Меню сайта
Поиск по сайту
Номера журнала
Рубрики журнала
Фотоальбомы
Разное
Пользователи
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Яндекс.Метрика

Индекс цитирования.
Главная » Статьи » Разное » Кристофер Хилтон. "Михаэль Шумахер. Его история"

Глава 2. "С удовольствием!" (часть 2)

Тяжелый сезон! Бартельс говорит, что ведущая четверка совсем не общалась друг с другом — настолько все было серьезно. «Я выиграл больше всех гонок (три, как и Френтцен; у Шумахера и Вендлингера было по две победы), но и в аварии попадал чаще других. Все мы были молоды, все немножко сумасшедшие. Мы всегда бились до последнего».

(Забавно получилось: Альберт Хампер хотел вывезти Шумахера на Фестиваль Формулы Ford в Брэндс-Хетч, и Шумахер не прочь был там выступить, но, как рассказывал Хампер, «его не отпустили, потому что он гонялся в Формуле 3. Так что он за меня практически и не выступал — только однажды».)

В ноябре Шумахер отправился в Макао на престижную гонку Формулы 3, состоявшую из двух заездов. Там его ждали серьезные соперники, многие из которых претендовали на места в Формуле 1, включая Макниша.

«Там я впервые с картинговых времен сражался с Шумахером, — рассказывает шотландец, — Я следил за его карьерой, как он поднимался из Формулы Koenig в немецкую ФЗ, где финишировал вторым за Вендлингером. Не помню, чтобы я с ним общался в Макао. Вообще-то, Макао была для меня особенной гонкой, потому что я выступал за команду Theodore, мы размещались в разных боксах, а жил я в гостинице, принадлежавшей Тедди Йипу. (Йип — один из спонсоров гонки в Макао, в 80-е годы вместе со своей командой Theodore отметился и в Формуле 1.) На различных соревнованиях мы стремились не пересекаться с другими гонщиками».

В первый день Шумахер показал в квалификации седьмое время. Он прошел три круга на время, потом вылетел в отбойник. «Трасса мне нравилась, но она была непростой. — вспоминал он. — Нужно было встряхнуться». На следующий день он поднялся на шестую позицию.

Первый заезд. Как рассказывает Макниш, «гонка продолжалась для меня примерно сотню ярдов. Затем Отто Ренсинг разбился в первом повороте». Швед Рикард Рюдель (позднее, когда он обосновался в Англии, его стали называть Райдел) «собрал» Ренсинга. Макниш «собрал» Рюделя. Эдди Ирвайн влетел в Макниша и так далее. Гонка была остановлена. На рестарте лидерство захватил Френтцен и на первом круге оторвался на 2.14 секунды от Пола Стюарта, которого затем обошел Шумахер. Френтцен задел стенку, но продолжал гонку, явно блокируя Шумахера, который пытался его пройти. Позднее на Шумахера насел Дэвид Брэбем, но Михаэль прибавил темп и победил с преимуществом в 2.79 секунды. Шумахер лидировал во втором хите, но его обошел Джулиан Бейли. Позднее Михаэль откатился назад и сошел из-за технических проблем.

«Да, я побил его в Макао, — вспоминает Бейли, — Он был хорош, но мне запомнились две вещи. Как мы боролись в квалификации, а он вылетел и затем допоздна часа четыре или пять играл в теннис, чтобы быть в форме. Он был самым тренированным из нас и остался таким и в Формуле 1. Он всегда ехал на пределе, но было видно, что машина оставалась цела, задок работал как надо. Это был знак невероятной уверенности в своих силах. Тем же отличался и Сенна: он буквально вальсировал на своей машине по трассе, Алези мог ездить так же. Другие вели свои машины, словно по рельсам, — а это совсем иной стиль».

Так заканчивался 1989 год, и карьера Шумахера продвигалась шаг за шагом.

В 1990 году точный, расчетливый Ален Прост за рулем машины, созданной Джоном Барнардом, подошел к повторению успеха Джоан Шектера ближе, чем кто-либо. Описывая состояние, в котором он оказался, побеждая в составе Ferrari, Прост выдал яркую формулу «кризис оптимизма». Он утратил шансы на титул на предпоследнем этапе в Японии, в знаменитом столкновении с Айртоном Сенной. Найджел Мэнселл закончил сезон пятым и ушел в Williams. Барнард также расстался с Ferrari

В карьере Шумахера этот сезон оказался поистине поворотным, Йохен Нерпаш, спортивный директор Mercedes, запустил молодежную программу в Мировом чемпионате спортивных машин, включив в нее Френтцена, Вендлингера и Шумахера — они должны были по очереди выступать в качестве напарников опытного Йохена Масса. Экипаж второй машины Нерпаш оставил без изменений: Жан-Лун Шлессер и Maypo Бальди.

