Меню сайта
Поиск по сайту
Номера журнала
Рубрики журнала
Фотоальбомы
Разное
Друзья сайта
Продажа журналов
Пользователи
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Яндекс.Метрика

Индекс цитирования.
Главная » Статьи » Разное » Кристофер Хилтон. "Михаэль Шумахер. Его история"

Глава 10. Непобедимый (часть 1)

Глава 10. Непобедимый

 

Борьба за титул 2002 года принесла еще более бескомпромиссный результат, чем в предыдущем сезоне. Бескомпромиссный или, скорее, абсурдный — уж простите меня за это слово. Bce решилось уже 21 июля в Маньи-Куре. Гран-при Франции был 11-м этапом чемпионата из 17. Когда Шумахер, одержав победу в гонке, поставил точку в ответе на главный вопрос сезона, до его окончания оставалось не просто шесть гонок, а ешё целых три месяца!..

В 2002 году Михаэль повторил рекорд Фанхио: пять титулов.

С первого старта в Австралии в начале марта он зарядил свою беспримерную серию: победа, поул и третье место, победа, поул и победа, поул и победа, победа, второе место, победа, второе, победа, победа. И заметьте три вещи. По пути во Францию он не выиграл всего три гонки, но не опускался ниже третьего места (это случилось в Малайзии, где, после столкновения с Монтойей на первом круге, Михаэль вынужден был выбираться с 23-го места). Он завоевал всего три поул-позишн, а в Австрии, Монако, на Нюрбругринге и в Сильверстоуне стартовал даже не из первого ряда!

Шумахер и его F-2002 вышли на такой уровень, когда стартовая позиция уже не имела особого значения. Михаэль записал на свой счет всего лишь три быстрых круга за весь сезон. Наверняка мог записать и больше, если бы ехал в полную силу, но какой смысл! Он мог себе позволить свести риск в гонках до необходимого минимума.

Для наглядности приведем табличку, из которой видно, на каком из этапов чемпионата был завоеван титул:

 

1990 и 1991   Сенна         15/16

1992               Манселл    11/16

1993               Прост        14/16

1994               Шумахер   16/16

1995               Шумахер   15/17

1996               Хилл          16/16

1997               Вильнев     17/17

1998 и 1999   Хаккинен   16/16

2000               Шумахер   16/17

2001               Шумахер   13/17

2002               Шумахер   11/17

 

Таблица 4

 

Сезон стартовал довольно спокойно. Лука Бадоер и Лучано Бурти, два тест-пилота Ferrari, приступили к работе 8 января в Барселоне. Шумахер сел за руль 14 января во Фьорано. Подготовка к чемпионату началась. Новую машину, F-2002, Михаэль также опробовал во Фьорано в начале феврали, отметив, что она выглядит «весьма многообещающе».

Составы ведущих команд:

BAR:  Вильнёв, Панис

Ferrari:  Шумахер, Баррикелло

McLaren:  Култард, Райкконен

Renault:  Трулли, Баттон

Williams:  Р. Шумахер, Монтойя

В Мельбурн команда повезла прошлогоднюю модель, за рулем которой в первый тренировочный день, только Шумахеру и Баррикелло удалось выйти из 1:27. Росс Браун на это заметил: «Разумеется, другие команды работают с новыми моделями, которые могут быть лучше нашей, но я уверен в нашей конкурентоспособности».

Баррикелло завоевал поул, переиграв Шумахера, который сказал: «Круг, по которому была определена моя стартовая позиция, мог быть и получше, но я слетел на траву», добавив с изрядной долей юмора и самокритики, что сцепление на траве оказалась на удивление неважным.

Старт получился хаотичным, в первом повороте произошел завал, начатый Ральфом и Рубенсом. «Я не видел ничего, — сообщил Шумахер, — кроме того, что повсюду летали машины». Главным его соперником в этой гонке оказался Хуан-Пабло Монтойя (Williams). На финише их разделили почти 20 секунд.

Австралия: первый ряд, 1 место, 10 очков. Следующий: Монтойя, 6 очков.

