Меню сайта
Поиск по сайту
Номера журнала
Фотоальбомы
Разное
Друзья сайта
Продажа журналов
Пользователи
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Яндекс.Метрика

Индекс цитирования.

Глава 5 «Выжидательная тактика» (часть 2)

Деннис: «Донингтон – одна из наиболее удачно построенных в стратегическом плане гонок, где мы работали в полном взаимопонимании».

Рамирес: «После этой гонки Айртон чувствовал себя прекрасно. Она ему самому понравилась, он получил от нее настоящее удовольствие. Этой гонкой он будет говорить о себе всегда».

Сенна (в тот день): «Я не знаю, сколько раз мы останавливались для смены шин (мягкая улыбка). Я думаю, это, наверняка, рекорд для всех гонок. Вождение по мокрой и очень скользкой трассе требует огромных усилий, потому что ты с трудом чувствуешь машину, а тебе нужно вписаться во все виражи, и всегда есть опасность вылететь с трассы. Подобные условия создают шанс для риска, в данном случае мы рисковали умело, и он окупился сполна. После всего происшедшего я чувствую большое облегчение. Мне хотелось бы съездить домой и провести еще одну такую же вечеринку, как после гонки в Бразилии. Потом я, конечно, проведу еще одну неделю с больным горлом и буду принимать антибиотики, но мне все равно хотелось бы пройти через все это снова». – Впоследствии Сенна добавил: – «Эта гонка многое рассказала мне. Это было как раз то, что я хотел доказать самому себе». Брандл: «Гонка была просто потрясающей. Требовались не только высокая техника и крепкие нервы, но и хорошая голова».

Перенесемся опять в тот прохладный день в Эшториле, в январе 1994 года. Сенна размышляет: «Естественным стремлением гонщика, до тех пор пока он способен работать в команде, является стремление непрерывно учиться. Опыт только дополняет его искусство вождения, при условии, что он способен поддерживать свое движение к совершенствованию на определенном уровне. Считаю, что это относится почти к каждому году моей карьеры начиная с 1984 года. Я всегда шел этим путем, может быть, ко мне сказанное относится даже в несколько большей степени, но это не значит, что я шел быстрее, но – более последовательно, меньше подвергаясь ошибкам, постоянно размышляя и анализируя. Такой опыт позволяет тебе быть все время на шаг впереди и быть готовым сделать следующий ход в гонке».

Как в Донингтоне – три пит-стопа впереди?

В серый и сырой вечер 11 апреля 1993 года положение в чемпионате мира, вопреки всяким предсказаниям, сложилось такое: Сенна – 26 очков, Прост – 14, Хилл – 12. Вскоре, надеюсь, не показавшись бесцеремонным, я послал Сенне факс: «Мышление – это лучший спутник в пути».

Будет ли Сенна подписывать контракт с McLaren на остаток сезона? В Донингтоне он не хотел говорить об этом, продолжая придерживаться выжидательной тактики. Однако он начал оказывать давление на фирму Ford, которая заключала контракт с Benetton относительно снабжения его двигателями.

«Это какая-то нелепая ситуация, ведь Ford заключил контракт с нами. Единственный шанс у Ford выиграть Гран-при – это быть в союзе с командой McLaren. Benetton может выиграть гонку только в том случае, если вылетят Williams и McLaren. Ford уже имеет две победы в Гран-при и лидирует в чемпионате после трех гонок, и все это на машине, которая дорабатывается, и при двигателе, который, как выясняется, с минуты на минуту предполагается заменить на новую модификацию двигателя Ford».

Сенна продолжал оказывать давление в Имоле после того, как переговоры между Fordом, Benettonом и McLarenом провалились. Он обвинил Benetton в том, что они выдвинули запросы, которые были удовлетворены, а затем изменили свои условия. (В конечном счете усилия Сенны и команды увенчались успехом, и они получили двигатели к Британскому Гран-при в Сильверстоуне.) 