Вообще-то, более логичным для Шумахера был бы переход в Формулу 3000 — последнюю ступень перед Формулой 1. В классе спорт-прототипов, который тогда имел наименование «Группа «С», были представлены три категории гонщиков: опытные, уже испытавшие вкус Формулы 1; те, кто и в мыслях не держал выступать в королевском классе, и те, кому по каким-то причинам попасть туда пока не удалось.

Позднее Шумахер так объяснял свой выбор: «Обычный путь — Ф3, Ф3000, Ф1, но в Ф3000 не так-то просто попасть в хорошую команду и получить хорошую машину. Я избрал более безопасный вариант с точки зрения карьеры. Из Ф3000 в Ф1 обычно попадали два лучших гонщика, зато я мог выигрывать гонки в составе Mercedes, что было важно, и получать за это зарплату. Ведь со временем Mercedes мог подняться и в Формулу 1!»

Кроме того, гонки в Группе «С» можно было сочетать с выступлениями в немецком чемпионате Ф3.

А вот Френтцен предпочел другую комбинацию: Группа «С» — Ф3000: «У меня была возможность выступать в Ф3000 при поддержке немецкого отделения Camel. У меня были деньги, были спонсоры, и я хотел использовать этот шанс».

О тех временах вспоминает Йохен Масс: «Я знал Михаэля еще до Группы «С». Одно время у меня была команда Формулы Opel Lotus, и я приглашал к себе некоторых гонщиков, в том числе и его. Михаэль отказался, заявив, что совершенно к этому не готов. Он тогда хотел выступать в Формуле Ford. Формула Opel представляла для него нечто новое, но он не хотел к нам переходить, опасаясь, что не справится. Это одно из его сильных качеств: его не так-то просто уговорить погоняться на чем-то, в чем он не уверен. Он честно признавал, что наш класс был для него слишком быстрым: «Я пока не освоился в гоночных машинах и потому не хочу рисковать». Я его понимал, такая позиция вызывала уважение. На мой взгляд, это вполне зрелый подход к делу. В итоге у нас гонялись Френтцен и Марко Вернер, два немецких парня, многого добившиеся в Ф3, два отличных гонщика. Ну а с Михаэлем я тогда встретился впервые.

И вот теперь, в Группе «С» мне было предложено выступать с троицей молодых напарников, причем времени на обдумывание было очень мало. На решение мне понадобилось меньше часа. Идея принадлежала Нерпашу. Mercedes всерьез решил обкатать этих молодых ребят. Я был не прочь поездить с ними. Шлессера такая идея не занимала, как и Бальди, а я сказал: о’кей, я за это возьмусь. Мне показалось, что это будет интересно. Парни мне нравились, а что-то кому-то доказывать мне уже не надо. Когда ты совсем мальчишка и только что покинул Формулу 3, ты мечтаешь о Формуле 1, но без кучи денег она недоступна».

Это не означает, что гонки спорт-прототипов — тупиковый путь. Они могут послужить неплохой альтернативой. Как сказал Масс, «никто не позовет тебя в Формулу 1 из прототипов только за то, что ты быстр. Нужно доказать кое-что еще: ты должен быть лучшим!

Над гонщиками спорт-прототипов принято посмеиваться, но бывает, что эти гонщики оказываются не так и плохи, и находятся такие, кто в них верит. Михаэль воспользовался таким шансом и поступил дальновидно. Он решил, что заводской контракт с Mercedes сам по себе весьма ценен.

Они сменялись в качестве моих напарников, исходя из графика выступлений в других классах. Поначалу все трое показали себя примерно одинаково, хотя каждому из них требовалось разное количество кругов, чтобы освоиться. Легче других это давалось Френтцену, зато Шумахер отличался наиболее вдумчивым подходом. Френтцен был невероятно талантлив, куда талантливее двух других парней, но его трудоспособность, возможно, не вполне соответствовала его аналитическим способностям. Подчеркиваю: возможно. Не хотелось бы обвинять парня без достаточных на то оснований.