К Малайзии Ferrari также использовала старые машины, в пятницу Михаэль был третьим, а в субботу взял поул, отметив: «Возможно, я мог проехать и быстрее, если бы подождал до самого конца сессии. Но мы решили стартовать раньше, посчитав, что это самый удобный момент, чтобы избежать трафика».

Монтойя стартовал рядом с ним. На финише Шумахер был третьим, а гонка не обошлась без споров: Шумахер и Монтойя пободались в первом повороте. «Хуан мог бы оставить мне побольше места, но он решил этого не делать, и мы столкнулись. Это гонки!» Победил Ральф.

Малайзия: поул, 3 место, 14 очков. Следующий: Монтойя, 12 очков.

По слухам, Шумахер жёстко настаивал на том, чтобы в Бразилии ему привезли новую машину. Спустя два дня после Гран-при Малайзии ее впервые опробовал Баррикелло, накрутив в Барселоне 78 кругов. Ещё через два дня Шумахер проехал 70, а затем провел имитацию гонки, пройдя 85 кругов. Сомнений в скорости и надежности F-2002 не осталось. Машину отправили в Бразилию. В пятницу Михаэль был пятым («мы продолжаем процесс изучения»), а в субботу добыл себе место в первом ряду (поул взял Монтойя). Шумахер выиграл гонку, хотя Монтойя вел с ним борьбу на равных. Колумбиец пытался провести атаку на выходе из первой связки, но Шумахер жестко пресёк эту попытку. Ferrari грозно двинулась поперек трассы, отбивая атаку Williams. Хуан-Пабло не отступил и лишился переднего крыла. Ему пришлось ехать на пит-стоп, и после гонки он не скрывал своего неудовольствия, тем более что Михаэль избежал наказания. Монтойя пообещал в будущем ему это припомнить. Браун призвал к порядку, а Михаэль был краток: «Я занял внутреннюю траекторию, оставив ему внешнюю».

Бразилия: первый ряд, 1 место, 24 очка. Следующий: Р. Шумахер, 16 очков.

В Имоле все было просто. Ferrari впервые в сезоне привезли на гонку две новые машины. Шумахер показал лучшее время под дождем в пятницу, в субботу переиграл в борьбе за поул Баррикелло, «который давил на меня очень сильно. Выходя на старт этого Гран-при, я становлюсь человеком, который провел за рулем Ferrari больше гонок, чем кто-либо иной. Для меня это значит многое, потому что отражает существующее между нами взаимное доверие».

В гонке у Шумахера соперников не было, Баррикелло уступил ему почта 18 секунд. «У меня много причин гордиться сегодняшним результатом. В прошлом году нам здесь не повезло, и сегодня я вернул тиффози должок. Для меня эта гонка имела особое значение, и я доволен тем, как она сложилась. И правильно, что на подиум поднялся Рори Берн. Это уникальный человек, преданный своему делу, исключительная личность. Мы не ожидали, что будем так доминировать. Bridgestone создала шины с более стабильными характеристиками, и, хотя для победы важна каждая деталь, сегодня цель достигнута во многом благодаря шинам. Мы поднимем за победу бокал шампанского, но сезон только начинается, и мы уже думаем о следующей гонке в Испании, подготовку к которой начнем на тестах во вторник».

Сан-Марино: поул, 1 место, 34 очка. Следующий: Р. Шумахер, 20 очков.

Испанский этап тоже сложился просто. Лучшее время и в пятницу, и в субботу (второй — Баррикелло), и Михаэль «наслаждался этой сессией и сражением с Рубенсом. Это был вызов, ведь он оказался быстрее в первых двух попытках. Я даже посмотрел его промежуточные результаты, чтобы понять, где надо прибавить. Иногда тебе кажется, что ты идешь в полную силу, но напарник доказывает, что это не так».

Шумахер вышел на старт на запасной машине (на боевой отказала гидравлика) и заявил: «Хоть я все время и лидировал, скучать мне не пришлось». Он имел в виду поединок за пятое место, который и конце гонки прямо перед ним вели Френтцен и Фелипе Масса (Sauber). В этой гонке Шумахер не уступил лидерства ни на круг — даже когда проводил оба своих пит-стопа.