Он прибыл в Имолу из Бразилии в пятницу за пять минут до начала практических заездов. В практике его закрутило, закрутило его и в первой квалификации, вновь закрутило и во второй квалификации, но он все же сумел поставить свой McLaren во второй ряд. Опять гонка по мокрой трассе (четвертая из четырех). Хилл лидировал, но и его закрутило, далее лидировал Прост, а затем – Сенна, до тех пор пока после сорок второго круга у McLaren не «отказала гидравлика в конце прямой при скорости свыше 300 километров в час.

«Было очень мало места, но мне все-таки удалось остановить машину, а вскоре после этого у меня отказали все системы».

Победил Прост.

В Испании после квалификационных заездов Сенна оказался во втором ряду. После напряженных действий на первом повороте Прост захватил лидерство у Хилла, Сенна третий. Он не мог удержаться ни за одним из Williams. Шумахер, первоначально идущий следом, не смог удержаться за Сенной. Главной фигурой Гран-при стал Прост, преследовавший Хилла и обошедший его. Сенна шел третьим до сорок второго круга, когда у Хилла отказал двигатель. В конечном счете, Сенна унаследовал второе место и сохранил его, несмотря на задержку на пит-стопе.

«Я сделал пит-стоп, потому что задние шины были стертыми и грязными, что влияло на балансировку машины. Лучше остановиться и обезопасить себя, – хотя остановка оказалась необычной!»

Левое заднее колесо застряло, продержав его на стоянке 15,01 секунды.

«У меня было несколько серьезных моментов во время гонки. Двигатели взрывались передо мной два или три раза, и в последний раз мне всю маску залепило маслом. До конца оставалось еще пять-шесть кругов. У меня возникла проблема, как наблюдать за трассой. Я попытался очистить маску, но не смог добиться лучшей видимости. Шумахер усердно наседал, так что я просто старался остаться перед ним».

Прост – 34 очка, Сенна – 32, Шумахер – 14, Хилл – 12.

В Монако Прост отобрал поул-позишн у Шумахера. Сенна во втором ряду, но непосредственно позади Проста, несмотря на происшедший с ним несчастный случай.

«Это было вызвано наличием некоторых неровностей на выходе из тоннеля. Машина не смогла преодолеть их достаточно ровно, и я потерял управление. Произошла не просто авария – я повредил себе руку. Рука болела, но я особенно ощущал боль тогда, когда получал отдачу от колеса, например, когда я наезжал на бордюр».

На старте Прост тронулся чуть-чуть раньше появления зеленого света и захватил лидерство – за это он будет оштрафован десятисекундной остановкой.

«Оказалось, что рука создавала гораздо большие трудности, чем я мог предвидеть. Наложенный шунт сузил мне обзор. Когда я не смог попасть в первый ряд, я понял, что гонка будет трудной».

Его размышления: «Обдумал гонку предыдущей ночью. Я знал, что не смогу захватить лидерство. Мне необходимо было справиться со скоростью Williams, и я уповал на то, что качество их покрышек будет хуже, чем у меня. Прост взял преждевременный старт, возможно, охваченный отчаянным стремлением захватить лидерство на первом вираже, – результат давления, которое оказывал я на него, хотя и был позади. События развивались в мою пользу, но у меня был план, и я придерживался его».

Штраф, наложенный на Проста, осложненный двукратным глушением двигателя при попытке тронуться с места, отодвинул его на двадцать второе место. Выдержанный Шумахер уверенно лидировал, но на тридцать третьем круге отказала гидравлика. Сенна не сделал никаких ошибок в оставшейся части гонки и добился шестой победы на гонках в Монако. (Этот результат побил рекорд из пяти побед, одержанных отцом Хилла – Грэхэмом, между 1963 и 1969 годами.) У Сенны – 42 очка, у Проста - 37, Хилла – 18, у Шумахера – 14.