Он не совершал столько ошибок, когда выступал в немецкой Ф3. Да и у Шумахера бывали проколы. Но моту сказать однозначно: Шумахер был, пожалуй, более сосредоточен, чем два других парня. Возможно, он просто чувствовал, что должен работать больше. Это в характере Шумахера. И наверное, подсознательная реакция на то, как он сам оценивал свои способности. Шумахер был очень хорошим учеником, он стремился самостоятельно принимать решения, что также относится к его сильным качествам. Решения были, как правило, верные, но бывало, что он и ошибался. Когда ошибался, то признавал это и учился на своих ошибках. Второй раз он их не повторял.

Я помогал парням, но это не значит, что я говорил им: никогда больше этого не делай. Они были достаточно способными ребятами, чтобы понимать, в чем проблема, и находить ее решение. Я им только помогал. Я всегда был с ними откровенен, какой смысл что-либо утаивать? Да я и не из тех, кто ищет выгоды, когда знает чуть больше. И уж точно я не из тех, кто способен уводить не туда. В целом все это было ужасно интересно, и вы самим видите, к чему это привело».

Когда Шумахер впервые опробовал прототип Mercedes, то «почувствовал, насколько он мощнее тех машин, на которых я ездил, но хватило шести кругов, чтобы все пришло в норму. После сорока кругов я на первых же тестах поехал всего на 0.2 секунды медленнее, чем Масс. Команда была довольна, Френтцен тоже был быстр».

Дейв Прайс, гоночный инженер, наблюдал за этими тестами в «Поль Рикар», где было «ужасно холодно. Когда приехали молодые, я несколько скептически отнесся к Шумахеру. Ему предстояло справиться с машиной, развивавшей мощность семьсот лошадиных сил, втрое больше, чем Формула 3. и весившей втрое больше. Начало у него было не очень-то гладким. Он скакал по поребрикам, разворачивался — и злился. Иначе и быть не могло, если они хотели чему-нибудь научиться. Но уже тогда в нем было что-то такое…».

Вспоминает Френтцен: «Мы сразу же ринулись соперничать друг с другом, поскольку пробы проходили на одной машине. Никаких оправданий! Это все равно, что иметь карты, которые видны всем остальным. Телеметрия показывала все. Мы точно знали, почему сегодня быстрее ездил Михаэль, завтра я, а послезавтра Карл. Не самая простая ситуация для трех молодых парней. У нас с Михаэлем были более тесные отношения, чем у обоих из нас с Карлом, который всегда держался особняком. Он был не очень-то склонен к общению, не слишком нам доверял и предпочитал держать свои чувства при себе.

Тесты на автомобиле Группы «С» были для меня очень серьезным испытанием. Очень серьезным. Мы все трое были очень быстры, потому что «валили» с самого начала, подстегивая друг друга. Мы были невероятно мотивированы. Нужно было учиться ехать быстро, расходуя при этом не слишком много топлива, — и это было еще одним испытанием. Ты знал, что должен проехать быстро, и полностью выкладывался в одних поворотах, пытаясь сберечь топливо в других или на прямых. Когда едешь в таком стиле, нужно искать различную тактику прохождения круга, больше думать о траекториях — и это было для нас непростым испытанием».

Вендлингер, как и Френтцен, уже не вернулся в немецкую Формулу 3, но там остался Отто Ренсинг. По словам Йозефа Кауфмана, «все считали, что Шумахер достаточно подготовлен, чтобы выиграть чемпионат, но в первой же гонке в Золдере он допустил грубую ошибку и вылетел с трассы. Машина была разбита. Возможно, сказался недостаток опыта».

Шумахер на том этапе завоевал поул, проехав пару кругов, после чего досиживал квалификацию в боксах. Старт он принял безупречно. Как пишет Autosport, «он уверенно лидировал на входе в первый поворот и в первой шикане. Ренсинг поднырнул под Петера Цаковски в борьбе за второе место, но соперник лишь проехал по его крылу. Ренсинг сбросил скорость, заблокировав позади себя пелетон, и Шумахер в паре с уцелевшим Цаковски к концу первого круга опережали погоню более чем на пять секунд».

«К седьмому кругу Шумахер создал отрыв в шесть секунд, и казалось, ничто ему уже не угрожает. Но во втором повороте он вылетел в ограждение из шин, и гонка для него на этом закончилась. Шумахер пешком вернулся назад в боксы, где его поджидал напарник по Mercedes Йохен Масс. Он старался выглядеть невозмутимым, но наверняка был расстроен. Испортить гонку в таких условиях!»

Победу одержал Вольфганг Кауфман, Ренсинг после пит-стопа и ремонта закончил гонку девятым.