Испания: поул, 1 место, 44 очка. Следующие: Монтойя, 23 очка.

А вот Австрия встряхнула Формулу 1. Случилось нечто необычное: Рубенс Баррикелло, стартовав с поул-позиции, лидировал, великолепно проводя гонку, а Шумахер шел вторым. Пит-стопы не изменили порядок в гонке, Баррикелло выкладывался по полной. Но на выходе из последнего поворота бразилец неожиданно сбросил темп, как ему было приказано по радиосвязи, и пропустил Шумахера вперед. Разрыв между ними на финише (0.182) уже не имел никакого значения…

Реакция последовала жесткая. Свист с трибун заглушил поздравления, которые на подиуме принимал Шумахер. Публика, пресса, миллионы телезрителей во всем мире были готовы вознести проклятья в адрес Ferrari. И тот факт, что Шумахер не сразу занял место на верхней ступеньке подиума, оставив его для Баррикелло, стал своеобразным жестом признательности напарнику.

«Я не рад этой победе, — сказал Михаэль. — Я наслаждался гонкой, но не последней сотней метров. Только в самом конце мне по радио сообщили, что Рубенсу предложено пропустить меня вперед. Знаю, это очень непопулярное решение, но представьте, если для победы в чемпионате мне не хватит именно этих очков! Команда будет выглядеть просто глупо».

До австрийского этапа положение в чемпионате выглядело так: Шумахер — 44 очка, Монтойя — 23, Ральф — 20, Баррикелло — 6 (шестое место). Если бы Рубенсу дали победить, положение в чемпионате выглядело бы так: Шумахер — 52, Монтойя — 27, Ральф — 23.

Командные установки не раз определяли судьбы гонок, хотя и не все команды пользуются подобными методами. У многих официально отсутствует деление на первый-второй номера, и гонщики ведут соперничество друг с другом. Естественно, командная тактика приводит к спорам и вызывает протесты и проклятия со стороны тех, кто, не понимая сути спорта, считает, что нарушаются этические законы. Быть может, лучше других суть конфликта описал Фрэнк Уильямс, который заметил, что в воскресенье на протяжении полутора часов Большие Призы — это спорт. В остальное время — бизнес. На карту поставлено куда больше, чем национальные интересы. Гонки Гран-при — это победы. Второе место здесь считается поражением, а главное (хоть со мной и не согласятся многие пуристы) — это титулы, личный и командный. Вот почему команды контролируют действия своих гонщиков, стремясь сохранить шанс на победу в чемпионате. Ну а поскольку гонщики теперь сотрудники команд, последние имеют все законные основания указывать им, что и как надо делать.

Суть критики, обрушившейся на Ferrari в Австрии, заключалась в том, что у команды не было большой нужды заботиться о своих шансах на титул в столь ранней фазе чемпионата. Ну а если там считали иначе, не было никакой нужды действовать настолько вульгарно и тупо, что это вызвало протесты публики и нежелание телезрителей продолжать смотреть такие гонки.

Но некорректно рассуждать в таких ситуациях о нарушении олимпийских принципов, ведь команды могут резонно ответить, что Большие Призы — это не Олимпиада…

Ferrari уже много лет принадлежала транснациональному концерну Fiat, и хотя многие считают Италию страной эмоций, некоторые дальновидные люди в руководстве Fiat, включая и Монтедземоло, не забывают напоминать, что Ferrari давно уже вышла на самофинансирование (благодаря поддержке спонсоров и прибылям от продаж своих автомобилей).

Как раз летом 2002 года Fiat, испытывающий серьезные финансовые трудности, продал 32 % акций Ferrari инвестиционному банку за миллиард долларов, а этот банк продал 10-процентный пакет другому банку за 300 миллионов. Речь идет о глобальном бизнесе, и мало кто может сомневаться в том, какое значение для этого бизнеса имеет победа в чемпионате Михаэля Шумахера.