Мастерство Сенны было продемонстрировано в Канаде, в гонке по сухой трассе, где он не мог надеяться на такой же первый круг, какой показал в Донингтоне. Но это не умаляет сделанного.

 

Прост

Хилл

Шумахер

Патрезе

Бергер

Алези

Брандл

Сенна

 

При старте две колонны перемешались. Бергер мгновенно занял своим Ferrari середину трека, Алези расположил свой Ferrari позади Бергера. Шумахер не смог «чисто» стартовать. Все выстроились в одну колонну – Хилл, Прост, Бергер, Алези, Патрезе, Сенна. На первом повороте налево на 90 градусов Сенна пошел снаружи от Патрезе. Приблизительно в 50 метрах впереди начинал раскручиваться правый подковообразный вираж. Положение Сенны «снаружи» превращалось здесь в положение «внутри», но Алези и Патрезе, оба идущие по основной полосе, углубляющейся внутрь, перекрыли его. Картина такова: изгибающийся полосатый красно-белый бордюр и Сенна, полностью вытесненный на него всеми четырьмя колесами. Он сохранил свою скорость на бордюре, так что – в то время как Алези ушел вперед – Сенна пошел рядом с Патрезе.

Выходя из подковообразного виража, он был с Патрезе колесо в колесо, а затем обошел его. Быстро-быстро Сенна уцепился за Алези и преследовал его, стимул к борьбе возрастал. В шпильке он находился снаружи от Алези, и теперь уже они были колесо в колесо, почти касаясь друг друга на выходе из шпильки. На следующем повороте налево Сенна держался внутри, а Алези занимал середину трека. Сейчас их колеса находились так близко, что едва ли можно было рассмотреть просвет между ними. Сенна сразился с Алези на подходе к извилистому виражу, перед боксами, и ушел от него, стремление к борьбе еще больше возрастало. На втором круге оно вывело его уже на Бергера, Сенна обогнал Бергера в шпильке по внутренней части трека.

Уже далеко не в начале гонки Хилл сделал неудачный пит-стоп. Сенна стал вторым, впереди – Прост. Но когда оставалось семь кругов, не выдержало электрооборудование – машина неожиданно начала резко терять скорость.

Перед Французским Гран-при Сенна, наконец, подписал контракт с командой McLaren на оставшуюся часть сезона, но, как раз начиная с этой гонки, звание чемпиона мира стало все дальше ускользать от него. Победил Прост. Сенна – четвертый. У Проста – 57 очков, у Сенны – 45, у Хилла – 28, у Шумахера – 24. Сильверстоун «не прощает» ни одну машину с мощностью меньше, чем у Williams. Более того, команда McLaren столкнулась с проблемой слишком больших крыльев, что Сенна описывал как проблему устойчивости, но это же замедляло машину на прямых участках.

Прост тяжело стартовал в Сильверстоуне и оказался третьим, позади Сенны. Предпринимаемые тактические и встречные ходы стали откровенно опасными, машины делали резкие движения навстречу друг другу и в стороны на полной скорости. Был момент, когда Просту пришлось резко ударить по тормозам, чтобы избежать столкновения с McLaren. Я оказался свидетелем всего этого вместе с Найджелом Роубаком из «Автоспорта». Мы затаили дыхание. Роубак искал слова для выражения своих эмоций и не сразу нашел их. Наконец, он почти бессвязно пробормотал: «И все на какой скорости! На какой скорости! О, Боже!».

Существует грань между крайним устремлением задней машины вперед и отказом уступить ей эту борьбу. В данном случае гонщики почти переступили грань, чему мы были очевидцами. Общее облегчение наступило через несколько кругов, когда Прост решил, больше не рискуя, оставаться позади. Прост позже сказал Роубаку: «Было очень трудно, а иногда даже очень опасно, но более я ничего не хочу сказать. Нет смысла».

За один круг до финиша у Сенны кончилось горючее, он получил пятое место. У Проста – 67 очков, у Сенны – 47, у Шумахера – 30, у Хилла – 28.