«В тот год для меня существовал только один соперник — Михаэль, — вспоминает Ренсинг, — И то же самое он думал обо мне. Иногда я находил это забавным, ведь у нас были хорошие отношения, мы тренировались вместе. На трассе мы бились за титул, а в остальное время чем-нибудь занимались вместе, и это было здорово!

Он был высококлассным гонщиком. Много работал, постоянно думал только о гонках, как и я или еще несколько таких же увлеченных ребят. Михаэль просчитывал все, что могло принести ему победу. То же самое рассказывали о Сенне в его молодые годы. По моим наблюдениям. Михаэль был на него похож. Я всегда считал его единственным человеком, способным одолеть Сенну».

В Хоккенхайме Шумахер взял поул, Ренсинг расположился в четвертом ряду. После первого круга гонка была остановлена: было слишком сыро, много вылетов и разворотов. Не избежал разворота и лидер, Шумахер. Он крутанулся на поребрике, слегка повредил машину и вернулся в гонку после пит-стопа. Тем временем Ренсинг пробился вперед и победил. Шумахер финишировал 19-м.

На Нюрбургринге Михаэль стартовал из хвоста пелетона. Его результат аннулировали за то, что машина оказалась легче положенного. Шумахер финишировал пятым после яростной схватки, которая могла принести ему третье место. Ренсинг закончил гонку вторым.

«Я неплохо начал сезон, — рассказывает Ренсинг, — но потом столкнулся с очень серьезными проблемами, техническими проблемами. На АФУСе я лидировал, но откатился назад, а Михаэль победил. Я выиграл квалификацию, но схватка была плотная (1:33.00 у Ренсинга. 1:33.04 у Шумахера). В гонке я лидировал, Михаэль шел третьим, и тут у меня отказало зажигание. Отказавшая деталь в Англии стоила пятьдесят пенсов».

Через две недели после АФУСа должен был состояться дебют Шумахера в гонках спорт-прототипов. Он готовился стартовать в Силверстоуне в паре с Массом. В субботу во время тренировки, когда Михаэль летел по главной прямой, в момент попытки перейти на пятую на его машине отказала система переключения передач. Он остановился в повороте «Копс», к нему прибежали механики и наскоро привели машину в порядок. Шумахер воткнул третью и так вернулся в боксы. Судьи исключили экипаж из гонки за то, что помощь была оказана «вне боксов», а Шумахера наказали еще и за то, что он не пристегнулся привязными ремнями.

Шумахер комментирует эту историю в типичной для него манере: «Они сказали, что я не пристегнулся, но я сел в машину, запустил мотор, закрыл дверь — и после этого застегнул ремни. Когда я приехал в боксы, то еще до остановки расстегнул ремни, а когда открыл дверь, они увидели, что ремни не застегнуты».

В общем, дебют пришлось перенести. Он состоялся позднее в Дижоне, где Михаэль в паре с Массом заработал место на старте во втором ряду. Вспоминает Масс: «Я хорошо помню ту первую гонку в Дижоне. Для Mercedes С11 трасса была непростой, управлять машиной было нелегко. Нужна была особая точность. Михаэль ехал заметно медленнее, чем я. Возможно, я был в лучшей форме, лучше освоился с машиной, но я видел, что он подтягивается».

В день гонки было очень жарко, и сцепление с трассой было плохим. Шумахер четко держал темп, стараясь не расходовать слишком много топлива, и, пролидировав три круга, передал Массу машину, в баках которой еще оставался бензин. Запас был таким большим, что это позволило Массу прибавить обороты. Победили Шлессер и Бальди, Масс и Шумахер по итогам 127-круговой гонки уступили им менее четырех секунд.

Вспоминая те дни, Шумахер рассказывает «Мне было всего двадцать, и когда я получил место в молодежной сборной Mercedes, то сказал себе: эге, быть может — это именно то, на чем ты сможешь зарабатывать себе на жизнь!»

Ну а пока на очередном этапе немецкой Формулы 3 Ренсинг стартует с поул-позиции, Шумахер — из второго ряда. Ренсинг побеждает, Шумахер второй. В Цельтвеге с поула стартует Шумахер, Ренсинг — из шестого ряда. Михаэль на финише первый, его соперник шестой. «Очень тряская трасса», — отмечает Ренсинг. Шумахер побеждает в Дипхолце. Ренсинг там третий. На Нюрбургринге Михаэль вновь первый, Отто на сей раз второй. Теперь у Шумахера 123 очка, у Ренсинга 105.