Итог дискуссии подвел Росс Браун, сообщивший, что в начале сезона «мы попросили гонщиков не соперничать друг с другом в гонках. Такова природа Формулы 1».

Ну а пока 12 мая 2002 года Михаэль Шумахер предстал перед журналистами на послегоночной пресс-конференции. Обычно эти мероприятия проходят в столь рутинной обстановке, что иногда можно спутать их с кукольным спектаклем. Но на сей раз Шумахеру пришлось защищаться, и на последние три вопроса ответа он так и не дал. Вопросы звучали так: «Ты не считаешь, это спортом? Ты предпочитаешь побеждать как лучший гонщик или как гонщик, имеющий лучшие контрактные условия? Если это командный вид спорта, зачем нужен личный чемпионат?»

Думаю, Шумахер, трижды произнесший «no comments», в этих обстоятельствах вел себя с исключительной выдержкой, тактом и достоинством, поскольку это не он просил команду об установлении порядка пересечения финиша. Его уведомили  о решении, принятом компанией, а это значит, ему было указано  ехать вперед, когда Баррикелло уступит ему дорогу. Он должен был отказаться? Можно ли представить себе сотрудника, отказывающегося исполнять приказ в компании, вкладывающей в победу 200 (или сколько там?) миллионов, когда от результата зависит судьба стольких людей, когда в Fiat все это включено в калькуляцию, кто решится рискнуть поражением в чемпионат из-за недобора одного очка? Какие последствия будет иметь такое непослушание?

«Рубенс, — сказал Шумахер, — поработал отлично и переигрывал меня на протяжении всего уик-энда».

Австрия: второй ряд, 1 место, 54 очка. Следующий: Монтойя, 27 очков.

В Монако он квалифицировался третьим, а финишировал вторым, вслед за Култардом. «Я гнал до самого финиша, потому что в Монако ни в чем нельзя быть уверенным до самого конца, но Дэвид ехал отлично и не оставил мне ни единого шанса».

Монако: второй ряд, 2 место, 60 очков. Следующие: Р. Шумахер, Монтойя, по 27 очков.

Монтойя стартовал с поул-позиции в Канаде, Шумахер — рядом. Михаэль избрал на гонку стратегию с одним пит-стопом, Баррикелло и Монтойя запланировали по два. Шумахер преследовал эту пару до их первой остановки. Монтойя подхватил у него лидерство, когда Шумахер свернул в боксы на 38-м круге, и шел первым до своего второго пит-стопа. Затем он бросился в погоню за Михаэлем и начал его нагонять, но на 57-м круге на Williams колумбийца испустил дух мотор BMW.

 

«Я держал высокий темп, зная, что Монтойя шел с двумя остановками, и не мог позволить себе расслабиться, пока не оказался впереди после его второго пит-стопа».

 

Это была 150-я победа Ferrari, и Шумахер, которому рукой было подать до пятого титула, невольно вошел в историю. Он назвал Хуана Фанхио, рекорд которого по количеству титулов должен был вот-вот повторить, «несравнимым. Я с огромным уважением отношусь к его достижениям и считаю, что наши результаты и близко не стоят к тому, что сделал он».

Канада: первый ряд, 1 место, 70 очков. Следующие: Р. Шумахер, Монтойя, по 27 очков.

По иронии судьбы Гран-при Европы на Нюрбургринге сложился очень удачно для Рубенса Баррикелло. Бразилец лидировал от старта до финиша, Шумахер на протяжении практически всей дистанции держался у него за спиной. «Почему Рубенсу не сказали пропустить меня вперед? Потому, что ситуация здесь совсем не такая, как в Австрии. Сейчас наши позиции намного прочнее».

И Тодт, и Браун подтвердили, что так же считает и команда, но накануне слушаний в FIA по поводу австрийской истории Росс Браун уточнил: команда и далее в случае необходимости будет задавать гонщикам свои установки.

Европа: второй ряд, 2 место, 76 очков. Следующий: Р. Шумахер, 30 очков .

