Меню сайта
Поиск по сайту
Номера журнала
Рубрики журнала
Фотоальбомы
Разное
Друзья сайта
Продажа журналов
Пользователи
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Яндекс.Метрика

Индекс цитирования.
Главная » Статьи » Разное » Кристофер Хилтон. "Михаэль Шумахер. Его история"

Глава 2. «С удовольствием!» (часть 1)

Глава 2. «С удовольствием!»

 

Густаву Хекеру, одному из немецких дилеров Lamborghini, нужен был гонщик. У Хекера была гоночная машина Формулы Koenig и он искал, кого бы посадить за руль. Ему нравилась «обходительность» Шумахера, который к тому же «блестяще владел картом». Петер Зибер, гоночный механик, помогавший в картинге другой восходящей звезде. Хайнцу-Харальду Френтцену, а затем перешедший в команду EUFRA Формулы Ford, тоже заметил Шумахера. Зибер как-то сказал Михаэлю: «Может, тебе стоило бы попробовать Формулу?» — на что Шумахер ответил: «С удовольствием!»

«Михаэль уже общался с парой команд, — вспоминает Заубер, — но это ничего не значило, потому что, по-моему, у него не было денег. Где-то в конце восемьдесят седьмого года, — помнится, прохладный был денек, — Михаэль приехал в Хоккенхайм, чтобы пройти пробы в Формуле Ford 1600. Он тогда впервые сел за руль Формулы. Я сказал одному из хозяев команды: «Ну, давайте пройдите круг, потом мы дадим возможность сделать то же самое Михаэлю и, если он проедет быстрее, прикинем, что можно сделать». Михаэль проехал быстрее. Он рассказал мне о своих ощущениях в машине, и я подумал: «Ого, да он не просто рулит, а неплохо понимает, что делает».

Михаэль вспоминает, как неожиданно «получил приглашение на тесты Формулы Ford, и с этого все началось. Меня предупреждали, что картингисты не всегда быстро адаптируются к Формуле Ford 1600, но я сразу поехал быстро. Я проехал пять кругов и единственным, с кем можно было сравнить результат, был совладелец команды, который ездил довольно быстро и гонялся с Кейо Росбергом. Увидев мой результат, он сел за руль со словами, «должно быть, сегодня подходящий день для тестов», и прошел круг на две с половиной секунды хуже. Вот тогда мы и сели за стол переговоров».

Макниш тоже перешел в Формулу Ford и гонялся на шасси, которое называлось van Diemen. «В ноябре-декабре я поехал на один французский автодром, чтобы представить van Diemen некоторым командам (потенциальным клиентам фирмы). Они должны были видеть, что шасси восемьдесят седьмого года быстрее прошлогоднего. Машину восемьдесят седьмого года привезли прямо из Хоккенхайма, там на ней гонялся Шумахер — он тогда впервые сел за руль Формулы…»

Так начиналась его карьера.

В 1988 году третье место в чемпионате мира занял Бергер, пятое — Альборето, который после этого ушел в Tyrrell. За пять лет, проведенных в Ferrari, он выиграл три Гран-при. Со времен Шектера никому так и не удавалось укротить знаменитого Жеребца.

Формульная карьера Михаэля началась бурно: 15 гонок в период с апреля по октябрь. Он провел 10 этапов в Формуле Koenig, плюс несколько гонок чемпионата Германии Формулы Ford 1600, а также выступил на Фестивале Формулы Ford в Брэндс-Хетч. Собственно, так все и начинается: молодой гонщик шаг за шагом поднимается по ступеням карьерной лестницы, и если не свалится с нее, то доберется до вершины Формулы 1. Картинг — первая ступенька. Формула Ford — вторая. Формула Koenig занимает место где-то между ними.