На Нюрбургринге Шумахер начинает гонку за рулем прототипа Mercedes, хотя место в первом ряду по соседству с парой Шлессер/Бальди заработал Масс. По сообщениям Autosport, «когда во второй квалификации Михаэль на промежуточной резине выехал на трассу, невинно моросивший до этого дождь вдруг обернулся настоящим ливнем. На первом же круге Михаэль не справился с управлением в правом повороте, выводящем на быстрый прямичок позади боксов. Машина соскользнула на мокрую траву и жестко ударилась в отбойник, передком, затем задом. В паддоке было немало пересудов о концепции молодежной программы Mercedes, но это был первый случай, когда один из троицы ее талантливых участников так опростоволосился».

Михаэль признал свою ошибку: «Я переусердствовал с газом и не смог удержать машину. Она получила серьезные повреждения». Гонку он и Масс провели неплохо и финишировали вторыми.

Очередной этап немецкой Формулы 3 проходил… на Нюрбургринге! Шумахер в этой гонке мог стать чемпионом. Квалификация:

 

Шумахер: 1:36.63

Ренсинг: 1:37.70

 

И вновь было сыро. Михаэль захватил лидерство, но в первом повороте он и Ренсинг столкнулись. «Это происшествие отбросило Михаэля в середину пелетона, — вспоминает Ренсинг, — а меня развернуло в следующем повороте, потому что переднее крыло было помято. Мне пришлось подождать, пока мимо пронесется весь пелетон. В общем, «стартовал» я последним. Я знал, что, если финиширую перед Михаэлем, судьба титула останется открытой. Если он впереди меня — то чемпионом станет он».

С трудом прорываясь вперед, Шумахер вышел на четвертое место, а затем схватился в борьбе за третье с Кауфманом. Позади был Крамер, который жестко атаковал Шумахера и на 14-м круге (из 23) вышел вперед. На предпоследнем круге в правом повороте, выводящем на прямую, Шумахер и Кауфман столкнулись, но удержались в гонке, не потеряв позиций. Но Ренсинг к этому времени прорвался на пятое место и «благодаря сумятице впереди» атаковал Шумахера, который попытался отыграться, развернулся и финишировал пятым. Победил Цаковски, вторым гонку закончил Крамер, далее с большим отставанием Кауфман и Ренсинг. Однако затем Ренсинга дисквалифицировали за грубую езду и обгоны под желтыми флагами. Шумахер стал чемпионом Германии.

Как говорит Ренсинг, «борьба была очень плотная и закончилась драматично. Меня дисквалифицировали за то, чего я не делал. Они ссылались на какую-то трубку или что-то еще, обвиняли меня в том, что я наехал на маршала, но никто этого маршала нигде не видел. Тогда они сказали: хорошо, маршала не было, но ты обгонял под желтыми флагами. У меня до сих пор сохранились те протоколы…».

Накануне заключительного этапа Михаэль в паре с Массом стартовал на этапе чемпионата прототипов в Мехико. По ходу гонки пошел дождь. Шумахер блестяще провел свою смену и вышел в лидеры, но затем Масс ошибся с выбором момента для дозаправки и с трудом дотянул до боксов, потеряв на этом 4 минуты 17 секунд. Так лидерство вернул себе дуэт Шлессер/Бальди, и Мауро аккуратно довел машину до победного финиша. Спустя 30 минут его результат был аннулирован. Выяснилось, что на дозаправке в бак их Mercedes залили 246.1 литра топлива — на 0.1 литра больше, чем положено. Победа досталась Массу и Шумахеру.

Чемпионат Германии Ф3 завершался гонкой в Хоккенхайме. В заявочном листе была и такая строчка:

 

M Hakkinen Marlboro West Suney Racing Ralt RT34 Mugen

 

Хаккинен и выиграл эту гонку. «Это было здорово! — вспоминает Дик Беннеттс, глава команды. — Мы гонялись в Имоле и одолели всех сорок двух итальянцев в их Формуле 3. И тогда Грэм Боглс из Marlboro Switzerland в шутку предложил: «Хочу, чтобы ты поехал в Хоккенхайм и пересек линию финиша еще до того, как все остальные доберутся до въезда на пит-лейн».

Зачем мы поехали в Имолу? Об этом нас попросила Marlboro. Боюсь, они попали под огонь критики. Они вкладывали деньги в Англии, но это вызывало вопросы, поскольку они не могли размещать свою табачную рекламу на бортах машин (из-за британского антитабачного законодательства). Грэм ответил, что британский чемпионат самый сильный, и чтобы это доказать, мы решили принять участие в трех гонках в Европе: в Имоле, в Хоккенхайме и в Дижоне».