Всемирный совет, заседавший в Париже, изучил все обстоятельства дела и не нашел оснований для наказания Ferrari, исключая сцену на подиуме, когда Баррикелло вытолкнули на верхнюю ступень. За этот жест команда была оштрафована на полмиллиона долларов с формулировкой «за нарушение процедуры награждения».

В Сильверстоуне Шумахер квалифицировался третьим. Поул завоевал Моитойя, и он же лидировал, пока не пошел дождь. Участники гонки бросились «переобуваться», и из двух шинных компаний лучше к такой ситуации оказался подготовлен Bridgestone. Браун принял решение поставить из машину Шумахера промежуточную резину. На таких шинах Михаэль мог двигаться на несколько секунд с круга быстрее, чем Монтойя, и на 16-м круге лидер сменился. Гонка была сделана (если не считать того, что Баррикелло из-за проблем на формирующем круге вынужден был стартовать последним и и итоге пробился на второе место)! На очереди была Франция.

Великобритания: второй ряд, 1 место, 86 очков. Следующий: Баррикелло, 32 очка .

Между гонками в Сильверстоуне и Маньи-Куре Михаэль занимался доводкой Ferrari во Фьорано. За день он наездил 107 кругов, показав на одном из них 57.47 секунды — на 0.8 лучше его же собственного рекорда трассы. Он сказал, что хочет «как можно скорее сбросить с плеч тему борьбы за чемпионский титул». Для этого Шумахеру надо было победить в Маньи-Куре при условии, что Монтойя и Баррикелло не поднимутся выше третьего места.

Михаэль готовился стартовать из второго ряда в паре с Баррикелло (поул вновь у Монтойи) и говорил о видах на гонку очень осторожно: «Думаю, борьба будет намного более плотной, чем в последних гонках»

Любая гонка, в которой решается судьба чемпионского титула, содержит элементы драмы. Знаковыми могут оказаться любые мелочи. Когда пелетон отправился на формирующий круг. Рубенс Баррикелло остался на стартовом поле. Его машина стояла на домкратах: механики не смогли запустить двигатель! Рубенс так и не смог стартовать и выбыл из борьбы.

Когда погасли огни светофора, Монтойя красиво ушел со своей позиции, удержав позади Михаэля. Райкконен шел третьим. Шумахер насел на Монтойю, и, пока они сражались между собой, Кими терпеливо ждал случая оставить позади обоих. Затем Хуан-Пабло немного оторвался, и гонка перешла в стадию стратегической борьбы, а дальнейшее выяснение отношений было отложено до первого из трех пит-стопов.

Монтойя провел его на 24-м круге (8.4 секунды). Шумахер пару крутов атаковал (1:15.3, затем 1:15.4 против 1:15.9 у Монтойи, вернувшегося в гонку), затем и сам ушел в боксы. Когда он возвращался обратно (простояв те же 8.4 секунды), колумбиец как раз начинал разгон по главной прямой. В стремлении выскочить на трассу впереди соперника Михаэль чуть наехал на сплошную белую линию, определяющую коридор для выезда с пит-лейн от трассы. Ему удалось удержаться впереди Монтойи и немного уйти вперед, но спустя 10 кругов судьи наградили Шумахера штрафным проездом по пит-лейн за нарушение правила белой линии. Теперь он был третьим после Монтойи и Райкконена.

По словам Михаэля, он посчитал, что все кончено и титулу придется подождать до следующего этапа, который должен пройти в Германии. Но гонка продолжалась, и он начал атаковать Райкконена больше из тактических соображений. Ему нужно было, чтобы перед вторым пит-стопом Кими оказался позади, а Михаэль получил возможность повторить тактический прием, который он использовал в момент первого пит-стопа: прибавить скорость, сделать запас по времени, чтобы вновь стать лидером гонки. Кими оказал сопротивление.