Вернер Айхингер, организатор чемпионата Формулы Koenig, помнит, как появился этот класс. Был такой предприниматель Рихард Кениг. Он занимался производством сидений для легковых и гоночных автомобилей и искренне хотел помочь начинающим гонщикам в продвижении по карьерной лестнице. В 1986 году он оказался в Италии и видел гонки Формулы Panda. И тогда он задумался: а почему у нас в Германии нет такого класса? Кениг поинтересовался, кто делает эти машины, и выяснил, что постройкой занимается одна компания в Милане. Он отправился туда и предложил: «Сделайте для меня сорок таких машин, но оставьте в виде наборов, чтобы ребята, которые их купят, смогли изучить конструкцию этих Формул во время сборки».

Он получил партию в 40 машин, распродал их желающим, и в середине 1987 года у нас появились первые машины Формулы Koenig, так их назвали. На этих машинах стояли двигатели и коробки Fiat — как на Формуле Panda. Честно говоря, единственным отличием от итальянского класса были совершенно новые корпуса. Все остальное и было Формулой Panda. Машины имели передние и задние крылья, и это не было декорацией: они работали! Регулируя угол атаки крыльев, можно было полностью менять настройки шасси — от недостаточной до избыточной поворачиваемости.

Итак, Хекер купил гоночный класс, но ему нужен был гонщик, спортивный сезон был уже на носу (первая гонка стартовала в Хоккенхайме 24 апреля).

 

«Честно говоря, я совершенно не помню, когда мы впервые пересеклись с Михаэлем. — рассказывает Хекер. — Сегодня, когда он стал знаменитым, все хотят это знать! Помню только, что мне нужен был не слишком высокий гонщик. Двухметровый гигант просто не влез бы в мою машину. У Михаэля рост был подходящий (1.74 м).

Времени было мало. До старта первой гонки восемьдесят восьмого года оставалось примерно две недели. Но я выбирал гонщика не потому, что нужно было спешить. Я хотел побеждать! Я знал, что Михаэль ходил в картинге в подающих надежды, видел, как мне казалось, его потенциал. Он сразу принял мое предложение. Ему не доводилось прежде гоняться на Формулах, но он с первого раза поехал как надо и начал показывать результаты. Машина была что надо, команда была что надо — и сам он был что надо. Но тогда, честно говоря, многое виделось иначе, чем сейчас, ведь Формулу Koenig в те времена мало кто принимал всерьез».

 

Ахингер объясняет, в чем дело: «Формула Koenig мало чем отличалась от картинга. Машины — меньше, чем Формула Opel, меньше, чем Формула Renault. Но управлять ими нужно было иначе, чем картом. В любом случае, это была отличная первая ступень по пути из картинга на настоящие гоночные трассы. В те времена началось мое знакомство с Михаэлем. До той поры я с ним не сталкивался. Перед тобой тысячи картингистов, но невозможно предугадать, насколько хороши они будут в Формулах. В первой гонке он смотрелся неплохо. Он дебютировал в хорошей команде, поработавшей на тестах, так что он был неплохо подготовлен. Выиграл первую же гонку (в Хоккенхайме) и сделал это легко и естественно! Михаэль всегда все делал так, словно родился с чувством машины. Но ему повезло — он обладал способностью всему учиться очень быстро. Впитывал все словно губка».

Однако легкой гонку в Хоккенхайме не назовешь. Путь к победе был непрост. Хекер вспоминает, что «ручка переключения передач сломалась на первых кругах — а пройти предстояло двадцать кругов — и втыкать передачи Михаэль мог лишь тем, что от нее осталось. К концу гонки он разодрал себе ладонь».

Первым финишировал гонщик по фамилии Кестер. Его время было 26 минут 36.17 секунды. Михаэль закончил гонку вторым — 26:39.39. Но Кестера дисквалифицировали, как и третьего гонщика, Хельмута Швиталлу.

«Была проведена техническая инспекция машин первых трех призеров, — говорит Хекер, — и, насколько я помню, последовали дисквалификации, потому что на машинах этих парней настройки клапанов не соответствовали регламенту».

Ахингер, возвращаясь к тем дням, рассказывает: «Сезон включал десять гонок, и Михаэль выиграл все, за исключением Золдера. Там у него возникли небольшие технические проблемы, и он финишировал вторым».

В Золдере Шумахера опередил Андреас Байер, позднее гонявшийся за Porsche. Байер прошел дистанцию гонки за 24:58.42. Михаэль — за 25:07.07 (средняя скорость 76.3 миль/час против 75.57).