В Имоле Мика завоевал поул и победил с преимуществом в семь секунд. Затем мы отправились в Хоккенхайм, где столкнулись с неприятной проблемой, перебоями в зажигании во время первой тридцатиминутной тренировки. Кроме того, мы неточно подобрали передаточные отношения, потому что ни разу до этого не гонялись в Хоккенхайме. Это было обидно. Чемпионы Великобритании приехали в Германию, чтобы показать двадцать второе время… Помню, кто-то подошел ко мне с вопросом: «Не так уж вы, британцы, хороши, как о себе думаете, не так ли?»

Шумахер добавил огорчения, показав лучшее время в квалификации.

«В первой квалификации мы поднялись на шестую строчку, по-прежнему испытывая небольшие перебои в зажигании, по-прежнему с не самыми подходящими передаточными отношениями. Да и рулилась наша машина не лучшим образом, — рассказывает Беннеттс, — Ночью мы взялись за работу. Мы перепробовали несколько шестеренных пар, пока не подобрали нужные. Мы переставили с запасного шасси все электрооборудование. В воскресенье мы выпустили Мику на трассу на старых шинах, он прошел круг и показал большой палец: перебоев больше не было. Он вернулся на пит- лейн со словами: «Коробка передач в порядке, шасси в порядке, ставьте свежую резину». Вернувшись на трассу, он завоевал поул с преимуществом в секунду».

Хаккинен показал 2:08.35, Шумахер — 2:09.36, Ренсинг — 2:10.19.

«В то время мы ничего не знали о Шумахере, кроме того, что он выиграл чемпионат Германии. Мы слышали о нем, но никогда не видели его в деле. Я никогда с ним не общался. Когда Шумахер показал 2:09, я сказал Мике: «Пожалуйста, аккуратно отработай круг на этих шинах». Он так и сделал, показав невероятный результат 2:08. Ослепительный результат!»

На старте на второе место, вслед за Хаккиненом, выскочил Цаковски, но вскоре попал в лапы Шумахера. А Мика создал такой отрыв, что, когда приехал на «Стадион» (завернутый почти в кольцо участок в обрамлении трибун, перед выходом на финишную прямую), опережал Шумахера на 1.1 секунды. Ренсинг, также опередивший Цаковски, шел третьим и через пару кругов обошел Шумахера. В ответ Шумахер контратаковал и на следующем круге вернул себе позицию. Мика тем временем уходил от них все дальше, показал рекорд круга и победил с отрывом в 5.3 секунды от Шумахера, у которого на заключительных кругах начало спускать колесо. Ренсинг пытался пройти Шумахера слипстримом, но у него лопнуло крепление заднего крыла.

«Я висел у Михаэля буквально на коробке передач, и это несмотря на сломанное заднее крыло, — подтверждает Ренсинг, — Последние четыре круга я проехал практически без крыла». Он финишировал третьим.

Сезон завершали гонка Формулы 3 в Макао и японском Фудзи. Шумахер был настроен дать бой Хаккинену и конечно же Ренсингу, но Отто в квалификации врезался в стену и в гонке уже не участвовал. Как говорит Беннеттс, «раз уж мы одолели Михаэля в Хоккенхайме, он должен был вернуть нам должок в Макао».

В квалификации гонщиков разбили на две группы. Шумахер попал в первую, Хаккинен во вторую. Михаэль показал 2:22.00. «Я взглянул на пит-борд и не поверил своим глазам. У меня не было ощущения, что этот круг я прошел намного быстрее, чем остальные!»

Ответ Мики: 2:20.88.

Гран-при Макао состоит из двух заездов. «Мы удержали поул, — рассказывает Беннеттс, — и первый заезд выиграли. Помнится, когда Мика уходил на последний круг, он «вез» Шумахеру что-то около четырех с половиной секунд, но сбросил темп и пересек линию финиша с запасом в две и три десятых секунды (Хаккинен — 35:44.07, Шумахер — 35:46.73). Я задал ему трепку! Зачем ты сделал это? — спросил я его, — Чем больше твое преимущество в первом заезде, тем легче тебе во втором». — «А, ерунда», — отвечал Мика. Очень типично для него!»

Перед стартом решающего заезда на главной прямой скакали и крутились китайские драконы, маршировали барабанщики, в воздухе рвались петарды. Во время гонки они тоже рвались! На старте Шумахер плотно насел на Хаккинена и на отрезке между поворотами «R» и «Резервуар» выстрелил из-за спины и захватил лидерство.