В Германии Сенна также оказался максималистом. Прост опять неудачно стартовал. Хилл лидирует, за ним Шумахер. А Прост и Сенна спорили по-мужски при входе на первый извилистый вираж.

«Оба, и Ален и я, затормозили очень поздно. Не знаю, коснулись мы друг друга или нет, но мы оба вышли за допустимый предел. Я потерял управление и меня закрутило».

А Прост в свою очередь сказал: «Мы шли очень близко. Если бы я не ушел в сторону, мы бы соприкоснулись. Такое случается нечасто, но я считаю, что не стал бы поступать по другому в той ситуации».

После того, как его закрутило, Сенна уже двадцать четвертый, а ему нечего терять. Он устроил демонстрацию своих возможностей на Хоккенхаймринге и стал теперь другим Айртоном Сенной: выдержанный и тактичный по отношению к соперникам, дисциплинированный, выбирающий место для обгона. Никаких «зубодробительных» маневров, никаких выпадов, никаких попыток приблизиться к границе дозволенного. Совершенно другой Сенна по сравнению с тем, каким он был в Сильверстоуне. Ко второму кругу он уже двадцатый, к четвертому – пятнадцатый, к четырнадцатому – седьмой, к двадцать седьмому – шестой. Он сделал одну из предусмотрительных поздних остановок для смены шин:

«Машина вела себя странно, и я рисковал разорвать шину на скорости около 300 километров в час».

Ему пришлось утешиться, финишировав четвертым. Хилл должен был выиграть, но у него разорвалась шина за два круга до финиша. Первое место и десять очков достались Просту. Положение в чемпионате: Прост – 77 очков, Сенна – 50, Шумахер – 36, Хилл – 28.

Хилл победил в Венгрии. Сенна уверенно занимал вторую позицию до восемнадцатого круга, когда не выдержало электрооборудование.

«Я мог обойти Хилла на втором вираже, но решил сделать это при более осторожном сближении, потому что машина была на пределе. А очень скоро я начал испытывать проблемы с дроссельной заслонкой. Это влияло на мое управление машиной, на некоторых поворотах я чувствовал себя просто пассажиром. Попытался сделать некоторые переключения в электронике, но это вызвало пропуски зажигания в двигателе, а дроссельная заслонка стала вести себя еще хуже».

Две стороны натуры Сенны, проявившиеся в Спа. В интервью Джо Зоварду из «Автоспорта» Сенна сказал:

«Существуют области, где применима логика и где она не применима. Не имеет значения, как далеко ты ушел в понимании религии и религиозного опыта, есть вещи, которые нельзя логически объяснить. Мы всегда стремимся понять только то, что можем ощутить: цвета, осязание предметов, запахи. Если это находится вне подобного круга, это превращается в безумие. Я имел величайшую возможность испытать нечто за обычными пределами. И если однажды ты испытал это, то знаешь, что оно существует, и именно поэтому должен говорить об этом с другим».

Во время квалификации Lotus Алессандро Занарди потерял управление при прохождении виража Eau Rouge на скорости 150 миль в час (240 км в час), ударился о барьер, а затем, бешено пролетев по всей ширине трека, ударился о другой барьер, рассеяв по трассе обломки. Андретти своевременно притормозил, объезжая их. А идущий очень энергично Сенна на что-то наткнулся. Его сознание работало расчетливо и решительно:

«Я видел Майкла под углом 45 градусов к основной полосе. Мне некуда было уходить, и я знал, что не смогу полностью остановить машину. Поэтому я выбрал такой путь, который позволял избежать столкновения с машиной Занарди и обслуживающим персоналом трассы».