Вторая серия пит-стопов. Монтойя — 11.6 секунды, Шумахер заехал в боксы через 5 кругов — 8.8 секунды. Затем провел пит-стоп Кими — 8.7 секунды и вернулся на трассу непосредственно перед Михаэлем. Что только ни делал Шумахер чтобы обойти самого флегматичного из финнов, — все тщетно! Однако у Монтойи возникли проблемы с балансом шасси, и он, отставая, шел теперь лишь четвертым.

Шумахер «немного перевел дух, а кругов за десять до финиша возобновил свои атаки». На 63-м круге из 72 он подтянулся к Кими вплотную, а тот вошел в шпильку «Аделаида» слишком глубоко, соскользнув на масле, только что оставленном Аланом Макнишем (Тоуота). Пока Кими отлавливал свой McLaren, Шумахер вышел вперед.

«Когда я увидел, что у него проблемы, насторожился сам, — рассказывал Михаэль. — Это позволило мне изменить траекторию». Был еще один напряженный момент, когда выяснилось, что он опередил Кими в зоне действия желтых флагов, но его за это не наказали.

Последние круги были «худшими в моей жизни, потому что я понял: судьба чемпионского титула вновь у меня в руках. На мои плечи давил огромный груз — я не должен был допустить ошибку».

Он ее и не допустил. «Пересекая линию финиша, я испытал взрыв эмоций, лишний раз прочувствовал, что все это для меня означает, насколько я люблю этот спорт».

Франция: первый ряд, 1 место, 96 очков. Следующий: Монтойя, 34 очка.

В паддоке на него были нацелены все микрофоны, Михаэль с непроницаемым взглядом признался, что не знает, что и сказать, так его переполняют эмоции.

L'Equipe выразила суть момента весьма удачно, поместив на передовицу фотографию Шумахера, восторженно вскинувшего вверх руки с заголовком:

 

«Только он и Фанхио».

 

Не хотел бы опускаться до сопоставлений», — ответил Шумахер, когда кто-то вспомнил Фанхио. За него это сделали другие. Ники Лауда назвал Шумахера величайшим гонщиком всех времени и народов.

Остаток сезона Михаэль мог провести спокойно, не напрягаясь, готовясь к новому чемпионату, но в этом случае он не был бы Шумахером. Вот факты: победа в Германии, второе место в Венгрии, первый в Бельгии, второй в Италии и США, первый в Японии. Ещё ни одному гонщику не удавалось подняться на подиум во всех гонках сезона! Одиннадцать побед это тоже был рекорд. Предыдущий, девять побед, Михаэль (1995, 2000, 2001) делил с Найджелом Мэнселлом (1992). По количеству набранных очков (144) он превзошел самого себя (123 в предыдущем сезоне). Отрыв по очкам от ближайшего соперника, Баррикелло (67), также был новым рекордом. Предыдущий (58 очков) тоже принадлежал Шумахеру. Он начал сражаться с самим собой!

На счету у Михаэля было 64 победы против 51 у Проста. Он заработал 945 очков против 798.5 у того же Проста. Добыл 50 поул-позиций всего на 15 меньше, чем Сенна. Больше того, победив во Франции, он сказал: «Я не чувствую, что достиг в своей жизни всего, и каждую гонку по-прежнему воспринимаю как новый вызов».

Таким будет его подход к гонкам и в следующем, 2003 году. Накануне регламент подвергся значительной перетряске, и это сделало попытку Шумахера побить рекорд Фанхио более интересной. Квалификации предстояло проходить за одну попытку и с баком, заправленным в расчете на гонку. Изменена система начисления очков. Новая схема 10-8-6-5-4-3-2-1 осложняла возможности уйти далеко в отрыв. Командная тактика поставлена под запрет. Электронные системы запрещены начиная с этапа в Силверстоуне. Росс Браун, просматривая новый регламент, заметил, что в нем не было «ни капли фаворитизма по отношению к Ferrari. Ни одного решения в наших интересах! Мы доминировали в Формуле 1, собрали у себя все в кучу, научились работать как надо — и все это перевернуто с ног на голову».