Мику этот эпизод явно раззадорил. Было видно, что на участках «Фишерманс» и «Резервуар» он действует слишком остро, едва не цепляя ограждения. Шумахер, в отличие от него, вел машину мягко. Однако на скоростной засечке Мика был быстрее, и скорость позволяла ему атаковать Шумахера всякий раз, когда они подлетали к повороту в конце главной прямой.

«Мика где-то ошибся или не атаковал, и Михаэль его прошел, — говорит Беннеттс, — Я ему твердил: пока ты держишься от него не более чем в двух с половиной секундах, ты победитель, так что не рискуй понапрасну. Где-то на дальнем участке трассы он отпустил Михаэля на семь или восемь корпусов, а потому буквально приклеился к задку его машины. Шумахер рассказал мне об этом в понедельник после гонки. Он сказал: «Мика со мной просто играл». Когда они в очередной раз пролетали мимо боксов, Хаккинен отставал от Шумахера на полторы секунды — хорошая, комфортная дистанция, нет нужды рисковать, пока этот отрыв держится в пределах двух с половиной секунд.

Но затем отрыв начал сокращаться. Девять десятых секунды, затем восемь десятых, шесть десятых — и за круг до финиша Мика подтянулся к Михаэлю на дистанцию в две десятых секунды. Он буквально висел у него на крыле! Я надеялся, что Мика так и доедет до финиша, но тут публика буквально взорвалась…»

По свидетельству Autosport, «когда они подходили к правому повороту после боксов, Мика сидел на крыле у Шумахера гораздо ближе, чем раньше. Он метнулся вправо, пытаясь обойти Михаэля, но Шумахер чуть сместился в сторону, блокируя его прорыв, и Мика снес крыло на машине Михаэля, а сам полетел влево, ударился об отбойник, отлетел на другую сторону трассы, где и сошел. В этот момент толпа и взревела от неожиданности. Зрители не могли поверить в то, что только что произошло у них на глазах. Хаккинен выскочил из кокпита и швырнул свои перчатки, демонстрируя невероятное разочарование. Он только что упустил победу!»

Ну а пока Хаккинен оплакивал свою неудачу, Михаэль болтал с персоналом WTS. «По-моему, он сумасшедший, — с ликующей улыбкой сказал он. — Никто не атакует на последнем круге. Даже не пытается. На протяжении всей гонки я был уверен, что он победит, и теперь даже еще больше рад своей победе».

Беннеттс вспоминает: «Шумахер произвел на меня впечатление, как очень неплохо тренированный спортсмен, очень острый и внимательный гонщик и при этом приятный парень. Мы разговорились. Меня интересовало его мнение об этом происшествии, и он сказал: «Конечно, я не собирался вот так запросто пропускать Мику вперед. Ему же достаточно было и второго места!»

 

Вопрос: Согласитесь, гордому и уверенному в себе молодому человеку, наверное, нелегко признать, что гонщик, висевший у него на хвосте, настолько хорош, что позволял себе играть с соперником?

«Да, — отвечал Беннеттс, — это правда».

 

Отто Ренсинг считает, что есть люди, — неважно, о ком идет речь, — везучие и невезучие. Михаэль из числа везучих. Никогда не забуду его победу в Макао. Я смотрел эту гонку в своем номере по телевизору и сказал кому-то: «Вот все говорят о том, что Хаккинен выиграет Гран-при. У него лучше машина, он выиграл первый заезд с хорошим запасом, но готов побиться об заклад: победителем будет Михаэль». Это была просто интуиция. Интуиция и знание Михаэля. В тот год мы с ним вели напряженную борьбу за титул, и поначалу я лидировал, но он настолько силен, что ты это чувствуешь…»

В Фудзи Шумахер доминировал. «Мы разбили машину в Макао, и нужно было собирать ее заново, — вспоминает Дик Беннеттс, — Нужно было поскорее привезти ее и перебрать. Конечно, мы не успели, и Шумахер получил дополнительные двадцать тысяч за то, что выиграл обе гонки. Помнится, ему в тот год здорово везло. Если бы не проблемы с зажиганием, гонку в Фудзи мог выиграть Стив Робертсон».

«Когда Михаэль стал чемпионом Германии Формулы 3, в его распоряжении была не лучшая машина (Reynard), — говорит Йозеф Кауфман, — И все же он победил в Макао, а затем и в Фудзи. Я уверен, что машина у него была не лучшая. Как только Шумахер ушел из Ф3, это стало очевидно всем. Думаю, все его победы — заслуга самого Шумахера, а никак не его машины».