Сенна резко бросил свою машину в сторону, переднее правое колесо оставило черный след на треке. Двое, из оказывающих помощь Занарди, заметили Сенну и бросились прочь. Машина Сенны прошла всего лишь в нескольких сантиметрах от задка машины Андретти, ударилась в ограждение и остановилась в какой-нибудь паре метров от тех обслуживающих трассу людей, которые никуда не убежали. Восприятие профессиональным гонщиком случившегося совершенно отличается от реакции обычных людей.

«Когда я увидел, что с Занарди все в порядке, то совершенно выбросил этот инцидент из головы».

Судьи, однако, сделали выговор Сенне за то, что он не замедлил движение на желтые предупреждающие флаги...

На Бельгийском Гран-при Сенна не имел возможности применить свои умные тактические ходы. Все, что Сенна смог сделать и действительно сделал, так это изумительно стартовал из третьего ряда – обошел по наружной стороне Алези и Хилла, а на участке La Sourse даже был на втором месте, позади Проста. Хилл, однако, используя мощность двигателя Renault, на втором круге обогнал его на подъеме к виражу Les Combes.

Шумахер, «споткнувшийся» на стартовой линии из-за отказа некоторых систем, выправил положение и настиг Сенну, который впоследствии вспоминал:

«Первые несколько кругов были прекрасными, но потом я почувствовал, что не смогу поддерживать заданный темп. Я рано сделал пит-стоп для замены шин (тринадцатый круг), решив: это может улучшить мои шансы в борьбе с Шумахером».

Шумахер финишировал вторым, Прост – третьим, Сенна – четвертым. У Проста – 81 очко, у Сенны – 53, у Хилла – 48, у Шумахера – 42.

Чтобы осмыслить старт в Монце, где Прост уже имел возможность стать чемпионом, вам необходимо понять затруднительное положение Сенны. При сухой погоде на высокоскоростных трассах он вряд ли мог надеяться на соперничество с Williams, за исключением, пожалуй, такого случая, когда, используя свое мастерство, он получал первоначальное преимущество и захватывал лидерство.

Он сформулировал это для себя так: «Самыми существенными являются надежность, настойчивость и хороший старт». Единственной тактикой могло быть - отсиживаться сзади и ждать, что болиды Williams либо потерпят аварию, либо у них что-то выйдет из строя. Если же ничего подобного не произойдет, он, в лучшем случае, станет третьим. Но Айртону Сенне не присуще соглашаться с третьим местом в любом Гран-при еще до старта.

 

Прост

Хилл

Алези

Сенна

 

На этот раз Прост стартовал успешно. Алези пробился к Просту, Сенна занял положение позади Алези. Хилла вынудили разместиться справа, когда они направились к первому извилистому виражу. За сто метров до виража Алези приткнулся впереди Хилла, Сенна последовал за ним. На заходе в вираж Хилл и Сенна шли параллельно, Сенна с внутренней стороны. При повороте они коснулись друг друга. Сенна на какое-то мгновение оторвался от земли, он проскочил через вираж по газону, но сохранил двигатель работающим и присоединился к гонке уже десятым.

«Алези и я, обогнали Хилла, но он настойчиво пытался остаться на своем месте, на внешней стороне трека. Произошло почти столкновение, но я приземлился более-менее в нужном направлении».

На девятом круге он врезался сзади в машину Брандла.

«Мы оба поздно затормозили. Задок машины при торможении оказался слишком легким, и я просто не смог удержать его, а находился очень близко к Мартину».

Прост должен был победить, но почти на финише у него отказал двигатель. Утверждение чемпионского звания откладывалось до португальской гонки, где Прост получил свое, рассчитав все ходы и контрходы: он осторожно и не слишком настойчиво боролся с Шумахером за лидерство и выглядел вполне счастливым, финишировав вторым. Этого было достаточно. На начальном этапе гонки Сенна шел вторым, но его двигатель неожиданно «выдохся», что сопровождалось сильным взрывом:

«Я по-настоящему испугался, – говорил он потом, – так как в любой момент могла загореться машина».

В Португалии Прост объявил о своем уходе из Формулы-1, утверждая, что подобный шаг обдумывался им давно.