 

«Девять побед в десяти гонках — это было потрясающе! По сути, он стал чемпионом уже на третьем этапе, также проходившем в Хоккенхайме. Я был организатором той гонки и помню, как он радовался. Он был просто на седьмом небе! С тех пор он совсем не изменился, не правда ли! Такой же, каким был тогда, спокойным, очень… как бы это поточнее описать… С ним можно было поговорить о чем угодно, и, когда ты его о чем-то спрашивал, он давал продуманный ответ. Он таким и остался, он никогда не говорил о себе «Я лучший! Я — будущий чемпион Формулы 1». Никогда! И я заметил, что при этом всегда выкладывался до конца. В середине сезона у Шумахера появился шанс погоняться в Формуле Ford 1600, и он этим воспользовался. Там он тоже выступал успешно».

 

Это целая история. Альберт Хампер управлял командой Формулы F1600: «Мне позвонил отец Шумахера и спросил, не возьму ли я Михаэля в команду. Отец сказал, что Михаэль очень-очень хороший гонщик, но проблема в том, что у него совершенно нет денег. Я ответил: «Нет денег — нет гонок!» История об упущенном шансе, каких много. Михаэль отправился в команду EUFRA, и ему дали там место без всяких денег».

Напомним, Юрген Дильке из Керпена, многолетний наставник Михаэля в картинговые времена, подрабатывал, привлекая спонсорские бюджеты. По словам Заубера, «Дильке был отличным парнем, а для Михаэля почти что вторым отцом. Это он сказал: «Ты должен выучить английский». Он же учил Михаэля гоночным премудростям. У Михаэля действительно не было денег. У него был старенький Audi, его первый автомобиль, и он ночевал в прицепе. Настоящий мужик! У нас гонялись три парня, и Михаэль сдружился с каждым из них. На тренировках они помогали друг другу научиться обгонять слипстримом и потому отлично представляли, что это такое. Не забывайте, у Формулы Ford крыльев нет, как нет и специальной резины (один тип шин для всех). Зато там можно многому научиться в настройке машины, в понимании того, как она устроена и работает, в поиске верного баланса. Сцепление с трассой незначительное, легко получить и избыточную, и недостаточную поворачиваемость — и научиться понимать эти проблемы». Михаэль научился.

«Я говорил ему: «Стоит тебе хоть раз полидировать в гонке, ты всегда будешь одним из первых». Ему это удалось, помнится, в четвертой гонке, и с тех пор он на самом деле всегда был впереди. Мы проехали немецкий чемпионат и четыре этапа европейского, где Михаэль сошелся в грандиозной битве с Микой Сало и закончил сезон вторым. Удача — тоже большое дело!»

В европейском чемпионате, EFDA Formula Ford 1600, спонсируемом Bridgestone, великолепно выступал Мика Сало, выигравший четыре из пяти этапов. Шумахер не принимал участия в одном из них, в первом, проходившем в Зандфорте. Забавно, но единственный этап, в котором победы одержал Шумахер, также проходил в Зандфорте, но Мика в нем не участвовал. В этом не было необходимости — он уже стал чемпионом. И все же Михаэль составил финну серьезную конкуренцию. В своей дебютной гонке, проходившей на Остеррайхринге. Михаэль уступил Мике на финише 10-круговой гонки всего 0.687 секунды.

Одну из наиболее ярких гонок в Формуле Ford 1600 Михаэль провел в августе того же года в Зальцбурге.

«По итогам квалификации все три наших гонщика получили места в первом ряду стартового поля. Но Михаэль был не самым быстрым, — вспоминает Зибер, — Гонка должна была пройти в дождь по очень мокрой трассе, и я сказал ему: «Слушай, я могу поэкспериментировать с машиной, и если это сработает, мы победим. Не сработает — проиграем». Михаэль ответил: «О'кей. Петер, давай, работай, и если я проиграю, то поставлю тебе пиво». Он был для меня как брат. Если, к примеру, машина ломалась, он говорил: «Ерунда, в следующий раз отработаем лучше». В Зальцбурге Михаэль сказал мне: «Все пойдут по внешней бровке, а я пойду по внутренней. Там масса места». Он ушел со старта шестым или седьмым, но ехал очень быстро, на две или три секунды быстрее всех остальных. Он рассказывал: «Я глянул в зеркала и никого рядом не увидел. И тогда я решил: «Поеду расчетливо». Он победил с преимуществом в двадцать секунд».