И все-таки Ferrari F2003-GA на презентации выглядел очередным шагом вперед. Весна в этом году пришла в провинцию Эмилия-Романья раньше, чем в более северные районы, и долгожданное солнце прогрело Маранелло задолго до старта сезона. Это обычный итальянский поселок, но здесь во всем чувствуется дух Ferrari, а не менее половины открытых здесь магазинчиков предлагают хоть что-то на память о Ferrari. Здесь даже клумбы в некоторых садиках сооружены из старых гоночных шин.

Представьте себе обширное поле, слева от которого притулились дома старой постройки (там расположен и офис Феррари), за которыми скрыта испытательная трасса и заправка Shell, а справа огромная современная постройка, что-то вроде конференц-центра. Перед зданием как бы случайно припаркована пара Ferrari Enzo, и в какой-то момент ты начинаешь сознавать, что эти машины, которые редко где в мире встретишь (и каждая представьте! стоит по миллиону долларов), строят именно здесь.

Этот вид задаст общее настроение всему визиту. Все, что происходит в течение ближайших двух часов, организованно четко, слаженно, буквально по минутам. Когда ты проходишь мимо Enzo, понимаешь, что припаркованы они здесь не случайно, четко выровнены по линии и оба (разумеется) красного цвета. Вместе с тем, в обстановке мероприятия присутствует нотка грусти: в январе скончался Джанни Аньелли, глава Fiat и горячий поклонник автоспорта.

Внутри конференц-центра настоящий театр со сценой, на которой, укрытая красным покрывалом, установлена машина. Здесь же и актеры, облаченные в униформу Ferrari: Тодт и Браун (который обращается к аудитории по-итальянски). Берн и моторист Паоло Мартинелли. Жан Тодт сказал короткую речь, после чего помост с машиной начал медленно поворачиваться. Вспыхнули два проектора, и на сцене появились изображения вздыбившегося Жеребца — они поворачивались с той же скоростью, что и машина.

Шумахер и Баррикелло под аплодисменты сняли покрывало и вот перед нами новая машина. Берн:

 

«В прошлом году я предсказывал, что F2002 станет лучшей машиной Ф1 в истории Ferrari, и она действительно принесла нам выдающиеся успехи. F2003 мы пока не обкатывали, но заложенные в нее параметры достигнуты или даже превышены, так что я не сомневаюсь: лучшим из Ferrari станет F2003-GA».

 

Затем прессу разделили на языковые группы, и ведущие специалисты по очереди предстали перед каждой, дав возможность всем задать свои вопросы. Первым с англоговорящей прессой пообщался Жан Тодт, и тем, кто хорошо представляет себе степень политизированности Формулы 1, без труда могут себе представить характер этой беседы.

 

Задумываетесь ли вы о том, что Шумахер может обойти Фанхио и, возможно, побить достижение Айртона по количеству поулов, установив невиданные доселе рекорды?

«Нам нравится гонщик, мы его любим, мы любим команду — и это хорошая комбинация. Думаю, он никогда не будет выступать за другую команду, и до тех пор, пока он будет хотеть гоняться в составе Ferrari, мы с гордостью будем работать с ним.

Но как вы считаете, он превзойдет Фанхио?

«Ну…»

 

Зашел разговор о том, насколько подходят Михаэлю изменения в регламенте.

 

«Мы принадлежим маленькому миру под названием Формула 1, — сообщил Тодт и добавил: — Теперь, когда больше зависит от гонщика, единственный, кто может проявить себя лучше, это Михаэль. Думаю, изменения не окажут прямого эффекта, ведь если вы гоняетесь в Формуле 1, то, уверен, можете справиться и с меньшим количеством вспомогательных устройств. Когда я вижу, как Михаэль работает за рулем (показывает как), я всегда прихожу в восторг, потому что знаю, что он идет на пределе…»

 

Затем очередь Брауна. Он в хорошей форме. «Вам понятен мой итальянский?» — уточняет он.

На что следует чей-то ответ: «А вам?»

«Нет!»

По аудитории прокатывается волна смеха.