В Японии на Jordan дебютировал Ирвайн, хорошо выступил в квалификационных заездах и занял четвертый ряд. Сенна захватил лидерство и удерживал его до двадцать первого круга, когда он сделал пит-стоп для смены шин. Затем возвратил его себе при пит-стопе Проста. Гонка велась как по сухой, так и по мокрой трассе. Уже во второй половине ее Сенна на «мокрых» шинах приблизился к Ирвайну и Хиллу, ведущим борьбу за пятое место. Обошел Ирвайна (также на «мокрых» шинах) и уперся в Хилла. Ирвайн решил вернуть себе позицию, проскочил мимо удивленного и раздраженного Сенны, попытался поменяться местами с Хиллом. Борьба стала жесткой и нервозной. Сенна немного отступил, приготовился – и прорвался мимо Ирвайна, а также и мимо Хилла. Но раздражение в душе не рассеялось.

Он сделал пит-стоп для смены шин – незапланированная остановка. Были очень изношенные шины, и он знал, что не сможет удержать Проста (на втором месте) на последних кругах.

Сенна победил. Он сдерживал свой гнев во время телевизионной пресс-конференции, давая ему как бы медленно кипеть, хотя, конечно, нельзя было не почувствовать, что он возбужден.

«Я пережил немало неприятных моментов, связанных с поведением круговых, иногда просто очень непрофессиональным. Если ты лидируешь, у тебя не должно возникать таких ситуаций, когда тебе приходится кого-либо обгонять на двух, трех, пяти кругах. И, кроме того, если ты обходишь кругового, а круговой совершает ошибку, из-за которой ты замедляешься, и тот, кого ты уже обошел, вдруг начинает обгонять тебя, наращивая скорость, это ужасно непрофессионально поведение. Считаю, что против таких гонщиков должны приниматься меры».

С тем, что последовало далее, трудно примириться. Сенна явился в офис команды Jordan, чтобы разъяснить Эдди Ирвайну сложившийся в Формуле-1 этикет. По мере того как он говорил, его раздражение все нарастало, а тон его голоса все повышался. Он постоянно перемежал свою речь ругательствами. Гоночный азарт руководил им. Ирвайн довольно резко защищался, ни в чем не уступая и повторяя вопрос: «Разве я задел тебя? Разве я задел тебя хоть раз?». Конфликт достиг кульминации, когда Сенна ударил Ирвайна и был выведен из офиса.

Ударить другого гонщика – это вовсе не оборонительная позиция, как Сенна впоследствии станет утверждать. Просто этот случай наглядно иллюстрирует страстную защиту одним человеком того, что он считает честной игрой, защиту им правого дела от неправого – но столь страстную, что он сам себя вовлекает в неправое дело.

Спокойный сторонний взгляд на вышеизложенное излагает Марк Бланделл:

«В нашем спорте существуют само собой подразумеваемые нормы поведения. Например, когда лидер находится позади тебя, ты должен предоставить ему небольшой, но достаточный участок трека, для того чтобы он мог беспрепятственно тебя обойти. С другой стороны, у тебя есть своя собственная задача в гонке, особенно если ты также ведешь борьбу с какой-то из машин в то время, когда лидер приближается к тебе. И лидер был когда-то в твоем положении на определенном этапе своей карьеры. А потом, когда ты вернешься в боксы после гонки, менеджер команды не похвалит тебя за потерю времени на предоставление дороги лидеру».

– А что если он лидирует, а ты идешь намного быстрее и хочешь обойти его?

«В этом положении ты должен пошевелить мозгами, принять все во внимание, все взвесить, но в девяноста пяти процентах подобных случаев ты обязан обойти лидера раз ты действительно быстрее. Если ты просидишь у него «на хвосте» три или четыре круга, а на него никто не «давит», возможно, он сам уступит тебе дорогу, ведь ты только мешаешь ему. В чем неправ Ирвайн? Пока Айртон искал пути для обгона Хилла, Ирвайн воспользовался этой возможностью для обгона Айртона. Если бы Айртон просидел позади Хилла в течение пяти кругов и не мог обойти его, потому что, очевидно, не имел для этого достаточной скорости, то Ирвайн вполне мог решить, что ребята задерживают его, – и тогда все приняло бы иной оборот».