Йозеф Кауфман, щедрый и мудрый представитель сообщества Формулы 3, в прошлом гонщик, а потом менеджер, смотрел на это с восхищением. «У нас там была гонка Формулы 3 и в тот же день ехали ребята из Формулы Ford. Было сыро, и я отметил, что один из гонщиков едет просто блестяще. Я тогда не знал, кто это, взял программку и нашел его имя — Шумахер. Я тогда подумал, что это очень, очень хороший гонщик! Не помню, каким он финишировал, первым или вторым, но помню, что стартовал он не очень удачно. Шел шестым или седьмым, прорываясь вперед. Обычно, когда опыта гонок в Формуле Ford маловато, такого не бывает, а он провел в этом классе всего несколько гонок…»

Как вспоминает Зибер, Кауфман пришел к нему со словами: «Приводи его ко мне в команду. И сам приходи!» Многие помнят тот день, в том числе и Вилли Вебер, в прошлом гонщик, а в то время владелец команды Формулы 3.

Осенью Михаэль принял участие в Фестивале Формулы Ford 1600, ежегодном турнире лучших гонщиков этого класса, со всего мира съезжающихся в Брэндс-Хетч. Это очень престижное первенство, знаменитое постоянной борьбой, иногда на грани фола. Накануне этой гонки еженедельник Autosport представил 24 ее участников, включая Михаэля: «Иохен Масс оценивает его способности очень высоко и не прочь пригласить в заводскую команду в Формуле Opel Lotus, но амбиции Михаэля связаны с Формулой 3».

Шумахер вылетел с трассы в седьмом хите, как называют в некоторых гоночных классах отборочные заезды. «Вскоре за спиной у лидеров приключился завал. Эндрю Гай-Джонсон и Михаэль Шумахер столкнулись в «Паддок Хилл Бенд», и местный гонщик поехал по травяному газону, тогда как немец сошел с оторванным колесом».

Это произошло 30 октября. В этот же день Айртон Сенна на Гран-при Японии завоевал свой первый чемпионский титул за рулем McLaren Honda. Так нередко пересекаются противоположные полюса автоспорта: вершина и один из низших классов.

Этой осенью Вебер, гонщик с двадцатилетним стажем, ставший менеджером команды Формулы 3 WTS, предложил Михаэлю приехать на тесты на Нюрбургринг. Там был и Кауфман, в команде которого ехал Франк Била. «Мы с ним проехали чемпионат Германии Формулы 3, который он закончил третьим — а мог и выиграть. Когда Била выехал на трассу на Нюрбургринге, на протяжении пяти-шести кругов за ним неотступно следовал Reynard команды WTS. Я думал, что это их постоянный гонщик Франк Энгстлер. Да, я думал, что за рулем машины с мотором Alfa Romeo сидит Энгстлер, хотя это казалось странным, ведь Энгстлер никогда не был быстр в Формуле 3. Он всегда уступал Биле полторы-две секунды на круге. Я тогда не знал, что на самом деле это Шумахер…

Била вернулся на пит-лейн и спросил, какие у него результаты. Мы показали ему протокол, и он воскликнул: «Тут должно быть ошибка! Шумахер постоянно висел у меня на хвосте. Как это ему удалось?» Я ответил: «Ну, с твоими результатами все точно, а вот он показал такие же, потому что все время держался рядом». Шумахер тогда впервые сидел за рулем Формулы 3. Я не мог поверить в то, что видел. У него совсем не было опыта, и все же он сумел удержаться рядом с Билой!

