущество, чтобы сделать пит-стоп и остаться лидером. И Алези вскоре должен будет сделать пит-стоп. Дождь уменьшился до моросящего, но Сенна все-таки сменил шины на "мокрые" на двадцать восьмом круге и сохранил лидерство.

 

                            Сенна                Прост                  Хилл

30 круг                    1:28.789            1:27.040              1:28.827

31 круг                    1:29:433            1:26.221              1:30.219

32 круг                    1:27.562            1:25.544              1:29.625

 

Порядок: Сенна, Прост, Баррикелло, Хилл, Алези, Херберт. На тридцать третьем круге, когда трек подсох, Прост рискнул и опять перешел на «сухие» шины, на круг позже Сенна последовал его примеру. И это стоило ему лидерства. Что-то не заладилось с правым задним колесом, ребята-механики находились в очень сильном нервном напряжении. Гайка с сорванной резьбой обошлась Сенне простоем в 20 секунд. Теперь Прост выигрывал около 7 секунд. А дождь возобновился. Это заставило Проста на тридцать восьмом круге сделать пит-стоп для перехода на «мокрые» шины, Хилл последовал за ним на сорок первом круге. Сенна остался на трассе, компенсируя капризы погоды своим мастерством, McLaren чуть-чуть «танцевал», но не выходил из-под контроля. Было особенно заметно в этот трудный момент гонки, что за рулем мастер.

 

                            Сенна                Прост                  Хилл

42 круг                    1:25.686            1:28.293              1:45.381

43 круг                    1:26.460            1:26.119              1:25.260

44 круг                    1:24.166            1:26.503              1:25.359

 

К сорок шестому кругу Сенна вписался во время 1 минута 23 секунды, Прост – 1 минута 27 секунд. Трек опять подсыхал. Просту пришлось рисковать вновь, чтобы не потерять гонку. Он сделал пит-стоп для перехода на «сухие» шины на сорок восьмом круге и застрял – возникли трудности с муфтой сцепления.

Порядок следования после перестановок: Сенна, Баррикелло, Хилл; затем Прост, Херберт и Патрезе (Benetton) с отставанием на круг. На пятьдесят третьем круге Прост сделал пит-стоп в шестой раз, чтобы сменить заднее левое колесо. Он почувствовал прокол. Баррикелло остановился на пятьдесят пятом круге. Поэтому Сенна, лидируя в Европейском Гран-при, выиграл целый круг. «Айртон и команда поработали хорошо, – отметил Рамирес. – Мы сделали меньше пит-стопов, чем другие, поэтому выиграли время, а когда он выиграл целый круг, это было просто невероятно! Не-ве-ро-ят-но!»

А дождь пошел вновь. Сенна было выехал на пит-лейн, чтобы одеть «мокрые» шины, но сразу же съехал вниз, помахав рукой в перчатке ремонтной бригаде, и помчался дальше!

«Я передавал по радиосвязи: «Шины! шины!» – но бригада не была готова. Я увидел их только выкатывающими шины из гаража, поэтому сразу же возвратился на трассу».

Простим это бригаде. Это был единственный момент несогласованности в тот невероятный, бесподобный день. Не забудьте, въезжая в боксы, гонщик избегает прохождения всего пути по участку Goddards – значительная экономия.

Круг Сенны с заездом на пит-лейн оказался быстрейшим кругом гонки – нечто уникальное и неправдоподобное.

Сенна прошел еще круг и решил пока остаться, чтобы «посмотреть, смогу ли я удержаться», но Хилл сократил отставание, сделав его меньше полного круга. Сенна сменил шины на «мокрые» на шестьдесят шестом круге, – «дождь усилился, и мне пришлось заехать в боксы». Хилл и Прост ответили подобными действиями но теперь у команды уже не было новых комплектов шин, и пришлось надевать ранее использованные. Это простительно. Ведь Хилл менял шины на 17, 24, 34, 41, 50-м и 68-м кругах, а Прост – на 19, 22, 33, 38,48, 53-м и 69-м кругах.

В надвигающейся темноте Сенна более спокойно проехал последние несколько кругов, так как дождь еще усилился. Вот окончательные результаты:

 

Сенна                    1 час 50 мин. 46.570 сек

Хилл                      +1 мин. 23.199 сек

Прост                    + один круг

Херберт                + один круг

Патрезе                 + два круга

Барбацца               + два круга

Категория: Кристофер Хилтон «Ayrton Senna: Incorporating the Second Coming» | Добавил: LiRiK3t (18.06.2012)
Просмотров: 707 | Теги: Кристофер Хилтон «Ayrton Senna: Inc
вход выход Created by SeldonSF