Рамирес как-то делился наблюдениями о гоночных способностях Сенны. (Андретти покинул Формулу-1 перед состязаниями в Португалии, давая возможность команде McLaren ввести своего третьего пилота – Хаккинена, переигравшего Сенну в квалификации-1 мин. 12,443 сек. против 1 мин. 12,491 сек.)

«Айртон имел способность сконцентрироваться не только на квалификационном круге, но на круг за кругом во всей гонке. Как я уже сказал, Мика оказался быстрее в квалификации в Португалии. Затем мы переехали в Японию, на трассу потруднее. Айртон там уже вернул преимущество в квалификации, хотя и Мика прошел хорошо – 1 минута 37,284 секунды против 1 минуты 37,326 секунды.

Айртон выиграл гонку, а Мика пришел третьим, но, смотрите, какая разница во времени между ними – более 25 секунд. После гонки Мика выглядел несколько подавленным. Я спросил его:

«Были какие-нибудь проблемы?». Он ответил: «Нет, машина вела себя прекрасно». Но по его настроению можно было понять: он ощущал, как далеко ему еще до Айртона, тот мог отлично пройти круг в квалификации, а затем проделать то же самое в гонке – круг за кругом, круг за кругом, – и в результате это превращалось в целые 25 секунд преимущества».

В Австралии Сенна занял поул-позишн по результатам первого квалификационного заезда – его единственный поул-позишн в том сезоне.

«Не будь движения на трассе, я мог бы показать и лучший результат. Кроме того, у нас возникла проблема с радиосвязью. Я хотел узнать, надо ли мне заправиться горючим. И, не получив ответа, стал кричать, особенно приближаясь к въезду в боксы. Позже я обнаружил, что у меня залипла кнопка, поэтому команда не могла мне ответить. В результате я не смог как следует сконцентрироваться и, следовательно, улучшить время».

Когда Сенна заговорил о случае с Ирвайном, глаза его загорелись:

«Ничто не оправдывает моего удара, и сам я себя не оправдываю. Но то, что произошло во время гонки, было абсурдно во многих отношениях. И никто ничего не предпринял и даже не обсуждал сложившуюся ситуацию ни во время гонки, ни после нее. Вот я и пошел поговорить с ним, а наткнулся точно на глухую стену. Этим-то он и вывел меня из себя. Ведь взаимное уважение очень важно для гонщиков. А он не только не хотел признать себя неправым, он даже думать не желал о произошедшем. И окружающие его люди оказались не на высоте – они были пьяны и стояли рядом с ним с довольно циничным видом. Да когда по трассе идет лидер, даже если ты чемпион мира, ты должен уступить ему дорогу. Это норма поведения среди гонщиков, и так было с самого начала моего участия в гонках».

(Вспомним, что сказал Сенна перед Португальским Гран-при 1984 года, и зададим себе вопрос: почему он тогда, не претендуя на звание чемпиона мира, настойчиво утверждал, что не собирается уступать дорогу Ники Лауда? Ответ: в квалификации Сенна занял третье место, Лауда –одиннадцатое, так что Лауда просто не мог посягать на лидерство, а должен был пройти вперед через свободную часть трека. Мы знаем, что все эти годы Сенна по-разному вел себя во время гонок, но никогда, насколько мне не изменяет память, не препятствовал прохождению лидера, находящегося позади него...)

Часы перед стартом в Аделаиде, его последней гонке за команду McLaren, оказались для него невероятно тяжелыми.