Как и в случае с Формулой Ford на Зальцбургринге, весьма необычно, когда гонщик, проехав за рулем Формулы 3 всего десять-пятнадцать кругов, начинает печатать круги в том же темпе, что и гонщик уровня Билы — а Била ехал очень быстро. В гонках Била постоянно держался в числе первых трех и лидировал в Евросерии, опережая Джанни Морбиделли и остальных».

Как вспоминает сам Михаэль, «после двадцати кругов я ехал быстрее, чем Энгстлер, быстрее на две секунды — и мне предложили немедленно подписать контракт».

Вебер станет наставником и менеджером Шумахера, и это будет крепкий союз. В 1989 году они выступят в немецкой Формуле 3, и Шумахер расстанется с Формулой Koenig и теми, кто там выступал.

Вот что было написано в программке накануне решающей гонки Формулы Koenig в Хоккенхайме: «Первый сезон наглядно показал, что этот класс новичков нашел свое место в гоночной иерархии. Он заработал репутацию, открыв Михаэля Шумахера и Хельмута Швиталлу. Как показал Шумахер, отсюда легко шагнуть в Формулу Ford 1600 или Opel Lotus. В Формуле Koenig Шумахер проиграл только однажды. В Золдере его опередил бывший горный гонщик Энди Байер. А самым грозным соперником Михаэля стал 24-летний Швиталла, также пришедший из картинга. Поначалу он ездил не слишком аккуратно, часто ему просто не везло. Несмотря на это, он регулярно оказывался рядом с Михаэлем и нередко финишировал в считанных метрах позади него. Другие гонщики — Маркус Хофман, Курт Гевиннус или Георг Хуттер, так же как недавние картингисты Томас Крафт и Томас Геплерман, тоже сумели проявить себя и как следует погоняли талантливых парней, таких как быстрый Франк Кремер или Детлеф Шмальгемайер, обладавший самой мощной машиной. Так и должно было быть! Поскольку регламент и контроль над его соблюдением очень жесткий, у всех здесь равные шансы, и победа добывается в бою. Ну а состав серии только добавляет к ней интереса».

Хекер рассказывал, что машину, на которой в Формуле Koenig гонялся Михаэль, готовил только он сам и, кроме Михаэля, за руль этой машины никто не садился. Шумахер со своей стороны отмечал, что Формула Koenig — «идеальный вступительный класс», потому что он недорог, а успехи здесь говорят сами за себя.

В 1989 году Найджел Мэнселл стал напарником Герхарда Бергера в Ferrari и вскоре заслужил у тиффози прозвище II Leone (Лев). Он выиграл за рулем Ferrari первую же гонку, Гран-при Бразилии, и настоятель церкви в Модеме отметил этот успех, ударив в колокола. Легенды утверждают, что так было всегда. Мэнселл завершил сезон четвертым. Бергер в личном зачете был седьмым — и ушел в McLaren. Его место занял Ален Прост. Он провел в McLaren шесть незабываемых сезонов, увенчанных тремя из четырех его титулов. Но, как и подозревал босс McLaren Рон Деннис, ощущение несвободы оказалось слишком сильным.

Между тем 20-летний Шумахер перешел в Формулу 3, где получил место в команде Вилли Вебера. С тех пор они были неразлучны. Немецкая Формула 3 была сильным классом, собравшим немало способных парней, в том числе пару гонщиков, мечтавших о Больших Призах. Хайнца-Харальда Френтцена и Карла Вендлингера. Сезон завершился напряженнейшей схваткой за титул, в которой победитель, Вендлингер, опередил двух своих оппонентов всего на 1 очко!

«Михаэля я впервые встретил на картинге в Керпене, когда мне было пятнадцать, а ему двенадцать», — вспоминает Френтцен. Когда он разошелся со своей подружкой, Кориной Беч, она сблизилась с Шумахером. «В восемьдесят первом я гонялся в юниорском чемпионате Германии, и на следующий год мы с Михаэлем однажды сошлись в гонке в Керпене, — рассказывает Френтцен, — Он провел только одну гонку в статусе «приглашенного». После этого я с ним не гонялся вплоть до Формулы 3».