 

«Мы не можем предвидеть, как сложится этот сезон, мы можем только работать, не покладая рук. Несколько неприятно, что об изменениях в регламенте было объявлено всего за пять недель до начала сезона, потому что инженеры предпочитают определенность. Но если эти изменения пойдут на пользу Формуле 1, мы их только приветствуем! Пока же мы знаем, что перед нами встают новые задачи. Что же касается водительских «примочек» — Михаэль точно не станет жаловаться по поводу их отсутствия».

 

Теперь черед Рубенса Баррикелло. Он весь просто светится, закатывает глаза от удовольствия, когда речь заходит о машине. Он увидел ее впервые лишь накануне вечером и рассказывает о своих впечатлениях, смешивая слова из разных языков.

Очередь Шумахера: знакомое лицо, знакомая поза, знакомые интонации и привычная осторожность в высказываниях. Он облачен в гоночный комбинезон, застегнутый до шеи: все спонсорские наклейки точно на своих местах.

 

Ты с восторгом отзывался о прошлогодней модели, но эта — нечто особенное, согласен?

«Да. Нечто особенное, верно».

Удивило ли тебя, что команда сумела сделать столь значительный шаг вперед по сравнению с прошлым сезоном, который многие считают безупречным?

«Значителен этот шаг или нет, еще предстоит доказать. Меня удивило, что они сумели внести столько изменений — разумеется, во имя улучшения. И сделали это с легкостью. Для меня это нечто поистине особенное, хотя и прошлый сезон был в этом смысле великолепным».

Михаэль, Лука (Монтедземоло) говорил об эмоциях, которые вызывает церемония презентации Ferrari. Ты в этой команде уже много лет. Что на тебя производит самое большое впечатление, когда ты видишь Ferrari?

«Ну, я имел удовольствие видеть эту машину уже вчера вечером, и это нечто необычное, ни с чем не сравнимое. Но сегодня невозможно забыть о кончине Джанни Аньелли, это ощущается во всём: никаких шумных восторгов, наоборот, эмоции слегка приглушены в знак уважения. Я горд тем, что близко знал Джанни Аньелли. Мы работали вместе, и я пользовался его поддержкой».

Ты видел машину. Насколько реально бороться за победу в чемпионате за рулем этой машины?

«Бессмысленно сейчас задаваться подобным вопросом. Мы начнем сезон со старой машиной — а это отличная машина, — с первых гонок мы сможем заработать важные очки. Потом подоспеет новая машина и, надеюсь, позволит нам сделать новый шаг вперед. Вы могли заметить (по предсезонным тестам), что результаты стали плотнее, чем многие себе представляли. Можно ожидать, что в любой момент подтянется McLaren с Mercedes и новой машиной, так что очень важно поработать как следует, чтобы иметь возможность по-прежнему бороться за первые места».

Ты в шаге от преодоления рекорда Фанхио. Жан Тодт был очень дипломатичен, когда мы спросили его об этом. Ты можешь побить вообще все рекорды. Иногда ты говоришь, что это не имеет для тебя значения, иногда — что это очень важно. Что ты на самом деле думаешь об этом?

«Это не является для меня самоцелью, но я чувствую, что могу побить этот рекорд. Для меня намного важнее продемонстрировать уважение команде и результатами ответить на их напряженную работу».

И ты совсем не задумываешься об этом, даже когда остаешься один?

«Я горжусь тем, что мне удалось достичь, но если вы думаете, что я делаю подобные сравнения, то это не так!»

 

Я задавал вопросы, совершенно не желая задеть Михаэля. Мне действительно хотелось знать ответы, ведь он настолько предан Большим Призам и близок к тому, чтобы стать самым успешным гонщиком в истории чемпионатов мира. И поверить в то, что Шумахер, о котором говорят, что он каждую минуту, каждый рабочий день думает о машине, о команде, гонке и мире Больших Призов, совершенно не мечтает стать лучшим гонщиком мира?

Категория: Кристофер Хилтон. "Михаэль Шумахер. Его история" | Добавил: LiRiK3t (27.06.2012)
Просмотров: 633 | Теги: Михаэль Шумахер. Его история
вход выход Created by SeldonSF