«Мне постоянно приходилось сдерживать свои чувства, эмоции готовы были выплеснуться наружу. Последние полчаса это давалось с большим трудом. Так хотелось сделать все как можно лучше и для команды, и для себя. Мне необходимо было выиграть гонку. Вот почему я особенно нуждался в контроле над собой».

Рамирес – который также очень волновался и постоянно подходил к Сенне перед стартом, – рассказывает: «Да, мне было грустно. Я старался думать о том, что все это в последний раз, и сказал ему, что прощу его, если он нынче выиграет».

Когда до старта оставалось не более пяти минут, Сенна начал усиленно сосредоточиваться, отбрасывая все лишнее. Он сидел в машине на стартовой решетке, глаза устремлены только вперед. Голова его раскачивается из стороны в сторону, увлекаемая движением вокруг машины, – механики делают последнюю тонкую настройку. Подошел Рон Деннис, чтобы убедиться, что все в порядке. Кажется, глаза у Сенны все-таки покраснели...

Фактически он лидировал на протяжении всей гонки. А пит-стоп сделал на шесть кругов раньше, чем Прост. Повторю сказанное в Донингтоне Роном Деннисом: «Мы наблюдали еще одну стратегически очень хорошо проведенную гонку, где вся команда работала слаженно и внесла большой вклад в победу».

Сенна выиграл Австралийский Гран-при с преимуществом перед Простом в девять секунд. Он спустился по пит-лейну, держа государственный флаг Бразилии, и сделал круг почета. Цепочка из обслуживающего персонала трассы удерживала толпу зрителей на краю трека, пока он в последний раз заезжал в бокс команды McLaren. Там его ожидал Деннис. Сенна выбрался из машины, и они обнялись. Теперь команда McLaren имела на своем счету больше выигранных гонок, чем команда Феррари: 104:103. Сенна обошел членов команды McLaren, пожал каждому руку, дружески похлопал Хаккинена. В любое мгновение могли появиться слезы.

«Самое важное – сохранить все хорошее и помнить о счастье, которое мы сообща разделяли. Я с вами провел потрясающее время. Рекорд говорит сам за себя. Да и другие результаты, и чемпионские звания. Я чувствовал к себе уважение со стороны людей, с которыми я так долго работал. И сам также испытываю огромное уважение к ним. У меня остаются здесь друзья. Думаю, что лучший результат всякого дела – это приобретение друзей».

А теперь постскриптум, предшествующий событиям в Аделаиде.

Бланделл задумал покинуть Ligier, а так как возвращение Проста в команду McLaren оставалось под вопросом, он решил посоветоваться с Сенной, не попытать ли ему счастья.

«Айртон летел в Австралию на том же самом самолете, что и я. Мы прогуливались по салону и беседовали в течение 35-40 минут. Я выспрашивал и выспрашивал его о том, как мне следует воспользоваться сложившейся ситуацией. Он оказал мне очень большую помощь. (Бланделл стоял перед выбором постараться попасть в команду McLaren, риску я стать в ней третьим пилотом, если Прост действительно вернется, - снова тест-пилотом – или попытаться перейти в другую команду, где бы он мог занять место основного пилота.)

Известно, что Айртон – выдающийся гонщик. Но он также обладает незаурядным умом. Придет день, когда он окончательно расстанется с рулем и займется на все сто процентов бизнесом, где, полагаю, приобретет серьезное влияние. Айртон всесторонне обдумал мою ситуацию, взвесил, устроил ли бы я Рона Денниса, и выразил мнение, что у меня есть шансы стать пилотом команды McLaren: Рон знал меня по тестам 1992 года, видел, как я работаю. Айртон подчеркнул, что положение Проста всегда будет предпочтительнее, и он учитывает это. Но если триумфальный шум вокруг Проста утихнет, то и мои шансы резко возрастут. Я искренне признателен ему за поддержку». 

Просмотров: 764 | Теги: Кристофер Хилтон «Ayrton Senna: Inc

вход выход Created by SeldonSF