«Сказать, что мы с Михаэлем росли вместе, было бы неправдой, — говорит Отто Ренсинг, еще один соперник Михаэля по Формуле 3, — Хотя в каком-то смысле так и было. Я пришел в картинг в семьдесят седьмом и знал о Михаэле. Я жил километрах в двадцати пяти от Керпена и слышал о картодроме, которым управлял его отец. Сам я начинал на другой трассе, выигрывал клубные гонки. Но в семьдесят восьмом или семьдесят девятом, когда в Керпене открылся новый картодром, я перешел туда, сменив клуб. Вот тогда я и познакомился с Михаэлем. Каким он был? «Маленьким гигантом» при отце, управлявшем трассой. Мне было семнадцать, ему — на семь лет меньше. Думаю, могу сказать, что в какой-то период я очень успешно выступал в картинге, был лучшим в Германии, и закончил только в двадцать четыре года, когда перешел в Формулы. Так что в последние годы я мог наблюдать за тем, как подрастает Михаэль».

Формула 3 — важная ступень на автогоночной карьерной лестнице. Конкуренция в этом классе очень высока. Кауфман собирался пригласить в команду Михаэля Роппеса. «Гонщик он был неплохой, но в тот сезон у нас было немало хороших гонщиков. Одним из лучших был Шумахер, Хайнц-Харальд Френтцен уступал ему совсем немного. А были еще Карл Вендлингер и Михаэль Бартельс. Они вели плотную борьбу между собой на протяжении всего сезона. Бывает так, что появление великолепного гонщика приходится на вялый сезон, и он выигрывает все, но это не дает представления о том, насколько он хорош на самом деле. А бывает и так, что приходят четыре-пять парней, по-настоящему умеющих обращаться с гоночной машиной, и даже если кто-то из них финиширует вторым или третьим, на деле это лучше иных побед!»

Шумахер, Бартельс и еще один парень по фамилии Шмиклер гонялись на шасси Reynard, Вендлингер имел в своем распоряжении Ralt, а Френтцен начинал за рулем Dallara.

Шумахер продемонстрировал свою скорость в двух предсезонных гонках в Хоккенхайме. Гонка первая: он квалифицировался третьим — 2:20.05 против 2:14.03 у обладателя поула Шмиклера, но уверенно занял второе место. Шмиклер прошел дистанцию гонки за 18:32.31, Шумахер — за 18:32.59, показав при этом лучшее время круга. Гонка вторая: Михаэль стартовал из второго ряда и победил. В чемпионате, включавшем 12 этапов, ему пришлось труднее. Даю слово корреспонденту еженедельника Autosport Вольфгангу Шаттлингу, писавшему о тех гонках, потому что каждая гонка — это бесценный опыт.

1 этап, Хоккенхайм. Старт из первого ряда, третье место на финише. «Михаэль с первых гонок поехал в Формуле 3 очень быстро», — вспоминает Френтцен.

2 этап, Нюрбургринг. Третий ряд — третье место. Согласно отчету Autosport, «победителем второго этапа заслуженно стал Михаэль Бартельс. Но лучше других стартовал Виктор Россо, которому удалось выстрелить с сенсационной четвертой позиции за рулем Tark Aleco Spins, машины, частично спонсированной русскими. На протяжении восьми кругов аргентинцу удавалось держаться на первой позиции. Поначалу за ним шли Френтцен, Шмиклер, Бартельс и Шумахер. Но вскоре Френтцен на Dallara, плохо слушавшейся руля, откатился в хвост этой группы и финишировал шестым.

Между тем Бартельс присмотрелся к Россо и переиграл его на торможении. Михаэль начал наращивать отрыв и закончил гонку в трех секундах впереди счастливого Россо. Шмиклер исполнил эффектный разворот на полной скорости в шикане «Ведол», когда атаковал Россо на десятом круге (из двадцати). Его Reynard не пострадал, но Шмиклер не сумел выбраться из сырой травы, уступив третье место Шумахеру».

В перерыве между Нюрбургрингом и следующим этапом, проходившем на берлинской трассе AVUS, Шумахер хотел выступить в престижной гонке Формулы 3, проходившей в Монако, но «меня сочли недостаточно опытным. А через год, когда я уже ездил на прототипах Группы «С», мне сказали, что я не могу выйти на старт, потому что слишком опытен для участия в этой гонке!».