Вспоминая тот сезон, Шумахер говорил: «Все, чему я научился в картинге, пригодилось, когда я выступал в Формуле Koenig и Формуле Ford. Я умел ехать, не допуская чрезмерного скольжения, и делать многое другое. То же самое было и в Формуле 3, и в мерседесовской школе в спорткарах. Там я тоже многому научился: умению использовать мощность, боковые ускорения, тормозить двигателем.

До прихода в команду Mercedes я многого не знал, а вернувшись в Формулу 3 уже умел тормозить в последний момент, сохраняя при этом контроль над машиной. Я привык к скорости, неплохо ее чувствовал. Вождение прототипа Mercedes требует несколько иного стиля, но кое-что из этого пригодилось и в Формуле 1. Я прошел хорошую школу, особенно в том, как обретать чувство машины, как оптимально обращаться с шинами.

Мощь Mercedes показалась мне нормальной. Команда считала меня сумасшедшим, когда я говорил, что мотор работает не так как надо, но я оказывался прав. Лучшие результаты получались, когда можно был сполна использовать турбонаддув. Это было так здорово! Выступать рядом с Йохеном, Жаном-Луи и Мауро тоже было приятно, потому что они такие веселые и одновременно серьезные, когда дело доходит до гонок. Я многому научился еще и потому, что работал в команде, организованной практически как команда Формулы 1. Большая команда, передовые технологии, быстрая машина. И огромная ответственность!»

Шаттлиг, писавший о немецкой Формуле 3 для еженедельника Autosport, вспоминает о тех днях осторожно. «Понимал ли я, что он бесподобен? Если вы говорите о сезоне-1989, когда он соперничал с Френтценом и Вендлингером, то я отвечу, нет, не понимал. Талантливый — это да, ведь он пришел прямиком из Формулы Ford и Формулы Koenig. Но особого впечатления он тогда не произвел. Более быстрым я считал Френтцена, хотя он допускал много ошибок. Шумахер ехал намного надежнее. Как правило, он финишировал в первой тройке.

На следующий год он был великолепен. Он возмужал, набрался опыта, стал юношей с головой зрелого человека. Он знал, чего хочет. Если ничего не случалось, он выигрывал гонки. Он быстро учился и признавал это. В восемьдесят девятом-девяностом годах он обрел солидный опыт и использовал этот багаж. Стоило ему получить необходимые данные — и он использовал эти знания с максимальной эффективностью.

Он был застенчивым, неприметным парнем. Я общался с ним на гонках, и это было несложно. Если ты к нему обращался, он всегда был очень открыт. Но сам он не подходил. Не говорил ничего, о чем ты его не спрашивал. Очень откровенный в своих высказываниях, он не ввязывался в споры с тобой. Просто высказывал свое мнение — и все.

Впервые он удивил меня легкостью, с которой освоился в прототипах Группы «С». Это был огромный шаг из Формулы 3 за руль такой мощной машины. Но он затмил таких опытных, старых гонщиков, как Йохен Масс и Шлессер, — они выглядели забавно, и даже Бальди. Йохен первым признал, что Михаэль бесподобен. Необычно, что молодой пилот гонялся в Группе «С», но Михаэль знал, что с Mercedes он на правильном пути, старательно набирался опыта, занимаясь вместе с инженерами доводкой машины.

Это был самый разумный способ набраться опыта: вдали от шума, который сопровождает гонки формул высокого уровня. При этом обретенный им опыт здорово пригодился впоследствии. Ему выпал исключительный шанс сформировать себя за рулем быстрых машин в межсезонье, еще до того, как он вышел на них в гонки. За зиму он наездил на тестах пять тысяч километров. В основном в Поль Рикар, а кроме того, в Хересе. Тесты, тесты и тесты».

И еще учеба, учеба, учеба.

Пришло время расстаться с немецкими формульными чемпионатами. Карьера быстро уводила Михаэля на более знакомую нам территорию. Шумахер будет показывать чудеса, неожиданно, безжалостно, используя все выпадающие ему шансы, а позже продемонстрирует исключительное умение держать под контролем ход гонки. Вы еще не раз встретите здесь эти слова. Ведь они — мощнейший аргумент в диспуте, который представляет собой последняя глава этой книги.

Категория: Кристофер Хилтон. "Михаэль Шумахер. Его история" | Добавил: LiRiK3t (27.06.2012)
Просмотров: 486 | Теги: Михаэль Шумахер. Его история
^Наверх
вход выход Created by LiRiK3t