3 этап, AVUS. Двойная лента автобана, связанная виражом у границы Западного и Восточного Берлина: третий ряд — третий на финише. По свидетельству Autosport, «Вендлингер стал победителем в потрясающей битве. Со старта группа из шести гонщиков, включавшая Вольфганга Кауфмана (не являвшегося родственником Йозефу). Шмиклера, Шумахера, Френтцена, Франка Крамера и Вендлингера, оторвалась от преследователей. Лидер менялся по несколько раз за круг, но большую часть времени гонку вели Кауфман на Dallara и Френтцен на только что арендованном шасси Reynard. После того как обладатель поула Шмиклер выбыл из-за аварии, а Френтцен откатился назад, победу разыграл между собой квартет в составе Крамера, Вендлингера, Шумахера и Кауфмана. Уходя на последний круг, они практически одновременно пересекли линию старта. Вендлингер захватил лидерство в результате атаки, которую он провел в последней шикане… и каким-то чудом удержал первую позицию до финиша».

4 этап, Брно: четвертый ряд на старте, пятое место на финише.

5 этап, Цельтвег: поул — победа. Шумахер обыграл Френтцена (34:57.803 против 35:03.105). Своей скоростью Шумахер затмил всех! У этой гонки, проходившей на легендарной австрийской трассе, была своя интрига. Как вспоминает Френтцен, «ONS (Верховная спортивная комиссия) поддерживала и меня, и Михаэля, и нам пообещали, что тот из нас, кто выиграет гонку, получит приглашение на тесты Формулы 1. Мы оба мечтали об этом, так что битва была жаркая! Михаэль ехал быстрее, и мне нужно было попытаться отыграть у него десятую в повороте «Бош». Это позволяло подтянуться к нему вплотную на выходе. Я выбрал более короткую внутреннюю траекторию. Их там было две, внутри и снаружи. В средней части было слишком скользко. Михаэль заходил по внешнему краю, все ближе, ближе, мы ударили друг друга — и меня развернуло, но я все же финишировал вторым. Вот так мы с ним столкнулись в первый раз. Иногда он ездил быстрее, иногда я, но у нас были хорошие отношения. Мы сражались, но всегда честно».

6 этап, Хоккенхайм. Первый ряд. С поула стартовал Вендлингер (2:12.46 против 2:12.59), но обоих обошел Френтцен. Вендлингер финишировал вторым. Шумахер третьим. Однако стабильные выступления позволили Шумахеру возглавить чемпионат в личном зачете. Он заработал 98 очков, Вендлингер и Френтцен по 83, Бартельс-82.

7 этап, Вунсдорф. Третий ряд. 12-е место по сумме двух заездов. Первый пришлось остановить из-за дождя, затопившего трассу, и гонку закончили позднее. Шумахер — 105 очков, Френтцен — 103, Вендлингер — 98.

8 Этап, Хоккенхайм. Второй ряд, вылет на 10-м из 14 кругов: лопнул водяной шланг. По свидетельству Autosport, «обладатель поул-позиции Френтцен блестяще принял старт, преследуемый Шумахером… Но Шумахера развернуло в Восточном повороте, а затем он вынужден был сойти из-за перегрева мотора», Френтцен — 121 очко, Вендлингер — 118, Шумахер — 105.

9 этап, Дипхольц, трасса, закрученная против часовой стрелки на аэродроме близ Бремена. Второй ряд, на финише четвертый. «После провального старта Шумахер догонял группу лидеров. На десятом круге он был уже пятым, а кругом позже обошел Петера Цаковски и финишировал четвертым», Френтцен — 141 очко, Вендлингер — 134, Бартельс — 124, Шумахер — 120.

10 этап, Нюрбургринг. Третий ряд, пятое место. Френтцен — 153 очка, Вендлингер — 152, Шумахер — 135, Бартельс — 130.

11 этап, Нюрбургринг. Поул и победа с преимуществом в 10 секунд перед Кауфманом. Как рассказывает Autosport, «Шумахер сохранил надежды на титул, одержав победу в гонке, в которой он лидировал от старта до финиша. Другие претенденты на победу в чемпионате, Вендлингер, Френтцен и Бартельс, стали жертвами завала в первом повороте, когда Бартельс ударил Френтцена сзади, отправив его в разворот. Уже после первого круга лидировавшему Шумахеру ничто не угрожало».

Френтцен помнит эту аварию. «Я неплохо стартовал, отвоевал две позиции. Шумахер лидировал, я шел за ним, затем Бартельс, который ударил меня сзади и вынес с трассы. До этой гонки я лидировал в чемпионате». Теперь лидером стал Вендлингер, набравший 164 очка, у Шумахера было 154, у Френтцена 153 очка. У Бартельса осталось 130 — и он выбыл из борьбы за титул.

12 Этап, Хоккенхайм, и очень напряженная ситуация. В зачет идут только десять из двенадцати гонок — два худших результата отбрасываются. Это значит, что Вендлингеру, чтобы заработать очки, нужно финишировать не ниже седьмого места. Френтцену — не ниже одиннадцатого. Шумахеру — не ниже двенадцатого. Но есть и другая арифметика. Если Вендлингер финиширует третьим — он станет чемпионом независимо от результатов других гонщиков. А вот Шумахеру и Френтцену нужна только победа — и немного везения.

«И вот мы подошли к последней гонке, в которой у Бартельса шансов на титул уже не было, — вспоминает Френтцен. — Судьба чемпионата решалась в схватке между мной, Шумахером и Вендлингером. Все это вызывало небольшое напряжение — во всяком случае. Карл заметно нервничал. Он был в непростой ситуации. Нам всем было нелегко». Стартовая расстановка:

 

Френтцен — 1:01.61

Шумахер — 1:01.62

Цаковски — 1:01.77

Бартельс — 1:01.90

Вернер — 1:01.91

Вендлингер — 1:01.97

 

«Я стартовал с поула, — рассказывает Френтцен, — и все было в моих руках, потому что, если бы мы финишировали в том же порядке, в каком стартовали, чемпионом стал бы я».

Как рассказывает Autosport, лучше всех стартовал Бартельс, Френтцен, Шумахер. Цаковски, Марко Вернер, Кауфман и Вендлингер «дружно рванули к первому повороту. Когда пелетон, растянувшись, влетел на «Стадион», случился драматичный эпизод: у Вендлингера произошел контакт с Кауфманом. Оба продолжили гонку в хвосте пелетона. Лидировали Бартельс и Френтцен, постепенно отрываясь от Шумахера, Цаковски и Вернера. Френтцен отчаянно пытался подтянуться к Бартельсу на расстояние атаки, но всякий раз, когда он оказывался «на колесе» у соперника, тому удавалось немного оторваться».

Френтцен хорошо помнит эту гонку. «Мы гонялись на коротком клубном кольце, где обгонять очень трудно. Бартельс на старте прорвался вперед из второго ряда, и я обязан был его обгонять. Долгое время я пытался это сделать, но без успеха. Я ехал к финишу, зная, что если не смогу пройти Бартельса, то Карл станет чемпионом».

Autosport: «К этому моменту Вендлингер прорвался на девятое место, но вновь вылетел с трассы, пытаясь обогнать Крамера. Он откатился на четырнадцатую позицию, которая, впрочем, гарантировала ему титул».

 

Бартельс 36:55.00

Френтцен 36:56.93

Шумахер 37:07.41

 

Другими словами, Вендлингер заработал 164 очка, у Френтцена и Шумахера было по 163.

«Я проиграл титул, но на тот день у меня было много разных планов, — говорит Френтцен, — Я готовился к следующей ступени в моей карьере. Конечно, я был разочарован, но думал только о будущем».

Категория: Кристофер Хилтон. "Михаэль Шумахер. Его история" | Добавил: LiRiK3t (27.06.2012)
Просмотров: 552 | Теги: Михаэль Шумахер. Его история
вход выход Created by SeldonSF